Человек не терпит насилия!

Прерванная жизнь

18ddd52a c86d 4b27 a3db 09b7335c9076 ivanov 1В прокуратуру я пришёл в феврале 1998 года. Украину, как и прочие республики, ампутированные от «одной шестой части суши», основательно лихорадило во всех сферах того, что принято называть общественной жизнью. В Донбассе, где каждый третий когда-либо имел проблемы с законом, а тело каждого пятого было покрыто любительскими чернильными эстампами, эта лихорадка переносилась особенно тяжело. Мужа моей одноклассницы расстреляли у неё на глазах возле подъезда, ей самой тоже досталась парочка «шальных». С ещё одним джентльменом удачи знакомый «бригадный» ассасин хладнокровно расправился прямо возле моего дома при помощи пистолета марки ТТ. Интересный факт: очевидцами убийства стала по меньшей мере сотня людей, проезжавших мимо в битком набитом трамвае, но свидетелей среди них так и не нашлось.
Правоохранительная система неспешно и безучастно поглощала попкорн, наблюдая, как отморозки множат друг друга на ноль, время от времени корректируя направление огня. Когда резня достигла апогея, а ряды бандитов существенно поредели, государство решило наконец вмешаться в этот опосредованно контролируемый хаос, чтобы окончательно застолбить за собой монополию как на законность, так и на беззаконие. Именно в этот исторический момент меня и угораздило влиться в ряды прокуратуры. 

Красная корочка 

Не могу сказать, что меня влекла эта работа. До четвёртого курса юрфака — когда в перечне изучаемых предметов появился «Прокурорский надзор» — я вообще слабо представлял, чем занимается это учреждение и почему все так боятся людей в синей форме. Но в начале пятого курса, после многодневного конклава с родителями, активно намекавшими, что рок-музыка и КВН это не работа, я сдался и отнёс документы в отдел кадров прокуратуры Луганской области. 

Вскоре пригласили на собеседование, и уже через несколько дней я стал обладателем красной корочки с тиснёной золотом надписью «Прокуратура України». Должность называлась «слідчий-стажист». Работать определили в один из самых больших и неблагополучных с точки зрения криминогенности районов Украины — Жовт­невый район Луганска, в который также входил город-спутник с издевательским названием Счастье, ныне практически стёртый с лица земли, крайний форпост нашей армии перед оккупированным Луганском. 

Жовтневка располагалась в старом ветхом здании бывшего райкома то ли партии, то ли комсомола. Говорили, что до революции в нём функционировал бордель, и впоследствии я имел массу шансов убедиться, что над семантикой некоторых вещей время не властно. 

Я долго стоял перед высокой, обитой чёрным дерматином дверью, ведущей в кабинет прокурора района, моего будущего начальника. Наблюдал за суматошно снующими по приёмной-канцелярии людьми в невидимых, но явственно ощутимых футлярах и, холодея, осознавал, что жизнь в том смысле, который я привык вкладывать в это понятие, прервётся в тот момент, когда откроется эта дверь. Хотелось сослаться на невыключенный дома утюг, недомогание, болезнь, эпидемию, смерть и бежать, бежать, бежать… Десятки вариантов демарша, набирая скорость, вертелись в голове безумной каруселью, и на очередном её витке я рванул дверь на себя. 

Следователь 

Прокурор смотрел на меня удивлённо-брезгливо, как на таракана, непонятно как оказавшегося в его супе. 

— Ты кто? 

— Иванов. 

— Кто? 

— Направили из кадров. Следователь. 

— Следователь? — лицо прокурора трансформировалось в вопросительный знак. 

— Стажёр, — поправился я и протянул ему хрустящую книжечку удостоверения. 
Прокурор взял его, изучил, снял трубку телефонного аппарата и начал вращать диск. В абсолютной тишине кубической формы кабинета с жёлтой от времени лепниной на потолке послышались гудки. Наконец на том конце провода кто-то снял трубку, и прокурор, тотчас сменив тон на синтетически-весёлый, прокричал: 

— Доброе утро! Жовтневка беспокоит — прокурор. Узнали, да? Отлично. Как ваши дела? Трудитесь, да? Мы тоже. Вы мне здесь стажёра прислали — Иванова, да. Слушайте, у нас по два убийства в день, не считая изнасилований и прочей мелочи, а вы мне детский сад… Что? Я просил нормального… Что? К прокурору области — с претензиями? Нет, упаси боже, какие претензии, просто я просил человека, а вы мне… 

В этом месте собеседник, видимо, сумел как-то заглушить фонтан начальственного человеколюбия. Прокурор замолчал примерно на минуту, затем молча положил трубку и вернул мне удостоверение. 

— На втором этаже найдёшь Кузнецова. Он будет твоим наставником. Учиться здесь некогда — дела распишу сразу, получишь через канцелярию. 

Натурализовавшись таким странным образом, я вышел, закрыл за собой дверь и наконец выдохнул. Говорят, первое впечатление — самое верное. Моим первым впечатлением стал вопрос: «Зачем тебе всё это нужно?» И все последующие десять лет я задавал себе его с маниакальной регулярностью. 

В прокуратуре тебя сразу же окутывает атмосфера какой-то особой значимости, которую излучают буквально все её работники. Этот до сих пор необъяснимый для меня феномен в равной мере относится как к старожилам, так и к новичкам. Со временем, став членом клуба и приспособившись к среде, ты перестаёшь замечать это, но главного это не отменяет: прокуратура — конвейер, бесперебойно форматирующий некогда нормальных людей в чванливых лицемерных карьеристов, крепко повязанных между собой тотальным заговором молчания. Узаконенная, оснащённая мощными рычагами влияния на все сферы жизни секта. 

Мой наставник Кузнецов — Юрьич, как он предложил себя называть, оказался грузным седым мужчиной под пятьдесят. Он был одет в лоснящийся двубортный пиджак с усыпанным перхотью воротником. Ему явно было не по себе, и стоявший в кабинете тяжёлый перегар объяснял причину данной кондиции наставника. Впрочем, несмотря на неряшливость и штатный донбасский бытовой алкоголизм, человеком Юрьич был прекрасным, а следователем — ну просто от бога. Через полтора года он умрёт от инфаркта посреди автомобильной трассы, сообщающей Луганск и Счастье, и лишь тогда я узнаю, что ему было всего тридцать три. 

