Человек не терпит насилия!

Главный мент там правит бал?

30712


Среди многочисленных высказываний нашего нового президента потомкам, конечно же, запомнятся далеко не все. Однако некоторые уже по праву стали крылатыми, войдя в золотой фонд украинской политтерминологии наряду с Кравчуковской «хатынкой» и Кучмиными «падонками, бля!» Сформулированные Виктором Андреевичем «маленькие украинцы» стали удобным определением для стремительно уменьшающегося в численности населения нашей страны. И это, наверное, логично, поскольку как современные диагностические системы по капле крови могут диагностировать состояние всего организма, так по жизни случайно выбранного «маленького украинца», независимо от его материального состояния, возраста и рода занятий, можно определить, слаженно ли работают колесики и винтики государственной машины, насколько производимый ей, машиной, продукт соответствует тем высоким стандартам, которые неизменно провозглашаются с высоких трибун Главными Конструкторами и Главными Механиками страны. Потому что мне так кажется, «маленькие украинцы» — это не только нищие пенсионеры и многократно ограбленные селяне, это – все граждане нашей страны, неотъемлемым правом которых среди прочего, по Конституции является и право на справедливый суд и на то, что решения, принятые таким справедливым – и независимым! – судом без гнева и пристрастия, обязательны к исполнению абсолютно всеми, в том числе, и государственными чиновниками, даже если им этого ну просто ужас как не хочется.


И вот о чиновниках-то, о тех, от кого в любом государстве зависит соблюдение закона, хотелось бы поговорить особо. В принципе, конечно, любая власть, придя на смену предыдущей, расставляет на ключевые посты своих людей. Однако, наверное, нигде, кроме как на нашем постсоветском пространстве, не проявилась закономерность: ответственные должности чаще всего получают не наиболее компетентные и порядочные, а те, кто хорошо себя вел в нужное время, или, вложив в избирательную кампанию свои деньги, заслужил тем самым право на то, чтобы, оказавшись в высоком кресле, потраченные средства вернуть и приумножить.


История появления главного милиционера Н. Г. Купянского в Николаевской области так же покрыта тайной, как и его практическая деятельность на ниве охраны закона от граждан. Вроде как был он заместителем начальника Донецкого УБОПа, то есть, опыта руководства не то что областью, но даже и городом не имел. Но вот чем-то так глянулся в своем насквозь бело-голубом регионе кому-то из киевских небожителей, что вдруг казался в Николаеве сами-знаете-в-каком кресле. Досужие сплетники болтают, что тут не обошлось без протекции недавнего секретаря РНБО Порошенко, вроде как он, непосредственно занимался подобными кадровыми перестановками, да только кто ж их, слухи-то эти, проверит!


В быту Николай Григорьевич – человек простой и бесхитростный, что тоже, безусловно, позволяет причислить его к тем самым «маленьким украинцам», речь о которых шла выше. На недавно прошедшем в Коблево молодежном форуме «Восток-запад. Нас не роз’єднати», например, как утверждают досужие сплетники, некстати оказавшиеся рядом в три часа ночи, не мог отказать себе в удовольствии пописать прямо с лестницы VIP-зоны. Ну и что, что потом, спускаясь, он сам же в эту лужу и угодил? Зато удовольствие вышло очень народное, безо всяких там интеллигентских штучек типа унитаза. Жаль, что в этот момент рядом не оказалось фотографа или телеоператора, чтобы для потомков запечатлеть полет духа… ну, или в данном случае – струи главного областного милиционера. Но прозвище «писающий мальчик» в узком кругу посвященных он уже получил.


От людей сведущих, но очень не любящих своих фамилий под цитатами, можно, если хорошенько порасспросить, узнать и о том, что Николай Григорьевич и в вопросах финансово-экономических отличается, в общем-то, умеренным поведением – если иные его коллеги в других областях норовят поиметь свою долю в любом, легально ли, нелегальном ли местном бизнесе, то господин Купянский довольствуется малым – по 1200-1400 долларов с каждой транзитной фуры, провозящей через Николаев из Одессы куриные окорочка сомнительного происхождения, и все, ему довольно. Курочка по зернышку клюет. И уж совсем гнусной клеветой следует считать предположения, что для того он и был тут поставлен, чтобы этот самый окорочковый грузопоток прикрывать и обеспечивать. Ну и что с того, что уже в полный голос говорится со страниц и экранов, что господин Порошенко непосредственно причастен к контрабанде из Молдавии и Приднестровья, о чем молдавские коллеги господина Купянского готовы предоставить подробнейшие отчеты, подкрепленные соответствующими документами? Кто их, эти документы, видел-то?


Так что прошу вас, уважаемые читатели, считать все эти мои россказни о честнейшем служаке Николае Григорьевиче Купянском не более, чем пред-по-ло-жениями, ничего общего с утверждениями не имеющими. Мало ли кто что болтает? Ну и что с того, что концы с концами сходятся? У нас только суд выясняет, кто по-настоящему прав, а кто действительно виноват.


