Человек не терпит насилия!

Транснациональная криминальная среда

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Волгоградская академия

В.Г. Бирюлькин, В.В. Новиков, В.Л. Райков, С.В. Усенко

 

 

 

Учебное пособие

Волгоград – 2006

 

Учебное пособие посвящено транснациональной криминальной среде – объекту деятельности оперативных аппаратов органов внутренних дел. Рассмотрены понятие транснациональной криминальной среды, истоки ее возникновения, региональные особенности преступных объединений, международно-правовое регулирование взаимодействия правоохранительных органов, основные формы их сотрудничества, структура, задачи и функции Интерпола, экстрадиция.

Пособие предназначено для преподавателей, курсантов, и слушателей учебных заведений МВД России, а также для практических работников органов внутренних дел.

Рецензенты: В.В. Елфимов, В.В. Ткачев.

Оглавлении

Введение                                                                                                    -4.

1.   Понятие транснациональной криминальной среды. Истоки ее возникновения- 5.

2.   Региональные особенности преступных объединений -27.

3.   Международно-правовое регулирование взаимодействия правоохранительных органов в борьбе с транснациональной преступностью -35.

4.   Основные формы сотрудничества оперативных аппаратов на международном уровне -41.

5.   Международная организация уголовной полиции — Интерпол -52.

6.   Международная практика выдачи преступников -71.

Литература -79

ВВЕДЕНИЕ

 

К числу проблем, вызывающих тревогу международного сообщества, относится организованная транснациональная преступность, представляющая собой новый уровень организованной преступности, пересекающей государственные границы и полностью игнорирующей национальные законы и нормы. Этот вид преступности сравнивают со злокачественной опухолью, которая состоит не из абсолютно новых собственно раковых клеток, а из патологически измененных клеток заболевшего органа. Переносясь по лимфатическим путям, они обуславливают новые раковые образования (метастазы) в других органах, но уже со свойственным им своеобразием. Подобное действие на разные страны мирового сообщества оказывает транснациональная организованная преступность.

От транснациональной преступности и транснациональных преступных организаций исходит скрытая повсеместная и многоплановая угроза. В одном из документов, подготовленных для Конгресса ООН по предупреждению преступности, отмечается, что «организованная преступность создает прямую угрозу национальной, международной безопасности и государственной стабильности. Она проводит фронтальное наступление на политическую и законодательную власти, угрожая самой государственности. Она нарушает нормальное функционирование социальных и экономических институтов и компрометирует их, что приводит к утрате доверия к демократическим процессам. Она подрывает развитие общества и сводит на нет достигнутые успехи. Она ставит в положение жертвы население целых государств, эксплуатирует человеческую уязвимость, извлекая при этом доходы. Она охватывает и даже закабаляет многие слои общества и вовлекает их в различные и взаимосвязанные преступные предприятия».

1. Понятие транснациональной криминальной среды. Истоки ее возникновения.

 

В зарубежных юридических публикациях используется термин «Международная организованная преступность». Он применяется к деятельности преступных сообществ, чья активность выходит за пределы одной страны. Сюда же относятся и те преступные объединения, у которых имеются свои «опорные пункты», связи в других странах. Подобный международный, а правильнее — транснациональный аспект — наличествует и в преступных операциях довольно большого количества российских преступных объединений.

Транснациональная преступность — преступность, выходящая за пределы национальной юрисдикции конкретного государства, законы которого она нарушает.

Здесь присутствует фактор пересечения границ. Данный уровень преступности свойственен транснационально действующим преступным сообществам не только при выездах с преступной целью за границу их участников, но и при пересылке, пересечении, транспортировке денежных средств, ценностей, добываемых преступным путем.

Однако к транснациональной преступности не следует относить деятельность за рубежом различных преступных группировок, состоящих из бывших советских и российских граждан, выехавших за границу на постоянное жительство. Таких за рубежом сейчас много. По оценкам МВД России более 100 преступных группировок выходцев из России в настоящее время «работают» не менее чем в 50 странах. Только в США их зарегистрировано 24, в Германии — 47, в Италии — 60.[1]

Четкого определения понятий «транснациональные преступники» и «транснациональные преступления» международное право и национальное законодательство не дают, поэтому указанные термины используются лишь в качестве рабочих.

Понятие транснациональной криминальной преступности тесно связано с элементами криминальной среды, которые подразделяются на:

             Предпреступную среду или предпреступный мир (несовершеннолетние лица и иные, склонные к совершению преступлений, и другие, составляющие «группу риска»).

            Преступный мир (ранее судимые, не вставшие на путь исправления, осужденные и лишенные свободы и другими видами наказания и др.).

            Организованная преступность

Исходя из анализа практики, научных публикаций и высказываний специалистов, можно заключить, что к категории «транснациональных» относятся преступления:

а) отдельные стадии и эпизоды которых совершены на территории различных государств;

б) последствия которых проявляются за пределами стран, где они были совершены;

в) представляющие опасность для внутренних интересов более чем одной страны.

К числу «транснациональных преступников» принято относить:

а) правонарушителей, скрывающихся от наказания в другой стране;

б) членов международных криминальных группировок, совершивших или организовавших преступления, затрагивающие интересы нескольких государств.

Причины появления нового уровня преступности — транснационального — разнообразны, многоплановы. Они возникали на различных исторических этапах развития мировой цивилизации.

Появление «международных преступников» стало вызывать тревогу в конце ХIХ века. Это объясняется сложным взаимодействием многих социальных и экономических факторов того времени.

             Для «международной» преступности питательной средой явился рост национальной преступности. Так, в Германии количество преступлений с 1895 по 1905 год возросло на 65,5%. Быстрыми темпами растет преступность и в других странах.[2]

             В тот период все формы капитала (производительный, торговый, денежный) стремительно выплескиваются за национальные границы в поисках новых сфер приложения и получения прибылей. Это потребовало либерализации пограничных режимов, упрощения процедуры пересечения границ.

             Бурное развитие получают средства скоростного сообщения (железнодорожный, автомобильный, воздушный транспорт), сократившие расстояния между странами и континентами.

В середине ХХ века росту транснациональной преступности способствовало:

а) перестройка международных отношений и глобальные изменения в политике;

б) расширение межгосударственных экономических, торговых и социальных связей;

в) стирание границ между странами;

г) формирование межнациональных финансовых сетей;

д) появление новых возможностей для законных предпринимателей возникли новые перспективы и для нелегального бизнеса.

После окончания холодной войны этому способствовало проникновение предпринимательства в страны Восточной Европы и бывший Советский Союз, где формирование механизмов регулирования появляющихся коммерческих структур находилось на стадии становления.

Появление новых возможностей и стимулов для противоправной деятельности в этот период объясняется:

а) возникшей нестабильностью;

б) распадом структур политической и законодательной власти;

в) обострением этнических противоречий и региональных конфликтов.

Другой особенностью мировой интеграции явилось усиление миграции и образование этнических диаспор, что стало активно использоваться преступными группировками.

Миграция в значительной степени способствовала формированию сети распространения нелегальных товаров. Районы с этнически однородным населением стали источником пополнения рядов транснациональных преступных организаций, базирующихся в той или иной стране, организаторы которых используют национально-патриотические чувства этнических групп в своих преступных интересах.

Благодатная почва для возникновения транснациональной преступности появляется в странах, где правительства не имеют достаточной легитимности и авторитета или где нет полного контроля над находящейся под их юрисдикцией территории. Так, в появлении центра по переработке кокаина в Колумбии решающую роль сыграли два фактора: во-первых, оспаривание легитимности правительства «наркодельцами» и ослабление государственной власти, а во-вторых, географические особенности, в силу которых многие регионы страны сохранили такую высокую степень автономности от центрального правительства, что руководители преступных группировок имели возможность управлять этими регионами.

Известны случаи, когда правительства занимают позицию молчаливого согласия, не принимая контрмер из-за боязни разрушительных последствий своих действий.

Еще одной причиной является коррумпированность государственных ситуаций. В данном случае присутствует так называемый фактор сговора, в рамках которого представители власти «замешаны» в том или ином виде преступной деятельности.

В начале 80-х годов в некоторых странах Латинской Америки существовали такие тесные взаимоотношения между дельцами наркобизнеса и государственными чиновниками, что оказалось невозможным установить, кто же представляет военное правительство, а кто — дельцов наркобизнеса. Такую систему правления стали именовать «наркократия». Отличие сговора от коррупции в таком случае состоит в степени прямого участия в деятельности организованной преступности.

Для некоторых стран характерны как слабость, так и коррумпированность государственного аппарата. В этих условиях органы правления, сфера уголовного правосудия и коммерческие структуры все сильнее вовлекаются в преступную деятельность. Чем крепче их связь, тем шире возможности транснациональной преступной организации беспрепятственно и безбоязненно осуществлять намеченное.

Одним из примеров того, как транснациональные преступные организации активизируют свою деятельность в условиях политической, социальной и экономической нестабильности, может служить ситуация в бывших республиках СССР. В результате ухода с политической арены коммунистической партии, распада Советского Союза, крушения системы уголовного правосудия, зарождения капиталистических отношений появились условия, способствующие укреплению существующих и появлению новых преступных организаций. Масштабы операций преступных групп, которые сдерживались условиями тотального контроля со стороны коммунистической партии, значительно увеличились и расширились

В настоящее время транснациональная мафия умело использует позитивные мировые достижения в своих преступных целях.

Назовем некоторые их них:

1. Улучшение межгосударственных и международных отношений, расширение экономических и социальных связей, повышение «прозрачности» границ, упрощение международных поездок, развитие международной торговли, появление новых рынков сбыта, увеличение международных перевозок не только облегчают жизнь людей в международном сообществе, но и создают комплекс возможностей для активной деятельности транснациональной организованной преступности.

2. Развитие международных финансовых сетей, позволяющих осуществлять быстрый перевод денег электронным путем в нужное место и нужным людям, с одной стороны, серьезно затрудняет процесс регулирования и контроля денежных потоков государством, а с другой — облегчает сокрытие денег, полученных преступным путем, и их отмывание в тех странах, где это возможно.

3. Усиливающийся процесс миграции населения в мире и образование в различных странах этнических диаспор успешно используются организованными преступниками из других стран для создания национальных группировок, которые отличаются большей сплоченностью и защищенностью от правоохранительных органов. Национальная солидарность, а иногда и родственные связи, языковой и культурный барьеры надежно защищают такие группировки от проникновения в них посторонних лиц, в том числе и агентов спецслужб.

4. Существенные расхождения в уголовном законодательстве и правосудии различных стран умело используются преступными сообществами для более безопасного совершения тех или иных операций: отмывания денег в странах, где нет ответственности за эти действия (например, в России до 1997 г.), уход от налогов в так называемых налоговых убежищах (свободная зона Ингушетии) и в странах с низким налоговым бременем, занятие поставками незаконных товаров и услуг в регионы со слабым правовым регулированием данной коммерческой деятельности, выбор места пребывания базовой организации на территориях с неразвитым уголовным Законодательством в отношении организованной преступности и т. д.

5. Окончание холодной войны, ликвидация железного занавеса и разрушение тотального контроля за людьми в постсоциалистических странах открыли возможности не только для честного, но и для преступного предпринимательства. Эти страны широко используются в качестве транзитных территорий и новых рынков сбыта незаконных товаров и услуг, а также как источники поставок различных контрабандных товаров, особенно химических и радиоактивных веществ.

6. Образование многонациональных мегаполисов, таких, например, как Москва, являющихся центрами деловой активности и узловыми элементами мировой экономической системы и выполняющих важную роль в перемещении денежных средств и законных товаров, умело используется в качестве перевалочных баз для запрещенных товаров и финансовых расчетов организованных преступников, проследить деятельность которых на фоне огромных товарных и денежных потоков практически невозможно.

7. Демократические преобразования, происходящие во многих странах и часто связанные с разрушением прежних систем контроля и медленным становлением адекватного демократического регулирования, с суверенизацией и автономизацией регионов, политической и экономической нестабильностью, как правило, сопровождаются значительным ослаблением борьбы с преступностью и уж тем более с транснациональной, что также учитывается и
используется организованными преступниками.

8. Расширение международных контактов, торговли, коммуникаций, телерадиоинформации, приобщающих людей к культуре других народов, способствует распространению «чужих», в том числе и криминальных, стандартов жизни, порочных потребностей, разрушению самобытных многовековых национальных традиций, а затем и созданию новых рынков сбыта незаконных товаров и услуг (наркотики, оружие, азартные игры, секс-бизнес и т. д.), входящих в сферу деятельности преступных организаций.

9. Быстрый рост новых потребительских товаров и услуг, распространение психологии общества потребления и философии жизни одним днем, коммерциализация жизни и общественных отношений способствуют в странах с низким уровнем жизни распространению продажности государственных служащих, что является одним из условий выживания организованной транснациональной преступности, особенно там, где от чиновников зависит очень многое.

Преступные организации все больше осуществляют трансграничные операции не только в связи с изменением конъюнктуры мирового рынка, но и для того, чтобы избежать столкновений с правоохранительными органами.

Неоднозначность систем уголовного правосудия в различных государствах означает, что степень риска пресечения противозаконной деятельности преступных элементов в значительной степени определяется местом их базирования. Поэтому они стремятся обосноваться в наиболее безопасных для себя регионах, чтобы оттуда заниматься поставками нелегальных товаров и услуг, получая при этом максимальные прибыли.

Объем противоправной деятельности такого рода приобретает столь глобальный характер, что позволяет говорить о возникновении транснациональных организованных преступных группировок, располагающихся в одной стране, а действующих в другой или одновременно в нескольких странах с благоприятными для них возможностями и рыночной конъюнктурой.

Такие незаконные формирования оказывают все более заметное влияние на мировой экономический процесс, играют определенную роль в запрещенных законом сферах деятельности и получают доходы, превышающие иногда размеры валового национального продукта некоторых стран. Такие преступные организации могут вкладывать средства также в законные предприятия и заниматься легальным бизнесом, хотя противоправная деятельность является для них основной.

Транснациональные преступные организации осуществляют самую разнообразную незаконную деятельность, причем невозможно составить всеобъемлющий, перечень всех видов их деятельности. Тем не менее, некоторые из них имеют особое значение.

В 1992 году в документах ООН говорилось о 14 видах транснациональных организованных преступлений:

— отмывание денег;

— террористическая деятельность;

— кража произведений искусства и культуры;

— кража интеллектуальной собственности;

— незаконная торговля оружием;

— захват воздушных судов;

— морское пиратство;

— захват наземных транспортных средств;

— мошенничество;

— компьютерные преступления;

— экологические преступления;

— торговля людьми;

— торговля человеческими органами;

— незаконный оборот наркотиков.

Этот перечень был дополнен в Неаполе на Всемирной конференции по организованной преступности в ноябре 1994 года:

— незаконные азартные игры;

— тайный провоз незаконных мигрантов;

— вымогательство;

— незаконная торговля радиоактивными материалами;

— незаконная торговля вымирающими видами;

— транснациональная кража автомобилей.

Остановимся более подробно на некоторых из перечисленных видов транснациональной преступности.

