Человек не терпит насилия!

Дипломаты против российско – индийской мафии

40e5335a394445c294b6cb31bb0502b609e832b6

Cпасти «Звезду Черноморья» (часть 1-я)

(главы из неопубликованной книги «Профессия-дипломат, должность-консул» — сокращенный журнальный вариант)

«Звезда Черноморья»

В начале апреля 1995 года в секретариат Министерства иностранных дел Украины поступила радиограмма от капитана БМРТ «Звезда Черноморья» с таким содержанием:

«КИЕВ 18 МИХАЙЛОВСКАЯ ПЛОЩАДЬ 1 МИД УКРАИНЫ ПОСЛУ УКРАИНЫ В ИНДИИ ХОДОРОВСКОМУ Г И = 07 АПРЕЛЯ БЛАГОПОЛУЧНО ЗАВЕРШИЛИ ПЕРЕХОД РЕЙД ПОРТА ДУБАЙ ТЧК ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ПОДЪЕМ ФЛАГА КАК ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП БОЛЬШОЙ СОВМЕСТНОЙ РАБОТЫ СПАСЕНИЯ И ВОЗВРАЩЕНИЯ УКРАИНЕ СУДНА ЗПТ ВКЛАД КОНСУЛА ЛУЗИНА ЗПТ ПЕРВОГО СЕКРЕТАРЯ ОЛЬХОВСКОГО ОСТАНУТСЯ ПАМЯТИ БЛАГОДАРНОГО ЭКИПАЖА= УВАЖЕНИЕМ 204/1104 КМД СТЕНДЕРЧУК

Коротко данные о судне: БМРТ «Звезда Черноморья» построен в Штральзунде (ГДР) в 1981 году. Длина – 102 метра, тоннаж – 3989 регистровых тонн, объем рефрижираторных трюмов – 2238 куб.метров, мощность морозки до 60 тонн рыбы в сутки. Ориентировочная стоимость судна в 1993/94 гг. – 9 — 10 миллионов долларов США. Судовладелец – ПО «Югрыбпоиск» Министерства рыбного хозяйства Украины.

Телеграмма капитана, освобожденного из индийского плена судна, в отработанном процессе документопотока, дошла до кабинета начальника отдела стран Юго-Восточной Валентина Адомайтиса, где благополучно умерла под скатертью руководящего стола, равно как и донесения, отчеты и материалы об уникальной операции, которую зависть и интриги задвинули за скобки истории не только МИД Украины, но и страны, потерявшей весь флот. Сотни крупнотоннажных судов Черноморского морского и Азовского морского пароходств, а также рыбопромысловых объединений системы МРХ Украины по хорошо продуманным мошенническим и коррупционным схемам ушли из портов Украины, потеряли украинский флаг – НИ ОДНО ИЗ НИХ НЕ ВЕРНУЛОСЬ. Вернулась только «Звезда Черноморья», спустив индийский флаг в порту Мармагоа (штат Гоа) и подняв на мачте государственный флаг Украины. Передача и заимствование опыта по спасению и возвращению украинского судна, деталей и элементов операции, а также не совсем «стандартной» дипломатии, могли бы, при желании, помочь в действиях по возврату хотя бы части флота. Однако, как оказалось, никого это не заинтересовало, а тем более победный финал операции.

*****

Слухи о том, что тема украденного в Украине судна поднималась на совещаниях руководящего состава МИДа дошли и до Консульского управления, куда я, по собственному желанию (через две ступеньки вниз) скатился по карьерной лестнице, устав от наглых и хамских интриг руководителя секретариата министра Ивана Беттяра. Совещания совещаниями, но возникшая проблема не находила своего решения. «Звезда Черноморья» в результате сфальсифицированны документов, получившая индийский флаг, регистрацию и нового судовладельцем, оставалась в индийском плену.

Ни в МИДе, ни в Министерстве рыбного хозяйства Украины, в то время понятия не имели, что у истоков грандиозной аферы, жертвой которого стало украинского судно, стояли довольно серьезные люди.

Первый из них – бывший сотрудник международного отдела ЦК КПСС, а в 1990-1994 гг. советник Посольства РФ Андрей Гуляев. Как и многие представители партийного олимпа, Андрей Гуляев за годы работы в ЦК КПСС привык к привелигированному положению в обществе, спецбуфетам, продовольственным пайкам, элитному жилью, возможности в условиях дефицита удовлетворять «шмоточные» потребности семьи в подвальном помещении ГУМа. Вынужденный отрыв от партийного корыта и переход на дипломатическую службу не смог удовлетворить привычные аппетиты бывшего аппаратчика. Зарплата советника посольства РФ в Индии в размере 2700 долларов казалась мизерной по сравнению с доходами бывших коллег по Старой площади, отхвативших кусок от партийной кассы и сколотивших в разгуле хаоса, охватившем постсоветское пространство, громадные состояния на сомнительных бизнесс-проектах.

Андрею тоже хотелось денег, причем много и сразу. Такое же желание было и у индийского бизнессмена Арвиндера Сингха, с которым у Гуляева в ходе служебных контактов сложились дружественные отношения. Сразу заметим, что отец Арвиндера Сингха – Бута Сингх входил в пятерку самых могущественных чиновников Индии, и в случае чего, на его поддержку можно было расчитывать.

В результате изучения схем разворовывания судов морского и рыболовного флота, оба проходимца выработали свой алгоритм действия, в результате которого в Крыму в начале 1993 года появился филиал российской фирмы «Югбизнессервис». Основная задача директора Виктора Плиса – поиск судов у украинских и российских судовладельцев, находящихся на грани банкротства, для аренды на условиях тайм-чартера.

По договору тайм-чартера судовладелец обязуется за обусловленную плату (арендная плата) предоставить фрахтователю судно и услуги экипажа на определенный срок. Условия тайм-чартера дают право фрахтователю распоряжаться судном на определенных условиях, сдавать его в субаренду, отфрахтовывать судно на условиях рейсового чартера и т.д.

В период работы консулом Украины в Индии мне удалось добыть ксерокопию письма Андрея Гуляева директору филиала «Югбизнесссервис» и выяснить детали аферы. В написанном от руки документе советник посольства РФ сообщает Виктору Плису, о том что у него достигнута договоренность с руководителем индийской фирмы «SARB MARINE PRODUCTS PVT LTD» (дальше SARB) Арвиндером Сингхом о продаже судов взятых в аренду на условиях тайм-чартера в третьи страны, где их следы растворятся в тумане. Для этого «Югбизнессервис» должен сфальсифицировать документы, которые показали бы, что взятые в аренду суда принадлежать совсем другой компании и другому судовладельцу. Руководитель SARB и вымышленная компания подают в правительство Индии документы о создании совместного предприятия, суда получают индийскую регистрацию и на основании дополнительного договора, предусматривающего возможность продажи-покупки, переходят в собственность Арвиндера Сингха, который и перепродаст их в третьи страны. Барыши от сделки, естественно, должны были поделить между собой Андрей Гуляев, Арвиндер Сингх и Виктор Плис.

Директор «Югбизнессервиса» рьяно взялся за дело, стараясь оправдать надежды своих руководителей. Ему удалось взять в аренду 4 российских средних морозильных траулера и большой морозильный траулер «Звезда Черноморья», принадлежащий украинскому судовладельцу. Уже в мае 1993 года осуществление плана по отчуждению судов перешло в практическую плоскость. И началось оно с изготовления фальшивых бланков несуществующей в природе организации «YUGRYBSUDOREMONT». 20 мая 1993 года Виктор Плис на бланках «YUGRYBSUDOREMONT» фальсифицирует акт технического осмотра пяти судов, в том числе и БМРТ «Звезда Черноморья». Судовладельцем всех пяти судов указывается российская фирма «Югбизнессервис». Одновременно фальсифицируются судовые документы.

07 июля этого же года высокопоставленный дипломат Андрей Гуляев обеспечивает заверение перевода фальшивых судовых документов консульской печатью Посольства РФ таким образом, чтобы у индийской стороны появились основания считать документы легализованными. Даже люди, далекие от моря знают, что судовые документы изготавливаются на нескольких языках, включая английский. Поэтому нет никакой нужды в их переводе.

12 июля 1993 года исполнительный директор SARB Арвиндер Сингх передает подделанные документы на 5 судов в Министерство пищевой промышленности Индии с просьбой позволить его компании приобрести и импортировать в Индию рыболовные траулеры, При этом стоимость «Звезды Черноморья» определяется суммой в 4 250 000 долларов США.

Ну, кто же в Индии может отказать сыну могущественного Буты Сингха? В первый день сентября, т.е. буквально через две недели, Министерство пищевой промышленности Индии в нарушение норм международного права, международных морских конвенций и доброй морской практики, без проверки документов, запросов в порты приписки судов, на основании «филькиных грамот» дает согласие на импорт компанией SARB пяти иностранных судов.

В сентябре 1993 года ни один из судовладельцев представления не имел, что их суда, по крайней мере, 4 из них, убывают в «последний путь». 28 сентября «Звезда Черноморья» ошвартовалась в порту Мармагоа (штат Гоа).

(продолжение следует)

Ветеран дипломатической службы

Член Национального союза журналистов Украины В.Лузин

Cпасти «Звезду Черноморья» (часть 2-я)

(продолжение)

(главы из неопубликованной книги «Профессия-дипломат, должность-консул» — сокращенный журнальный вариант)

Бурный 1994 год

19 июля 1994 года, в результате перевыборов, Леонид Кучма въехал в резиденцию на Банковой. Кравчук явно недооценил своего противника. Полагаясь на проверенный админресурс и подконтрольные украинские СМИ, он был уверен в своей победе. Особая роль в предвыборной борьбе отводилась УТ-1, который наряду с остальными СМИ свел к минимуму присутствие и рекламу остальных кандидатов, а Кучму третировал как человека, который уничтожит независимость Украины. Не помогли Кравчуку и большинство директоров промышленных предприятий Донбасса во главе с Е.Звягильским, на помощь которых рассчитывал первый президент Украины.