Да, действительно, самое время вернуться к суду. Но для начала – небольшая история.


Итак, жили-были знакомые. Назовем их Салемов и Диденков. Оба – люди очень даже не бедные, молодые, энергичные, хоть и имеющие каждый свой бизнес, но при этом не чуждые экспериментов в новых областях. И хотя ни один из них сельскохозяйственной академии не заканчивал, решили они попробовать себя в сельском хозяйстве. Взяли в аренду поле, решив выращивать на нем лук, наняли бригаду корейцев – уж этим-то опыта в подобных делах не занимать – а предварительно договорились, что все – и расходы, и последующие доходы делят честно – пополам. А деньги – и те, что нужно вложить вначале, и те, что потом, после сбора и продажи урожая, должны обернуться прибылью, немалые. Причем, вторые, разумеется, значительно, на порядок, больше. Поскольку дела Салемова требовали его постоянного присутствия в городе, а у Диденкова времени было побольше – его бизнес, в основном, состоит в торговле уже внезаконной, но все еще широко доступной пиратской аудио- видеопродукцией через сеть ларьков и магазинчиков, то обязанности они поделили: Салемов отдал свою часть денег, заключил все необходимые договоры – с председателям КСП, с бригадиром корейцев, оплатил все необходимые издержки и со спокойной душой поехал в Николаев, оставив на хозяйстве Диденкова, тот, мол, и за делами присмотрит, и свою долю вложит, оплатив что там еще понадобится – семена, сетки и т. д.


Прошло некоторое время, и Салемов решил глянуть, как там идут дела у него на поле, заодно и бухгалтерию проверить, благо, там все просто, никаких тройных-четверных схем: что купили, за что заплатили, сколько потратили, сколько осталось — вот и вся арифметика. Проверил и сильно удивился. Оказывается, все это время в деле крутились только его деньги.


— А как же твоя доля? – спросил он у Диденкова.


– Ты понимаешь, у меня сейчас трудности, долги, словом, нет у меня денег.


– Ну, нет так нет, значит, придется вытягивать все самому. Но тогда и вся прибыль моя. Согласен? Все честно?


– Какой разговор!


На том и порешили, тем более, что и в документах ничего править не пришлось – все бумаги были выправлены на Салемова, подо всеми договорами его подпись, да и с корейцами рассчитывался тоже он.


Казалось бы, какие тут могут быть недоразумения? Ан, нет, недоразумения обнаружились. Пришло время сбора урожая, и вдруг выяснилось, что Диденкову тоже хочется поучаствовать в прибылях. Ну и что, что он своих денег не вкладывал? Но ведь он уже как-то свыкся с мыслью об этих виртуальных тысячах, уже как бы и применение им нашел, и что ж теперь прикажете: смотреть, как у тебя на глазах кто-то самолично распоряжается суммой, часть которой могла бы стать твоей, не помешай тому некоторые неблагоприятные обстоятельства…В конце июля Диденков несет в милицию заявление о том, что Салемов обманом завладел причитающимся ему полем, урожаем и последующей прибылью, и требует привлечь того к уголовной ответственности. В доказательство прилагает копию договора, якобы заключенного им с председателем КСП (или, чтобы быть совсем точным, ЗАО). В тот же день он заключает договор с государственной службой охраны, чтобы не допустить несостоявшегося партнера на его поле, и пытается вывезти оттуда урожай. Немаловажная, принципиальная деталь: в первом же пункте договора на охрану объекта государственной службой охраны при МВД Украины указывается: «Обязательным условием на время заключения и выполнения договора является наличие у «Заказчика» полномочий на владение или пользование «Объектом» (в форме права собственности, права на полное хозяйственное ведение, оперативное управление, аренды, лизинга, поручения и т. д.), сведения о чем передаются «Исполнителю» в письменной форме». Иными словами, государственная охрана – это ведь вам не братки-беспредельщики, не бригада «быков», нанятых для разборок с конкурентом, нет, для милиции, к которой ГСО и относится, закон превыше всего, потому и обязан заказчик подтвердить свое право собственности, прежде чем люди в форме возьмутся ее, собственность, охранять. Более того, в договоре есть еще один пункт, не менее важный, чем процитированный выше: «Договор может быть немедленно расторгнут «Исполнителем» в одностороннем порядке при условии доказательства в установленном порядке факту отсутствия у «Заказчика» на время заключения договора или утраты во время его исполнения полномочий на владение «Объектом»…» То есть, и здесь государственная служба страхуется – мало ли, вдруг предъявленные при заключении договора полномочия окажутся недействительными, или потом суд докажет, что владельцем охраняемой собственности является не «Заказчик», а кто-то иной, от кого, в частности, «Объект» и охраняется – все, здесь полномочия милиции заканчиваются: сначала разберитесь по закону, кто тут собственник, а потом уж нас приглашайте.