В первую очередь это индустрия наркобизнеса. Ее можно рассматривать ее как индустрию с отдельными стадиями производства и распространения наркотиков на оптовом и розничном уровнях. Эта индустрия сулит большие выгоды главным образом в связи с отсутствием серьезной конкуренции между заинтересованными организациями и новыми видами продукции, а также потому, что как поставщики сырьевых материалов, так и потребители конечной продукции располагают весьма ограниченными возможностями влиять на положение вещей. Денежные средства от индустрии наркобизнеса поступают главным образом организациям, осуществляющим торговлю наркотиками. Возникновение индустрии наркобизнеса, способной приносить многомиллиардные долларовые доходы в год, в значительной степени способствовало развитию транснациональных преступных организаций и непосредственно связано, с появлением проблемы отмывания денег. Имеется большое число признаков усиливающейся связи наркобизнеса с другими идами незаконной торговли, особенно оружием. Полученные от распространения наркотиков денежные средства стали главным средством подкупа чиновников в государственном аппарате с целью обеспечить безопасные условия для транснациональных преступных организаций.

Эта деятельность как своеобразная индустрия с отдельными стадиями производства и распределения лучше всего поддается осмыслению. Общий стоимостный объем операций в наркобизнесе достигает 500 млрд. долл. США. Целевая группа по финансовым мероприятиям, созданная главами государств Группы семи крупнейших развитых стран и Комиссией европейских сообществ, пришла к выводу, что из денежных средств, поступающих от продажи героина, кокаина и каннабиса в США и страны Европы, почти 85 млрд. долл. США отмывается или используется в качестве инвестиций[3].

Денежные средства, получаемые от наркотиков, нередко поступают в организации, занимающиеся другими видами незаконного оборота. Это стало мощным стимулом для развития многопрофильных транснациональных преступных организаций и привело к массовым операциям по отмыванию денег. Связи наркобизнеса наиболее четко прослеживаются с незаконной торговлей оружием. Деньги от наркотиков и других видов незаконной торговли являются одним из основных источников подкупа крупных государственных служащих с целью обеспечения безопасных условий преступной деятельности.

Грань между незаконными и законными поставками оружия не всегда определяется точно. Ее установление чаще всего связано не с самим  товаром, а с его конечными потребителями и их целями. Потребителями могут выступать какое-либо агрессивное государство, изолированное международным сообществом, этническая сепаратистская или террористическая группа, пытающиеся обойти эмбарго на поставки оружия. Поставки оружия на черный рынок всегда осуществляются скрытно, расходы на него являются тайными, а доходы — «грязными», нуждающимися в отмывании.

Кем бы ни был потребитель, сделки на “черном” рынке оружия имеют три характерные черты: они представляют собой подпольную деятельность, значительная часть расходов связана с тайным характером таких сделок, а обратный поток денежных средств проходит процесс отмывания. Данные сделки могут оказывать существенное воздействие на местные и региональные конфликты, а также на возможности террористических групп добиваться своих целей, угрожать миру и безопасности. Торговля наркотиками и торговля оружием, как представляется, также во все большей степени взаимосвязаны со случаями участия этнических групп в торговле наркотиками с целью приобретения оружия.

Незаконные поставки оружия и боеприпасов оказывали существенное влияние на местные и региональные конфликты (Абхазия, Чечня, Хорватия, Босния и Герцеговина и др.), а также на возможности террористических групп, добивающихся своих целей и угрожающих миру. Организованная преступность, участвуя в незаконной торговле оружием и подрывной деятельности, вносит свою лепту в политические беспорядки и перевороты в различных странах мира. Поставщики оружия могут специально подстрекать и организовывать беспорядки в целях отвлечения правоохранительных органов от своей преступной деятельности. Незаконные поставки оружия стимулируют рост общей преступности с применением оружия и насилия.

Незаконный оборот химических и ядерных материалов является следующей крупной проблемой, связанной с существованием организованной преступности. Возможность того, что ядерные и химические материалы могут быть переданы террористическим группам или государствам-париям, которые могут применить его или шантажировать им мировое сообщество, является реальностью наших дней. Вспомним хотя бы террористическую деятельность с помощью химических веществ японской секты Аум-Сенрике.

Согласно обнародованным показаниям начальника федерального управления немецкой уголовной полиции в Сенате США в Германии в 1990 году было зафиксировано 4 случая задержания с радиоактивными материалами. В 1992 году их было 59, а в 1993 году — 241 случай, включая 118 случаев незаконного предложения радиоактивных материалов и 123 случая незаконного оборота ими, а также 21 случай их конфискации (часть которых была связана с ядерными материалами, произведенными в самой Германии). В этом же году было выявлено 545 лиц, подозреваемых в данной незаконной деятельности, 47% которых были подданными Чехословакии, Польши и России. В августе 1994 года немецкая полиция конфисковала 350 г оружейных ядерных материалов у граждан Колумбии и Испании. За 1995 год в мире было 169 случаев задержания ядерных контрабандистов, почти на 40% больше, чем в 1994 году.[4] Как правило, контрабанда ядерных материалов начинается в одной из стран, образованных на территории бывшего СССР, перевалочными базами являются Словакия, Чехия, Германия, Литва, а местом назначения — чаще всего Ближний Восток.

В декабре 1992 году в Удмуртии была арестована преступная группировка из 13 человек (5 граждан Беларуси и Литвы), длительное время похищавших уран с режимного предприятия России. Деятельность группы была пресечена при попытке переправить через польскую границу 80 кг урана.[5] Тот факт, что ядерные материалы поступают из находящихся под государственным контролем предприятий Российской Федерации, свидетельствует о причастности российских преступных организаций, ищущих пути получения высоких прибылей. По мере разоружения ядерные материалы могут стать более доступными. В связи с чем 7 октября 1996 г. постановлением Правительства РФ было утверждено Положение о порядке контроля за вывозом из Российской Федерации товаров и технологий двойного назначения, экспорт которых контролируется. А другим постановлением, от 14 октября 1996 г., принята концепция системы государственного учета и контроля ядерных материалов.

Особую тревогу вызывает внутренний и международный терроризм, ставший частью современной жизни. Только в 1994-2001 годы были совершены жесточайшие террористические акты в США, Японии, Франции, Германии, Великобритании, России, Израиле, Индии и многих других странах.

Международный терроризм – это терроризм, переступивший государственные границы, это система налаженных связей как террористических организаций между собой, так и со своими «спонсорами».

Международная террористическая деятельность — террористическая деятельность, осуществляемая:

1) террористом или террористической организацией на территории более чем одного государства или наносящая ущерб интересам более чем одного государства;

2) гражданами одного государства в отношении граждан другого государства или на территории другого государства;

3) в случае, когда как террорист, так и жертва терроризма являются гражданами одного и того же государства или разных государств, но преступление совершено за пределами территорий этих государств.

Таким образом, международный терроризм представляет собой отлаженную систему взаимосвязей между террористическими организациями мира. Каждая из них в свою очередь хорошо структурирована: состоит из руководящего и оперативного звена, подразделений разведки и контрразведки, материально-технического обеспечения, боевых групп и прикрытия, характеризуется  жесткой конспирацией и тщательным отбором кадров, наличием агентуры в правоохранительных и государственных органах, обладает разветвленной сетью конспиративных укрытий, учебных баз и полигонов,  имеет надежные каналы поступления финансовых средств и оружия и пользуется популярностью у некоторых слоев населения.

Международный терроризм, наряду с захватом заложников, наемничеством, хищением ядерных материалов, одно из самых тяжких международных уголовных преступлений, влекущее бессмысленную гибель людей, нарушающее нормальную дипломатическую деятельность государств и их представителей и затрудняющее осуществление международных контактов, встреч, а также транспортных связей между государствами. Исходя из анализа мотивов террористических актов, некоторые авторы выделяют три разновидности терроризма – уголовный, патологический и политический.

Особо распространены коммерческий и идеологический терроризм. Первый организуется в корыстных целях для создания благоприятных условий своей преступной деятельности, если это не удается достичь методами подкупа, шантажа и угроз. К нему прибегает общеуголовная и экономическая организованная преступность. Примером такого терроризма могут служить многочисленные убийства в России банкиров, предпринимателей, политических и общественных деятелей, журналистов и работников правоохранительных органов. Второй вид терроризма — идейный — совершается в политических, идеологических, националистических, сепаратистских целях.

Различия между упомянутыми видами условны. Террористические организации разной направленности нередко заключают между собой взаимовыгодные сделки. В Перу, например, представители наркобизнеса вынуждены были иметь дело с повстанцами из группы «Светлый путь». В связи с чем первые получали возможность затруднить действия против себя правительства, а вторые — средства для финансирования кампании по его свержению. Международные террористические организации обращаются за поддержкой к транснациональной организованной преступности и тогда, когда они теряют финансовую опору «террористических» стран, которые отказываются от услуг террористов под давлением мирового сообщества. Мафия использует террористов в своих целях. Наиболее опасным может быть ядерный терроризм. Первый случай ядерного запугивания был отмечен в России, когда боевики террориста Басаева пригрозили нанести удар радиоактивными материалами по российским городам.

Особое внимание уделяется так называемому «телефонному терроризму» — как правило это сообщения о минировании объектов транспорта (Московское УВДТ – 285 анонимных звонков за 2002 год, возбуждено 244 уголовных дела по ст. 207 УК РФ, удалось задержать 18 человек; Северо-Западное – 31, установлены и задержаны 4 человека, возбуждено 7 уголовных дел; Восточно-Сибирское – 13, по двум из них преступники установлены, возбуждено 5 уголовных дел; Южно-Уральское – 7, по пяти фактам установлено и задержано 7 человек, возбуждено 5 уголовных дел). Как правило, это звонки от иногородних жителей, имеющих отклонения в психике, злоупотребляющие спиртными напитками, без определенного места жительства, многие имеют судимости, в т.ч. и за аналогичные правонарушения, примерно половина – несовершеннолетние. Мотивы звонков разнообразные – месть сотрудникам милиции и администрации транспортного предприятия, хулиганские побуждения, шантаж и т.п.

Развитие криминальной ситуации в России и других странах мири свидетельствует о том, что транспортный комплекс становится одним из основных потенциальных объектов терроризма. За последние годы он превратился в серьезную общегосударственную проблему как для правоохранительных органов, так и перевозчиков. Не случайно в научный оборот постепенно вводится специальная дефиниция – «транспортный терроризм»1 .

Терроризм на транспорте к настоящему времени имеет довольно продолжительную историю и прошел определенную эволюцию. В конце 60-х – 70-е годы XX в. по миру прокатилась волна так называемого “воздушного терроризма”, главным образом в форме захвата воздушных судов и обращением в заложники их пассажиров и экипажей. Гражданская авиация превратилась в этот период в один из наиболее притягательных объектов преступных посягательств. Предпринимались террористические акции на воздушном транспорте и иного свойства: 13 января 1975 г., два террориста (один из которых – знаменитый международный террорист Карлос “Шакал”) в парижском  аэропорту “Орли” пытались при помощи гранатомета РПГ-7 советского производства уничтожить заходящий на посадку авиалайнер израильской авиакомпании “Эль-Аль”. Было сделано два выстрела, однако гранаты не взорвались, и это спасло десятки пассажиров. Спустя несколько дней в том же аэропорту группа террористов вновь предприняла аналогичную попытку уничтожить израильский авиалайнер с 222 пассажирами на борту с использованием гранатомета РПГ-2.

Имели место также акты терроризма в отношении объектов железнодорожного транспорта. В декабре 1975 года в Нидерландах семь вооруженных террористов (представители движения “Свободная молодежь Южно-Моллукских островов” (СММО)) осуществили нападение на поезд сообщением Амстердам-Бейлейн и захватили его в нескольких километрах от конечной станции. Данный случай в мировой практике был первым прецедентом захвата поезда. В августе 1980 г. в Болонье (Италия) террористической группой неофашистского толка был организован взрыв на железнодорожном вокзале. Взрыв уничтожил залы ожидания, вокзальный ресторан, административные помещения – погибло 85 человек, более 200 получили ранения. Это один из наиболее масштабных актов терроризма на железнодорожном транспорте в мире. Во Франции в марте 1982 г. террористами был подорван трансевропейский экспресс сообщением Париж-Тулуза. В один из пассажирских вагонов было заложено взрывное устройство, состоящее из десяти кг пенитрита и часового механизма. В результате данной акции 5 пассажиров погибли и 30 получили ранения. Машинисту чудом удалось удержать поезд на колее. В Российской Федерации только в 2003 году на объектах железнодорожного транспорта было совершено 5 преступлений террористического характера. Из них два подрыва пригородных электропоездов Северо-Кавказской железной дороги в сентябре и декабре имели большой общественный резонанс – в результате этих акций пострадало около 300 человек, в числе которых 52 погибших на месте преступления.

Из наиболее крупных акций морского терроризма в недалеком прошлом следует назвать захват в 1985 года итальянского туристического теплохода “Акилле Лауро”, захват в 1996 г. турецкого парома “Аврасия” чеченскими боевиками, атака 12 октября 2000 года членами террористической организации “Аль-Каида” на стоянке в йеменском порту Аден американского эскадренного миноносца УРО “Коул” (17 убитых и 42 раненых члена экипажа), уничтожение 23 октября 2000 года катерами со смертниками из террористической организации “Тигры освобождения Тамил Илама” быстроходного парома в Шри-Ланке (второй паром в ходе атаки был серьезно поврежден), атака 7 ноября 2000 г. боевиками из палестинской организации “ХАМАС” израильского военного катера. Все это демонстрирует особую уязвимость коммерческого, да и военного судоходства, в связи с чем морские объекты представляют привлекательную цель для нападений террористов со стороны берега, моря и воздушного пространства.

В течение последних двадцати-тридцати лет технологический терроризм занял по степени реальной опасности лидирующие позиции. Выделяют две основные его характеристики: потенциальное применение террориста­ми и террористическими группировками средств массового поражения и уничтожения (химического, ядерного, бактериологического оружия), а также акты терроризма, направленные против важнейших объектов промышлен­ности, энергетики (атомные электростанции), коммуникаций (газо- и нефтепроводы, железные дороги, метрополитен и т. п.). Совершенные там диверсии по своей разрушительной силе способны повлечь непредсказуемые катастрофические последствия.

В последние годы особым фактором международной жизни становится информационный терроризм (кибертерроризм). Потенциальными объектами его воздействия могут стать ключевые элементы всех управленческих, экономических, транспортных, финансовых, военных структур государства, средств массовой информации. Нельзя не учитывать и косвенный ущерб, например авиакатастрофы в случае паралича диспетчерских служб вследствие проведенной информационной атаки.

Представляется, что признание глобальности угроз технологического терроризма является необходимым условием противодействия им в современных условиях.

Несомненно, наибольшую опасность могут представлять акты ядерно­го терроризма. Вместе с тем, масштабность возможных последствий тер­рористических актов с использованием химических и бактериологических отравляющих веществ может быть сопоставима с ущербом от ядерного оружия.     Зарубежный опыт показывает,  что оружие,  применяемое террористами, постоянно совершенствуется. Наряду с традиционными видами вооружения  все чаще они прибегают к химическому и биологическому оружию,  которое обладает неоспоримыми  преимуществами.  Это прежде всего низкая стоимость, легкость и быстрота изготовления и возможность его производства без особой специальной подготовки.