С неделю побегав с повестками и экспертизами по заданию наставника, я получил своё первое рабочее место — перекошенный письменный стол, заваленный бумагами моих предшественников. Соседом по кабинету оказался мой однокурсник Максим, которого рекрутировали в прокуратуру ещё с третьего курса и который помог мне овладеть основными навыками следователя. Впоследствии Максим, простой парень из небогатой провинциальной семьи, сделал карьеру, защитил кандидатскую и стал прокурором Черниговской области. Во время Евромайдана вошёл в клинч с Пшонкой, который, удирая, в числе прочих кадровых документов оставил на столе неподписанный приказ об увольнении Макса. В итоге, не дожидаясь начала люстрации, он покинул государственную службу. Его случай наглядно иллюстрирует один из побочных эффектов люстрационного закона, который, к сожалению, распространяется не только на негодяев. 

Несмотря на все издержки профессии — необходимость днём и ночью выезжать на места происшествий, выбрасывать пропитавшуюся трупным смрадом одежду и регулярно посещать кишащий палочками Коха следственный изолятор, работать следователем было интересно. Это была неблагодарная, но честная и предельно конкретная работа: вот ты, вот закон, вот человек, который его нарушил и должен за это понести наказание. Я ощущал себя нужным, причастным к выполнению некой высокой гуманитарной миссии. 

Высшая лига 

В 2000-м меня перевели в центральный — Ленинский — район Луганска, где я должен был заниматься так называемым общим надзором — всем и ничем одновременно. Никогда, ни до, ни после, я не симулировал работу столь усердно и напряжённо, как во времена работы в общем надзоре, основными функциями которого были «принеси-подай» при прокуроре района, заполнение талмудических отчётов и выполнение идиотских «контролей», порождаемых воспалёнными разумами коллег из облпрокуратуры и ГПУ. 

Целый год мы были обязаны ежедневно обзванивать директоров предприятий района, выяснять, сколько они заплатили за электро­энергию, и отправлять таблицы в «область». Если по каким-то причинам предприятие осуществляло платежи нерегулярно, ты вполне мог получить выговор, и всё потому, что владельцам облэнерго, приближённым к Леониду Даниловичу, каждый день были нужны деньги. Вы понимаете? Несколько тысяч прокуроров по всей Украине каждый божий день помогали олигархам набивать мошну. 

А ещё были «контроли» по зерну, углю, металлу, технике безопасности, паркам, школам, детским садам и яслям. Прокуратура — близорукое око государево… И общенадзорники были обязаны фокусировать его взгляд на определённых объектах. В Ленинке я отработал меньше года и при первой же возможности перевёлся в областную прокуратуру на номинальную должность прокурора одного из отделов следственного управления — что-то наподобие нынешнего процессуального руководителя. 

Моими соседями по кабинету оказались два старика — семидесяти девяти и шестидесяти пяти лет. Старший — высокий монументальный архонт — в далёком прошлом был крупным партийным функционером, к тому же бывшим наставником прокурора области, в связи с чем вопрос о его возможном пенсионе даже не поднимался. Каждый день он приходил на работу одновременно с рассветом, вынимал из сейфа очередной многотомный «висяк» и тихонько дремал над ним, не нарушая при этом своей монументальной позы. Примерно каждые два часа он вздрагивал, медленно открывал глаза и, обильно слюнявя указательный палец с жёлтым ороговевшим ногтем, продолжал листать пыльные фолианты уголовных дел. И так до следующей отключки. 

Однажды во время перекура я рассказал о нём коллегам, на что один из них серьёзно ответил: 

— Это ничего. Вот когда я пришёл в областную, со мной в кабинете дед сидел под девяносто. Ещё при Сталине прокурорил. Нормальный мужик, но спал постоянно и во сне под себя ходил. 

— Как под себя? 

— По всякому, дружище. По маленькому в основном. Но случалось и… 

— Бог мой! Но почему его не увольняли? 

— Потому что генерал. 

— И что? 

— А то, что генералов не увольняют. Их уносят. 

Я часто вспоминаю эту фразу. Особенно сейчас. 

Через год меня перевели в высшую региональную лигу — на должность старшего помощника прокурора области. В двухтысячных ситуация в стране более-менее стабилизировалась, нам подняли зарплаты, и я даже смог купить в кредит автомобиль — серебристую «девяносто девятую». Да, я был вполне доволен своим скромным благополучием, так как у многих не было даже намёка на него. Именно тогда мной овладела иллюзия, что я наконец-то обрёл свой дао. Будущее заманчиво искрилось радужными фейерверками, а дорога к нему казалась широкой и прямой, словно лампасы на форменных генеральских брюках, сшитых в спецателье по индивидуальному заказу. 

Должность старпома не предполагала непосредственного руководства людьми, однако была полковничьей, гарантировала практически беспрепятственный доступ к телу босса и была хорошим трамплином для последующих карьерных рекордов. За два года пребывания в ней ничего особенного со мной не случилось, если не считать нескольких комплексных проверок Генпрокуратуры, навечно ввинтившихся в мою память. 

Проверки ГПУ 

Проверка вышестоящей инстанции — сродни нашествию саранчи или ордынскому набегу. Вот как это выглядит. Однажды в прокуратуру заезжает бригада из пары десятков столичных троглодитов, которые днями напролёт изучают документы, материалы и дела, досматривают служебные помещения и сейфы, пытаясь найти как можно больше компромата. Я лично наблюдал, как один упитанный олигофрен требовал принести ему топор, чтобы он мог взломать забитую гвоздями ещё в Гражданскую войну дверцу антикварного шкафа. Принесли, он взломал, долго и скрупулёзно перебирал пожелтевшие от времени, рассыпающиеся бумаги с едва различимым машинописным текстом и блеклыми чернильными подписями, после чего сурово попенял на бардак и гордо удалился. 

Так проходил световой день проверяющего. С наступлением темноты надменно-брезгливая гримаса спадала с его лица. Эта трансформация означала, что он закончил работу и не против немного расслабиться. Программа релакса была чёткой, словно прокурорский регламент, и включала в себя три основных этапа, первым из которых был ужин. Ужин заблаговременно заказывался в одном из ресторанов города и непременно включал в себя нечеловеческое количество алкоголя в качестве основного блюда. После ужина все перемещались в сауну — второй этап. Как правило, посещение сауны было логическим продолжением ужина — по крайней мере, я не помню, чтобы кто-то когда-либо добирался до парной. Зачастую её просто не включали. 