Первый тур выиграл Кравчук – 38% против 31 у Кучмы. Ну а во втором туре сказалась усталость украинцев от Кравчука и «кравчучек». Люди шли голосовать не столько за Кучму, как против власти. Страна уже тогда раскололась на две части – Восток, Юг и часть Центра поддержали Кучму, а западные области – Кравчука. Поверив обещаниям Кучмы ориентироваться на Восток, Россия в предвыборной кампании 1994 года сделала ставку на Кучму. Москва в свою очередь поддерживала его агитацией на своих телеканалах. Уже первые дни правления показали ошибочность предчувствий украинских националистов, считавших, что Кучма сдаст страну России. Новый президент, одержав победу, тут же забыл о своих обещаниях Москве. Основой внешней политики Украины становилась знаменитая «многовекторность».

Главой администрации вновь избранного президента стал начальник его предвыборной кампании Дмитрий Табачник. Его называли «типичным представителем эпохи Кучмы», выигравшим борьбу за контроль над «доступом к телу Данилыча». При новом главе президентской администрации политические интриги, использование телефонного права, стали обычным явление в действиях правящей верхушки по достижению своих целей. Табачник выступал за расширение прав русского языка в Украине и входил в число рьяных противников вступления страны в НАТО. Во время его пребывания в должности главы Администрации президента о его амбициях слагали легенды. Модной стала шутка о том, что Леонид Данилович работает в АП Табачника. Действительно, в его руках были сосредоточены многие рычаги управления государством. Военное ведомство, стараясь добиться благосклонности со стороны всесильного Димы, забыло о том, что он ни дня не служил в рядах Вооруженных сил. Ежегодно на погонах офицера запаса Табачника прибавлялось по звездочке. Однако полковником он пробыл недолго. Вмешалась Генеральная прокуратура и любителю высоких воинских званий пришлось позорно спуститься до звания старшего лейтенанта запаса. К сожалению, подобная участь не коснулась еще одного боевого полковника запаса СБУ Владимира Литвина. Судя по биографии, тот тоже набирался боевого опыта из книг. После победы на президентских выборах в 1994 году Леонид Кучма, подзуживаемый главой своей администрации, который имел сильное влияние на кадровые назначения, отправил Анатолия Зленко в отставку. Новому президенту не понравилось, что имя Зленко связывалось не только с предыдущим главой государства, но и с ориентацией на Запад – а Кучма обещал своему наивному электорату ориентацию на Восток.

В стремлении убрать первого министра иностранных дел Украины с его поста Табачнику подыграла группа молодых дипломатов во главе с Владимиром Фуркало, в предвыборной компании, сделавшая ставку на Леонида Кучму. Именно они по крупицам собрали компромат на Зленко и разместили разгромные статьи на страницах центральных газет. В награду 8 человек получили по очень недешевому «Ролексу» (каждый стоимостью около 50 тысяч долларов), а предводитель заговорщиков получил должность начальника управления внешней политики в администрации президента.

Личные позиции первого министра иностранных дел Украины, который не допускал значительных ошибок в своей карьере, не позволили ему бороться за право остаться на посту главы внешнеполитического ведомства. Сотрудники министерства с облегчением восприняли сообщение, что Анатолий Зленко не уходит из дипломатии и возглавит Постоянное представительство Украины при ООН в Нью-Йорке.

Новым министром Кучма назначил украинского посла в Польше Геннадия Удовенко – одного из немногих дипломатов, поддержавших его в ходе предвыборной борьбы. В 1972 году именно Геннадий Удовенко совершил поворот в моей судьбе. С тех пор в ходе постоянных контактов крепли отношения не только с ним, но и с его семьей. Несмотря на это, у меня никогда не возникало даже мысли обратиться к нему с просьбами или за помощью.

Работы в отделе общих проблем Консульского управления было невпроворот. Все проблемные вопросы, кроме паспортных и визовых стекались в мое подразделение и требовали срочного реагирования и решений.

Сразу после ухода Зленко испарился и руководитель его секретариата Иван Беттяр, который, к тому же был ответственным секретарем коллегии министерства. Как-то поздно вечером, мне с ксерокопировальной принесли копию протокола заседания коллегии, на которой обсуждался вопрос об утверждении меня начальником отдела общих проблем Консульского управления. Текст выступлений членов коллегии, высказавших добрые слова в мой адрес, был кардинально искажен. В протоколе появились несуществующие замечания и даже критика в мой адрес. Присутствовавший на заседании коллегии начальник управления Борис Гудима, после того как я показал ему сфабрикованную фальшивку, укоризненно покачал головой. Вопросов в отношении автора поправок у меня не возникало. Но, Министерство иностранных дел, не место для выяснения отношений. Этому правилу я следовал всю свою жизнь. В конце концов, воспитанник ленинского комсомола Иван Беттяр был продуктом начинавшей прогнивать системы, выработавшей перед своей кончиной негласный принцип – «в комсомоле и КПСС не может быть товарищей, только попутчики». Нагадить сопернику, который отказывается признать твое превосходство, или имеет другое мнение, даже вслед – святое дело. Во внешнеполитическом ведомстве я считал Беттяра случайным человеком. Уровень должности Ивана вполне позволял ему получить назначение послом в одной из европейских стран. Но престижу и чести представлять свою страну, он предпочел работу в одной из международных организаций, где заработная плата во много раз превышала зарплату дипломатов в загранучреждениях Украины.

Статьи с критикой Анатолия Зленко в СМИ Украины стали лишь первой ласточкой.

Открывая первые заграничные учреждения независимой Украины за рубежом, мы постарались откреститься от свода законов и правил страны, отгородившей себя от всего мира «железным занавесом», и на этапе становления внешнеполитического ведомства нового типа в первые годы независимости старались опираться на приобретенный ранее опыт в международных организациях, интуицию и принцип целесообразности. Отсюда и ошибки, на которых училось первое поколение дипломатов независимой Украины.

На что же обратили внимание печатные издания в 1994 году? В Каире супруга посла, не являясь сотрудником посольства, в отсутствие мужа, позволяла себе проводить совещания с дипломатическим составом, что, конечно же, не предусмотрено ни дипломатическим протоколом, ни положением о заграничных учреждениях Украины. Жесткое руководство женами дипломатов и административно-технических сотрудников, смахивающее на трудовую повинность, имело место со стороны супруги главы дипломатической миссии Украины в Китае. Не упустили газеты и ситуацию в Посольстве Украины в Индии, где постоянным источником напряжения был третий секретарь по консульским вопросам Виктор Квитинский вместе со своей супругой Оксаной Дурдинец. Из негласного перечня рекомендаций, предписанных для выезжающих за границу, легче было бы перечислить те, на которые эта семейная пара не наплевала. Свое возмущение консулом-мажором высказал даже консульский департамент МИД Индии. В дни и часы консульского приема делегация министерства обороны Индии трижды столкнулась с наглухо закрытыми дверями и по этой причине отложила свой визит в Украину. Информация о ДТП на автомобиле с индийскими номерами и плакатом с надписью «Embassy of Ukraine» на ветровом стекле, в котором в состоянии не то алко, не то наркоопьянения находилась консульская супружеская пара, появилась в полицейских сводках и на страницах индийских газет. Этот перечень можно было бы продолжить. Но больше всего меня удивило известие о том, что по прилету четы Квитинский — Дурдинец в очередной отпуск, им как ВИП-персонам высшего ранга предоставлялось милицейское сопровождение с мигалками. О таком почете со стороны милицейского ведомства не мог мечтать ни министр, ни послы Украины.

Так или иначе, но, когда характер и череда скандальных происшествий по вине Виктора Квитинского стали угрожать имиджу не только дипломатической миссии, но и Министерства иностранных дел Украины, посол Украины в Индии Георгий Ходоровский, набрался смелости и поставил перед руководством вопрос о немедленном отзыве зарвавшегося консула. С учетом сопутствующих обстоятельств решение о возвращении мажора было принято без промедления. Украинские СМИ сообщили: чтобы прославившаяся семейка не потерялась в Индии, посол со всем составом дипломатической миссии сопроводил Виктора не только в аэропорт имени Индиры Ганди, но и до входа авиалайнер, после чего терпеливо дождался взлета самолета. Несмотря на могучее покровительство в лице своего тестя – первого заместителя председателя Верховного Совета УССР В.В.Дурдинца, дипломатическая карьера Квитинского на этом закончилась, а Посольство Украины осталось без консула.

Через неделю в моем кабинете раздался звонок из столицы Индии.

— Вячеслав Анатольевич, не хотите еще раз посетить Индию, — услышал я в трубке знакомый, хрипловатый голос посла Георгия Ходоровского. – У меня появилась консульская вакансия, о чем я известил кадры МИДа. Как вы смотрите на место Квитинского? В коллективе нужен зрелый человек с солидным жизненным опытом и знанием морской специфики. В портах регулярные аресты наших кораблей. Очень пикантная ситуация с супер-траулером «Звезда Черноморья», переданным русской мафией своим индийским партнерам. Кроме того, предыдущий консул оставил очень тяжелое наследие, о чем не могу говорить по телефону, но консульскую работу придется строить заново.

Георгий Ходоровский, как и все вновь назначенные послы, в процессе подготовки к заграничной командировке проходил собеседования в структурных подразделениях министерства, в том числе и в общем секретариате, который я возглавлял в 1992-1994 годах. Тогда же обратил внимание на его биографию.

Георгий Иванович Ходоровский, 1938 года рождения, доктор медицинских наук, профессор. С 1969 по 1973 год доцент медицинского факультета Замбийского университета, одновременно председатель профкома посольства СССР в Замбии. С 1987 по 1990 – советник ректора Кабульского университета, советник группы научно-педагогических сотрудников СССР в Афганистане, советник министра охраны здоровья Афганистана. С 1990 по 1992 гг. – народный депутат 1-го созыва, председатель комиссии ВР Украины в делах женщин, охраны семьи, материнства и детства. С 07.1992 года посол Украины в Индии.

Среди представителей депутатского корпуса, ставших послами Украины, Георгий Ходоровский отличался хорошим знанием английского языка, наличием опыта работы за рубежом, умением чувствовать себя своим в международной среде, знанием основ дипломатического церемониала и протокола.