Надо полагать, что какие-то документы Диденков при заключении договора на охрану поля все-таки показал, иначе невозможно поверить, чтобы государственная структура, призванная прежде всего охранять и защищать закон, взялась за столь сомнительное дело. Но для того в нашем, теперь уже абсолютно демократическом и совершенно правовом государстве (по крайней мере, именно это нам всем обещали на Майдане) и существуют независимый от любых влияний суд и прокуратура, чтобы установить истину и восстановить справедливость. Естественно, что Салемов обращается в прокуратуру, которой вменен в обязанность непосредственный контроль за действиями милиции. Прокурор Жовтневого района выносит следующее предписание об устранении нарушений закона: «Згідно довідки Жовтневого районного відділу земельних ресурсів Державного комітету України по земельних ресурсах… договір оренди (суборенди) між ЗАТ ім.. Шевченко та Діденковим І. не зареєстровано… Таким чином, договір від 18.08.2005 року між ВДСО при УМВС України в Миколаївській області та Діденковим І. Д. на охорону земельної ділянки ЗАТ ім.. Шевченко… є безпідставним, так як Діденков І. Д. не має права користуватися та розпоряджатися зазначеною земельною ділянкою. ВИМАГАЮ: негайно усунути з вищеаказаной земельної ділянки працівників міліції – охоронців, діючих в інтересах Діденкова І. Д. Припис підлягає негайному та невідкладному виконанню». Для тех., кто потерялся в этом юридическом канцелярите, переведу: прокурор выяснил, что при заключении договора с государственной службой охраны господин Диденко предъявил липовый, по сути, документ на право собственности, поэтому любое нахождение милиции на участке, принадлежащем Салемову, является незаконным. А поэтому – немедленно снимайте охрану и не мешайте человеку работать. Куда уж яснее…


Но что вы думаете? Охрана остается на месте, лишь разводя руками: нам, мол, приказали оставаться. А как же пункты договора на охрану, а как же судебные решения и прокурорские предписания? А никак! У сотрудников ГОСа тоже есть свое начальство, и ему, как видно, все эти бумажки до одного места.


Салемов опротестовывает действия милиции в суде: мол, мне не дают воспользоваться моей же собственностью, и первая же проверка устанавливает: «Договір оренди між ЗАТ ім. Т. Г. Шевченка та Діденковим І. Д. станом на 01.09.2005 року не зареєстровано. Роботи по вирощуванню цибулі на зазначеній землі проводив Тен А. М., з яким Салемовим О. П. укладені договори», из чего следует решение: «Заборонити приватному підприємцю Діденкову… збирати урожай на орендованому Сулемовим О. П. полі… та розпоряджатися ним». Все, судом доказано, что право собственности на охраняемой милицией поле принадлежит не Диденкову, а Салемову. Что еще нужно службе охраны, чтобы понять: тут что-то не в порядке, нас втягивают в чужие разборки, так что здесь нам не место?


Но не тут-то было. Охрана остается на месте, рьяно охраняя злополучный лук от его законного владельца. Однако Салемов продолжает наивно верить, что мы живем в правовом государстве. Ну, ладно, может милиция в чем-то не разобралась, может там – не приведи бог! – даже имела место коррупция, но ведь кроме суда у нас еще есть


И тут позволим себе небольшое отступление. Судя по всему, господину Диденкову деньги были очень нужны. Мало того, что у него обнаружился немалый кредит в банке, так он еще и у Салемова, и у его друзей понаодалживал несколько тысяч долларов. Долги, естественно, нужно отдавать. А как, где деньги, Зин? И тут у Диденкова зреет гениальный план: выкрасть одного из своих кредиторов, затребовать за него полтора миллиона гривень выкупа и таким образом, решить все свои проблемы – и с долгами можно будет рассчитаться, и еще самому что-то останется. Обратился к одному местному авторитету. Тот просто его кинул – аванс взял, а работу не выполнил. Пришлось искать другую бригаду. Поехал в Одессу, нашел там кого-то, вроде, договорился… Но этот кто-то возьми и приедь к своей жертве: «Так, мол, и так, на вас заказ поступил. Что делать будем? Договариваться, или как?» Друзья, ссужавшие Диденко займами, устроили ему очную ставку с «Исполнителем». Что делать, пришлось рассказывать, как он рассчитывал поправить свое материальное положение, да еще с бывшими друзьями их же деньгами рассчитаться. Рассказал. Покаялся. Получил один раз по носу от раздраженного «Исполнителя» напоследок. И вот Диденков, после того как Салемов сотоварищи оказали его разбитому носу первую помощь, кинулся в милицию писать заявление: дескать, организованная преступная группировка, выдающая себя за добропорядочных бизнесменов, два часа меня пытала, избивала, угрожала оружием, требуя передать им все, что я имею, помогите! В результате чего сразу же возбуждаются три уголовных дела. Но надо ж такому случиться, что вся эта «очная ставка», включая и удар «Исполнителя», записывалась Салемовым на видео. И при первом же, естественно, последовавшем незамедлительно, визите к следователю, кассета легла тому на стол. А там – пытками и не пахнет. Сидит себе человек, пьет водичку, и рассказывает, как своих друзей бандитам заказывал… Помните, нам со всех властных этажей и милиция, и политики вечно жалуются, что заказные преступления раскрывать труднее всего: непосредственных исполнителей еще кое-как иногда найти удается, а вот заказчиков – практически никогда. Казалось бы, вот вам оно, исключение, подтверждающее общее правило: заказчик лично рассказывает о запланированном им, но, к счастью, не состоявшемся преступлении… Но – кто бы мог подумать?! – Диденков по-прежнему продолжает числиться потерпевшим, а Салемов с друзьями – «подозреваемыми». Начинаются обыски, во время одного из них у Салемова из сейфа «испаряются» несколько тысяч в гривнях и долларах. А следствие все тянется… А охрана на его поле все стоит…