На третьем этапе проверяющим полагались доступные женщины, которых в неограниченных количествах поставляли опера-сутенёры из управления по борьбе с торговлей людьми. Не все ревизоры принимали этот дар, некоторые отказывались, но в основном «сладкий капкан» сбоев не давал: проститутки возникали будто бы из ниоткуда, оперативно раздевались и, порочно улыбаясь, уволакивали клиентов в так называемые комнаты отдыха. Через некоторое время удовлетворённые всеми известными человечеству способами ревизоры всплывали из глубин разврата на поверхность, полировали пережитое шампанским и велели подавать авто, так как «завтра снова пахать». 

По завершении проверки каждому проверяющему выдавался презент. Раньше это были продуктовые наборы, состоящие из наиболее презентабельных образцов региональной пищевой промышленности: колбасные изделия, водка «Луга-Нова» в аляповатой подарочной таре и торт «Шахтёрский». Позже, на пике донецкой прокурорской экспансии всё стало проще и сложнее одновременно: каждому было велено дарить либо iPad, либо деньги в сумме, эквивалентной его стоимости, — по желанию. К счастью, этот аттракцион невиданной щедрости я уже не застал и знаю о нём со слов близких друзей, оставшихся в конторе. 

Районный прокурор 

У меня была возможность остаться работать в областной прокуратуре до конца своих дней, однако картина с разлагающимся на рабочем месте стариком, перелистывающим дела узловатым артритным пальцем, была ещё слишком свежа в памяти. Ну и потом, возможности и планы — это хорошо, но рулят судьбой исключительно обстоятельства. А обстоятельства сложились так, что уже в 27 лет меня назначили прокурором района. 

Район был мал, уныл и маргинален. Киевская Троещина — Манхэттен по сравнению с ним. Работа прокурора называлась «самостоятельной», и в этом эпитете заключалось циничное противоречие, так как, едва получив прокурорскую печать, ты становился слугой невероятного количества господ. Любой из городских и областных клерков стоял в пищевой цепи выше и ежеминутно мог подставить тебя любым из тысячи номенклатурных способов. Приходилось быть хорошим для всех одновременно, и уже очень скоро эта круглосуточно довлеющая необходимость стала причиной первой в моей жизни серьёзной депрессии. 

Лечить её, по старой донбасской традиции, я решил тяжёлым алкоголем в сочетании с седативными препаратами и транквилизаторами. Во всём этом не было ничего необычного. Я уже писал, что самоуничтожение — самый популярный вид спорта в Донбассе, некая незыблемая региональная доктрина, не следовать которой означало выглядеть выскочкой, а выскочек там не любят куда больше, чем наркоманов и алкоголиков вместе взятых. Мне в этом смысле «повезло» вдвойне — к середине нулевых я стал убеждённым селфдестрактором, ну а выскочкой я был всегда. 

С компанией проблем никогда не возникало — там, где я жил, человек с бутылкой никогда не бывает одинок. С поводом тоже, так как жить в Донбассе — и так достаточно веский повод. Пили мы много и часто, будто испытывая себя на прочность. Если бы меня попросили вкратце охарактеризовать тот период, я бы сделал это с помощью всего трёх слов: отвращение, депрессия, похмелье. Каждое воскресенье, кое-как преодолев абстиненцию, я подходил к зеркалу и, глядя в своё отёкшее лицо, задавал себе всё тот же вопрос: «Зачем тебе всё это нужно?» Вопрос довлел вплоть до вечера пятницы — когда неопределённость рассасывалась, а в глазах начинали свою адскую пляску зелёные черти. Справедливости ради стоит сказать, что подобное времяпрепровождение не было чем-то эксклюзивным — почти все начальники государственных ведомств были убеждёнными хроническими алкоголиками, настаивавшими на спирту свои запущенные неврозы. 

— У вас, я слышал, проблемы с алкоголем, — однажды полуутвердительно спросил у меня кто-то из начальников. 

— Скорее с поведением, — ответил я, и это было чистой правдой, так как химической связи между мной и горячительными напитками никогда не было. 

Для меня это была возможность десоциализироваться, заменить одну порочную среду другой, выгулять мистера Хайда. На результатах работы это, как правило, не сказывалось, потому что работа прокурора в стране, где отсутствует правосудие, не является сложной и квалифицированной. Прокурор в Украине — банальный писарь с несколько расширенными процессуальными полномочиями… 

Фото: Укринформ

Начало нового времени

…А прокуратура — фабрика понтов. И чем дороже понт, тем дешевле человек. Меняются времена, меняются лица, но это правило остаётся неизменным. 

Когда отшумела Оранжевая революция, нам прислали нового областного, который сразу уволил пятнадцать прокуроров, включая меня, за что я ему признателен по сегодняшний день. Точнее, не уволил, а перевёл на нижестоящие должности, и один этот факт дал всем чёткое понимание того, что никаких перемен в стране ожидать не стоит. Новый босс был низкоросл, худощав и из Винницы. 

Он любил деньги, водку и женщин примерно в равных пропорциях. Поначалу он ещё как-то держал себя в руках, посещая по утрам рабочее место и драматически хмуря брови на совещаниях и коллегиях, но затем обрёл друга в лице прокурора города и стал самим собой. Не знаю, откуда это хрупкое создание черпало жизненные силы для сабантуев, однако здоровья ему было не занимать. 

Когда через год его возвращали домой, в Винницкую область, он собрал чемоданы, погрузил их в багажник неизвестно откуда появившегося новенького автомобиля представительского класса и убыл к новому месту службы. В качестве сувенира, который должен был напоминать ему о хлебосольной Луганщине, он забрал энное количество акций самого прибыльного предприятия области. Его друг — прокурор города, гиревик, афганец и вообще бычьего здоровья человек, после отъезда железного виннитчанина надолго улёгся в больницу на реабилитацию. 

Тем временем прокуратуру лишили прерогативы расследовать убийства, оставив лишь должностные и хозяйственные преступления, и я окончательно убедился, что эра романтиков, черпавших адреналин в открытых противостояниях со злом, прошла. Надвигалась «донецкая» прокурорская эпоха, явившаяся следствием компромисса, достигнутого между президентом-пчеловодом и ОПГ бывшего завгара. Именно тогда я впервые столкнулся со всеми прелестями донецкого мировоззрения и образа жизни, так как очередной прокурор области был классическим его воплощением. 