(продолжение следует)

Член Национального Союза журналистов Украины

Ветеран дипломатической службы

Вячеслав Лузин

Cпасти «Звезду Черноморья» (часть 3—я)

(продолжение)

(главы из неопубликованной книги «Профессия-дипломат, должность-консул» — сокращенный журнальный вариант)

Курс на Индию

На предложение посла Украины в Индии занять освободившееся место консула, мой первый ответ был НЕТ. Поэтому поблагодарил за внимание и, в первую очередь, сослался на правила приличия. Было бы неудобно перед коллегами, особенно теми, кто проработал в консульской службе 3-4 года, отправиться в загранкомандировку, едва приступив к обязанностям начальника отдела. Привел еще один аргумент. Консульская дипломатическая служба в карьерном смысле сродни военной. Если в первой немаловажную роль играют должности и ранги, то в другой — должности и звания. Начальнику отдела, имеющему ранг советника второго класса (до 1953 года дипломат в ранге советника 2 класса носил погоны генерал-майора), спуститься до уровня третьего секретаря, все равно что командиру полка-полковнику занять должность командира взвода в звании лейтенанта или старшего лейтенанта. В возрасте 49 лет, понимая, что МИД не место для выяснения отношений с карьерными интриганами, во избежание конфликтной ситуации я вынужден был по своей инициативе спуститься по карьерной лестнице на 2-3 ступеньки, с должности начальника управления до начальника отдела. Дальнейшее падение, даже ради благословенной Индии, которую узнал и полюбил в молодые годы, было немыслимым.

Надо отдать должное Ходоровскому. Он все прекрасно понял и в конце разговора спросил, согласился бы я на должность советника по консульским вопросам.

— Этот вариант устроил бы меня. Но ведь, такой же должности в штатном расписании посольства нет, — был мой ответ.

— Учитывая серьезность ситуации на консульском участке работы, головную боль от морских вопросов, которые не каждый может разрешить, думаю, что как Ваше руководство, так и руководство министерства, пойдут мне навстречу. Если Вы согласны, до конца недели направлю на имя министра ходатайство о преобразовании должности третьего секретаря в должность советника по консульским вопросам, — парировал посол.

Этот вариант меня устраивал, хотя и был не простым.

С очередной дипломатической почтой из Нью-Дели в Киев пришло ходатайство посла Украины в Индии о преобразовании должности третьего секретаря в должность советника по консульским вопросам и назначении на эту должность начальника отдела общих проблем Консульского управления МИД Украины В.Лузина.

Руководитель консульской службы Виктор Кирик и его заместитель Евгений Свинарчук после анализа кадровой ситуации в управлении доложили руководству МИДа, что не видят другой кандидатуры для консульской работы в посольстве Украины в Индии, кроме меня. В свою очередь предложение В.Кирика вновь назначенному министру иностранных дел Геннадию Удовенко о моем назначении и введении в штатное расписание дипломатической миссии должности советника по консульским вопросам, подкрепило ходатайство посла. И оно не было безосновательным. С точки зрения нелегальной миграции Индия представляла серьезную проблему для Украины, как транзитного государства на пути в Европу. Поэтому наряду с вопросами защиты морских интересов Украины в Индии одной из главных задач, стоящих перед консулом, стало также противодействие нелегальной миграции через территорию Украины. Окончательное слово в моем назначении мог сказать только Геннадий Удовенко.

После назначения на должность министра у него, несмотря на занятость, нашлось в вечернее время пообщаться и со мной. Дав высокую оценку проведенной мной реформы общего секретариата, заметил, что при нем не было бы допущено такой вопиющей несправедливости. По словам Удовенко, я предотвратил превращение МИДа в филиал Нью-Йоркской биржи. При старой централизованной системе делопроизводства для обработки 100-200 и более тысяч входящих документов, общему секретариату с одной единственной канцелярией пришлось бы выделить как минимум целое крыло в здании на Михайловской, количество сотрудников увеличить в несколько раз. Хранящиеся в канцелярии сотни тысяч документов, в том числе и за прошлые два-три года (необходимость в них возникала время от времени), обработка каждого документа 3-4-мя подразделениями, потребовали бы в год более миллиона обращений исполнителей за документами, поиска этих документов, такого же количества отметок и подписей в контрольных карточках. Аналогичная процедура с миллионами заходов в канцелярию, должна была соблюдаться и при возврате документов после их обработки. К счастью, хаоса, который бальзамом лег бы на душу бывшему руководителю секретариата министра Ивану Беттяру, удалось избежать, правда не без потерь.

Прощаясь Геннадий Иосифович заметил, что к нему заходил ветеран МИДа Иван Филимонович Грищенко (экс-постпред УССР при Отделении ООН и других международных организациях в Женеве) с просьбой о назначении его сына Константина (начальник УКОРа – управление по контролю за разоружением МИД Украины) на должность заместителя министра иностранных дел.

На заседании коллегии министерства, где рассматривался мой вопрос, выслушав возражения, мотивированные необходимостью пересмотра сметы Посольства Украины в Индии и соответственно увеличением финансирования дипмиссии, Удовенко подвел итог:

— Вячеслав Анатольевич, готовьтесь к поездке в Индию на должность советника. Желаю Вам удачи, Уверен, что с поставленными перед Вами задачами справитесь.

При такой решительной отмашке министра карусель формальностей закрутилась вдвое быстрее. Вылет в Дели намечался на 26 января наступившего Нового 1995 года. Перед отъездом зашел к первому заместителю министра рыбного хозяйства Украины Володе Бондаренко. С ним познакомился и подружился в Австралии и США во время международных конференций по морским вопросам.

Володя вкратце обрисовал ситуацию и рассказал каким образом большой морозильный рыболовный траулер «Звезда Черноморья» оказался в Индии. Производственное объединение «Югрыбпоиск» (около 30 научно-поисковых и рыбопромысловых судов), входящее в систему Министерства рыбного хозяйства Украины, как и другие украинские судовладельцы, в первые годы независимости столкнулось с серьезными финансовыми трудностями. Все валютные счета предприятия находились в Москве, а союзные министерства бывшего СССР не имели намерения ни делиться, ни возвращать средства, заработанные украинскими пароходствами или предприятиями рыбной промышленности. Флот же любой, морской, речной, или рыбопромысловый нуждается в регулярном финансировании, наличии оборотных средств, в том числе и в иностранной валюте. Флот не может стоять у причальных линий, он должен зарабатывать деньги. Но условия для этого в Украине в 1992/93 гг. были крайне неблагоприятными. «Югрыбпоиск» лихорадочно искал пути выхода из кризиса. Поэтому, не осталось без внимания предложение внезапно появившегося в Украине филиала российской фирмы «Югбизнессервис» передать ей в аренду большой морозильный рыболовный траулер «Звезда Черноморья» на условиях тайм-чартера (договор фрахтования судна с экипажем на время). Судовладелец понятия не имел, что его судно станет частью международной криминальной схемы, продуманной и разработанной российским «партайгеноссе» Андреем Гуляевым (в 1990-1994 гг. – советник по экономическим вопросам Посольства РФ в Индии) и индийским мафиози Арвиндером Сингхом. Последнему, чтобы судно в Индии окончательно перешло в его собственность, получило индийскую регистрацию, позывные, поменяло украинский флаг на индийский требовалось письменное заявление капитана, о том, что «Звезда Черноморья» является собственностью «Югбизнесссервиса» (филиал международного преступного синдиката)

Осталось загадкой, почему капитан Жуплий пошел на это. В качестве предположения существует только два варианта – ОЧЧЕНЬ большие деньги или запойный алкоголизм на уровне долговременной «белочки».

Володя Бондаренко также сообщил, что третий секретарь ПУ в Индии Виктор Квитинский дважды вылетал в порт Мармагоа, но результатом командировок были только квитанции за авиабилеты, командировочные и ресторанные счета, который МРХ исправно оплатил. Первый замминистра показал и последнее обращение директора «Югрыбпоиска» Владимира Зинченко в украинское посольство с просьбой оказать помощь в освобождении судна из индийского плена. Радовало то, что в отличие от сменяющих друг друга президентов и вице-президентов Черноморского и Азовского морских пароходств, у руководства «Югрыбпоиска» было искреннее желание вернуть похищенное судно в украинскую собственность.

Захватив все имеющиеся материалы по «Звезде Черноморья» пообещал Володе Бондаренко распутать преступный клубок и вернуть судну украинский флаг и регистрацию.

(продолжение следует)

Член Национального Союза журналистов Украины

Ветеран дипломатической службы

Вячеслав Лузин

Cпасти «Звезду Черноморья» (часть 4-я)

(продолжение)

(главы из неопубликованной книги «Профессия-дипломат, должность-консул» — сокращенный журнальный вариант)

С ходу в бой

Своим успехам, оперативному разрешению проблемных ситуаций на консульской службе я во многом обязан главам дипломатических миссий Украины, под началом которых пришлось работать в Индии и Египте. В решении сложных задач они давали мне полный «карт-бланш», что освобождало от мелочной опеки, ежедневных отчетов и контроля, позволяло не тратить зря и рационально использовать время, лично самому, без согласования, принимать, иногда и рисковые решения, и действовать, докладывая в большинстве случаев лишь о конечном результате. А он никогда не был провальным. Первым, кто пошел на это был посол Украины в Индии Георгий Иванович Ходоровский. Ему, как он сказал при первой встрече в Дели, нужен был результат. Особенно в вопросе освобождения и возврата из полуторагодичного индийского плена «Звезды Черноморья».

Предсказательное моделирование и анализ данных было когда-то моим любимым предметом. Скрупулезное изучение имеющихся материалов и ситуации с украденным судном подтвердило мое предположение, что наглая афера по расхищению остатков украинского флота, у истоков которой стоял бывший сотрудник международного отдела ЦК КПСС Андрей Гуляев, шла по уже протоптанному сценарию, жертвой которого становились суда Черноморского и Азовского морских пароходств. Подтвердила это и хронология событий, имевших место до моего приезда в Индию.