Это оружие  вызывает большое число жертв. Примером могут служить мартовские события 1995 г. в токийском метро, когда члены религиозной секты “Аум Сенрике” применили для отравления людей выработанное в лабораторных условиях высокотоксичное вещество зарин.

Пострадало свыше 5500 человек. И это при том, что японские спецслужбы вовремя приняли необходимые меры для предотвращения более тяжких последствий. По  оценкам экспертов, пострадавшими могли стать свыше 40 тысяч человек.

Одним из серьезных преступлений транснациональной мафии стала торговля людьми, женщинами, детьми, человеческими органами.

Элементарной формой такой деятельности является вывоз нелегальных мигрантов из бедных стран в более богатые. Ежегодно вывозится, по некоторым оценкам, до 1 млн. человек. Эмигранты из Китая составляют около 20% от общего потока, который захлестнул Индию, Ирак, Иран, Пакистан, Афганистан, Румынию, Шри-Ланку, Бангладеш, Судан и другие страны.

Хотя данной проблеме в западных странах уделяется пристальное внимание, главным образом в связи с китайскими иммигрантами, она является проблемой не только для США или Европы и не ограничивается только китайцами. Последние, по некоторым оценкам, образуют лишь 20 процентов того потока иммигрантов, который захлестнул Индию, Ирак, Иран, Пакистан, Румынию, Шри-Ланку и Судан. В Москве находятся “проездом” 60000 только китайцев,80000 или более выходцев из Азии, Африки и из стран Ближнего Востока находятся в Румынии, значительное число — в Нидерландах и Испании.

По одной из оценок, данная деятельность приносит ежегодный доход в размере примерно 3,5 млрд. долларов США. Для государств же места назначения, а иногда и для транзитных государств этот вид деятельности сопряжен со значительными и непредвиденными расходами по оказанию медицинской помощи, помощи продовольствием, жильем и транспортом, а также усилению борьбы с преступностью. Эта проблема создала опасность серьезных последствий для законных иммигрантов и законных беженцев.

 В связи с «прозрачными» границами и неразвитым законодательством Россия стала одной из стран, куда направляются потоки нелегальных эмигрантов. По данным департамента миграционной службы России, только в Москве находится свыше 270 тыс. выходцев из Азии, которые ожидают, когда их за большие деньги переправят в США и Европу. В Подмосковье живут десятки тысяч нелегальных эмигрантов из разных стран, особенно из ближнего зарубежья. А сколько их на Дальнем Востоке России, никто точно не знает. В 1993 году было предпринято 1,2 млн. попыток незаконного проникновения эмигрантов в США. Доходы организованных преступников от этой деятельности оцениваются в 3,5 млрд. долл. США.

Нелегальная эмиграция сочетается с сексуальной эксплуатацией женщин и детей. Проституция давно стала одним из основных элементов деятельности преступных организаций не только на национальном, но и на международном уровне. Особую активность в этом проявляют китайские «триады» и японская «якудза», которые содержат женщин в положении рабынь в заведениях секс-туризма на Филиппинах, в Южной Корее и Таиланде. В ходе такой торговли с женщинами обращаются как с живым товаром, где не только женщины, но и дети рассматриваются как источники удовольствия и «запасных частей» для развитого мира. Этот вид преступного «дела» стал широко распространяться в России, на Украине и в Белоруссии, откуда русские, украинские и белорусские женщины вывозятся в Западную Европу и США. Одним из вариантов рассматриваемого «бизнеса» является продажа девушек в качестве невест состоятельным мужчинам других стран, а также детей в целях их усыновления. Правительство России вынуждено в 1995 году утвердить Положение о порядке передачи детей усыновление россиянам и иностранцам.

Новый вид транснациональной преступной деятельности — похищение детей и торговля ими с целью использования их органов.

Один из вариантов этого “бизнеса”, который является побочным для преступных организаций, касается случаев, когда родители продают своих детей в качестве невест, причем чаще всего состоятельным мужчинам из других стран. Усыновление как явление также нуждается в более тщательном изучении и регулировании, поскольку международное усыновление, как об этом свидетельствуют данные ряда докладов, превращалось в многомиллионный бизнес, в котором плата за детей из стран Южной и Центральной Америки достигала 20000 долл. США.

В ряде стран, где отмечена тревожная ситуация по поводу торговли и похищения грудных детей. Одна из причин тревоги за судьбу похищенных детей объясняется подозрением, что их убивают с целью воспользоваться органами. Хотя сведений о том, что детей похищали именно с этой целью, очень мало, бесспорно одно: “черный” рынок органов человека существует и приносит прибыль.

По данным справочных документов ООН, в Аргентине известны случаи серьезного злоупотребления процедурой трансплантации, когда у пациентов на основании сфабрикованных сканограмм мозга удаляли роговицу глаз. Отмечены случаи экспорта человеческих органов с использованием подложных документов из Аргентины, Бразилии, Гондураса, Мексики и Перу покупателям из Германии, Италии и Швейцарии.

Очень много пишется об остроте этой проблемы в России, особенно после того, когда в 1993 году в московских моргах прокуратурой было обнаружено 4 тыс. направленных на экспертизу и не востребованных трупов. Газета «Таймс» от 18 ноября 1993 г. сообщила, что якобы в ходе одного расследования в России была установлена компания, которая организовала изъятие 700 крупных органов (почек, сердец, легких), свыше 1400 срезов печени, 18 тыс. вилочковых желез, 2 тыс. глаз и свыше 3 тыс. мужских яичек. Правоохранительные органы России факт существования преступной компании, организовавшей массовое изъятие человеческих органов, не подтвердили, хотя наличие такой проблемы не отрицали. Тем не менее обнародованные «Таймс» сведения нашли отражение во многих справочных документах ООН, подготовленных к Всемирной конференции об организованной преступности (Неаполь, 94 г.) и к Девятому конгрессу (Каир, 1995 г.), и они не вызвали протеста у российских делегаций, возглавляемых в первом случае бывшим в то время министром внутренних дел В. Ериным, а во втором тоже уже бывшим его первым заместителем Е. Абрамовым.[6]

Остановимся еще на одном виде преступной деятельности криминальных организаций — краже и контрабанде автомобилей. Они похищаются из промышленно развитых стран и поставляются в развивающиеся страны и страны, находящиеся на так называемом переходном этапе. К последней группе относят Россию. В нее действительно ввозится много автомобилей, похищенных в Западной Европе. Но и в самой стране в настоящее время совершается в среднем 350 краж автомашин ежедневно, или около 130 тыс. в год, значительная часть которых продается в страны Закавказья, Казахстан и Среднюю Азию.

Особое распространение получила эта проблема в Европе, где за 1989-1993 годы число краж автомобилей утроилось. По данным Интерпола, только в 1991 году в Европе было украдено 1,6 млн. автомобилей, из которых 633 тыс. не было найдено. Восточная Европа стала основным районом, куда угоняются похищенные автомобили из Западной Европы. Центральным перевалочным пунктом чаще всего является Польша, откуда они переправляются в страны Балтии, на Украину, в Белоруссию, Россию и Казахстан. Преступники точно улавливают и используют разницу в уголовной ответственности за кражу автомашины. В США, где низкий показатель уголовного преследования и осуждения угонщиков, этот вид преступной деятельности превращен в процветающее дело при минимальном риске. Примерно такие же условия существуют и в России. В 1994 году, например, было задержано 23 тыс. угонщиков машин, из которых 18 тыс. остались на свободе, а из 5 тыс. осужденных к лишению свободы лишь 68 человек (0,3%) получили срок более 5 лет. Преступников в данном случае плодит быстрая нажива при минимальном риске.[7]

Рассмотренные виды транснациональной преступной деятельности не исчерпывают всего их перечня. За пределами анализа остались преступления, связанные с произведениями искусства и культурного наследия, которые широко распространены в России (за последние 10 лет число зарегистрированных хищений культурных ценностей возросло в 80 раз), а также кража интеллектуальной собственности, пиратство, компьютерные преступления, подделка денег, ценных бумаг и другие виды. А если говорить о рассмотренных преступлениях, то нельзя не увидеть того, что фактические сведения о них отрывочны и несопоставимы. И здесь тоже мы сталкиваемся с известным нам по России феноменом: опасность транснациональной организованной преступности растет.

2. Региональные особенности преступных объединений

Структурные схемы национальных и транснациональных преступных организаций зависят от конкретных условий их базирования, международных и отечественных возможностей, «квалификации» и «специализации» их организаторов и руководителей, общего числа задействованных преступников, уровня конспирации, коррумпированной защиты и других обстоятельств. Определяющим моментом являются характер, территория и размах преступной деятельности. Поэтому преступные организации не имеют какой-то единой модели построения. Сфера их действий бывает относительно постоянной, меняющейся от ситуации или демонстрирующей «всеядность» организованных преступников, готовых на любые преступления ради сверхприбыли. Такой всеядностью, по мнению западных исследователей, отличаются российские преступники, а также японская «якудза» и китайские «триады», которые имеют в своем арсенале, как правило, полный набор противоправной деятельности.

Есть достаточно оснований полагать, что организованная преступность существует во всех странах. Особое распространение в мире получили американская «Коза ностра», итальянская мафия, китайские «триады», японская «якудза», колумбийские картели, нигерийские преступные формирования и российская организованная преступность.

Об американской мафии — преступном синдикате «Коза ностра» — написаны горы научных, публицистических и художественных книг и статей, в том числе и в нашей стране. Структура американской преступной «конфедерации», как ее еще называют является сложной. Официально в докладе Президентской комиссии 1967 года она оценивалась ассоциацией, которая стремится действовать вне контроля американского народа и его правительства. Она включает в себя тысячи преступников, действующих в рамках таких же сложных структур, как образования крупных корпораций, и подчиняющихся своим законам, которые применяются с большей жесткостью, чем законы правительства.

США — страна многонациональная и иммигрантская, поэтому мафия в ней чаще всего формируется по национальным этническим признакам: итальянская, мексиканская, кубинская, китайская, японская и т. д. В последнее время там много говорится о русской мафии, под которой понимается любая (еврейская, чеченская, армянская, грузинская и т. д.) этническая группа, организованная эмигрантами, прибывшими с территории бывшего СССР. Этничность американской мафии предопределяет ее транснациональный характер, так как сговор ее национальных «семей» с организованными преступниками «своих» стран практически запрограммирован. Примером может служить связь преступной деятельности группировки российского «вора в законе» В. Иванькова («Япончика») в США и России или одного из крестных отцов солнцевской группировки С. Михайлова (Михася) в США, Израиле, Бельгии, Швейцарии и России. Один из них был осужден в США, а другой арестован в Швейцарии.

Транснациональность ее увеличивается в связи с огромным спросом в США на наркотики, другие незаконные товары и услуги и не менее огромными возможностями американских преступных сообществ на незаконные поставки оружия, боевой техники, взрывчатых, химических и радиоактивных веществ в другие страны. Промышленные и финансовые компании США давно практикуют подкуп высоких государственных лиц из других стран для получения выгодных контрактов. Как богатейшая страна мира, США привлекают организованных преступников, занимающихся финансовыми махинациями, компьютерными преступлениями, кражей автомобилей и другими деяниями. Поэтому крупные транснациональные преступные организации других стран, как правило, имеют связи с американской международной мафией.

Итальянская мафия обладает одной из самых сложных тайных структур. Под ней обычно понимается «Коза ностра», сицилийская мафия, неаполитанская каморра, калабрийская ндрагета и другие преступные объединения. В основе итальянской мафии лежат закон умолчания и тесные связи, основанные на страхе, личных, семейных отношениях и функциональной зависимости. Возникнув в период слабого государства как структура самозащиты и самоуправления, «Коза ностра» переместилась из сельской местности в городские районы, а затем и в транснациональный преступный бизнес. Расширение миграционных потоков позволило итальянской мафии наладить сбыт наркотиков в США, Германии и других странах, а также установить широкие связи с другими транснациональными преступными организациями.

Ориентируясь на страх народа и властей — свой основной метод выживания, мафия пыталась запугать должностных лиц, начавших в 80-е годы активную борьбу с ней. Она организовала серию убийств парламентариев, журналистов, судей и полицейских. В мае — июне 1992 года были убиты наиболее мужественные и известные борцы с мафией судьи Джовани Фальконе и Паоло Барселлино. Но, к чести итальянского общества, это не привело к желаемым для мафии результатам: были приняты более строгие законы, пробудилось национальное самосознание, активизировались правоохранительные органы, начата операция «Чистые руки» и мафии был нанесен ощутимый урон. В стране все острее ставится вопрос о сращивании мафии с государственными и политическими структурами, идет череда разоблачений высших государственных лиц в коррупции и связях с мафией. За это привлечен к уголовной ответственности неоднократно бывший премьер-министром Италии известный политический деятель Андреотти. Были подорваны и транснациональные связи мафии. Однако мафия вряд ли победима, особенно в Италии, где она, собственно, и зародилась.

Китайские «триады» представляют собой гибкую сетевую систему, структура которой может меняться в зависимости от той или иной преступной деятельности или операции. «Триады» традиционная форма преступного сообщества в Китае II века до н. э. — XX века. Слово «триады» заимствовано из священного символа китайского общества — небо, земля, человек (треугольник). Этнические китайские преступные организации являются очень сплоченными, не допускающими постороннего внедрения. Они базируются в самом Китае, Гонконге, Тайване и других местах Юго-Восточной Азии. «Триады» имеют разветвленную систему в Западной Европе, в китайских общинах Северной Америки, на Дальнем Востоке России. Значительную опору они находят среди китайских нелегальных эмигрантов, которых эксплуатируют. Как уже говорилось, «триады» всеядны. Они занимаются многими видами преступной деятельности, включая вымогательство, проституцию, азартные игры, незаконный оборот наркотиков, являясь крупными поставщиками героина в США и Западную Европу.

Организованная преступность в Японии получила распространение в середине 50-х годов. Ее пик пришелся на 1963 год, когда в стране насчитывалось 5216 преступных организаций, объединивших 18,5 тыс. человек. Затем число преступных группировок сокращалось. Японская «якудза» является одной из распространенных японских преступных организаций. В нее входят несколько крупных группировок, насчитывающих десятки тысяч человек. В Белой книге о преступности в Японии мафиозные группировки именуются «бореокудан». К слову сказать, Япония — одна из немногих стран, в статистических сборниках которых как-то отражается деятельность организованных преступников. Группировки бореокудан дислоцируются на территории Японии и занимаются контрабандным ввозом наркотиков на Гавайские острова, в Калифорнию, где находятся крупные японские общины, и незаконным ввозом оружия в Японию. «Якудза» присутствует практически во многих странах. В Юго-Восточной Азии она занимается сексбизнесом, азартными играми, мошенничеством, отмыванием «грязных» денег, внедряется в сферу законного предпринимательства.

Колумбийские картели являются уникальными преступными организациями, способными вести боевые действия с правительственными войсками. Они занимаются исключительно наркобизнесом, базируются в Колумбии и распространяют свою деятельность на территорию США, а в последние годы — в Западную и Восточную Европу, Россию, Украину и другие государства, образованные на территории бывшего СССР. Широкоизвестными стали медельинский и калийский картели. Структура картелей носит узкоспециализированную ячеистую структуру. Каждая ячейка выполняет свою ограниченную функцию: разработку наркотика, сбыт, разведку, охрану и т. д. Это помогает выжить картелю даже в условиях внедрения агентов в одну из ячеек и привлечения ее членов к уголовной ответственности.