Он практически не пил, не курил, одевался вызывающе дорого и не упускал ни одной возможности подчеркнуть своё благополучие. Всегда имел при себе два телефонных аппарата марки Vertu стоимостью десять тысяч долларов каждый, питался в самом дорогом ресторане города, где, по слухам, у него был стопроцентный дисконт, и ездил на золотистом кроссовере Lexus последней модели. Утро начинал в салоне красоты — маникюр, массаж кистей, корректировка бровей, усов, укладка волос. Он сразу объявил, что наш регион для него лишь привал перед решающим марш-броском на Киев. 

Единственной слабостью нового шефа было влечение к противоположному полу, которым он компенсировал отсутствие прочих вредных привычек. Мой знакомый, отвечавший за поставку прокурору источников эндорфинов, жаловался на тотальный дефицит материала, так как тот был переборчив, требуя самое лучшее. 

Последняя капля

Донецкая экспансия окончательно превратила прокуратуру из правоохранительного органа в организованную преступную группировку всеукраинского масштаба, определив единственную задачу, на выполнение которой были брошены все ресурсы конторы: деньги. Все более или менее прибыльные бизнесы, а таковыми на Луганщине испокон веков были контрабанда, нелегальная добыча полезных ископаемых и обнал, крышевались донецкими прокурорами и их подчинёнными, которые получали мандат вседозволенности вместе со служебными удостоверениями. 

Деньги и только деньги интересовали донецких «варягов», и если ты был готов платить, то тебе позволялось всё что угодно. Я к столь откровенной коммерциализации оказался не готов. И в начале 2008-го, едва не сдохнув от овердоза алкоголем и психотропами, пережив серию раскатистых скандалов с гламурным прокурором и чудом не покончив с собой, принял решение уйти. 

Было начало марта. Неуступчивая донбасская зима упорно не желала сдавать свои позиции: на улице было грязно и невероятно холодно. Утром я пришёл на работу, снял верхнюю одежду, взглянул на стопку «контролей» и нерассмотренных жалоб, присел на стул и задумался. Затем открыл шкаф, надел куртку, отправился в соседнюю парикмахерскую и попросил постричь меня максимально коротко. Практически лысым, ловя по пути исполненные ужаса взгляды, я вернулся на рабочее место, написал рапорт с просьбой уволить меня по собственному желанию и отдал его кадровику, поинтересовавшись, когда можно будет забрать трудовую книжку. Кадровик, уже уставший писать на меня доносы «первому», не скрывая радости, приказал своим сотрудникам как можно быстрее проводить меня на гражданку. Ещё через пару часов, сдав удостоверение и материалы, я вышел на улицу. 

Тяжёлая дубовая дверь, которую через шесть лет снесут с петель русские «зелёные человечки», ухнула за моей спиной. Я закурил и подумал, что десять лет — не такой уж большой срок. Особенно если вспомнить нечего. Я затушил окурок об урну, плюнул на облицованное мрамором крыльцо и ушёл реанимировать свою жизнь, прерванную десять лет назад секундной слабостью. 

Жизнь продолжается

Никогда не верьте людям, которые, отработав хотя бы пару лет на государственной службе, говорят, что их совесть чиста и непорочна, словно антисептическая салфетка. Они врут, и это правило не знает исключений. Здесь нет и не было святых. Последний святой в ужасе и муках покинул мир более двух тысяч лет назад, и, если верить дошедшим до нас сведениям, он был простым плотником, любившим поговорить о вечном до тех пор, пока им не заинтересовался местный прокурор. 

Существуют феномены, не меняющиеся ни при каких обстоятельствах, — перфектное, вневременное зло, и наша прокуратура — один из них. К слову, это единственная и главная причина, по которой я не возвращаюсь. Я понимаю, что единственно возможная реформа прокуратуры состоит в её полном уничтожении и создании новой. К тому же, как и абсолютное большинство государственных клерков, пусть даже бывших, я инфицирован. Я осознаю это и живу. Так же, как живут люди с ВИЧ, каждый божий день выгрызая у смерти следующий. 

Для иллюстрирования текста использованы работы фотохудожника Александра Чекменёва, сделанные в Луганске в 1994–1999 годах. Эти снимки не имеют непо­средствен­ного отношения к описанным событиям, однако передают атмосферу города в то время, когда автор этой статьи работал следователем прокуратуры.

Сергей Иванов. С 1998-го по 2008 год работник прокуратуры в Луганске. Сегодня — популярный блогер и публицист

Фокус

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

50 ответов

  1. Написанное тут понятно , подобное и я пережил… В органах МВД СССР УШЁЛ НА ПЕНСИЮ В 1990 г. На моих глазах правоохранительные органы херели и коррумпировались кое что могу сравнивать по опыту родителей. И в коррупции системы принимали самое активное ветераны ВОВ-ФРОНТОВИКИ. Они были конечно уже при солидных должностях. И я мучил себя вопросом почему люди смотревшие в глаза смерти , так поступают.Со временем понял , что всё из-за извращения кадровой политики тогда называли ленинской А делала это компартия, к сожалению. Она направляла партдеятелей и сразу на высшие должности , из кадровых повышала только угодников , да тех кто в колхозе ,, списывал кабана и развозил по партийцам….Такое положение обижало толковых профи и они постепнно становились на путь злоупотреблений служебным положением и коррупции. Со временем я заметил среди них началось и ,, соревнование ,, в этих вопросах… Это всё хорошо было видно в небольших областях , думаю в крупных это менее заметно. Как протестовать незнал … а уже прослужил 15 лет с армией Решил уехать на Крайний Север , где быстее выслуга и можно размежеваться с системой… И будучи секретарём комитета комсомола дальше майора не пошёл , но и ДУШУ свою , так считаю, не замазал. Мой предшественник и последователь на комсомольском поприще стали полковниками… Но я не жалею , особенно видя как гнётся спина у них при разговоре с начальством , как у одного из них МЕНЯЛСЯ ГОЛОС …
    Я вот тогда , и сейчас говорю куму, что в жизни выиграет тот, кто меньше злагреха возьмёт на свою душу. Многие из ,,гибких,, умерли в относительно молодом возрасте, из тех полковников один лечился от алкоголизма, второй с больными нервами так же лечится… Видать всётаки злогрех они понимали и переживали , но карьеризм , тщеславие и др. не позволяли им остановиться.