Новый 1994 год экипаж похищенного судна встречал на незащищенном рейде. Шел четвертый месяц плена. Обещанной зарплаты моряки так и не дождались. Да и откуда ей взяться? Филиал преступного синдиката «Югбизнессервис», заключая липовый контракт, с самого начала не имел намерений платить судовладельцу за аренду «Звезды Черноморья». Задачей Виктора Плиса было обеспечить доставку судна в индийские воды. Без оплаты возникли трудности с обеспечением жизнедеятельности экипажа, что естественно вызвало недовольство команды. Ограничив контакты моряков с берегом новоявленный судовладелец Арвиндер Сингх питал надежду, что доведенный до отчаяния экипаж покинет судно и тем самым развяжет ему и его партнеру из Посольства РФ руки для осуществления второй части плана – продажи БМРТ «Звезда Черноморья» в третьи страны. Четырехмесячная болтанка на открытом всем ветрам рейде должна была подсказать судовладельцу, что ни о каком промысле в водах Индии или за ее пределами речь даже не шла. Громадный морозильный траулер за неделю промысла мог на годы уничтожить всю флору и фауну, которая питала семьи местных рыбаков у берегов Гоа. За два месяца – опустошить рыбные запасы всего западного побережья Индии.

Пока советник по экономическим вопросам Андрей Гуляев в стенах российского посольства и Арвиндер Сингх в резиденции своего могущественного отца корпели над второй частью плана по продаже «Звезды Черноморья» в третьи страны, случилось непредвиденное. Несмотря на положение заложников, запертых на громадном куске железа у берегов Гоа, морякам удалось сообщить судовладельцу о перемене флага, исчезновении судовых журналов и судовых документов, фиктивном судовладельце, новых позывных и новой регистрации судна. Тревогу у судовладельца вызвала информация о появлении среди экипажа первых признаков возникновения инфекционных болезней.

Полной неожиданностью в Индии стало появление в Индии представителей реального судовладельца. Руководитель SARB Арвиндер Сингх не смог уклониться от встреч с представителями «Югрыбпоиска» в Посольстве Украины. Но, вот, дать вразумительные ответы на поставленные вопросы, он так и не смог. Ситуация зависла в воздухе, и несмотря на то, что взаимоприемлемое решение так и не было найдено, цель поездки заместителя руководителя «Югрыбпоиска» и начальника отдела внешнеэкономических связей была частично достигнута. В стане заговорщиков возник переполох. Чтобы обезопасить себя в свете непредсказуемого развития событий 2 апреля 1994 года Арвиндер Сингх припер к стенке директора «Югбизнессервиса» и вырвал у него признание о том, что тот подделал документы на право собственности «Звезды Черноморья». Документ подписан Виктором Плисом и засвидетельствован представителем компании SARB. Таким образом в деле появляется виновная сторона, а конкретно представитель «Югбизнессервиса», «без никакого принуждения» взявший вину на себя. Индийская сторона оправдана и даже передала украинскому судовладельцу копии документов, подтверждающих фальсификацию.

Непонятно почему Посольство Украины, и прежде всего консул Виктор упустили самый удачный момент для возвращения похищенного судна в собственность Украины. «Звезду Черноморья» еще не успели опутать судебными исками. Перепуганный инициатор мошеннической схемы советник Посольства РФ в Индии Андрей Гуляев спешно засобирался домой. В растерянности находился и Арвиндер Сингх. В связи с отсутствием нажима со стороны украинского представительства, бездействия консула Квитинского, который большую часть времени дня и ночи вместе с супругой находился в состоянии «нирваны», начался период неопределенности, не принесший облегчения ни судну, ни экипажу. Компания SARB, принадлежащая Арвиндеру Сингху не отказывалась от своих планов и не теряла надежды удержать добычу в своих руках. Поэтому вопрос обратной перерегистрации, возврата судовых документов, флага, не говоря уже о судне, замалчивался. В условиях, когда накоплен опыт отчуждения судов по самым различным причинам, и в первую очередь по причине финансовых долгов, нужно только терпение.

Тем временем экипаж голодал. Потребление пресной воды было сведено до минимума. Полной неожиданностью для моряков явилась поставка продовольственного снабжения компанией SARB, сделанная якобы, по гуманитарным причинам. Тем не менее за поставленную партию продуктов пришлось расписаться. В противном случае ее на борту «Звезды Черноморья» не оказалось бы. Сразу после отъезда представителей судовладельца «гуманитарная» поставка продуктов прекратилась. Расписки за четыре предыдущие партии ложилась в основу одного из судебных исков.

В середине 1994 года оба претендента на «Звезду Черноморья» находились в состоянии неопределенности. Ни «Югрыбпоиск», ни компания Арвиндера Сингха не видели путей выхода из кризисной ситуации в свою пользу. Фактически в реальной плоскости у судна оказалось два владельца. Причем у Арвиндера Сингха документ на покупку судна у филиала дочерней компании «Югбизнессервис», подтверждающий им оплату в размере 4 250 000 долларов США за «Звезду Черноморья». Естественно, ему выгодно занять выжидательную позицию. На стороне руководителя SARB большинство коммерческих структур в порту Мармагоа, администрация самого порта, да и представители всех властей штата Гоа. Мощная поддержка отца руководителя SARB — Буты Сингха в столице Индии исключала доступ украинской стороны, включая реального судовладельца, к доказательной базе, которая могла бы довести состав преступления и определить круг виновных. Кроме того, на ровном месте вырисовались новые проблемы, о которых был хорошо осведомлен Арвиндер Сингх. На судне отсутствовал ряд навигационных приборов. Изголодавшиеся члены экипажа вынуждены были продавать или обменивать их на продукты питания, чтобы не умереть с голоду. Как раз по этому поводу и могли возникнуть претензии со стороны уже таможни с перспективой иска о контрабандной деятельности. С другой стороны, ситуация усугублялась тем, что судовладелец, не видя света в конце туннеля, мог прекратить финансировать кажущееся безнадёжным предприятие и смириться с потерей дорогостоящего судна. Международные мошенники почти не ошиблись, рассчитывая, что у Украины, помимо «Звезды Черноморья» существует уйма других проблем, и, что в этих условиях наглость, самоуверенность и надежная крыша в лице Буты Сингха, сработают в их пользу. А среди сотен украинских судов, подвергшихся расхищению, никто не обратит внимания на «Звезду Черноморья».

Судебное разбирательство в таких условиях было абсолютно бесперспективным для украинской стороны. Местные адвокаты, даже в случае согласия представлять украинскую сторону в противоборстве с влиятельной семьей могли запросить за участие в процессе такие деньги, которых у судовладельца не было.

Случись эта ситуация в нейтральном порту, дело ограничилось бы судебным разбирательством, были бы запрошены документы с последнего порта регистрации судна, подтвержден истинный судовладелец, сторонам конфликта предоставлены равные права и тогда нетрудно было предугадать исход дела.

Начавшийся период муссонов внес в дело новый поворот. Сильные шторма, разразившиеся в начале июня, беспокоили капитана и экипаж. Судно с высокими бортами, без груза, с незаполненными топливными танками на открытом рейде, стало игрушкой по воле волн, и 8 июня 1994 года снесено на скалистый грунт. Когда шторм утих, оказалось, что судно плотно засело на каменистом грунте, и ни приливные, ни отливные течения не смогут что-либо изменить в положении «Звезды Черноморья».

(продолжение следует)

Член Национального Союза журналистов Украины

Ветеран дипломатической службы

Вячеслав Лузин

Cпасти «Звезду Черноморья» (часть 5-я)

(продолжение)

(главы из неопубликованной книги «Профессия-дипломат, должность-консул» — сокращенный журнальный вариант)

Форс-мажор и странные маневры

Форс-мажор (фр. Force majeure, высшая сила, лат. Vis maior) — непредсказуемое событие (например, стихийное бедствие или событие), не зависящее от воли сторон, участвующих в сделке, но ведущее к невозможности исполнения договорных обязательств. Формально, в гражданско-правовых системах форс-мажор определяется как обстоятельство, которое освобождает стороны, заключившие договор, от ответственности.

Изучение ситуации и хронологии событий уже дало подсказки в отношении слабых мест. Но об этом позже. Поэтому продолжим с хронологией.

«Звезда Черноморья» тоннажем почти в 4000 тонн засела на скалистом грунте. В случае продолжения штормовой погоды не исключалось превращение большого морозильного рыболовецкого траулера в груду железа, представляющую угрозу безопасности мореплавания. В случае повреждения топливных танков не исключался разлив 30-40 тонн топлива и загрязнение не только акватории порта, но и прибрежных вод. Все это сулило громадные штрафные санкции.

Выход был один. С помощью портовых буксиров вывести украинское судно на чистую воду. Портовые власти приняли заявку капитана на буксировочную операцию С самого начала планировалось подать стальной конец сечением 30 мм с украинского судна на буксир. Несмотря на то, что подготовительные работы были проведены, и портовому буксиру оставалось лишь принять стальной конец со «Звезды Черноморья», капитан порта и капитан буксира настояли на своём варианте. В результате с борта «Тиракола» на украинское судно завели капроновый конец. Не исключено, что у индийской стороны были на это свое соображения. Как и ожидалось, капроновый конец не выдержал нагрузки. Безуспешные попытки снять с мели судно крупнотоннажное судно продолжались чуть больше часа, пока не произошёл разрыв конца у кормы индийского буксира, после чего капитан буксира совершил странный маневр. Несмотря на свисающий с кормы конец буксир дал задний ход. Естественно конец намотался на винт, буксир потерял ход и тоже оказалось на мели. Впоследствии индийская сторона обвинила в случившемся «Звезду Черноморья».

Произошедшие по воле волн события повлияли на позицию сторон в вопросе о дальнейшей судьбе судна. Трезво оценив ситуацию, а также финансовые последствия для своей компании, Арвиндер Сингх легко пошёл на переговоры с украинским судовладельцем. После неудавшейся операции «Звезда Черноморья» на скалистом грунте перешла для индийского бизнесмена в категорию «журавля в небе». Прежде всего необходимы были серьёзные финансовые затраты, чтобы снять судно с мели. После чего «Звезде Черноморья» нужен был сухой док, а по результатам освидетельствования, возможно и ремонт, категорию которого нельзя было предугадать. Не исключался вариант, что в случае дальнейших притязаний на владение судном, оно впоследствии может оказаться непосильной финансовой обузой и принести вместо ожидаемой прибыли одни убытки.

Сложившаяся в первой декаде июня ситуация не устраивала индийского бизнесмена. Украинскому судовладельцу она давала шанс если не возвратить судно, то хотя бы подтвердить на него свои права. Более того, служба мореплавания «Югрыбпоиска», изучив положение судна, его состояние, приняв во внимание отсутствие водотечности корпуса, пришла к выводу, что при определённых обстоятельствах, в частности облегчив корму, при максимальной точке прилива можно снять судно с мели без использования других плавсредств.