Российская транснациональная организованная преступность не имеет специфического названия, как в США, Италии, Японии. Она является относительно молодой, но уже хорошо известна в мире. «Слава» к ней пришла не только из-за ее реальной преступной деятельности, но и благодаря множеству громких публикаций о ней в Европе и Америке. Стало очень модным пугать Запад российской (русской) мафией. Тема о русской мафии раздувается искусственно. Как уже говорилось, к ней причисляют всех выходцев из стран, образованных на территории СССР. О выходе бывшей советской и российской мафии на транснациональные формы преступной деятельности есть много журналистских доказательств. Но научный анализ не может базироваться на газетных сенсациях. Они не всегда объективны. Многие западные исследования этого феномена, к сожалению, базируются на газетных статьях зарубежных авторов, которые не владеют объективной информацией об организованной преступности в России и даже приводят сенсационные, но ложные факты, как это было в «Таймс» от 18 ноября 1993 г. и в справочных документах ООН (о чем упоминалось выше).

Российская транснациональная преступность зарождалась в недрах той же теневой экономики СССР и в кругах партгосхозноменклатуры, которая только одна и имела возможность выхода за рубеж. Ныне становится известно, что криминальный номенклатурный транснациональный бизнес существовал с середины 70-х годов под прикрытием КПСС и КГБ. Классическое же становление транснациональной организованной преступности в России приходится на конец 80-х и начало 90-х годов, когда окончательно открылся железный занавес, когда стал зарождаться частный капитал с заграничными контактами, когда разрушились экономические связи различных регионов бывшего Союза, когда Россия оказалась без охраняемых границ, когда федеральные власти были серьезно ослаблены и региональная элита стала искать способы самостоятельного выживания, когда в обществе доминировала политическая нестабильность, прерывавшаяся путчами 1991 и 1993 годов, когда возникла потребность в незаконных поставках оружия в зоны межнациональных конфликтов, когда коррупция чиновников, могущих любые транснациональные аферы «превратить» в легальный бизнес, достигла апогея. В 1992 году, например, в России возникло более десятка организаций, бесконтрольно торгующих оружием. После проверки их контрольными органами они были ликвидированы и на их базе была создана государственная компания «Росвооружение» с монопольным правом торговать оружием. Ее проверка правоохранительными и контрольными органами тоже выявила злоупотребления, повлекшие возбуждение уголовного дела.

Во время перестройки и стихийного перехода к рынку партгосхозноменклатура первой использовала открывающиеся транснациональные возможности для контрабандного вывоза нефтепродуктов, золота, металлов, сырья, вооружения, валюты, антиквариата и произведений искусства в другие страны, контрабандного и беспошлинного ввоза товаров в Россию. Номенклатурные транснациональные преступные организации оказались вне конкуренции и за рубежом, и в своей стране. За рубежом потому, что они фактически создавались еще при бывшем СССР и располагали огромными, ни с чем не сопоставимыми ресурсами, которые они распродавали по бросовым ценам. А в своей стране потому, что в ней не было нормальных рыночных отношений и с ними никто не мог конкурировать, так как за ними непосредственно стояли партийные, государственные, хозяйственные структуры, а нередко КГБ и МВД.

За номенклатурными преступниками на международный уровень стали выходить полукриминальные и криминальные коммерческие предприятия, чаще всего возглавляемые ставленниками той же номенклатуры, и только потом — «воры в законе» типа «Япончика» (В. Иванькова) и другие уголовные группировки, о которых больше всего сейчас и пишут на Западе.

Объективная оценка опасности российской транснациональной организованной преступности показывает, что наибольшую угрозу она представляет не столько западным странам, сколько своему родному отечеству. Более того, Россия оказалась недостаточно подготовленной для борьбы с организованной преступностью других стран. В одном из подготовительных документов к Всемирной конференции по организованной преступности не без основания отмечалось: «Преступные группы стремятся проникнуть в экономику стран, находящихся на переходном этапе, не только вследствие ее потенциала, но и из-за того, что это сопряжено с меньшим риском для них». В следственном управлении ФСБ в 1995 году, например, расследовалось крупное дело о контрабанде наркотиков, которой занимались жители России, Украины, Беларуси, Нидерландов и ряда африканских стран. Преступники, используя слабый контроль в нашей стране, пытались провезти из Нигерии в Нидерланды через Россию 4 тонны наркотиков. Преступление было пресечено, и ясно, что оно было не первой попыткой транснациональной преступной организации.

Россия открыла уникальные возможности для транснациональной организованной преступности. Этому послужили конкретные причины.

В России до последнего времени не было необходимых законов о борьбе с организованной преступностью вообще, а с транснациональной в особенности; законов, преследующих за отмывание «грязных» денег; надежно работающей правоохранительной системы; жесткого валютного, финансового, банковского, налогового и иного экономического контроля, хорошо обустроенных границ и четко налаженной таможенной и миграционных служб; государственного осознания опасности «своей» и «чужой» транснациональной организованной преступности; политической воли для борьбы с ней.

В России есть: огромные природные и иные ресурсы; не поделенная государственная собственность; высокие технологии вооружений и средств массового уничтожения, включая химические и ядерные материалы; незаполненный рынок для незаконных товаров и услуг; беспрецедентная продажность должностных лиц и других государственных чиновников, в том числе и в системе уголовной юстиции; нищенское положение значительной части населения; масса выброшенных государством людей, в том числе и высококлассных специалистов, желающих выжить любым путем; боязнь властей, некоторых политических и общественных деятелей прослыть «авторитарными» и установить жесткий социально-правовой контроль над криминальной экономической деятельностью. Как справедливо отмечалось в международных документах Всемирной конференции по организованной преступности, «в странах, в которых ранее существовали тоталитарные системы, отмечается большое нежелание принимать какие-либо меры, которые… связаны с новым введением контроля над обществом».

Все сказанное давно оценили американская и итальянская мафия, колумбийские картели, японская «якудза», китайские «триады», азербайджанские, армянские, грузинские, прибалтийские, турецкие, вьетнамские, корейские преступные организации, а также многие западные коммерческие фирмы, не блещущие хорошей репутацией, которые «бросились ловить рыбу в мутной экономической и юридической воде» России.

Осознание реальных масштабов и общественной опасности, создаваемой организованной преступностью в России и других странах, остается актуальной задачей властей и народа. Как бы трудно оно ни проходило, однозначность решения этого вопроса очевидна. Суть его можно свести к трем важнейшим установлениям: к адекватной криминализации организационной деятельности, к перекрытию каналов легализации преступно нажитых средств, к законообусловленному подрыву экономического могущества организованной преступности. Вступление России в Совет Европы облегчает принятие таких решений, так как мы обязаны привести наше законодательство в соответствие с европейскими установлениями. Одним из них является Конвенция «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» 1990 года, принятие или ратификация которой поможет в борьбе с организованной преступностью.

3. Международно-правовое регулирование взаимодействия правоохранительных органов в борьбе с транснациональной преступностью

Координация действий правоохранительных органов различных государств в борьбе с транснациональной преступностью с учетом ее специфики проводится на стыке международного права и права национально-уголовного, уголовно-процессуального, оперативно-розыскного законодательства и др.

На основании ч.4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью её правовой системы. При этом Федеральным законом от 15 июля 1995 г. №101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» установлено, что Российская Федерация, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права – принципу добросовестного выполнения международных обязательств. Согласно п. «а» ст. 2 этого Закона международным договором РФ признается международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом. Такие соглашения предоставляют собой один или несколько связанных между собой документов, независимо от его конкретного наименования (конвенция, пакт, соглашение и т.п.) и могут заключаться от имени: Российской Федерации (межгосударственные договоры), Правительства (межправительственные договоры) и федеральных органов исполнительной власти (межведомственные договоры).

Проблема коррупции является предметом внимания различных международных организаций – Совета Европы, Европейского Союза, Организации экономического сотрудничества и развития, Международного валютного фонда, Всемирного банка и т.д. Наиболее активные инициативы по борьбе с коррупцией исходят от ООН. На VIII Конгрессе ООН, проходившем в Гаване (1990 г.) обсуждались вопросы принятия единых стандартов и норм, разработки и принятия унифицированных международно-правовых документов, определяющих основы общемировой политики в сфере борьбы с организованными видами преступности и транснациональной преступностью.

Оказание правовой помощи предусматривают международные договоры.

Они подразделяются на:

а) межгосударственные;

б) межправительственные;

в) межведомственные.

А. Межгосударственные договоры можно подразделить на три основных вида:

1. Конвенции о борьбе с преступлениями международного характера.

Таких конвенций более двадцати -.Конвенция о борьбе с транснациональной организованной преступностью (принята резолюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 15 ноября 2000 года, ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом №26 от 26.04.04 г. и вступила в силу с 25 июля 2004 года ), -.Конвенция против коррупции (принята ООН в 2003 году, 17 марта 2006 г. Федеральным законом № 40 от 8 марта 2006 г. Государственной думой эта Конвенция была ратифицирована, Совет Федерации ее одобрил 22 февраля 2006 года),- Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных средств 1970 г., — Конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г. и другие.

2. Договоры о правовой помощи по гражданским и уголовным делам.

Их около тридцати.

3. Договоры, регулирующие деятельность международных организаций, направленных на борьбу с преступностью

Б. Межправительственные договоры.

Это прежде всего двусторонние соглашения по борьбе с отдельными видами преступлений международного характера (незаконными операциями с наркотиками, культурными ценностями, контрабанда) и соглашения в области борьбы с нарушениями налогового законодательства.

В. Межведомственные соглашения.

Повседневное сотрудничество органов внутренних дел России с органами полиции (милиции) других стран по вопросам борьбы с организованной, транснациональной преступностью регулируется большим количеством ведомственных соглашений МВД нашей страны с МВД других государств.

Количество таких соглашений приближается к 50.

Это соглашения, заключенные с правоохранительными ведомствами стран Запада (Италии, Великобритании, ФРГ, Швеции), Америки и соглашения заключенные со странами ближнего зарубежья.

Например: — Алма-Атинское соглашение о взаимодействии МВД стран СНГ в сфере борьбы с преступностью 1993 г.

В соответствии с ним подразделения, специализирующиеся на борьбе с оргпреступностью оказывают правоохранительным органам других стран содействие в расследовании, раскрытии преступлений, идентификации и изобличении преступников, их установлении, отслеживании, задержании, выдачи, представлении информации об их перемещениях и связях.

— Соглашение МВД стран СНГ, заключенное в Чолпан-Ата (Киргизия) в 1992 г.

Этим соглашением предусматривается создание единого банка данных на преступников и концентрация всей информации об организованной преступности в одном месте -ГИЦ МВД России, куда все страны — участницы Соглашения должны регулярно представлять такую информацию, и оттуда они могут запрашивать любые данные, заложенные в учеты.

Следует назвать еще одно соглашение — о борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, подписанное в Киеве в 1992 году, предусматривающее совместное проведение оперативно-розыскных мероприятий по пресечению движения наркотиков из регионов их традиционного производства к потребителям.

Международные соглашения, используемые государствами в совместной борьбе с преступностью, в том числе с ее организованными и транснациональными формами, целесообразно разделить на две группы, в зависимости от того, какие вопросы они регулируют.

а) Соглашения, регулирующие материально-правовые вопросы. Они заключаются с целью скоординировать (гармонизировать) нормы их уголовных кодексов, максимально сблизить или сделать одинаковыми нормы их УК, направленные на борьбу с преступлением определенного вида (например, с незаконным оборотом наркотиков, фальшивомонетничеством, морским пиратством).

Россия является участницей более десятка таких соглашений — конвекций.

б) Соглашения, регулирующие процедуру, порядок сотрудничества государств в совместной борьбе с преступностью (взаимное оказание правовой помощи по уголовным делам, экстрадицию, оказание ведомственной помощи при раскрытии преступлений и др.).

Международные соглашения, в зависимости от числа стран — участников, можно подразделить на:

— многосторонние, заключаемые большим числом государств на различных континентах;

— региональные, заключаемые между государствами определенного региона мира;

— двусторонние, заключаемые между двумя странами.

Российская Федерация является важным субъектом межгосударственного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью. Основы этого были заложены еще в последние годы существования СССР. Нормативные акты высших органов государственной власти предписывали МВД СССР в 1989 году обратить особое внимание повышению эффективности противодействия преступным сообществам, связанным с зарубежным криминалитетом, поручалось развивать сотрудничество с иностранными правительствами и международными организациями по проблемам борьбы с организованной преступностью и обеспечить участие заинтересованных ведомств в международных программах борьбы с преступностью.

Была разработана Комплексная программа расширения международных связей в области борьбы с преступностью на 1990-91 г.г., ратифицированы некоторые международные конвенции. В сентябре 1990 г. СССР вступил в Международную организацию Уголовной Полиции (Интерпол), в июне 1991 г. — в Совет таможенного сотрудничества, заключил серию межправительственных соглашений о взаимодействии в борьбе с отдельными видами преступлений с Аргентиной, Афганистаном, Болгарией, Великобританией, Венгрией, США, Испанией, Италией, Канадой, Мексикой, Турцией, Финляндией, Чехословакией.

В 1989 году подписан Меморандум о взаимодействии с ООН. В нем предусматривались:

— обмен информацией;

— проведение взаимных консультаций по вопросам предупреждения преступности и уголовного правосудия;

— предупреждение организованной преступности;

— профилактика правонарушений в мегаполисах;

— предупреждение преступности среди несовершеннолетних.

Кроме того, приняты меры по укреплению межведомственного взаимодействия. К 1998 году заключены соответствующие двусторонние соглашения с МВД Австрии, Италии, Кипра, ФРГ, Венгрии, Китаем, Польшей, Румынией, Турцией. К 1993 году такие соглашения заключены с МВД Белоруссии, Латвии, Туркмении, Украины, Казахстана.

В 1992 году по линии МВД заключено пять многосторонних межведомственных соглашений со странами СНГ.

Страны — участники Алма-Атинского соглашения обязаны осуществлять сотрудничество по следующим основным направлениям:

— борьба с преступлениями против жизни, здоровья, свободы, достоинства личности и собственности; с бандитизмом, терроризмом и транснациональной преступностью; с незаконными операциями с оружием, боеприпасами, взрывчатыми, радиоактивными и ядовитыми веществами; с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ; с изготовлением и сбытом поддельных документов, денег и ценных бумаг; с преступлениями в сфере экономики; с контрабандой, а также преступлениями, объектами которых являются исторические и культурные ценности; с преступлениями на автомобильном, железнодорожном, водном, воздушном и трубопроводном транспорте;

— розыск преступников, лиц, скрывшихся от следствия, суда и отбытия наказания, без вести пропавших, лиц, уклоняющихся от уплаты алиментов и исполнения решений судов по искам;

— установление неопознанных трупов, личности неизвестных больных и детей.

24 сентября 1993 г. по решению Совета глав правительств СНГ в Москве было создано Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории СНГ. К основным задачам Бюро относятся:

— формирование специализированного банка данных на базе компьютерного центра и предоставление инициативной информации в соответствующие министерства внутренних дел;

— содействие в осуществлении межгосударственного розыска участников преступных сообществ, лиц, совершивших наиболее опасные преступления и скрывающихся от уголовного преследования;

— обеспечение согласованных действий при проведении оперативно-розыскных мероприятий и комплексных решений, затрагивающих интересы нескольких государств — участников Содружества, выработки рекомендаций по борьбе с транснациональной преступностью.