  2. 2 год следственного стажа, изначально сельский район, а затем 17 лет- крупная межрайонная прокуратура. Год прокурором района,ещё при КПСС. Не моё. За 21 год- три отпуска по 10-15 дней,затем отзывали и колесо следственной работы крутилось вновь. Личный транспорт-12 лет -мото ИЖЮ-5, последние 2 года-15-летняя “копейка”. Да, на 8-ом году- 3-х комнатная квартира на 37 квадратов в 9-ти этажке, впоследствии приватизированная. Водку “кушали”,как без этого, но у каждого своя норма, я знал, что ночью могут поднять на происшествие, а утром у меня вызванные для допроса люди.Некоторые спивались.Никого не крышевал, хотя предложения были. Ментов без причины не трогал, при мелких правонарушениях давал время решить вопрос с терпилами, либо передавал материалы инспекции по личному составу, которые обдирали провинившихся как липку. За серьёзные преступления-сразу арест. Неоднократно был в составе следственных групп Прокуратуры СССР. Были выговоры-какая собака без блох? Местные бандюки знали, что даром никого не прессую, а поэтому ночью по городу ходил без оглядки. В 2001 сам ушёл советником юстиции, просто устал и разочаровался в нашей системе правосудия, после того как наши судьи с согласия прокурора просто “спустили на тормозах” несколько моих дел… Прочитав откровения нашего “блогера” о его горемычной службе скажу, что от безделья и собака за своим хвостом гоняется…Нельзя мерять всех одним мерилом.

  3. На счет бывшего прокурора Черниговской области Максима Говорухи , что он сцепился с Пшонкой в клинч и что мол на столе Генпрокурора лежал приказ об увольнении Говорухи это полный бред. Максим Говоруха не тот человек , что бы войти в конфликт с Пшонкой. У него коленки дрожали при виде Пшонки.Он служил нму верой и правдой.А в основном в статье написана правда.

  4. СЛАВА ЮДЭКРАЙИНИ !!! ГЭРОЯМ СЛАВА!! РЭВОЛЮЦЫЯ ГИДНИСТИ!!! УСИ В СЧАСТИ!!! ПОДЫХАЯ ХТО НЭ СКАЧЭ ТОЙ МОСКАЛЬ!!! ДРУЗИ ЦЭ НЭ РОССИЯ !!! ДРУЗИ ЦЭ россияне!!! ЦЭ ЖИДАМ ТРЭБА ДУЖЭ ЩЁБ БАРАНЫ СУЩЕСТВОВАЛИ !!! ПЛОДИЛИСЬ!!! И БЫЛИ СЫТЫ И СЧАСТЛИВЫ!!! ИМЕННО ЭТОГО И ХОТЯТ русские И ПИНДОСЫ!!! ЕВРОПА ВСЕХ СДЕЛАЕТ СЫТЫМИ И БОГАТЫМИ!!! А РОССИЯ ДА ЭТО НЕ ОДИН НАРОД ТЫСЯЧУ ЛЕТ А ЭТО ВРАГ !!! А ДРУЗИ ЦЭ ЗАПАДЭНЦЫ КОТОРЫЕ ПИЛАМИ УЧИТЕЛЕЙ ПИЛИЛИ!!! И ГЭРОЙ ХАУПТШТУРМФЮРЕР СС ШУХЕВИЧ!!! ГЭРОЯМ СЛАВА!!! ЮДЭКРАЙИНА ЦЭ ВСЭ !!!! МОСКАЛЯКУ НА ГИЛЛЯКУ !!!! БАНДЭРА ПРЫЙЛЭ У ВСЭХ ВИДСОСЭ!!!СЛАВА ГЭРОЯМ!!! ЯКЩЁ КУЛЯ У ЛОБА ТО КУЛЯ У ЛОБ !!!!! СКАЧИТЕ МРАЗИ ТУПЫЕ

  5. МРАЗЬ БАНДЭРОВСКУЮ ЖИДОВСКУЮ ПОД КАТОК ВСЕХ ЖИВОТНЫХ. АМЕРИКАНСКУЮ ХАБАДНУЮ УМРАЗЬ В ТОПКУ ПАРОВОЗА. ПРОКУРОСКАЯ БЛЕВОТИНА РАСПИСАЛАСЬ. ЗЕЛЕНЫЕ РОССИЙСКИЕ ЧЕЛОВЕЧКИ. …ЧТО ТЫ ПЛЕТЕШЬ ЖИВОТНОЕ.ЛЮДИ ВЗЯЛИ В РУКИ АВТОМАТЫ ЧТО БЫ ЗАЩИТИТЬ СВОЙ ДОМ.БЛЕВОТИНА ТЫ ЛЖИВАЯ ЖИД.ВСЕХ В МАГАДАН И ПО КИРКЕ.ЛЕЧИТЬ ТРУДОМ ДО САМОГО КОНЦА.МРАЗЬ ВСЮ ЭТУ ЖИДОВСКУЮ.И ТУПОЕ СТАДО ГОЙСКОЕ.МЯСО ФАРШ ДЛЯ ЖИДОВ КОТОРЫЕ О ВАС НОГИ ВЫТИРАЮТ.

  6. Нуто шо там алкаши и наркоманы — 50/50 явных к латентно-запущеным, это молчаливый факт. Фармотоксикология вообще не обсуждается.

  7. О чем Вы шепчете. какое следствее с етим новим КПК Портного . Оно ж писано для смотрящих — прокуророов . А спецов погубили , неут следаком а только машинистки.

  8. Больше всего улыбнуло начало. На 4 курсе юрфака понял что в КВН и рок музыку с таким образованием (юридическим, более того я уверен на прокурорском факультете ибо они были всегда) не айс идти. Лол писатель ты читателей за полных баранов держишь или как? Ну хоть поржал.

  9. Очинь мине нравятся пояснениея персонажем своих карьерных успехов — так получилось. Ты бач як в говняной системе “хороший” человек взлетел! Абы “совість” вовремя нє “взыграла”, явно мог бы до генпрокурора дойты! От жалко, такый бы був файный генпрокурор.

  10. А им (владимирам) этого не надо. Им по х…эти проблемы.

    Они тебе за такие вопросы сразу клеймо путинского тираристасипаратистасосунапуйлапшелвонвпарашувокзалроссиячемодан зазвиздячат.