Пока в Индии шли переговоры, в Украине готовился сменный экипаж. Считая судно потерянным, Арвиндер Сингх легко соглашался с любым предложением украинской стороны, в результате чего 22 июля 1994 года стороны подписали протокол намерений, в котором значилось, что компания SARB признает «Югрыбпоиск» единственным и легальным собственником судна, будет оказывать всяческое содействие судовладельцу в замене экипажа, а также возврате судовых документов «Звезды Черноморья» портовыми властями.

Поверив подписанному Меморандуму, хотя он нигде зарегистрирован не был, судовладелец за свой счёт произвёл замену экипажа судна и расчёты с моряками. Впереди предстояла задача не из легких – снять «Звезду Черноморья» с мели. Из скудных ресурсов судовладельца были выделены средства на спасательную операцию и работа началась. Но не без проблем. Местные рыбаки всячески препятствовали проведению работ, надеясь получить судно в качестве «приза» для последующего разграбления, набрасывали сети на ваера, понтоны, выставляли сети вокруг судна, блокировали его и даже пиратским образом захватили бот, обеспечивающий работы по снятию судна с мели. Морякам пришлось выкупить у похитителей свой бот за 15 тысяч рупий. Портовые власти молча наблюдали за творящимся произволом и не вмешивались в ситуацию.

Спасательным работам не видно было конца и, с учётом сложившейся обстановки, они не внушали больших надежд, что являлось причиной постоянного беспокойства Арвиндера Сингха. Ведь, несмотря на нигде не зарегистрированный протокол намерений, по индийскому законодательству он продолжал оставаться фактическим собственником судна и, в случае неудачи, ответственность за то, во что могла превратиться «Звезда Черноморья» на мели, должен был нести именно он. Таким образом, уже в сентябре 1994 года у судна было две перспективы. Первая туманная и призрачная – это выйти на чистую воду. Вторая, более реальная — превратиться в груду металлома. Несомненно, во втором случае, расходы компании «SARB» по ликвидации последствий могли достигнуть астрономической суммы. Сомневаясь в успехе операции, руководитель «SARB», просчитав все «за» и «против», решил избавиться от судна.

И тогда в адрес Министерства транспорта Индии ушло письмо следующего содержания, подписанное Арвиндером Сингхом: «Господину Раджиндеру Кумару. Вам известно, в каком состоянии находится судно «Звезда Черноморья», регистрационный номер F-MRH-18, в порту Мармагоа. В виду оперативных трудностей и невозможности для судна производить работу, оно приносит огромные финансовые убытки нашей компании. Настоящим обращаемся к Вам с просьбой ликвидировать индийскую регистрацию судна и возвратить его документы на владение украинскому судовладельцу, так как он согласен транспортировать судно обратно в порт приписки и взять на себя все расходы в этой связи. Будем Вам крайне признательны за оперативное решение этого вопроса».

С заменой экипажа, на судне «Звезда Черноморья» сложилась исключительно деловая обстановка. Благодаря грамотным действиям капитана Василия Стендерчука, усилиям моряков судно сняли с камней и переместили на 180 метров на мягкий грунт. Ни капитан, ни экипаж не теряли надежду на успешное завершение производимых работ и считали её вполне осуществимой. Не будем вдаваться в детали операции, поскольку они могут интересовать лишь специалистов узкого профиля. А те, несомненно, оценили бы мастерство капитана, высокий дух и самоотверженность экипажа. Совокупность качеств, присущих морякам привели к тому, что в ноябре 1994 года судно было снято с мели.

 «Югрыбпоиск», экипаж судна вместе с капитаном находились в стадии ожидания, уповая на подписанный протокол намерений. Однако, индийский партнёр не предпринимал обещанных им шагов. Ни Арвиндер Сингх, ни его представители на связь не выходили и не отвечали на запросы капитана. 

Гром грянул в середине декабря. Как снег на голову на судно свалился иск портовых властей Мармагоа с требованием уплатить 633 094 индийских рупии работы за ремонт буксира «Тиракол» и мотобота «Апарант», якобы поврежденных 8 июня по вине «Звезды Черноморья» при попытке снять судно с мели. Трудно придумать что-либо нелепее таких претензий, но, тем не менее, они существовали. И это при том, что после 8 июня ни буксир, ни мотобот ни одного дня не находились в ремонте. Они оживленно сновали по территории порта, выполняя повседневную работу, на которую и были рассчитаны. Нетрудно было предположить, кто стоял за этим иском…

В конце ноября Василий Стендерчук заверил у нотариуса Морской Протест: «Я, ниже подписавшийся, капитан дальнего плавания Василий Стендерчук, гражданин Украины, капитан БМРТ «Звезда Черноморья», заявляю Морской Протест по поводу следующего. В качестве капитана судна я получил иск от капитана порта Мармагоа с требованием оплатить 633 094 индийских рупии за ремонт буксира «Тиракол» и мотобота «Апарант».

Прежде всего, хочу заявить, что указанные плавсредства сели на мель не по вине «Звезды Черноморья». С разрывом конца спасательная операция прекратилась. По этой причине я утверждаю, что буксир «Тиракол» не оказывал мне содействия или помощи после намотки конца на винт буксира.

В соответствии с международным морским правом любое происшествие или претензия должны быть проинспектированы и оценены соответствующим сюрвейером. Такая инспекция должна производиться как можно раньше, и обе стороны должны присутствовать или быть представлены их сюрвейерами. Примите во внимание, что по прошествии 4-х месяцев меня не вызывали ни для какой инспекции, также мне не представляли акт сюрвейерского осмотра индийских плавсредств. Поэтому иск порта Мармагоа не имеет никаких оснований.

Замечено, что оба судна успешно эксплуатировались на протяжении 4-х месяцев без никакого ремонта. По доброй воле с целью достижения взаимопонимания мой судовладелец «Югрыбпоиск» заплатил 80 000 рупий за работу водолазов, которые освободили винты от намотавшегося не по нашей вине конца, что, по моему мнению, очень дорого.

Принимая во внимание выше изложенные факты, я пришел к заключению, что иски к моему судну беспочвенны и незаконны. По этой причине протестую и заявляю о непричастности моего судна к любым претензиям такого рода».

Морской протест говорит сам за себя. Начинался откровенный произвол, рассчитанный на финансовую несостоятельность судовладельца вести длительные судовые процессы, а также на выколачивание денег.

Арвиндер Сингх не собирался упускать шанс приумножить свой капитал за счёт выведенного с мели на чистую воду украинского судна и был полон решимости завершить запланированную в 1993 году комбинацию. Портовые власти ни с того ни с сего начали игнорировать просьбы капитана снабдить судно питьевой водой и топливом. В этих условиях пришлось ограничить энергоснабжение судна, отключить систему кондиционирования воздуха и даже камбуз. Команда вынуждена была оставить жилые помещения и перебраться на палубу. Здесь же на костре готовилась скудная еда.

(продолжение следует)

Член Национального Союза журналистов Украины

Ветеран дипломатической службы

Вячеслав Лузин

Cпасти «Звезду Черноморья» (часть 6-я)

(продолжение)

(главы из неопубликованной книги «Профессия-дипломат, должность-консул» — сокращенный журнальный вариант)

Начало противостояния

Перед моим приездом в Дели в штате Гоа появились иски компании SARB к «Звезде Черноморья». И к середине февраля 1995 года судовладельцу или его представителю предстояло быть ответчиком сразу в двух судах. Несмотря на отсутствие агентского соглашения со «Звездой Черноморья», и то, что по документам продовольствие поставлялось фактически компании SARB, судебные иски адресовались украинскому судну. В результате «гуманитарная помощь» превратилась в бесплатный кусок сыра и инструмент финансового удушения судовладельца. Способ проверенный на сотнях морских судов Украины. Готовили свой иск и портовые власти. Учитывая информацию капитана украинского судна о возможности удовлетворения грабительских претензия портовых властей, капитан порта без каких-либо оснований, в спешном порядке увеличил сумму требований с 633 094 индийских рупий до 770 000 индийских рупий. Более реальной становилась угроза ареста судна и продажи его на аукционе. Одновременно, полный уверенности в себе и своей семье Арвиндер Сингх не терял веры в то, что полностью заблокированный на судне, изможденный экипаж покинет судно.

Он хорошо понимал — в Индии вряд ли найдется смельчак, осмелившийся бросить вызов ему, сыну Буты Сингха, 8 раз избиравшегося в парламент Индии и ставшего одним из лидеров Индийского Национального Конгресса. В богатой биографии Буты Сингха не только должности министра внутренних дел, губернатора Бихара и генерального секретаря Всеиндийского комитета Конгресса. В 40 лет (1974 – 1976 гг.) он стал заместителем министра путей сообщения, затем заместителем министра торговли (1976 – 1977 гг.). С 1980 года по 1994, не переставая быть членом парламента, Бута Сингх последовательно держал портфели министра наземного и морского транспорта, государственных поставок, спорта, жилищного хозяйства, сельского хозяйства и местного развития. Конечно же, венцом его карьеры был пост министра внутренних дел Индии (1986 – 1989 гг.), а бывших полицейских, как известно, и уж тем более силовых министров, не бывает. В период, когда перед МИД Украины и нашим посольством (1995 г.) была поставлена задача вернуть украинскому судовладельцу украденное судно Бута Сингх был председателем парламентского комитета по вопросам обороны и национальной безопасности, и в то же время министром общественного потребления и распределения материальных ресурсов. Помимо того, что корни Буты Сингха опутали все важнейшие сферы страны с миллиардным населением, он был другом семейства Ганди.

Не могу сказать, что в 1994 году Посольство сидело сложа руки. Но вербальная нота с обвинением частной компании SARB в противоправных действиях, на которую МИД Индии ответил молчанием, была явной ошибкой. С частными фирмами и компаниями отношения, как правило, выясняют в судебном порядке. И мне, и судовладельцу было ясно одно: с учетом специфики индийского судопроизводства и крайне ограниченных оборотных средств у «Югрыбпоиска», ввязываться в судебные было бесперспективно. На извечный вопрос, а кто будет платить, ответа тоже не было. Поскольку главным противником в борьбе за обладание «Звездой Черноморья» за спиной Арвиндера выступал его могущественный отец Бута Сингх, было ясно – судебный марафон, имеющий шанс растянуться на годы, нам не выдержать.