4. Основные формы сотрудничества оперативных аппаратов на международном уровне

Сегодня международное полицейское сотрудничество осуществляется на следующих уровнях:

— в рамках международных организаций;

— в региональном масштабе;

— между полицейскими органами нескольких стран.

Такое сотрудничество имеет объективную основу, которая включает в себя:

— взаимосвязь и взаимозависимость государств в современном мире;

— постоянное расширение орудия деяний, представляющих международную опасность (международный терроризм, нелегальная эмиграция, незаконный оборот наркотических и психотропных веществ, оборот краденых культурных ценностей, незаконная торговля оружием, радиоактивными материалами, автотранспортом и др.);

— заинтересованность различных национальных полицейских систем в совместном поиске наиболее эффективных путей, средств и методов противодействия криминальным проявлениям.

Генеральный секретарь Интерпола Р. Кендалл отмечал: «в нынешних условиях международная борьба с преступностью не может находится в компетенции нескольких суперкоманд или супердетективов. Это может быть достигнуто только сотрудничеством в рамках, установленных отдельными странами, на основе существующих международных соглашений, национальных законодательств, технических возможностей и, наконец, но не в последнюю очередь, доброй воли всех заинтересованных сторон».

Международное полицейское сотрудничество является одним из компонентов взаимодействия государств в борьбе с преступностью, что само по себе составляет важную часть международных отношений.

Сегодня такое взаимодействие осуществляется по нескольким направлениям:

— оказание правовой помощи по уголовным делам;

— заключение и реализация договоров о борьбе с транснациональными правонарушениями;

— исполнение решений правоохранительных органов по уголовным делам;

— регламентация уголовно-юридических вопросов и прав личности в области правопорядка;

— обмен информацией представляющей взаимный интерес для правоохранительных органов;

— обмен опытом работы и исследование проблем;

— оказание содействия в подготовке кадров;

— предоставление материально-технической и консультативной помощи.

Международное полицейское сотрудничество — это объединение усилий органов полиции (милиции) различных государств в интересах повышения эффективности стратегии и тактики ее действий по предупреждению, пресечению и расследованию правонарушений, а также принятию мер по совершенствованию управления полицейскими силами, кадрового, научно-методического и технического обеспечения их работы.

Сейчас существуют следующие основные формы сотрудничества на международном уровне:

— обмен оперативной информацией об организованной преступности;

— сотрудничество в специальных оперативных вопросах;

— проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий;

— перемещение свидетелей из одной страны в другую;

— взаимная правовая помощь в конспирации прибылей от противозаконной деятельности;

— проведение совместных оперативно-профилактических мероприятий;

— привлечение зарубежных специалистов для проведения экспертиз и различного рода консультаций;

— общение, стажировка и переподготовка иностранных коллег;

— предоставление средств техники, связи, вооружения.

В настоящее время уже сложилась система международного полицейского сотрудничества.

В масштабах мирового сообщества такое сотрудничество осуществляется под эгидой Организации Объединенных Наций (ООН).

В цели согласно ее Устава входит: поддерживать международный мир и безопасность; развивать дружеские отношения между государствами; осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем.

В резолюции № 415 Генеральной Ассамблеи ООН 1950 года отмечалось, что Организация взяла на себя ответственность за рассмотрение вопросов предупреждения преступности, а также за развитие и укрепление международного сотрудничества в данной сфере.

Данная проблематика является предметом внимания многих структурных звеньев ООН, таких как Совет Безопасности, Генеральная Ассамблея, Экономический и Социальный Совет.

Каждые пять лет (начиная с 1955 года) ООН проводятся конгрессы по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, на которых делается общий анализ криминогенной ситуации в мире, подводятся итоги деятельности за прошедший период, проводится обмен опытом, обсуждаются проблемы сотрудничества правоохранительных органов, намечаются пути его активизации.

В 1991 году учреждена Программа ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Общие цели программы заключаются в следующем:

— предупреждение и борьба с преступностью национального и транснационального характера;

— активизация глобального и регионального сотрудничества в данной сфере;

— более эффективное отправление уголовного правосудия.

Немалую роль в организации борьбы с преступностью вносят и научно-исследовательские институты ООН. Один из них ЮНИКРИ — Международный научно-исследовательский институт ООН по вопросам преступности и правосудия, созданный в 1968 году. Основные функции институтов:

— проведение научных исследований;

— повышение квалификации кадров национальных правоохранительных органов;

— оказание технической помощи в разработке проектов;

— информационная деятельность.

Как видим, ООН играет весьма значительную роль в обеспечении международного взаимодействия в сфере борьбы с преступностью и развитии полицейского сотрудничества. Но эта роль имеет, скорее, общестратегический характер.

Немалый вклад в обеспечение межгосударственного полицейского сотрудничества вносят и региональные международные организации- Совет Европы, Европейское Сообщество, Организация американских государств, Лига арабских стран, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии, Организация африканского единства и др.

Наиболее интересный опыт накоплен в Западноевропейском регионе. Так, страны — члены Европейского Сообщества (ЕС) еще в декабре 1975 года пришли к соглашению распространить деятельность этой организации на решение проблем охраны правопорядка, установив для этого сотрудничество своих министерств внутренних дел. Создана так называемая «группа ТРЕВИ». Она представляет собой регулярно проводимые с 1976 г. совещания представителей этих стран на трех уровнях: министры внутренних дел (юстиции); руководители национальных полиций и служб безопасности; рабочие группы экспертов.

Первоначально целью этого сотрудничества была совместная выработка и согласование мер по борьбе с терроризмом, но в последующей взаимодействие полиций в рамках «группы ТРЕВИ» значительно расширилось. В настоящее время основными направлениями деятельности «группы ТРЕВИ» являются:

— создание эффективной системы сбора и обмена информацией, представляющей интерес для полицейских служб;

— выработка оценки состояния и тенденций развития преступности:

— активизация взаимодействия в розыске преступников;

— урегулирование вопросов, касающихся отказа в праве въезда в страну лицам, подозреваемым в причастности к террористической деятельности;

— проведение согласованной визовой политики;

— налаживание обмена специалистами по борьбе с отдельными видами преступлений, прежде всего терроризмом и незаконным оборотом наркотиков;

— расширение сотрудничества в разработке специальной техники для нужд полиции.

В «группе ТРЕВИ» сложился следующий порядок рассмотрения и решения соответствующих проблем. Первоначально происходит обсуждение вопросов на экспертном (полицейском) уровне в рабочих группах «ТРЕВИ-1» (терроризм), «ТРЕВИ-2» (профессиональная подготовка полицейского персонала и техническое обеспечение), «ТРЕВИ-3» (борьба с другими, кроме терроризма, опасными видами преступности, в том числе организованной). Выводы рабочих групп передаются комитету высокопоставленных должностных лиц министерств внутренних дел (юстиции). Заключения комитета служат основой для принятия решения конференцией министров, обязательного для исполнения каждым членом ЕС. В 1990 г. была принята Программа действий «группы ТРЕВИ» по интенсификации полицейского сотрудничества в борьбе с терроризмом и иными видами организованной преступностью и наркобизнесом. Программой предусматривалось создание Европейской информационной системы полиции и Европейского бюро информации по наркотикам, которые сегодня уже успешно функционируют.

Государства, члены Европейского Сообщества решили разработать объединенную стратегию в области правосудия и внутренних дел. Внедрение этой стратегии координируется «Комитетом К4» по договору о Европейском Сообществе 1992 года.

В сентябре 1992 г. министры внутренних дел и юстиции ЕС приняли в Брюсселе решение о создании Европола — специального органа полицейского сотрудничества в масштабах Сообщества со штаб-квартирой в Страсбурге (Франция). Это заменило «группу ТРЕВИ». Европол призван заниматься организацией и координацией взаимодействия национальных полицейских систем в борьбе с терроризмом, «отмыванием» денег, полученных преступным путем, нелегальным оборотом наркотиков и оружия, а также в контроле за внешними границами ЕС. Был одобрен также план борьбы против акций в Западной Европе криминальных группировок, для чего создана специальная группа «Антимафия», в задачи которой входит анализ деятельности преступных сообществ на Старом континенте, разработка общеевропейской стратегии противодействия ей, а также мер по укреплению полицейского взаимодействия.

Полицейское сотрудничество на других континентах развивается не столь интенсивно, что можно, на наш взгляд, объяснить отсутствием необходимого уровня экономической и политической интеграции, распространении там идеи изоляционизма.

Особо существенное значение в обеспечении полицейского взаимодействия в масштабе мирового сообщества имеет деятельность Международной организации уголовной полиции «МОУП», широко известной по ее телеграфному обозначению как Интерпол.

При объективном анализе международного сотрудничества в борьбе с преступностью нельзя не заметить ряд обстоятельств серьезно осложняющих, а в ряде случаев сводящих на нет усилия ООН.

1. Любое государство, вступая в международные контакты, стремятся прежде всего удовлетворить собственные интересы.

2. Существуют идеологические расхождения многих стран, подрывающих доверие между ними.

3. Разница в кадровых, материально-технических и иных возможностях национальных политических систем.

4. Конъюнктурные цели отдельных государств (стремление к укреплению существующего режима, получение кредитов от других стран, политических льгот и т. д.).

Решением совета глав государств СНГ в 1996 году создан Совет Министров внутренних дел (СМВД), который проводит свои заседания дважды в год в одной из стран Содружества. Его рабочий координирующий орган по борьбе с организованной преступностью — Бюро по координации борьбы с организованной преступностью (БК БОП СНГ) является специальной межгосударственной правоохранительной структурой, призванной решать задачи координации и взаимодействия в борьбе с преступностью в системе межгосударственного сотрудничества.

Некоторые виды правовой помощи совершаются дипломатическими и консульскими представительствами государств.

Дипломатическим путем осуществляются сношения с государствами, с которыми договоры о правовой помощи не заключены.

Правовая помощь оказывается на основании запроса, поручения, ходатайства, просьбы.

Поручение должно быть подписано и скреплено гербовой печатью запрашивающего учреждения. Обычно оно составляется на государственном языке запрашивающей стороны. К поручению прилагается заверенный официальные перевод на государственный язык запрашиваемой стороны.

В Конвенции СНГ 1993 года предусматривается использование одного языка — русского.

При исполнении поручения учреждение применяет законодательство своего государства.

По просьбе запрашивающего учреждения оно может применить и юридические нормы запрашивающей стороны, если только они не противоречат законодательству запрашиваемой стороны.

Если учреждение не компетентно исполнить поручение, оно пересылает его компетентному учреждению и уведомляет об этом запрашивающее учреждение.

По просьбе запрашивающего учреждения запрашиваемое своевременно сообщает ему и заинтересованным сторонам о времени и месте исполнения поручения, с тем, чтобы они, могли присутствовать при исполнении поручения в соответствии с законодательством запрашиваемой стороны.

Если в поручении не указаны точный адрес, установленные данные запрашиваемое учреждение принимает в соответствии с законом необходимые меры по их установлению.

После выполнения поручений направленные документы возвращаются запрашиваемой стороне вместе с результатами.

В случае, если помощь не могла быть оказана, запрашивающая сторона уведомляется об обстоятельствах, которые препятствуют исполнению поручения. Документы в этом случае также возвращаются.

Государства самостоятельно несут расходы, возникающие при оказании правовой помощи на их территории.

Решением Коллегии МВД России (приказ № 472 — 98 г.) объявлена Концепция развития международных связей МВД России на период до 2005 года.

В соответствии с ней субъектами международных связей в системе МВД России в рамках своей компетенции являются:

— Министерство в целом;

— подразделения центрального аппарата и подчиненные ему подразделения;

— МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ, РУБОП, УВДТ;

— образовательные и научно-исследовательские учреждения;

— отдельные специалисты и группы специалистов.

С учетом геополитического положения Российской Федерации и практических потребностей подразделений МВД России наиболее приоритетным является развитие сотрудничества с партнерами:

а) из государств — участников СНГ, особенно с коллегами из государств — членов Союза Белоруссии и России, интеграционной пятерки (Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, Россией и Таджикистаном) и Украины.

б) из сопредельных государств, не входящих в СНП — Иран, Китай, КНДР, Латвия, Литва, Монголия, Норвегия, США, Финляндия, Эстония, Япония.

в) из других государств, с которыми развитие сотрудничества в правоохранительной сфере представляет наибольший интерес для достижения целей Конституции (в частности государств Европы, Канады, Афганистана, Аргентины, Бразилии, Вьетнама, Индии, Колумбии, Нигерии, Перу, Мексики, Таиланда, Турции, ЮАР).

В настоящее время существуют определенные сложности в международном сотрудничестве России с другими странами в борьбе с преступностью.

Конечно, органы внутренних дел сегодняшней России не имеют такого кадрового и материально-технического потенциала, как полиции западных стран, что не может отрицательно не сказаться на уровне взаимодействия с ними. Но, представляется, что проблема заключается не только в этом.

Практика многостороннего международного сотрудничества (в первую очередь в Западной Европе) показывает, что для успешной реализации межгосударственных и межведомственных договоров необходимы прежде всего:

а) достаточно стабильное внутреннее экономическое и политическое положение;

б) взаимное доверие, основанное на долговременных дружественных отношениях партнеров.

К сожалению, сейчас в России сложилась ситуация, которую при всем желании нельзя охарактеризовать как стабильную. Что же касается доверия к российским правоохранительным институтам и, в частности, к органам внутренних дел, то их авторитет в мире невысок. Очевидно, что это обусловлено широко известными на Западе отрицательными результатами по раскрытию громких заказных убийств, особенно массовых, неудачами при «установлении конституционного порядка» в Чечне и т. п.

Вместе с тем, было бы ошибкой игнорировать тот факт, что участие наших органов внутренних дел в процессе международного полицейского сотрудничества предоставляет нам значительно более широкие возможности в обеспечении интересов России в сфере борьбы с преступностью. При этом приоритетными целями такого сотрудничества должны являться:

— охрана экономических, политических и иных интересов России, жизни, здоровья, чести, достоинства, прав и свобод ее граждан;

— предупреждение, пресечение, раскрытие и расследование при содействии международных организаций и иностранных правоохранительных органов преступлений транснационального характера, совершенных на отечественной территории;

— оказание, исходя из российских интересов, влияния на выработку и реализацию правоохранительной политики иностранных государств;

— использование опыта, научно-технических, финансовых и других возможностей в сфере обеспечения правопорядка для повышения эффективности деятельности органов внутренних дел нашей страны.

Тем не менее, практика показывает, что контакты с иностранными полициями могут дать положительные результаты в раскрытии конкретных преступлений, при обмене научно-технической и иной информацией, при внедрении отдельных технических новшеств, совместной разработке международных нормативных документов — то есть, по существу, на тактическом уровне.

В заключении освещения данного вопроса следует указать ряд обязательных требований, соблюдаемых в международном сотрудничестве правоохранительных органов разных государств в борьбе с преступностью:

1. При поступлении из-за границы просьбы о производстве каких-либо действий (оперативно-розыскных мероприятий, процессуальных действий) органы милиции (полиции) этой страны выполняют их согласно нормам своего законодательства (уголовного, уголовно-процессуального, оперативно-розыскного и др.).