    Потому как такие вопросы не красят действительность в которой очутилось население страны по вине НЕтираристасипаратиствНЕсосуновпуйлаНЕпшелвонвпарашувокзалроссиячемоданОВ.

    Он и больше озабочены собиранием доказательств ущербности угрофинов и шляхетности центральноевропейской нации

  11. Фотка Иванова в форме — верх цинизма. Он квн…щик. Но хотели бы вы, чтобы ВАШУ судьбу решал квнщик. Милиционер в форме меньше отвращения вызывает, чем Иванов.

    Он — выкидыш системы, отсюда и название его гавнейской статьи.

    Пока он бухал на людей ложилась двойная и тройная нагрузка. Отсюда у тебя Сережа изжога и хандра была, а люди в 33 седели, умирали. Глеб Жиглов лучше бы сказал.

    И за контроли не надо, он их игнорировал. Он человек необязательный, ему бы в цирк, да жаль в ВР свои циркачи.

  12. Интересно, а за какой хер п.Иванов презентовал проверяющим Айпады? Они в то время как никак 1 тис. у/е стоили. Тоже кредиты брал, как и на Ладу 21099? Гавно ты, Иванов

  13. Революцию должна была сделать ПР так как клептоман Янукович создал ОПГ ” Семья” и чмырил и своих партийцев.

  14. Иванов тоже в стадии: “Лупайте сю скалу”. Он известный блогер. И был следователем на своем месте. Ну, а когда посадили ‘на контроли” начал писять на людей со второго этажа. Простим ему это, ибо кто без греха? Главное, повторюсь, что человек не ссучился в сучьей системе. К/т-то скажет, что он фальсифицировал уголовные дела? Продавал их? Так заткнитесь, возвращатели “миллионов народных денег”, которых (и возвращателей, и, соответственно, денег возвращенных никто не видел)

  15. Не отбеливая уродов прокуроров , Владимир не повторяй ерунду грантоедов Шабуных — йовбаков, какие 9 тисяч? . Этот шабунин сектант это ранний Черновецкий и поздний Гриша Омельченко в одном лице. Реально возвращены сотни миллионов , но яремами украдено миллиарды,

  16. Возвращали в бюджет миллионы народных денег……. Из украденных миллиардов януковичами в бюджет за два года возвращено что-то около девяти тысяч гривен….. Надо сказать: “Закон, работай”! Да работай, твою мать, ты же для чего-то написан (это я рефлексирую в сторону уже другого автора, который заряжает своей энергией окружающих).

  17. Галушка: “Таке-собі “как я провьол лєто” — літературний опус ні про що. Хоч би якихось пару-трійку історій моторошних про мафію, чи шо))”

  18. Опус просто супер. Талантливый рассказ о том, как болтается дерьмо в проруби. Чувак, открою тебе большой секрет — пока ты бухал и глотал “колеса” тысячи нормальных прокурорских работников раскрывали сложнейшие преступления, не вылазили из судебных заседаний, возвращали в бюджет миллионы народных денег. Не великий подвиг нынче обмазать дерьмом всех прокуроров Луганщины, которым ” повезло” трудиться рядом с подобным ” талантом”. За двадцать лет службы в прокуратуре я что- то ни разу не слышал вашего пламенного обличающего выступления на коллегии прокуратуры области или в генеральной. Поэтому такие интимные выступления больше подходят для ушей личного психолога ( предпочтительнее психиатра), а не для широкого круга читателей. Мнение естественно личное, на истину в последней инстанции не претендую.

  19. Есть полдела. Я в стадии “Лупайте цю скалу”. А поговорка по плеть и обух в таких делах не уместна. Покрайней мере в моём мировозрении. Однако, мой энтузиазм заражает окружающих. Друзья и родственники пробуют жить без поклонов и взяток, а только указывая зарвавшимся хапугам нормы законов. Я же в судах против оперуполномоченых, прокуроров и судей пытаюсь проповедовать законы. Один из ментов уже сбежал из страны.

  20. Самое интересное что отбросы и моральные уроды в прокуратуре , а таких мерзавцев там 90% поголовно с завышенной самооценкой и гипер манией величия. Ну и конечно эти чмошники ( мужского пола) любят делать себе маникюр , педикюр и выщипывать брови , ну и жрать в дорогих ресторанах.

  21. Прикольно рассказал, правда жизни. А кто из мужиков не чудил по пьяни. А если из обеспеченной семьи так что уже не может быть нормальным человеком? Или это комплексы бедности у оппонентов )))) Другие же тихонько молчат.
    Статья написана хорошо, мне понравилось.

  22. Статья о том, что все вокруг негодяи, а я известный блогер Дартаньян, 10 лет про работавший негодяем.

  23. Ну анонимец и красавец! Ну-ка представьте здесь свои результаты по перешибанию плетью обуха! Надо-же: требует от таких же, как сам, подвижничества, подвига! Да спасибо этим ивановым хотя бы за то, что в системе до конца не ссучились, не скурвились.

  24. Автор — Украина не ампутированная, как ты утверждаешь. Как ты мог 10 лет влиять на судьбу её жителей с таким отношением к стране, народу которому ты давал присягу? Кроме того, писать для красивого словца уничижетельно о сыне Божьем для возвеличивания статуса прокуратора, а не прокурора — грех и лицемерие.

  25. Проклинать надо не должности или органы, а тех людей, которые не имея образования, квалификации и понятия что они там делают полезли на должности. Ещё раз утверждаю, что из статьи не видно, что автор сделал для того, что бы изменить систему. Если он так рьяно её ненавидит, то зачем обмазывается её именем, подписывая этот пасквиль и сопли?

  26. А якщо прокурор безграмотний і некваліфікований, купив собі і диплом і місце за сало, тоді система працює, як описую її я. Що робити в такому випадку, коли ГПУ надсилає заяву громадянина за підслідністю до регіональної прокуратури і заява передається для виготовлення проекту відповіді тому прокурору, на якого написана заява? Таку систему знищують, міняють і т.п. І це буде довго тривати, поки люди не почнуть застосовувати дієслова доконаного виду. Дієслова у формі інфінітіва бувають недоконаного і доконаного виду (йти- дійти, стучати- стукнути). Правильно казати — ми реформували систему, а не реформуємо, намагаємося реформувати, робимо все можливе, нам щось танцювати заважає, ось-ось і т.п.