Пока другие варианты решения проблемы ложились на бумагу, подготовил вербальную ноту в МИД Индии. В ноте от 2 февраля 1995 года Посольство Украины обращало внимание индийской стороны, что Министерство транспорта и Министерство пищевой промышленности дали индийскую регистрацию и флаг украинскому судну «Звезда Черноморья» на основании сфальсифицированных документов, которые в упомянутые министерства представил руководитель компании SARB Арвиндер Сингх. Посольство также подчеркнуло, что в процессе регистрации были нарушены нормы международного морского права, международных конвенций и доброй морской практики; в частности, не был сделан запрос в украинский порт приписки «Звезды Черноморья», не произведена проверка судовых документов и т.д. В ноте выражалась просьба отменить индийскую регистрацию украинского судна, или же произвести повторную регистрацию с соблюдением норм морского права и международных конвенций. Понятно, что даже повторная регистрация вывела бы мошенников на чистую воду и бросила тень на семью Буты Сингха. Поэтому на все 100 процентов был уверен, что ответа на ноту не будет. В дипломатической практике, за редким исключением, не принято признаваться и брать на себя вину за нарушение норм права. Лучше промолчать.

На этом и строился расчет. В случае нарушения дипломатической практики, предписывающей иностранным дипломатическим миссиям связываться с государственными учреждениями через МИД страны пребывания и наличия претензий в связи c этим у индийской стороны, можно будет сослаться на игнорирование МИДом Индии запросов Посольства Украины, направленных по дипломатическим каналам. Один из вариантов решения проблемы, после получения от судовладельца заверенных копий об украинской регистрации судна, документа об отсутствии в природе такой организации как «YUGRYBSUDOREMONT» (придуманный судовладелец «Звезды Черноморья»), копии договора об аренде судна на условиях «тайм-чартер», не исключал, кроме МИДа, прямого обращения посольства в Генеральную прокуратуру, Министерство внутренних дел, Министерство юстиции, Министерство транспорта и Министерство пищевой промышленности Индии.

Дополнительно в МИД Индии ушла вербальная нота о том, что с 15 по 18 февраля консул Украины Вячеслав Лузин и первый секретарь Юрий Ольховский посетят штат Гоа для встречи с экипажем украинского судна. В ноте выражалась просьба к внешнеполитическому ведомству организовать встречи украинских дипломатов с губернатором штата Гоа, а также в органах юстиции и судебных учреждениях. Помимо прояснения ситуации со «Звездой Черноморья» в порту Мармагоа, главная цель поездки — информационный вброс в головы чиновников штата компрометирующих материалов на компанию SARB и демонстрация серьезности, в первую очередь в адрес Арвиндера Сингха, намерений дипломатической миссии вернуть судно в государственную собственность Украины.

До поездки в Мармагоа желательно было услышать позицию Арвиндера Сингха по «Звезде Черноморья». Ведь она не раз менялась на протяжении полуторагодичного плена судна. Секретарь посла засел за телефоны, чтобы договориться о нашей встрече с руководителем SARB, подчеркнув при разговоре, что в середине февраля консул Украины собирается посетить порт Мармагоа и встретиться с экипажем украинского судна. Арвиндер, предпочитавший наблюдать за ситуацией со «Звездой Черноморья» из Дели, естественно находился в семейной резиденции, прямо в сердце столицы, рядом со зданием парламента. На запрос из канцелярии посла ответил, что о своем решении сообщит по телефону. Что ж, это вполне вписывалось в рамки протокола, но я был уверен, что встреча непременно состоится. Ведь и противоположной стороне крайне необходимо было прощупать намерения дипломатической миссии.

На третий день после звонка из Посольства Арвиндер Сингх согласился на встречу, но только не в здании дипломатической миссии, а в холле отеля «Хилтон». От традиционного чая отказались. На ряд вопросов и претензий, заданных мною, руководитель компании SARB в присутствии своих адвокатов бесцеремонно заявил, что до компенсации судовладельцем затрат, понесенных им на содержание украинского судна, разговора вообще не получится. Якобы понесенные затраты Арвиндер Сингх оценил в 600 000 долларов США. На заявление о том, что украинская сторона не отступится от своих требований, и что руководителю SARB так или иначе придется вернуть как судно, так и документы законному владельцу, сын Буты Сингха многозначительно махнул рукой, давая понять, что из этих намерений ничего не получится. Замечание о нашей готовности придать гласность доказательной базе о незаконном завладении государственного имущества дружественной страны и фальсификации документов вызвало у Арвиндера Сингха лишь смех.

— Без санкции моего семейства, ни одна публикация не появится в индийских газетах, — подытожил он.

Уповая на могущество отца, пока еще не искушенный в политике индийский бизнесмен, не осознавал, что у государственных деятелей высшего ранга, не может не быть болевых точек. Независимо от того, чем они занимались в тени, их мундир, для общества и публики должен быть чист и безупречен. А пятна на мундире способны если не погубить карьеру, то уж точно нанести непоправимый вред. Замечание о том, что заявление Арвиндера в Министерство пищевой промышленности о покупке «Звезды Черноморья» за 4 250 000 долларов США у несуществующего в природе судовладельца «YUGRYBSUDOREMONT» является ничем иным, как «отмыванием денег» могущественного семейства, оставил на потом.

В конце встречи подчеркнул, что первые, но далеко не последние обращения по поводу мошеннического завладения «Звездой «Черноморья» в государственные органы Индии от имени Посольства Украины уже отправлены. Аналогично во время поездки в Гоа вопросы украденного и зарегистрированного в Индии на основании фальшивых документов судна, во время командировки будут подниматься нами на уровне губернатора штата и в органах юстиции. Заключительное сообщение произвело неприятное сообщение на Арвиндера Сингха. Однако он быстро овладел собой, заметив при этом, что мы еще встретимся.

Накануне поездки в Мармагоа Посольство в решительной манере потребовало от портовых властей снабдить «Звезду Черноморья» топливом и питьевой водой. Копия письма я оправил и в делийское отделение Международной организации Красного Креста.

(продолжение следует)

Член Национального Союза журналистов Украины

Ветеран дипломатической службы

Вячеслав Лузин

Cпасти «Звезду Черноморья» (часть 7-я)

(продолжение)

(главы из неопубликованной книги «Профессия-дипломат, должность-консул» — сокращенный журнальный вариант)

Продолжение противостояния

Даболим – воздушные ворота Гоа, самого маленького штата Индии, который стал туристической Меккой Индии. До столицы – города Панджим рукой подать. Также и до порта Мармагоа. Отель «Beach resort» где-то посередине, на первой пляжной линии. 10-15 минут на арендованной капитаном «Звезды Черноморья» машине, и мы уже в холле отеля. Портье приветливо кивает Василию Стендерчуку. Еще пару недель назад моряк жил в этом отеле. Но, обнаружив следы обыска в номере, и опасаясь за судьбу собранных им документов, арендовал квартиру. Материалы по «Звезде Черноморья» у него в объемистом портфеле, в другой руке пакет со стеклянным перезвоном. Три бутылки знаменитого португальского портвейна «Сент Николас» украсили кофейный столик в углу номера.

Часть из разложенных на столе документов у меня есть. Но у капитана их значительно больше, а значит объемнее и доказательная база. Чтобы не тратить время на построчную читку, отдельные абзацы, требующие внимания, обведены фломастером. Комментируя материалы, Василий подчеркивает, что российско-индийский преступный альянс делал все, чтобы максимально запутать историю якобы приобретенного судна. Собственником в одних документах указывается «YUGRYBSUDOREMONT», в других – «Югбизнессервис». Несуществующий «YUGRYBSUDOREMONT» по своей природе судовладельцем быть не может. Филиал «Югбизнессервиса», зарегистрированный в однокомнатной квартире в Крыму и представленный Виктором Плисом, тоже. Меры к тому, чтобы получить документальное подтверждение, уже приняты. Кроме этого еще масса нестыковок, требующих детального анализа и сравнения.

Один пакет материалов по похищенному судну Василий отдал мне. Все документы у него копиях. Резервная, на всякий случай, хранится у гражданина ФРГ Карла Брайткопфа, ставшего другом капитана после оказания помощи в снабжении судна и снятия его с мели. Карл – сын немецкого моряка, интернированного в годы Второй мировой войны в Индии и женившегося на индуске. Индия, и особенно курортный штат Гоа ему нравятся. О переезде, или даже поездке в Германию, не мечтает. Семья довольно обеспеченная, есть яхта и транспортный мотобот в придачу к трехэтажному особняку. Мы заочно приглашены на дегустацию двух видов местного самогона – «коконат фэни» (на основе кокосового молока и мякоти) и «кэшьюнат фэни» (на основе орешек кэшью). Ну это, если появится свободное время.

Трехчасовые переговоры в отеле и совместный анализ позволяют сделать первый вывод. Чтобы доказать в суде как преступные намерения, так и преступную деятельность компании SARB документов и материалов больше, чем достаточно. Состав преступления налицо. Об инициаторе мошеннической схемы Андрее Гуляеве можно забыть. Он уже разместился в уютном кабинете здания на Смоленской площади в Москве (1994 – 1998 гг. — старший советник, заведующий отделом, заместитель Директора третьего департамента Азии МИД России; 1998 – 1999 гг. — посол РФ в Пакистане, умер 4 декабря 1999 года в Исламабаде в возрасте 47 лет). Сомнений нет, доказать в суде можно, но выиграть дело в Индии, а тем более в Гоа нет. После первых попыток капитана наладить контакты с адвокатами для защиты интересов «Звезды Черноморья» в двух судебных исках, связанных с поставками продовольствия компании SARB, ему дали понять, что с учетом связей могущественного семейства не только в штате Гоа, но и в стране в целом, адвокаты, если и согласятся представлять украинскую сторону, то будут намеренно вести дело к проигрышу. Так что судебной перспективы у украинского судна нет. С этим согласен и капитан.