2. Просьба, поступившая от зарубежных правоохранительных органов, может быть выполнена только в том случае, если в ней речь идет о таком преступлении, какое есть в уголовном законодательстве (УК) запрашиваемой страны.

3. Традиционно в выполнении просьбы отказывается, если в ней идет речь о преступлении политического, религиозного, расового или военного характера.

4. Если в просьбе идет речь о действиях, сопряженных с вторжением в личную жизнь человека (арест, обыск, освидетельствование, прослушивание телефонных разговоров, получение данных о банковских учетах конкретного лица и т. д.) следует не только убедительно мотивировать необходимость производства таких действий, но и подкрепить соответствующим постановлением, санкционированным прокурором.

5. Международная организация уголовной полиции — Интерпол

Повышение эффективности борьбы с международной организованной преступностью предполагает консолидацию усилий правоохранительных органов всех стран, интеграцию банков данных о международных преступниках, транснациональных преступных группировок и сообществах, фирмах, событиях и предметов, с ними связанных.

Такие функции уже 83 года выполняет Международная организация уголовной полиции – Интерпол, в которую в настоящее время входят 179 стран. Интерпол является единственным органом сотрудничества полиции, действующим во всем мире, и он один имеет архив и сеть передачи данных, охватывающие все регионы мира. Европол ограничен географическими возможностями и не может обходиться без Интерпола, который обеспечивает сотрудничество между Европой и остальной частью мира

В конце XIX века криминалисты стали отмечать новую тенденцию развития преступности. В связи с тем, что преступники свободно переезжали из страны в страну, полиция, в большинстве случаев, теряла их след у границы своего государства, за пределами которого они оставались недосягаемыми для правосудия. Резко увеличилась доля «иностранных элементов», или, как их позже стали называть — «международных преступников, то есть лиц, которые в связи с уже совершенными преступлениями или для совершения нового, перемещаются из страны в страну. Появление новой категории «трансграничных» преступников требовало со стороны правоохранительных органов ответных действий и решения ряда проблем, связанных с их розыском, идентификацией, задержанием, арестом и выдачей.

Необходимо было установить постоянное сотрудничество государств в этой области, подвести под него организационные и правовые основы, выработать как совместную стратегию, так и общие взаимоприемлемые принципы борьбы с этой категорией преступников, с учетом особенностей национального законодательства каждой страны.

Первоначальное обсуждение всех или некоторых вызванных проблем проводилось на международных совещаниях, прямо не ставивших перед собой цель установления сотрудничества полиции разных стран. Но по мере роста «международной преступности», увеличения объема работы по борьбе с этим явлением специалисты приходили к выводу, что реализацию практических усилий в борьбе с международными преступниками должна взять на себя именно полиция.

Впервые эта мысль была высказана в 1889 году на учредительном заседании международного союза уголовного права. Его участники констатировали появление «международной преступности» и призвали полицейские службы разных стран  к согласованным действиям по ее подавлению. В 1905 году в Гамбурге на заседании другого международного объединения – криминалистического общества – было принято обращение ко всем государствам создавать в своих полицейских структурах специальные подразделения для борьбы с «международной преступностью».

Подобным же образом развивались события и на американском континенте, где в 1910 году в Буэнос-Айресе прозвучал призыв учредить Всемирный съезд полиции.

В апреле 1914 года накануне первой мировой войны в Монако состоялся I Международный конгресс уголовной полиции. Инициатором его созыва был глава королевства Монако Альберт I, который решил пригласить к себе на Лазурный берег руководителей полицейских ведомств многих стран, чтобы убедить их в необходимости начать совместную борьбу с «путешествующими преступниками». Призыв был услышан, и в Монако съехались криминалисты из 24 стран Европы, Азии и Америки. Был представитель и от МВД России.

Собравшиеся выразили в решениях конгресса принципиальное мнение о необходимости установления прямых контактов между полицейскими ведомствами разных стран для борьбы с «международной преступностью». Это, в свою очередь требовало создания организации «для взаимной помощи».

Следующий конгресс намечалось провести через два года в Бухаресте, однако начавшаяся первая мировая война заставила надолго забыть о принятых резолюциях. Тем не менее считается что именно с конгресса в Монако началась история Интерпола.

В 1923 году в Вене по инициативе полицай-президента страны Австрии доктора Иогана Шобера созывается 2ой Международный полицейский конгресс.

На конгрессе, в работе которого участвовало 20 стран было принято решение о создании Международной комиссии уголовной полиции со штаб квартирой в Вене. Инициатор встречи И.Шобер избирается ее первым президентом. Таким образом, 1923 год стал считаться датой рождения Интерпола, хотя официально до 1956 года на называлась Международной комиссией уголовной полиции.

Основными функциями Интерпола в то время были:

— сбор информации о международных преступлениях и преступниках (учеты);

— распространение этой информации;

— совершенствование криминалистической техники;

— издание розыскного бюллетеня «международная общественная безопасность.

Местом постоянной резиденции комиссии была избрана Вена. Этот выбор сделан не случайно. Во-первых, правительство Австрии выразило согласие полностью финансировать деятельность Комиссии, во вторых, именно австрийская уголовная полиция в те годы располагала наиболее полными криминалистическими учетами, в которых сосредотачивались данные о преступниках многих стран Европы. Это существенно облегчало начальный этап создания системы регистрации международных преступников и преступлений.

В начальный период своего существования Комиссия еще не обладала статусом самостоятельной организации, а действовала лишь как вспомогательный орган Всемирного конгресса полиции, который предполагалось созывать  один раз в четыре года. этот статус сохранялся до 1930 года, когда на очередном Конгрессе в Антверпене было признано нецелесообразным проводить подобные встречи в дальнейшем. Серьезные последствия для судьбы Комиссии имел приход к власти в Германии нацистов в 1933 году. Последующий за этим период – самый бесславный в истории организации.

После присоединения Австрии к национал-социалистской Германии Комиссия была поставлена под полный контроль гитлеровской системы безопасности (CD), которая пыталась направить деятельность и использовать ее архивы в своих интересах. В результате этого почти все члены фактически самоустранились от работы комиссии.

Вскоре места немецких делегатов в Комиссии заняли, в нарушении ее устава, представители тайной полиции – ГЕСТАПО.

В 1938 году по приказу шефа службы безопасности Германии Гейдриха Международная комиссия уголовной полиции была переведена в Берлин. Вскоре международные контакты с ней всех стран прекратились. Разведка нацистской Германии активно использовала архивы Комиссии ля того, чтобы из среды международных преступников вербовать свою агентуру.

В конце войны большинство архивов было утрачено, а оставшаяся часть оказалась во Франции.

В 1946 году по инициативе одного из руководителей бельгийской полиции Луважа криминалисты 17 стран мира собрались в Брюсселе, чтобы вновь наладить «координацию в борьбе уголовной полиции». Новым местом пребывания Комиссии стал Париж.

В 1956 году на сессии в Вене был принят новый Устав Комиссии. Было объявлено, что отныне она будет именоваться «Международная организация уголовной полиции», а действующий с 1947 года, телеграфный адрес штаб квартиры – «Интерпол», становится ее вторым официальным названием. Были утверждены эмблема и флаг организации. На эмблеме изображено: Зеленый шар, весы фемиды и карающий меч правосудия в обрамлении лавровых ветвей, что обозначает – мир, согласие и сотрудничество во имя справедливости. К этому времени в ее составе числилось уже 57 стран.[8]

Новый устав, действующий с незначительными изменениями и в настоящее время, закрепляет структуру Интерпола.

Согласно ст.2 Устава Интерпола, его

Целями Интерпола объявлены:

— обеспечение широкого взаимодействия всех национальных органов уголовной полиции;

— развитие учреждений по предупреждению преступности и борьбы с ней.

Интерполу не разрешается осуществлять какую-либо деятельность политического, военного, религиозного или расового характера.

Основные направления деятельности Интерпола следующие:

1. Уголовная регистрация.

Объекты регистрации – сведения о международных преступниках и преступлениях, носящих международный характер.

2. Международный розыск.

Основной вид розыска по каналам Интерпола – это розыск преступников. Однако, в задачи Интерпола входит, и розыск лиц пропавших без вести, похищенного имущества.

3. Розыск подозреваемых.

Осуществляется для наблюдения за подозреваемыми, контроля за их перемещением, проведения оперативно-розыскных мероприятий.

4. Розыск лиц пропавших без вести.

5. Розыск похищенных предметов.

Розыску подлежат транспортные средства, произведения искусства, оружие и др.

В системе Интерпола также осуществляется сбор и обобщение статистических данных о преступности в государствах – участниках. При этом особое внимание уделяется информации о преступности, носящей международный характер и «международных преступников».

В центральных органах Интерпола и НЦБ Интерпола в государствах – участниках ведется большая научно-исследовательская работа, в частности, собирается и распространяется информация в области криминалистики, криминологии, уголовного права и т.д., издаются многочисленные ведомственные бюллетени.

Интерпол имеет следующую организационную структуру.

Интерпол включает в себя:

-Генеральную Ассамблею;

-Исполнительный комитет;

-Генеральный секретариат;

-Национальные центральные бюро;

-Советников.

Генеральная Ассамблея.

Это высший орган Интерпола, образуемый делегатами, назначаемыми всеми странами – участниками. Сессии Генеральной Ассамблеей проводятся ежегодно, поочередно в разных странах, как правило, осенью. В работе сессии также могут принять участие и представители других стран, а также различных международных организаций (ООН, Европейский Союз, Совет Европы, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе и др.).

В состав делегации в соответствии с Уставом предлагается включать высших сотрудников уголовной полиции стран-участников, служащих НЦБ Интерпола.

В компетенцию Генеральной Ассамблеи входит:

—        решение важнейших вопросов деятельности организации;

—        определение задач и принципов;

—        внесение изменений в устав;

—        прием новых членов;

—        избрание должностных лиц организации;

—        выдача рекомендаций членам организации;

—        утверждение бюджета и др.

Исполнительный комитет.

Является выборным органом, который в период между сессиями Генеральной Ассамблеи:

—        наблюдает за исполнением ее решений;

—        готовит повестку дня и материалы очередной сессии;

—        осуществляет контроль за деятельностью Генерального секретаря и его аппарата.

Исполнительный комитет состоит из:

—        президента;

—        трех Вице-президентов;

—        девяти делегатов.

Все они избираются Генеральной Ассамблеей, президент сроком на 4 года; вице-президенты на 3 года.

Президент и вице-президенты представляют разные континенты, а делегаты – разные страны.

Исполком собирается на заседания не реже одного раза в год.

Генеральный секретариат.

Является постоянно действующим органом Интерпола. Он состоит из:

—        Генерального секретаря (избирается Генеральной Ассамблеей на 5 лет);

—        административного персонала;

—        технического персонала.

Этот орган обеспечивает:

—        проведение в жизнь решений Генеральной Ассамблеи и Исполнительного комитета;

—        организацию работы подразделений и служб;

—        координирует все операции, предпринимаемые полицейскими службами государств-членов Интерпола;

—        выполнение информационной функции.

Секретариат состоит из 4 отделов: административного, полицейского, справочно-информационного обеспечения, технического обслуживания.

Административный отдел:

—        ведет делопроизводство;

—        осуществляет перевод документов  на рабочие языки организации (английский, французский, испанский, арабский);

—        организует международные встречи в рамках Интерпола;

—        обеспечивает безопасность штаб-квартиры.

Полицейский отдел:

Занимает центральное место в секретариате, является самым многочисленным среди других. Этот отдел координирует все виды практического сотрудничества стран-участниц, в борьбе с преступностью.

Он состоит из трех подотделов (известных под номерами: «первый», «второй», «третий»), а так же группы, изучающий тенденции развития организованной преступности.

Первый подотдел: ведет обработку всех материалов о преступлениях против личности и собственности, а так же актах международного терроризма.

Второй подотдел: обрабатывает информацию о финансовых и других преступлениях в сфере бизнеса, о компьютерных преступлениях, фальшивомонетничестве.

Третий подотдел: (самый многочисленный) занимается оборотом и обработкой информации о незаконном обороте наркотиков.

Отдел справочно-информационного обеспечения осуществляет:

—        исследовательскую функцию (изучение научных разработок);

—        систематизацию справочно-информационных источников;

—        выпуск официальных изданий Интерпола: справочников, информационных бюллетеней, юридического журнала «Международное обозрение криминальной полиции»;

—        организацию работы библиотеки (собрания книг, журналов, международных договоров, конвенций посвященных борьбе с преступностью, законов различных государств.

Отдел технического обеспечения обеспечивает:

—        ведение криминалистических уставов;

—        подготовку международных циркуляров розыскного и ориентирующего характера.

Кроме перечисленных отделов в структуре секретариата имеется несколько небольших по численности персонала служб:

—        департамент общественных отношений;

—        специальная группа (для обеспечения безопасности, создана после налета на штаб-квартиру Интерпола в Сен-Клу (Франция) в 1986 году боевиков из экстремальной организации «Аксьон директ», которые обстреляли здание из автоматов и взорвали бомбу в одном из помещений первого этажа).

—        Европейское бюро секретариата (для решения региональных проблем сотрудничества полиции европейских стран в борьбе с преступностью).

Кроме того, в состав организации входят Национальные центральные бюро (НЦБ), являющиеся одновременно как подразделениями полиций стран-участниц, так и структурными звеньями Интерпола. По существу, это «опорные пункты» Интерпола «на местах». Организаци­онные модели НЦБ различны, поскольку их структуры определяются каждым государством самостоятельно. В США, например, НЦБ находится в составе министерства юстиции, в Великобритании — столичного полицейского формирования — Скотланд-Ярда. Во Франции и Италии НЦБ входят в Генеральные дирекции криминальной полиции МВД, а в Бельгии соответствующие функции выполняет Генеральный секретариат судебных представителей министерства юстиции.

Основные функции НЦБ во всех странах, по существу, едины. К их числу относятся:

— обеспечение обмена официальной и конфиденциальной (оперативно-розыскной) информацией по вопросам борьбы с транснациональной преступностью между национальными полицейскими и другими правоохранительными органами, Генеральным секретариатом и НЦБ Интерпола других стран;

— организация через соответствующие национальные органы охраны правопорядка мероприятий по обнаружению лиц, предметов и документов, разыскиваемых государствами-членами Интерпола;

— направление в Генеральный секретариат и в государства — члены Интерпола просьб и оповещений национальных правоохранительных органов о розыске лиц, предметов и документов, осуществлении наблюдения за лицами, подозреваемыми в преступной деятельности, а также иной информации в целях предупреждения и раскрытия преступлений;

— формирование банка данных о лицах, фактах, предметах и документах на основании информации, полученной в процессе международного полицейского сотрудничества;

— содействие (в пределах своей компетенции) реализации решений и рекомендаций Генеральной ассамблеи и Генерального секретариата Интерпола, подготовка аналитических документов по проблемам международного сотрудничества в области борьбы с преступностью и др.