  27. После прокуроров и ментов прокляните еще налоговиков, таможенников, санстанцию и спортлото…. Проблема в чем? Тупое стадо избирает во власть проходимцев (необходимые сведения о которых есть в открытых источниках, но стадо или не считает нужным ими пользоваться, или не придает этим сведениям важного значения). Проходимцы под себя формируют верхушку исполнительной власти, а “верхушка”, опять же, под себя подбирает подчиненных. Подчиненным некуда деться: ты или в системе и кормишь детей, либо она тебя выплюнет. Поэтому “реформы”, которые проводят разные “жирные шоколадные сраки” и “кулявлобы” не могут не быть имитацией. Надо научиться избирать адекватную представительскую власть. А это задача на многие годы. Но стадо уже сегодня клянет прокуроровментов и далее по списку, не понимая своей за этих прокуроровментов ответственности. На “честных”, видите ли, надо всех поменять.

  28. Я тоже, сомневаюсь, что Рай переполнен и густонаселён. Если и найдётся там несколько святых — то это большая удача. Но, зачем-то придумывают законы и общество их принимает. Если закон должен работать так, как он написан — он должен работать независимо от мнения или нежелания следователя, прокурора или судьи. Просветите меня, сколько за 24 года независимости уголовных дел против судей прокуроры довели до конца и посадили их? Поработали и съ.. сь и теперь ноют? Статья о том как человек просрал возможность изменить этот круг. а теперь требует медаль.

  29. Многие менты, которые не хотят читать Законы и тем более — их выполнять, придумывают такие жалкие отмазки.

  30. Портнов ( международный рейдер и мошенник) скрестил ежа и ужа написав такой КПК , где Солянка разных правовых систем. И КПК в Украине 1961 года был нормальный , не нормальными были судьи и прокуроры которые нарушали закон .

  31. Доказательством моих слов может стать судебная практика и КПК, который никто не любит потому, как не знает как использовать.
    Итак, криминально процессуальное законодательство состоит из Конституции Украины, Законов Украины, международных ратифицированых законов и прочих норм, имеющих отношение к Украине (ст. 1 КПК Украины).
    Законом Украины “Осудоустройстве и статусе судей” предусмотрено, что запрещается принимать решение о проведении следственных действий в отношении судьи в том самом суде, в котором этот судья работает или работал (ч. 6 ст. 49)
    КПК Украины делает акцент на слове “обвиняемый” при вопросе о территориальной подсудности (ч. 2 ст. 32).
    Так вот, дебильные судьи и дебильные прокуроры, которые не читают законы, НПК к КПК Украины, в своих постановлениях пишут, что нет оснований менять подсудность дела о рассмотрении дела против судьи, поскольку он не приобрёл статуса обвиняемого. Лишь некоторые судьи принимают более-менее правильные решения.
    В этом можно убедиться открыв ЄДРСР и в строке поиска ввести слова “територіальна підсудність”, “невнесення”, “бездіяльність”.
    Так вот ответьте мне, как судья может приобрести статус обвиняемого, если его коллеги не хотят ему такой статус присваивать? Как тогда может работать и к чему была придумана ч. 2 ст. 32 КПК Украины? Чтобы дебильные судьи и дебильные прокуроры издевались над людьми?

  32. Я например за 15 лет не нарушал ни разу правил дорожного движения , поэтому с ГАИ не общался. Все очень просто.

  33. У среднестатистическоо гражданина после встречи с оборотнями в погонах происходит осознание того, что милиционер не является милиционером, который получает заработную плату из налогов, которую собирают у граждан. Гражданин как раз осознаёт, что перед ним мент (просто неохота шокировать окружающих словами “мусор”). Но прокурорские твари и судейские негодяи, которые считают, что участие понятых в трёх аналогичных следственных экспериментах — это не запрещено КПК Украины, вместо того, что бы заподозрить оперативников в нечесности, — это твари в кубе.

  34. Почитал комментаторов….. А ведь две тысячи лет назад не нашлось безгрешного бросить в блудницу камень. А здесь, оказывается, одни святые… Человек из Системы не растерял остатки совести. Это во все времена — много, очень много. Упрекающие его здесь — либо лицемеры, либо глупцы (в святость не верю).

  35. Те що хтось не знайшов своє місце в системі, не може свідчити, що вона насправді така як описано! Органи прокуратури завжди були сильним важелем держави впливу на всі сфери діяльності. З одного боку держава захищала своі інтересі, з іншого це був захист прав громадян! Це була інстанція, куди звертались всі, хто не зміг знайти правди в правоохороних, контролюючих чи органах влади. Якщо прокурор був досвідчений, професійний, відданий справі, то вся система правоохороних органів в тому чи іншому регіоні працювала як злагоджений механізм. І якщо якісь пенсіонер чи інші слабо захищені верстви населення звертались до прокурора, то і пенсії виплачували і зарплату платили і світло включали! Тут все виключно залежить від керівництва і для цього не треба ніякої ні люстрації ні бредового тестування. Не вже керівник не може дати належну оцінку своєму підлеглому? Те, що зараз відбувається це знищення взагалі правоохороної системи. Не можуть люди без досвіду працювати на таких відповідальних посадах! Може і лікарів люструвати? і набрати нових, молодих, чесних, здадуть метематичні і логічні тести, і готові лікарі! Супер!

  36. Человек который не нарушал закон не должен даже знать таких слов как мент не говоря об рассуждениях на эту тему.

  37. Буржуазная революция всю эту нечесть в виде блогеров Ивановых вынесла на поверхность. Теперь мажоры , куртизанки и прочая шушера легализировались и стали хозяевами жизни .

  38. Открою автору ещё один секрет. Сына плотника, который “говорил о вечном”, многие называют сыном Божьим. Так вот, он знал что с ним сделает прокурор и люди, которые не хотят меняться в лучшую сторону. Он их даже простил, повторяя: “Прости их Отец ибо не ведают, что творят”. А ты говоришь, что прокурор в этой истории главный.