Рассказал капитану о наших планах, разделенных на три этапа. Первый рассчитан на Гоа и включает себя посещение судна и встречу с экипажем. Дальше, во время посещения капитании (офис, где размещены административные службы) порта в Мармагоа, офиса губернатора, департамента юстиции штата и судебных учреждений максимальный вброс в головы чиновников информации о похищенном в Украине судне, и не только в виде устной политинформации, но и одностраничной справки, повествующей о том, каким образом «Звезда Черноморья» очутилась в Индии и что с ней произошло. О возможных претензиях к тексту справки не беспокоюсь, он почти не отличается от текста вербальной ноты, направленной в МИД Индии. Предвижу невнятную реакцию чиновников, после того как в конце беседы у каждого из них на столе останется отпечатанная на пергаментной бумаге история невиданной до сих пор фальсификации. Нет сомнения в том, что не только информация, но и копия моей справки если не сразу, то на другой день окажется в Дели у Арвиндера Сингха. Мое замечание, что на первом этапе проблему с освобождением судна в Гоа, мы не решим, встречает настороженный взгляд Василия Стендерчука. Поэтому продолжил:

— Но мы решим ее в Дели. Верю, что на это уйдет от двух до шести месяцев. Ситуация в Индии сыграет нам на руку. В последнее время Индийский Национальный Конгресс утрачивает авторитет и позиции на политической арене Индии. Обостряется межпартийная борьба. В апреле-мае начнется кампания по подготовке к открытию предвыборных штабов. Естественно, что руководство ИНК, как и любой другой партии, будет стремиться показать себя в лучшем виде. Любой намек на коррупцию или мошенничество даже членов семьи лидеров властной партии может нанести удар по престижу и имиджу ИНК. Уже сейчас эхо от нашего визита не может не откликнуться в Дели. После первого звоночка будем и дальше пользоваться ситуацией. Через две-три недели, максимум через месяц в Посольство поступят запрошенные мной материалы, после чего доказательная база украинской стороны не даст шансов МИДу и Минтрансу Индии сомневаться в том, что Министерство пищевой промышленности дало согласие на импорт и приобретение компанией «SARB» иностранных судов на основании подделанных и сфальсифицированных документов, а регистрацию и замену флага произвело в нарушение норм международного морского права, международных конвенций и доброй морской практики. Даже при очень большом желании и противодействии могущественного семейства не удастся предотвратить расползание информации в государственных учреждениях, где есть сторонники как Индийского Национального Конгресса, так и оппозиционных партий. Если Арвиндер Сингх, известный в Индии как сын Буты Сингха, и дальше займет выжидательную позицию, будем вводить третий этап плана. Повторно направим вербальные ноты с доказательствами в упомянутые министерства, но к ним добавим еще Генеральную прокуратуру, Министерство внутренних дел и Министерство права и юстиции Индии. От такого информационного натиска семейству Сингха не отвертеться. План «Б» не исключает слив информации, в том числе и об отмывании денег, представителям оппозиционных партий.

Слушая меня, Василий Стендерчук, одобрительно кивал головой. Видимо, план внушал ему уверенность в благополучном исходе и скором освобождении из индийского плена. Что ж обсуждение закончено, пора и отдохнуть. В холле отеля уже заждался Карл Брайткопф с супругой Сионой. На парковке Василий Стендерчук обратил внимание на лимузин с открытым верхом и двух молодчиков в нем. «Они сопровождали нас от самого аэропорта», — заметил капитан. Я тоже вспомнил, что эти же лица видел за соседним столиком в Дели в отеле «Хилтон» во время переговоров с Арвиндером Сингхом. На этот раз приятно иметь «наружку» за спиной, значит боятся и принимают наши действия всерьез.

Следующий день начинаем с поездки в порт, где на корабле нас с нетерпением ждет экипаж. Моряки воспринимают корабль как живое существо. Поднявшись вверх по трапу и ступив на палубу, только они ощущают ровное биение дизель-генератора, который в качестве малого сердца поддерживает жизнедеятельность судна на стоянке в порту или на рейде, тем самым давая передышку большому сердцу – главному двигателю, чтобы он не подвел в бурном море. Остановка главного двигателя во время урагана чревата смертью для корабля экипажа. В считанные минуты порывы ветра разворачивают судно лагом к волне, и всей своей тяжестью она переворачивает корабль, увлекая его в бездну. По статистике Ллойда ежегодно в морях и океанах тонет 300 — 400 кораблей, многие из них с экипажами.

Современное судно — это сложный технический организм, начиная с его сердца – главного двигателя и нескольких дизель генераторов – и до осветительной сети, судовых стрел и кранов вместе с оборудованием, отопительной и холодильной систем, установки искусственного климата и системы дистанционного управления, которая включает в себя пульт управления на ходовом мостике и центральный пост управления машиной с множеством разнообразных приборов. Еще более сложны с конструктивной точки зрения морозильные траулеры, вмещая в свой корпус вместе с оборудованием еще и завод по переработке рыбы вместе с конвейерами.

На якорной стоянке посреди бухты «Звезда Черноморья» напоминала больного кита с ободранными боками и ржавчиной на корпусе. Открытые иллюминаторы на ходовом мостике показывали, что корабль обесточен. Неудивительно, что трап опускали вручную. Также вручную с нашего катера моряки подняли наверх несколько ящиков с продовольствием и водой. Провизию мы закупили по дороге в порт на базаре и в небольших лавчонках. Для экипажа, пребывающего на скудном пайке, это был весомый подарок. Но больше, чем продукты питания, моряки ждали сообщения, когда же закончится этот бессмысленный плен на безжизненном куске железа вдали от родины.

Постарались ответить на этот вопрос в кают-компании, где собрался ужатый до предела экипаж. Всего 13 человек, 7 командиров, три моториста, и два матроса в главе с боцманом. В случае освобождения тяжеловато придется им управляться с судном. Двойную вахту во время перехода придется нести даже капитану и «деду» (старшему механику). В ходе задушевной беседы кроме прогнозов на освобождение, поделились новостями и эпизодами из морской жизни. В итоге, З часа проведенные на судне, пролетели как один миг. Чувствовалось, что экипаж с сожалением прощается с нами. Уже по дороге к трапу меня нагнал невысокий паренек.

— Виталий Сопин, — представился он и добавил. – А мы с вами вместе служили в в/ч 72165. У меня в Черкассах сын и дочь. Действительно лицо очень знакомое. Кажется, он был водителем «Волги» командира бригады малых ракетных кораблей в Карантинной бухте. Чтобы подбодрить парнишку, заверил, что 1 сентября, он лично поведет детей в школу. А возвращение в родной порт будет уже под желто-голубым флагом.

(продолжение следует)

Член Национального Союза журналистов Украины

Ветеран дипломатической службы

Вячеслав Лузин

Спасти ЗВЕЗДУ ЧЕРНОМОРЬЯ (окончание)

(главы из неопубликованной книги «Профессия-дипломат, должность-консул» — сокращенный журнальный вариант)

Информационная война против компании SARB и ее руководителя Арвиндера Сингха, начавшаяся в Гоа, с удвоенной силой нашла свое продолжение в Дели. На этот раз с легализованными доказательствами, в которых не могли усомниться ни в министерствах, ни в правоохранительных учреждениях Индии. Когда угроза утечки информации о махинациях со «Звездой Черноморья» за пределы правительственного квартала, достигла апогея, Арвиндер Сингх поднял руки.

Согласитесь, приятно после затянувшегося противостояния принимать капитуляцию у более сильного противника. Еще совсем недавно ультиматум – 600 тысяч долларов на бочку, а «поговорить», только после этого, и никаких обещаний, а тем более гарантий. Но времена меняются, и люди тоже. Еще недавно уподобившийся льву, Арвиндер Сингх, вдруг завилял хвостом и на любых условиях выразил готовность как можно скорее избавиться от «Звезды Черноморья». Не исключалось, что папенька, как глава «львиного прайда», задал ему показательную порку, и несостоявшийся коммерсант и владелец флотилии упорно добивался встречи в посольстве. На этот раз без адвоката.

После настойчивых звонков индуса недельку подержал его на расстоянии, после чего назначил встречу в здании посольства. Уже первые минуты показали, что Арвиндер готов на все, лишь бы он сам, а значит и вся семья, были очищены от обвинений в мафиозной сделке и преступных намерениях. Заверив нас в том, что компания SARB немедленно отзовет свои иски из судебных учреждений и возьмет на себя урегулирование всех проблем, связанных с беспрепятственным выходом «Звезды Черноморья» в море, он предложил компромиссное решение вопроса. Главным организатором международной аферы признается Виктор Плис, а компания SARB, украинская и индийская стороны – потерпевшими сторонами, что должно быть закреплено в двустороннем меморандуме. Немедленно после подписания двустороннего меморандума, он прямо на борту судна вернет капитану все судовые документы в обмен на индийский флаг, который длительное время служил подтверждением индийской собственности украинского судна.

Закончив свою речь, исполнительный директор компании SARB с надеждой посмотрел на меня. В целом, такой компромисс устраивал и меня, и посольство, не говоря уже о судовладельце. На всякий случай спросил о гарантиях отсутствия претензий со стороны портовых и таможенных властей. Реакция индуса была мгновенной.

— Никаких проблем. Я приглашу на церемонию подписания меморандума начальника и капитана порта. Будет и начальник таможни. Если хотите – то и губернатора, он старый друг моего отца.

Это было уже что-то, за исключением губернатора. Престарелый чиновник, по моему мнению, был помехой с учетом его титула и положения в штате Гоа. Поэтому предварительно сошлись на всем, кроме губернатора. Окончательный ответ обещали дать через несколько дней, сославшись на том, что надо получить одобрение нескольких министерств и судовладельца. Прощаясь, Арвиндер Сингх, пообещал, что в Гоа всю делегацию посольства будет ждать приятный сюрприз.

Выждав некоторое время, посольство известило Арвиндера Сингха о принятии украинской стороной условий компромисса. Уже через час на факс дипломатической миссии из резиденции семейства Сингха поступил проект программы пребывания нашей делегации в Гоа, где 24 марта планировалось подписание соответствующих документов и передача судна Украине. Мало, кто понимал значимость предстоящего события. С начала массового разграбления украинского флота еще никому не удавалось вернуть украденные корабли, ставшие собственностью иностранного судовладельца на основании решения правительства. Корабли, получившие флаг и судовые документы другой стороны, уходили навсегда, растворяясь в морских просторах, меняя время от времени порты приписки, флаги и документы. В Индии нам удалось сделать невозможное, вернуть в Украину судно стоимостью около 10 миллионов долларов, по решению правительства ставшее частной собственностью гражданина этой страны.