Значение Интерпола в обеспечении на практике международного полицейского сотрудничества очень велико. Сегодня он является центром учета транснациональных преступлений и лиц, их совершивших, главным координатором интернационального розыска преступников, наиболее авторитетной организацией, специализирующейся в сферах выработки стратегии, тактики, методических основ различных направлений деятельности полиции.

Для наиболее эффективной борьбы с транснациональной преступностью с помощью уголовной регистрации Интерполом разработана система учета и классификации транснациональных преступников и преступлений. В соответствии с ней все обобщаемые Интерполом данные подразделяются на общую и специальную регистрацию.

Объектом общей регистрации являются сведения о транснациональных преступлениях и преступниках, а специальной — дактилоскопические отпечатки и фотоснимки правонарушителей.

В Генеральном секретариате ведутся семь картотек объектов общей регистрации, в частности:

1. Алфавитная картотека всех известных лиц, совершивших транснациональные преступления и подозреваемых в преступной деятельности. На учете в ней состоят 4,6 млн. человек, в том числе более чем 350 тыс. преступников, на которых из НЦБ периодически поступают сведения об их подозрительном поведении, связях, миграции.

2. Картотека словесных портретов правонарушителей.

3. Картотека лиц, пропавших без вести, и неопознанных трупов.

4. Картотека документов, которые когда-либо использовались известными транснациональными преступниками (паспортов, удостоверений личности, разрешений на право управления транспортом, владения оружием и др.), а также названий фирм, проходивших по материалам Интерпола в связи с совершением преступлений.

5. Картотека преступлений (преступлений против личности, краж, контрабанды автотранспорта, стратегического сырья, похищенных культурных ценностей, оружия, золота, драгоценных камней; мошенничеств; преступлений, связанных с подделками; случаев фальшивомо­нетничества; преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков) и способов их совершения.

Объекты специальной регистрации учитываются в дактилоскопической картотеке и картотеке учета лиц по фотографиям или рисункам. В первой содержится свыше 350 тыс. дактокарт, во второй — около 20 тыс. изображений.

Учеты Интерпола регулярно пополняются информацией, поступающей от полицейских аппаратов многих государств мира. В свою очередь, Генеральный секретариат инициативно снабжает НЦБ стран-участниц организации свежими данными из своих картотек. Если лицо, состоящее на учете Интерпола, проявляет подозрительную активность, в НЦБ рассылается так называемый «зеленый циркуляр» с просьбой держать такое лицо под наблюдением полиции и информировать Генеральный секретариат о его перемещениях и всех обстоятельствах, имеющих отношение к возможным противоправным действиям с его стороны.

Вся информация, циркулирующая в системе Интерпола, передается с грифом «только для полицейского использования». Порядок ее прохождения по каналам Генерального секретариата и НЦБ регламентируется Правилами международного полицейского сотрудничества и внутреннего контроля и учета Интерпола, действующими с февраля 1984 г. (с изменениями, внесенными на 59 сессии Генеральной Ассамблеи Интерпола в 1990 г.) Ст. 4 Правил обязывает Генеральный секретариат принимать необходимые меры для обеспечения секретности и безопасности полицейской информации. Предписывается, в частности, вносить изменения или обнародовать ее только по просьбе или по согласованию с НЦБ, откуда она была получена. В свою очередь, НЦБ обязаны принимать все необходимые меры, чтобы обеспечить достоверность и актуальность информации, направляемой в Генеральный секретариат. В ней должно проводиться четкое различие между фактами, с одной стороны, и выводами и оценками — с другой. НЦБ могут обмениваться информацией и непосредственно, минуя Генеральный секретариат. При этом ими должно соблюдаться национальное законодательство, международное соглашение и Устав Интерпола.

Роль Интерпола в обеспечении интернационального полицейского сотрудничества обусловливается также тем, что им выполняются функции по координации международного розыска преступников, т. е. розыскных действий, проводимых вне территории государства, где бы совершено преступление. Участие Интерпола в данном случае позволяет осуществить поиски в широком масштабе, а также дает возможность ускорить подготовку необходимых документов в делах об экстрадиции (выдаче) преступников стране — инициатору розыска.

Розыскные действия, проводимые Интерполом, в зависимости от их объекта классифицируются по четырем видам:

а) Розыск преступников для их ареста и экстрадиции;

б) Розыск подозреваемых и преступников с целью наблюдения за их поведением;

в) Розыск без вести пропавших;

г) Розыск похищенного имущества.

Все виды розыска состоят из действий, предпринимаемых полицейскими органами в рамках Интерпола. На долю розыска правонарушителей с целью последующей экстрадиции приходится наибольший объем розыскной деятельности данной организации. Главная цель при этом — обеспечить сотрудничество полиций различных стран в розыске, идентификации, задержании и аресте транснациональных преступников. Хотя ведущая роль в экстрадиционном процессе принадлежит внешнеполитическим ведомствам и судебным инстанциям, полиция, обеспечивая присутствие субъекта, способствуя выдаче, является, по существу, органом, на который возложена его практическая реализация.

Генеральным секретариатом Интерпола разработан план действий по участию в делах об экстрадиции, утвержденный на 29 Генеральной Ассамблее (Вашингтон, 1960 г.). Этим планом предусмотрено, в частности, проведение серии определенных действий по двум видам розыска — обычному и срочному. Обязательным условием для начала того и другого является наличие ордера на арест или приговора суда о назначении наказания в виде лишения свободы. Обычный розыск состоит из 7 стадий.

1. Инициатор розыска (прокуратура, суд, полицейский орган) направляет НЦБ просьбу о начале розыска скрывшегося за границей правонарушителя, страна пребывания которого неизвестна. К просьбе прилагаются сведения о разыскиваемом лице: его внешности, приметах, навыках, привычках, личных документах, при наличии прилагаются его фотографии и дактокарта. Кроме того, НЦБ сообщаются данные об ордере на арест (кто, где и когда выдал), описание преступления и способа его совершения, квалифицирующие признаки. В просьбе должно содержаться заверение инициатора розыска в том, что после задержания преступника будет непременно направлено требование о его выдаче. Просьба визируется компетентным органом государства, ходатайствующего о начале розыска.

2. НЦБ осуществляет проверку просьбы с точки зрения ее соответствия Уставу Интерпола, запрашивает при необходимости дополни­тельную информацию, после чего просьба направляется в Генеральный секретариат в г. Лионе.

3. После того, как Генеральный секретариат засвидетельствует, что просьба о розыске и аресте (так называемый «красный циркуляр» Интерпола — с изображением в верхнем углу эмблемы организации красного цвета) не противоречит Уставу, она рассылается во все или некоторые страны-члены.

Каждое НЦБ, получившее циркуляр, оценивает изложенные в нем обстоятельства с позиции национального законодательства и решает вопрос о допустимости объявления розыска на территории своей страны. При положительном решении указание о начале розыска направляется во все (или некоторые) полицейские органы, а данные о разыскиваемом заносятся в картотеку НЦБ. Нужно отметить, что во многих странах — членах Интерпола факт рассылки правоохранительным ведомством, через которое действует НЦБ, извещения о розыске преступника рассматривается как распоряжение о его аресте в случае обнаружения.

4. На основании полученного из НЦБ циркуляра национальными полицейскими органами предпринимаются действия по розыску преступника. Соответствующие функции выполняются, как правило, криминальной полицией, патрульными нарядами, а также подразделениями, осуществляющими контроль за пересечением водных, воздушных и сухопутных границ.

5. Если разыскиваемый обнаружен, полиция задерживает его, руководствуясь национальным законодательством.

После задержания преступника полицейский орган возбуждает перед местным судом вопрос о его аресте для последующей экстрадиции. В том случае, если суд откажется удовлетворить просьбу полиции о прелиминарном аресте, Генеральный секретариат Интерпола рекомендует полицейским органам следить за действиями и перемещениями преступника и сообщить в Лион или непосредственно НЦБ — инициатору розыска — о переменах им места пребывания.

По факту ареста полиция немедленно информирует НЦБ своей страны, а оно, в свою очередь, — Генеральный секретариат и НЦБ государства-инициатора розыска.

6. НЦБ, объявившее розыск, немедленно уведомляет об аресте преступника заинтересованные органы своей страны, а те срочно направляют в государство, где произведен прелиминарный арест, просьбу об экстрадиции преступника.

7. После взятия преступника под стражу НЦБ — инициатор розыска извещает об этом Генеральный секретариат Интерпола, где на розыскных материалах делается отметка («гашение») о прекращении розыскных мероприятий. Об этом извещаются все страны — члены организации.

Срочный розыск отличается от обычного тем, что НЦБ в экстренных случаях сами направляют просьбы о розыске скрывшегося преступника, минуя Генеральный секретариат, который информируется об этом позднее. Срочный розыск объявляется лишь в том случае, когда инициатору ориентировочно известны регионы или страны, где находится правонарушитель. Если Генеральный секретариат усмотрит нарушение Устава организации, он обязан отменить розыск, оповестив об этом НЦБ.

Срочный розыск, не принесший успеха в течение трех месяцев, заменяется обычным, и письменно не оформленная просьба о производстве розыскных мероприятий заменяется «красным циркуляром» Интерпола.

Международный розыск с целью установления места нахождения того или иного лица и контроля за его действиями объявляется, если у правоохранительных органов нет достаточных оснований для оформления просьбы об аресте и экстрадиции подозреваемого, а также, если у страны — инициатора розыска нет договора о выдаче с государством, где предположительно находится преступник.

Кроме того, в профилактических целях Интерпол устанавливает наблюдение и за международными преступниками-рецидивистами, вопрос об аресте которых еще не стоит. В таких случаях в Генеральном секретариате заполняется так называемый «зеленый циркуляр», содержащий установочные данные на лицо, его фотографии, дактокарту, обращение к полиции в случае появления взять под наблюдение и просьбу сообщать обо всех новых фактах подозрительного поведения и преступной деятельности в Генеральный секретариат Интерпола

В рамках международного полицейского сотрудничества практикуется и смешанный поиск. В таких случаях к государствам, с которыми страна-инициатор розыска имеет договоры об экстрадиции, обращается с просьбой о розыске для последующего ареста и выдаче преступника, а к другим — с просьбой об установлении наблюдения за его перемещениями и деятельностью. При смешанном розыске рассылаются два циркуляра — «красный» и «зеленый».

Розыск пропавших без вести объявляется, когда есть достаточные основания считать, что разыскиваемый, не являющийся преступником, покинул пределы страны постоянного проживания. На такое лицо заполняется так называемый «синий циркуляр», где приводится его фотография и описание внешности, а также указывается номер досье, в котором Генеральный секретариат обобщает данные о розыске.

Розыск похищенного имущества проводится как через Генеральный секретариат, так и путем непосредственных контактов НЦБ. При этом страной-инициатором представляется как можно более полная информация о разыскиваемом имуществе, предметах антиквариата, автотранспор­та, оружии и др. В случае обнаружения оно, как правило, незамедлительно возвращается по принадлежности. Соответствующие данные сохраняются в картотеках НЦБ и обобщаются в Генеральном секретариате.

Помимо названных Интерполом осуществляются и другие виды деятельности, в частности, им собирается, обобщается, обрабатывается информация по различным проблемам борьбы с преступностью. Так, статистическая служба Генерального секретариата ведет учет преступности в странах — членах организации и общую статистику транснациональных преступлений. В настоящее время Интерполом учитываются совершенные в различных государствах мира убийства, преступления против нравственности, кражи, мошенничества, случаи фальшивомонетничества и подделки ценных бумаг, незаконного распространения наркотиков и др.

В статистических отчетах Интерпола транснациональные преступления подразделяются на девять групп:                            

АС — преступления против личности;                        

ТЕ — международный терроризм;                           

SТ — незаконный оборот наркотиков;                         

ОС — организованная преступность;                         

ЕС — преступления в сфере экономики;                      

СЕ —  фальшивомонетничество, подделка ценных бумаг и документов

СА — кражи автотранспорта;                                

SА — кражи культурных ценностей и оружия;                 

FF — прочие преступления.                               

Статистика Интерпола является сегодня, пожалуй, единственным авторитетным источником, с помощью которого можно провести сравнительный анализ преступности в мировом масштабе.          

Существует особый список наиболее опасных преступников мира, находящихся в розыске Интерпола. В него входят, в частности: Инге Виатт, 1944 г. р., участница нескольких террористических актов, ограблений, убийств, похищений видных политических деятелей; Фрэнк Терпилл, 1948 г.р., бывший сотрудник ЦРУ, тесно связан с Ирландской республиканской армией, скрывается после вынесения судом приговора — 53 года тюремного заключения за торговлю оружием и снабжение им повстанцев Латинской Америки; Личьо Джелли, 1929 г. р., разыскивается с 1982 г. по обвинению в вымогательствах и взятках на общую сумму в 70 млн. фунтов стерлингов, за участие в преступном синдикате, рэкете, шантаже; Альберт Спагжари, 1932 г.р., бежал из тюрьмы в Ницце, где ожидал суда за «ограбление века» — похищение из банка этого города путем проникновения через тоннель, прорытый из канализационного колодца, одного млн. фунтов стерлингов, золотых слитков и драгоценностей из 400 личных сейфов; О. Челик, 1958 г.р., член крайне правой террористической группы «Серые волки», проходящий по делу о покушении на Папу римского и др.

Исключительно перспективной является деятельность нового подразделения Интерпола — криминальной аналитической разведки.

Здесь имеется возможность с помощью новейших компьютерных технологий получать обобщенные данные  на лидеров организованных преступных обществ, как по всем базам Ген секретариата, так и по базам НЦБ стран — членов Интерпола. За короткое время с помощью этой системы можно получить объемы информации, на которые уходят месяцы, а, то и годы в ходе традиционной работы по делам оперативного учета.

С начала 1990-х годов Интерпол претерпел коренные изменения. Генеральный секретариат организации приложил максимум усилий для того, чтобы использовать последние достижения информационных технологий в целях предоставления коммуникационных услуг и доступа к электронной базе оперативных данных для удовлетворения потребностей стран участников. В начале ХХ1 века первоочередной задачей правоохранительного сообщества следует считать подавление международной организованной преступности путем координации расследований на международном и национальном уровнях. Поэтому Интерпол оказывает консультативную, а также практическую помощь в оперативном планировании для расследования преступлений всеми членами Организации, участвующими в борьбе с международной организованной преступностью.

Президент Российской Федерации издал Указ от 30 июля 1996 г. №1113 «Об участии Российской Федерации в деятельности Международной организации уголовной полиции – Интерпола», в котором установлено, что Национальное центральное бюро Интерпола является структурным подразделением Министерства внутренних дел Российской Федерации – органом по сотрудничеству правоохранительных и иных государственных органов Российской Федерации с правоохранительными органами иностранных государств – членов Международной организации уголовной полиции – Интерпола и Генеральным секретариатом Интерпола. Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 октября 1996 г. №1190 «Об утверждении Положения о Национальном центральном бюро Интерпола». Правовой статус его – главное управление криминальной милиции, входящее в состав центрального аппарата МВД России.

6 Международная практика выдачи преступников.

Институт выдачи преступников широко известен в практике международных отношений.

Экстрадиция есть форма взаимоотношений между двумя государствами, позволяющая использовать уголовную юрисдикцию того государства, которое на момент выявления лица, совершившего преступные деяния, не имеет фактической возможности реализовать его привлечение к уголовной ответственности в соответствии со своим законодательством.