  39. “Это была неблагодарная, но честная и предельно конкретная работа: вот ты, вот закон, вот человек, который его нарушил и должен за это понести наказание.”
    Эта фраза уже говорит о качестве работы прокурора и системе его ценностей.
    Кроме того, отвечу на Ваш извечный вопрос: “Кто я и что я зачем мне прокуратура”. Этот вопрос для Вас архиважный и волнует до сих пор, поскольку Вы всё равно подписываетесь как бывший, но работник прокуратуры.
    Так вот, откройте свою трудовую и прочтите запись о том, что Вы когда-то приняли присягу служить … Ну, Вы помните. Вспомните хорошенько.
    Кроме того, Ваш личный комплекс превосходства, вытекающий из комплекса неполноценности и, который выплеснулся в слова о том, что люди боятся синей прокурорской формы, несколько преувеличен. Лично я презираю прокурорских работников. Хотя, лет так 5 назад я считал, что только менты являются тварями и врагами народа. Однако, на сегодняшний день я выявил следующую цепочку врагов страны — менты (сейчас они будут именоваться понты и посмотрим, каким образом они завоюют ненависть или симпатии народа), прокуроры и судьи.
    Лично я считаю, что прокуроры должны произвести ревизии своих надзорных дел и просто застрелиться.
    Судьи же должны пересмотреть свои дела и повыпускать невиновных из тюрем, в которые они их засадили по той только причине, что судья конечная инстанция, а сверху только Бог. Ну, и потому, что их настоятельно попросил об этом прокуроришка. После пересмотра своих дел судьи должны осознать. что они просто не имеют никакого морального права занимать свои должности. Они обязаны уйти, предоставив открытую дорогу новым, молодым и некоррумпированым специалистам.
    Возможно, что в этой цепочке врагов народа найдутся люди, которые будут утверждать, что они невиновны и они пытаются изменить систему, однако это будут те враги народа, которые просто хорошо играют свою роль. И это несложно доказать. Пусть каждый из честных прокуроришек вспомнит о том, когда он лично что-то сделал для изменения системы.
    Совсем недавно я смотрел как Сашко Билый давал оплеухи прокурору. Я тогда подумал о том, что он сделал неправильно, он должен был потащить прокуроришку к руководству и там сдать его как преступника.
    На сегодняшний день я продолжаю думать, что Сашко сделал неправильно. Теперь я чувствую, что Сашко не должен был бить этого несчастного, а обязан был привести его к фонарному столбу и передать его возмущённой толпе. Кроме того, Сашко просто обязан был пожертвовать своим согражданам пару метров пеньковой верёвки и прочитать лекцию о происхождении термина “Суд Линча”.
    Кроме того, я считаю, что термин “люстрация” необходимо поменять на термин “сегрегация”. Анализируямногие комментарии я прихожу к тому, что граждане Украины вкладывают именно этот смысл в понятие “люстрация”. Это подтверждается волной мусорных люстраций чиновников и некоторых правохранителей.
    Подитоживая сказанное мной, хочу отметить, что эта статейка — простые сопли человека, который творил беспредел имея какую-то корочку, но его слюни не дали ему дойти до конца и изменить систему либо остаться в ней преступником. Он просто сбежал и пишет какие-то пасквили в виде вот этой статейки.

  40. Еще у этого блогера есть мания писать отборным матом свои опусы ( тренд однако) , как и в его подружки Ирены Карпы ( кличка ” мандавошка”) которую пиарят на Интере . Такие сейчас интеллектуалы в тренде))))

  41. Мажор , син мільйонера Іванов Сергій ( який позиціонує тепер себе як ” брутального інтелектуала “) розповів про важкі прокурорські будні)))))). Сміх та й годі )))))

  42. Статейка о том, как случайный человек оказался там, где его вообще не должно быть

    “Ужос” нынешней прокуратуры заключается в том, что она превратилась в фирму “Чиво изволите”.

    Но еще больший ужас в том, что она на 95% состоит из “случайных людей”.

    Мажоров, которые закончили бесчисленные юридические “академии”,”институты”,”колледжи” “факультеты” при ПТУ и т.д.

    У которых через 2 месяца при поступлении в прокуратуру появляется “незримый кокон-футляр”, а через год они уже становятся законченными негодяями.

    У которых наличие сраной “галочки” в сраном прокуроском отчете заменяет ВСЁ: честь, ум, знания, профессионализм.

    Которым ПО Х…Й чужая жизнь, судьба, здоровье.

  43. А о праздной своей жизни расскажи. О том, как штаны снимал на столе в ресторане, демонстрируя свои прелести. Как собаку натравливал на следователя в своем личном кабинете. Как ссал со второго этажа прокуратуры на людей. Блогер.
    Иванов ты показал себя “достойным и образцовым” работником, и любой работник облаппарата об этом знает. И это не полный перечень твоих проделок. Ты постоянно прикрывался своим папочкой — замом губренатора, да и прокурором Камброда ты стал только из-за этого. А герой твоего романа (Ударцов) пнул тебя под зад, потому что ты на работу не приходил. Тебя посадили даже в кабинет напротив приемной Горпенюка, максимально разгрузили от работы, чтобы ты хоть как то работал в милицейском отделе. Но твой похуизм, Сережа, все помнят. И побежал с радостью с твоим рапортом на увольнение не кадровик, а начальник милицейского отдела Константинов В.П. Не верите (не помнишь)?
    Спросите хотя бы кума Иванова — Диму Скотникова, он вспоооомнит (помнит).
    И если ты стал блогером, не пытайся сказать, что ты был законником. Ты был мажором и пьяницей. Но мозги у тебя светлые.

  44. Это всё лирика…Здесь всё ясно.Ну а где конкретика? Да такая, чтобы и сегодня можно было бы взять за сраку и упаковать уродов-прокуроров лет на 10-15…или за 10-ть лет службы с такими несталкивался…

  45. Залишається лише подякувати. Якщо подивитись в минуле то ми можемо знайти багато “колишніх” які стали чудовими письменниками та публіцистами.
    Ми можемо йому подякувати ще і за те що він підтвердив, що українська “прокуратура” являється найбільшим злом в Україні. посада генерального прокурора України більш важлива ніж посада президента та ПМ разом взяті. Це чому Ющенко Янукович і Порошенко так бються за своїх людей на цій посаді.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться камушками»

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться...

Недавно сменившееся руководство страны в лице президента Владимира Зеленского и его соратников заявило о том, что украинскому бизнесу, а в…
Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Ирина Долозина -- чемпион по "скруткам". При всех начальниках
НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Последние российские новости впечатляют. Бывший журналист «Новой газеты» Сергей Канев пишет, что под Питером была обнаружена частная тюрьма с крематорием.…
НОВОСТИ