И вот сейчас самое время появиться на сцене, словно богу из машины, еще одному, как выясняется, главному действующему лицу нашей истории – уже знакомому нам начальнику Николаевского областного УВД Николаю Григорьевичу Купянскому. Как и положено недосягаемому божеству, действует он из прекрасного далека, не оставляя на грешной земле следов своей активности. Да, сотрудники службы охраны, по-прежнему не допускающие Салемова к на глазах гниющему луковому урожаю, стыдливо отводят глаза, и бормочут невнятно про «приказ сверху», да знакомые милиционеры поговаривают об обещании Купянского: «Я этому олигарху здесь жить не дам, я его все равно не посажу, так разорю», да, судя по всему, аудиовидеопират и несостоявшийся киднеппер Диденков, пользуясь энкавэдешной терминологией, областному милицейскому начальству «социально близок», а вот благополучный и никаких законов не нарушающий Салемов вызывает у этого начальства классовую ненависть, а потому, во имя революционной целесообразности, прижать его, гниду, к ногтю любыми средствами!


И среди этих любых средств, если уж не удается, как раньше, надавить на судей и прокуроров, то, как выясняется, можно использовать подконтрольное УВД следствие. И вот уже на Салемова, чьи права на владение урожаем подтвердили и суды, и прокуратура, возбуждается уголовное дело за то, что он собрал этот злополучный лук и отправил его на хранение. То есть, фактически, украл его… сам у себя.


Вот и вся история. Вроде, все ясно, но все-таки один вопрос остается без ответа: если насчет суда все правильно и это единственная инстанция в нашем государстве, наделенная подобными полномочиями, если судебные решения обязательны к исполнению всеми, а уж стражами порядка – так просто в первую очередь, если прокуратура, в чьи обязанности прямо вменено наблюдать за соблюдением законности в Украине, в унисон с судьями признает правоту Салемова и – соответственно – неправоту Диденкова, четко и ясно давая указание милиции, что ей делать, чтобы закон восторжествовал, а рядовые исполнители, по-прежнему, в нарушение всех законов, договоров и инструкций, продолжают этот самый закон нарушать, лишь многозначительно указывая пальцем вверх, то, значит, кто-то вручил им, и Диденкову, и этим безымянным охранникам этакую «лицензию на убийство», кто то дал им гарантии безнаказанности… И если это не начальник областного УВД Н. Г. Купянский, одного слова которого было бы достаточно для восстановления правового статус кво, то кто же тогда?


Конечно, можно сказать, что все эти мелкие хозяйственные споры, в которые, по правде сказать, милиция не то что вмешиваться не должна бы, но и права такого не имеет — сущие мелочи по сравнению с катаклизмами, ежедневно трясущими Украину сверху донизу. Что все это так, ма-асенькие трагедии. Но если так, то зачем нам тогда и власть, для которой «маленький украинец» существует лишь в виде риторической фигуры или майданной «биомассы»? Поправьте меня, пожалуйста, если я ошибаюсь.







Игорь Кириллов, УПП
Миколаївський регіон
22.09.2005


http://upp.org.ua

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться камушками»

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться...

Недавно сменившееся руководство страны в лице президента Владимира Зеленского и его соратников заявило о том, что украинскому бизнесу, а в…
Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Ирина Долозина -- чемпион по "скруткам". При всех начальниках
НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Последние российские новости впечатляют. Бывший журналист «Новой газеты» Сергей Канев пишет, что под Питером была обнаружена частная тюрьма с крематорием.…
НОВОСТИ