Посредством подобной формы международного сотрудничества на практике достигается универсальная система защиты самых значимых общественных ценностей и обеспечиваются серьёзные гарантии того, что лица виновные в совершении тяжких преступлений, будут наказаны независимо от того, где они находятся, и того компетентно ли государство, в котором они скрываются, с учётом пределов действия своего уголовного права привлечь их к ответственности.

Следует различать экстрадицию и:

депортацию, которая осуществляется по причинам, являющимися специфическими для депортирующего государства;

отказом во въезде в страну на границе;

репатриацией, которая не входит в рамки уголовной процедуры;

передачей – действием, вытекающим из Устава Международного Трибунала.

Первым законом об экстрадиции считается закон Бельгии 1883 г.

В 1834 г. Австрия, Пруссия и Россия заключили соглашение, обязывающее их взаимно передавать друг другу лиц виновных в совершении акта государственной измены, вооруженного бунта, и действий направленных против безопасности трона или правительства.

По мере развития отношений между государствами совершенствуется и институт выдачи. Растёт количество договоров, в которых конкретизируется круг лиц, подлежащих выдаче, уточняются критерии и основания для выдачи.

Современное международное право достаточно четко определило параметры применения института выдачи, дало ответы на вопросы которые возникают в этой связи в отношениях между государствами.

В настоящее время институт выдачи однозначно применяется :

*        к предполагаемым преступникам, обвиняемым в совершении преступления;

*      к лицам которые уже осуждены;   

Поэтому по целям выдачу можно подразделить:

 1. для обеспечения предварительного следствия и суда в другой стране по факту совершенного гражданином преступления;

 2. для обеспечения исполнения вынесенного приговором суда наказания в другой стране;

Вместе с тем даже сейчас нередки случаи, когда государство обращается к другому государству с требованием о выдаче на том основании, что лицо, находящееся на его территории является гражданином государства, требующего о выдаче. Но в отношениях между государствами действует общепризнанная норма, согласно которой полагается соблюдать право каждого лица покидать любую страну , включая свою собственную, и государства обычно с уважением относятся к этому праву. Они не принимают в отношении иностранных граждан никаких насильственных мер по их выдаче или высылке, если эти иностранцы законным образом находятся на их территории и не совершили каких-либо действий, влекущих за собой выдворение в соответствии с законодательством.

Вопросы выдачи регулируются как внутренним правом государства, так и международными договорами. Это как двусторонние так и многосторонние договоры.

Согласно Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 г., предусмотренные в ней преступления рассматриваются как преступления, влекущие за собой выдачу и на них распространяется любой договор о выдаче, который был или будет заключен между любыми сторонами этой Конвенции.

В более поздних договорах о сотрудничестве в борьбе с различными видами преступлений положения о выдаче сформулированы подробнее но суть их не изменилась .Среди многосторонних договоров в этой области заслуживают внимание, в частности «Европейская (Парижская) конвенция о выдаче преступников 1957 г., подписанная государствами — членами Совета Европы (более 20 государств), а также Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (подписанная 10 странами СНГ), раздел 4 который посвящён проблеме выдаче преступников.

Положения этих конвенций, за небольшим исключением, примерно одинаковы. Стороны обязуются выдавать друг другу лиц находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или приведения приговора в исполнение. Кроме того в них регламентируется порядок решения практических вопросов, связанных с выдачей.

Во многих конвенциях, особенно в тех, что предназначены для борьбы с террористическими актами, закреплено положение ,суть которого сводится к принципу накажи или выдай.

В связи с тем , что преступность усложнилась, не знает границ проблема экстрадиции в наше время весьма актуальна.

Отмечается стремление многих государств не выдавать своих граждан, совершивших преступления за границей, если даже они не пользуются дипломатическим иммунитетом. Другие же страны отдают своих преступников.

Законодательство разных стран по-разному решает вопрос о природе экстрадиции. Например, в Италии нормы о выдаче преступников включены в Уголовный кодекс (1987г.). В Уголовном кодексе России также есть статья о выдаче.

В России, Франции, Германии, Ирландии, Италии, Португалии, Испании об экстрадиции говорится в конституциях этих стран.

Вопросы экстрадиции в европейских странах, как правило, решают судебные органы — обычные уголовные суды.

Как правило выдачи требуют:

-государство, гражданином которого является предполагаемый преступник;

-государство , на территории которого совершено преступление;

— государство, потерпевшее от преступления;

Государство, получившее обращение о выдаче, должно удостоверится:

— в том, что речь идёт не о лице, которое преследуется по политическим мотивам;

— за данное преступление преследуется как в запрашивающем, так и в запрашиваемом государстве ;

— что нет ни каких веских оснований считать, что просьба о выдаче направлена с целью подвергнуть лицо преследованию по признакам расы, религии, национальности, убеждений, пола, социального статуса;

— что не будет нарушен принцип недопустимости повторного осуждения лица за одно и тоже преступление;

— что в отношении данного лица не возникало какого — либо основания для не привлечения его к ответственности (срок давности, амнистия);

— что лицу будет предъявлено обвинение только за преступление в связи с которым запрашивается его выдача (неизменность квалификации);

— что в случае заочного осуждения обвиняемому было дано надлежащее уведомление о судебном разбирательстве и была предоставлена надлежащая возможность для защиты.

Выдача не производится в следующих случаях:

1.   Когда запрашиваемая сторона имеет серьёзные основания полагать, что требование о выдаче представлено с целью преследования или наказания какого — либо лица по признакам расы, религии, национальности или политических убеждений.

2.   Когда имеются основания полагать, что ему может угрожать применение пыток (согласно Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.).

3.   Государство обычно не выдаёт своих граждан.

4.   Не выдаются преступники, если в стране, которая требует выдачи, им грозит более строгое наказание , чем в стране где они находятся.

5.   Страны, которые не применяют смертную казнь, не выдают преступников тем странам, где им грозит такое наказание.

6.   Выдача не допускается также, если истёк срок давности привлечения к уголовной ответственности за совершённое преступление.

Вопрос о выдаче решается исходя из принципов:

*     территории (т.е. в зависимости от места совершения преступления и места нахождения преступника).

*     гражданства лица.

Решающим для выдачи является принцип гражданства, т.е. действует не территориальный, а персональный принцип ответственности.

Кроме того, при решении вопроса о выдаче учитывается какое преступление было совершено и ряд других обстоятельств. Принцип гражданства нашел своё отражение в новом Уголовном кодексе России, где сказано, что граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству.

Это положение основывается на статье 36 Конституции РФ, где сказано, что гражданин Российской Федерации не может быть выдан другому государству иначе, как на основании закона или международного договора РФ.

Иностранцы и лица без гражданства, которые совершили преступления за границей, но теперь находятся на территории России «могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации» (ст.13).

Рассмотрим несколько типичных ситуаций:

1. Государство требует выдачи своего гражданина.

Преступление было им совершено в своём государстве, а затем он оказался в чужом. В таких случаях вопрос о выдаче, по общему правилу решается положительно.

Например, некто Н. Совершил в России тяжкое преступление, а затем бежал из нашей страны на остров Маврикий. Там он был арестован сотрудниками Интерпола, передан в Российское консульство и затем доставлен на родину.

И так обстоит дело, если гражданин совершил преступление на чужой территории и находится сейчас там или в третьей стране. Государство, где совершено преступление в праве само судить этого человека и не обязано его выдавать, если нет соответствующего соглашения. Поэтому на практике вопрос решается по-разному.

Гражданин России Сурков за незаконное владение огнестрельным оружием был арестован в Маниле и осуждён к 17 годам лишения свободы. В 1999 г. президент Филиппин принял решение о его помиловании и обмене на филиппинского матроса, совершившего преступление в России. Сурков был передан российским властям, в связи с совершенным им преступлением было возбуждено уголовное дело.

·     Военные преступники второй мировой войны, в том числе совершившие преступления за границей, выдавались в те страны, гражданами которой они являлись. Вопрос выдачи в таких случаях решается на основе заключённых соглашений, а если их нет — дипломатическим путём.   

2. Иная ситуация, когда государство требует выдачи не своего, а чужого гражданина. Здесь тоже есть несколько вариантов.

Безусловно положительного решения о выдаче здесь нет.

Если гражданин совершил преступление в чужой стране, а сейчас находится в своём государстве, то, скорее всего, там его и будут судить. Так решается вопрос в Российском Уголовном кодексе (ст.12).

Если такой преступник находится в третьей стране, то эта страна может:

·     выдать его в страну гражданином которой он является;

·     выдать в страну, где совершено преступление;

·     судить его сама (особенно если речь идет о международном преступлении);

В сентябре 1993 г. три иранских гражданина захватили на территории России самолёт, который следовал из Баку в Пермь и, заставив экипаж изменить маршрут, приземлились в Осло. Там угонщики были арестованы. Через год норвежское правительство приняло решение выдать этих иностранцев не  Ирану, а России.

К вопросу выдачи преступников для следствия и суда примыкает проблема передачи на родину лиц, уже осуждённых за совершение преступления в чужом государстве. Группой стран, включая и Россию в 1978 г. была подписана Конвенция о передаче лиц, осуждённых к лишению свободы, для отбывания в государстве, гражданином которого он является. Согласно этой Конвенции, такие лица передаются для отбывания наказания на родине, однако имеются исключения.

Передача не производится, если:

а) в своей стране осуждённый уже понёс наказание за это преступление либо был оправдан или дело было прекращено;

б) истекли сроки давности или есть иные препятствия привода на родине;

в) осужденный имеет постоянное место жительства, в стране вынесшей приговор;

Практика возвращения в свои страны для отбывания наказания лиц, осуждённых за границей, сравнительно молода. Вместе с тем эффективность её очевидна.

Многие вопросы связанные с отбыванием иностранцев в российских исправительных учреждениях (отсутствие знания русского языка, разный культурный уровень, различное вероисповедание, необходимость рассоциализации после отбытия наказания и др.), отпадает, если приговорённых российским судом к лишению свободы иностранцев отправлять для исполнения приговора в собственные страны.

Эта проблема одинаково актуальна для всех стран мира, особенно сейчас, когда взаимопроникновение преступности происходит весьма стремительно.

В настоящее время происходит разработка основополагающих принципов экстрадиции разделяемых международным сообществом. Это:

*     последовательное соблюдение прав человека в соглашениях об экстрадиции, соответствие их Пактам о правах человека;

*     инкорпорация во внутреннее законодательство основных прав человека, предусмотренных в международных конвенциях и соглашениях об экстрадиции;

*     осторожное отношение к экстрадиции в случае возможности применения смертной казни;

*     строгое соблюдение в соглашениях об экстрадиции и практике её применения так называемых минимальных правил обращения с заключенными, регламентированными ООН;

*     исключение экстрадиции в страны, где существуют пытки или допускается жестокое обращение с осужденными;

*     исключение экстрадиции в страны где существует дискриминация по расовым, религиозным или иным основаниям;

*     поощрение экстрадиции в страны, где руководствуются принципами гуманизма, в том числе в отношении лиц, совершивших преступления.

Литература:

1.Конституция Российской Федерации. — 1993.

2.Уголовный кодекс России. — 1996.

3.Курс международного права. Т. 6. — М., 1992.

4.Международное уголовное право / под ред. И.П. Блищенко, Р.А. Каламкарян, И.И. Карпец и др. Наука. — 1995.

5.Панов В.П. Международное уголовное право: Учебное пособие. — М., Инфра. — 1997.

6.Бирюков П.Н. Международное уголовное право. — М., 1999.

7.В.В. Лунеев. преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ. — М., Норма. — 1997.

8.Сборник ГИЦ МВД России. Транснациональная и этническая преступность. — М., 1999.

9.Бирюков П.Н. Правовые вопросы возбуждения уголовного преследования по просьбе иностранного государства. Московский журнал международного права. — № 2. — 1999.

10.Гасымов Б.Л. Международная организация уголовной полиции и зарождение практики международного розыска. Московский журнал международного права. — № 2. — 1999.

11.Зименко Б.Л. Международные договоры в судебной системе РФ. Московский журнал международного права. — № 2. — 1999.

12.Овчинский В.С. О роли НЦБ Интерпола в борьбе с международной организованной преступностью. Оперативно-розыскная работа. — № 1. — 1999.

13.Родионов К.С. Международно-правовое регулирование взаимодействия милиции (полиции) в борьбе с транснациональной преступностью. Оперативно-розыскная работа. — № 1. — 1999.

14.К. Родионов, С. Яни. Интерпол без тайн. Советская юстиция. — № 3, 4, 5, 6. – 1989.

15.Б. Велчев. Политическое преступление в международном уголовном праве. Международная жизнь. — № 5. — 1999.

16.Приказ МВД РФ № 10 — 94 г. «Об утверждении Инструкции о порядке исполнения и направления ОВД РФ запросов и поручений по линии Интерпола».

17.Приказ МВД РФ № 333 — 97 г. «О дополнительных мерах по реализации постановления Правительства РФ от 14 октября 1996 г. № 1190 «Об утверждении Положения о НЦБ Интерпола».

18.Приказ МВД РФ № 666 – 1997 г. «О мерах по дальнейшему развитию НЦБ Интерпола, повышении эффективности его деятельности в борьбе с международной преступностью».

19.Приказ МВД РФ № 472 — 1998 г. «О концепции развития международных связей МВД РФ на период до 2005 года».

20.Приказ МВД РФ № 221 – 2000 г. «О мерах по совершенствованию сотрудничества по линии Интерпола».

21.Приказ МВД РФ, МЮ РФ, ГТК РФ, ФСБ РФ, ФСН РФ, ФПС РФ              №№ 684/184/560/353/257/302 — 2000 г. «Об утверждении Инструкции об организации информационного обеспечения сотрудничества правоохранительных и иных государственных органов Российской Федерации по линии Интерпола».


[1] К.С. Родионов Международно-правовое регулирование взаимодействия милиции (полиции) в борьбе с транснациональной преступностью. Оперативно-розыскная работа. № 1. — 1999. — С. 14.

[2] К.Родионов, С. Яни. Интерпол без тайн. Советская юстиция. № 3. — 1989. — С. 29.

[3] Лунеев В.В. Преступность ХХ века. — М., 1997. — С. 312.

[4] Лунеев В.В. Преступность ХХ века. — М., 1997. — С. 312.

[5] Там же.

[6] Лунеев В.В. Преступность ХХ века. — М., 1997. — С. 314, 315.

[7] Там же. — С. 316.

[8] К. Родионов, С. Яни. Интерпол без тайны. Советская юстиция. — № 4. — 1989. — С. 30.


 

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

Фонд госимущества заявляет о рейдерском захвате "Объединенной горно-химической компании"

Глава Фонда государственного имущества Украины Дмитрий Сенниченко сообщил о том, что в эти минуты происходит попытка рейдерского захвата государственного предприятия…

FROM SUGAR BEETS TO BANKING: Rusagro’s Rise as a Russian...

Rusagro is one of Russia’s largest agro-industrial holding companies, dealing mainly in sugar, oil and agricultural land. Starting as an…

Глава Минфина подозревается в неуплате налогов

Генеральная прокуратура подозревает министра финансов Александра Данилюка в уклонении от уплаты налогов Об этом говорится в постановлении Печерского райсуда Киева…
НОВОСТИ