До поездки в Гоа оставалось несколько дней. За это время подготовили пресс-релиз и проект статьи. Сразу после церемонии передачи судна Украины собирались направить их в МИД в качестве отчета о проделанной работе, а также для передачи средствам массовой информации. Ознакомившись с текстом материалов, посол пригласил меня зайти к себе в кабинет.

— Вячеслав Анатольевич, — начал он. – У меня складывается впечатление, что в МИДе или замалчивают информацию о нашей работе, или ее сознательно прячет кто-то под сукно. Я встречаюсь с министром иностранных дел Индии, обсуждаем вопросы освобождения от двойного налогообложения, посылаю сообщения в МИД, а наша пресса — молчок. Зато ежедневно в каждой газете о встречах посла Украины в Узбекистане (по совместительству в Таджикистане) Сметанина, то со сборщиками хлопка, то со строителями, то о поездке на ферму, где наладили производство кумыса. Такое впечатление, что нашего посольства не существует. То же может случиться и с информацией по «Звезде Черноморья». Если в МИДе есть надежные контакты, поинтересуйся, пожалуйста, в чем причина.

В телефонном разговоре с заместителем начальника управления информации Наталья Зарудная дала понять, что проблема таки-да существует, но корень ее следует искать в территориальном отделе, который возглавлял Валентин Адомайтис, досрочно отозванный из командировки в Индии по инициативе посла. Спор о том, кому руководить посольством между советником, прибывшим в составе передовой группы, и Георгием Ходоровским, окончился в пользу последнего, но холодная война со стороны опального дипломата, переместившегося в кабинет на Михайловской площади, только набирала обороты. Больше того, она растянулась во времени. Полу конфиденциальную информацию Зарудной, как посол, так и я приняли к сведению

24 марта 1995 года в 5-звездочном отеле «Форт Агуада» состоялся прием капитуляции от семейства Сингха, который завершился подписанием ряда документов и меморандума о взаимопонимании. Был и обещанный сюрприз. Осчастливленный подписанными документами Арвиндер Сингх устроил торжественный прием в банкетном зале лучшего отеля в Гоа. С индийской стороны в церемонии приняли участие Арвиндер Сингх, заместитель директора компании SARB, начальник порта, руководитель таможни и капитан порта, с нашей стороны кроме посла и меня первый секретарь Николай Скляренко и гражданин ФРГ Карл Брайткопф. После обильного застолья с элитными напитками направились на судно. По дороге Арвиндер Сингх взял меня за руку и извиняющимся тоном сказал на ухо:

— Сэр, вы знаете, эта русская проститутка Эндрю Гуляеф (russian whore), скачала с меня аванс в размере 200 тысяч долларов сразу после того, как «Звезда Черноморья» бросила якорь в Гоа.

Что я мог ему ответить. Сочувствия к бизнес-партнеру русского афериста не было. Поэтому ограничился лишь короткой репликой:

— Бывает (It happens sometimes)…

После полуторагодичного «индийского плена» экипаж «Звезды Черноморья» со слезами на глазах наблюдал подъём государственного флага Украины на мачту украинского судна.

Пора было рапортовать в МИД. Из гостиничного номера набрал Управление информации. Трубку, судя по голосу, взял молодой дипломат, который попросил меня представиться, после чего долго и нудно пытался объяснить, что информацию нужно в установленном порядке направлять в министерство через общий секретариат, а там разберутся. Установленный порядок нас не устраивал. По нему информация из общего секретариата направлялась в курирующий отдел, где ее, как и предыдущие, засунули бы под сукно. Попытка переубедить, мотивируя срочностью и важностью сообщения результата не дала. Поэтому вспылив, я коротко бросил в телефонную трубку:

— Не передашь Сергееву (начальник управления) – ПАУЗА — «фаберже» оторву.

Угроза видимо возымела действие, так как в одной из киевских газет все-таки вышла статья под названием «Следствие ведут дипломаты». А в МИДе разгорелся скандал. Ретивый исполнитель смысловую паузу поставил сразу после слов «не передашь», что сразу исказило смысл. Получилось: не передашь – ПАУЗА — Сергееву ***** оторву. Поэтому Юра Сергеев, с которым всегда связывали дружественные отношения, вправе был обидеться. Со временем, я смог объясниться, дав понять, что лично Юре ничего не угрожало, а вот с ретивым наглецом… Ну всякое в жизни случается…

Итог блестящей операции, проведённой украинскими дипломатами, подвёл капитан Василий Стендерчук в радиограмме, направленной в МИД Украины:

«КИЕВ 18 МИХАЙЛОВСКАЯ ПЛОЩАДЬ 1 МИД УКРАИНЫ ПОСЛУ УКРАИНЫ В ИНДИИ ХОДОРОВСКОМУ Г И = 07 АПРЕЛЯ БЛАГОПОЛУЧНО ЗАВЕРШИЛИ ПЕРЕХОД РЕЙД ПОРТА ДУБАЙ ТЧК ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ПОДЪЕМ ФЛАГА КАК ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП БОЛЬШОЙ СОВМЕСТНОЙ РАБОТЫ СПАСЕНИЯ И ВОЗВРАЩЕНИЯ УКРАИНЕ СУДНА ЗПТ ВКЛАД КОНСУЛА ЛУЗИНА ЗПТ ПЕРВОГО СЕКРЕТАРЯ ОЛЬХОВСКОГО ОСТАНУТСЯ ПАМЯТИ БЛАГОДАРНОГО ЭКИПАЖА= УВАЖЕНИЕМ 204/1104 КМД СТЕНДЕРЧУК

Совсем другого мнения был начальник территориального отдела Валентин Адомайтис, спрятав в очередной раз представление посла о поощрении дипломатов украинского посольства за возврат в государственную собственность Украины судна стоимостью около 10 миллионов долларов.

В Дели возвращались в приподнятом настроении. На примере «Звезды Черноморья» еще раз пришел к выводу, что при искренней заинтересованности украинских судовладельцев, координации их действий с дипломатическими представительствами Украины за рубежом, большую часть украинского флота удалось бы сохранить.

Через время:

Инициатор и вдохновитель международной аферы Андрей Гуляев, после спешной эвакуации из Индии в 1994 году до 1998 года работал старшим советником, зав. отделом, заместителем директора Третьего департамента Азии МИД России. 18 сентября 1998 года назначен Чрезвычайным и Полномочным Послом РФ в Пакистане. 4 декабря 1999 года умер в Пакистане.

Заботливый отец Бута Сингх нашел своему отпрыску Арвиндеру новую игрушку, купив ему Дом моделей. Время от времени мне приходили приглашения на демонстрацию мод.

С учетом скандальной информации, связанной со «Звездой Черноморья», Индийский Национальный Конгресс в 1996 году отказался номинировать Буту Сингха в качестве кандидата от ИНК в индийский парламент в избирательном округе Джалор.

Матрос-моторист «Звезды Черноморья» Виталий Сопин ушел с флота и занялся бизнесом в своем родном городе Черкассы. Неоднократно бывал у меня в гостях в Киеве.

Виктора Плиса, несмотря на серьезные обвинения, так и не привлекли к уголовной ответственности. Правоохранительным органам в сложный период построения государства было не до того. К тому же взять с него было нечего – мелкий исполнитель и мальчик на побегушках у Андрея Гуляева.

Василий Стендерчук продолжал плавать капитаном, но уже в другой крупной судоходной компании.

В качестве итога:

В консульской хронике индийского периода самой яркой страницей стало освобождение БМРТ «Звезда Черноморья». К сожалению, это неординарное событие в период продолжающегося разграбления украинского флота осталось незамеченным. Более того о нем постарались как можно быстрее забыть и спрятать информацию под сукно в одном из кабинетов на Михайловской площади 1. Даже сегодня считаю, что на финальной стадии существования остатков нашего флота, известие о капитуляции в 1995 году международного мошенника под натиском украинского консульства в Индии и помпезном возврате украинскому судовладельцу украденного корабля, послужило бы стимулирующим фактором, как для судоходных компаний, так и для консульских учреждений Украины за рубежом. В моей, богатой событиями жизни, нередко приходилось по совету наставников и учителей в серьезных и проблемных ситуациях использовать тактику «натиска и напора» и всегда быть настроенным на победу. К сожалению, пример активных наступательных действий по защите морских интересов государства остался под сукном. Из 5 (одно украинское и 4 российских) судов, похищенных международной мафией, из индийского плена вырвалась только «Звезда Черноморья». Остальные 4 средних рыболовецких морозильных траулера (СРТМ) постигла участь, предначертанная советником посольства РФ Андреем Гуляевым в письме директору филиала российской фирмы «Югбизнессервис» Виктору Плису.

Попытки российских судовладельцев и представителя крупного московского банка, в который в качестве кредитного залога были переданы права на 4 средних рыболовецких морозильных траулера (СРТМ), успеха в борьбе с семейством Арвиндера Сингха не имели. Следуя флотским традициям я, по мере возможности, давал подсказки и делился своим опытом с потерпевшей стороной. Однако, учитывая главенствующую роль в международной афере с криминальным душком одного из руководящих сотрудников российского посольства, дипломатическая миссия РФ, дабы не оказаться в фокусе грандиозного скандала, уклонилась от оказания помощи своим соотечественникам. 60 тысяч долларов, выделенные московским банком индийским адвокатам, были потрачены впустую, без малейшей надежды на успех. Из длительных судебных распрей семейство Буты Сингха вышло победителем и получило свой куш, за исключением «Звезды Черноморья».

Уместно было бы вернуться к интервью посла Украины в Индии, озаглавленному «Дипломатия со служебного хода» и напечатанному 06.10.2006 в газете 2000. Одним из вопросов, которые корреспондент газеты Сергей Воронцов задал Георгию Ивановичу Ходоровскому, был:

— Слово дипломат и интрига почти синонимичны. Случалось ли вам стать жертвой интриги или наоборот?

Ответ посла был довольно многословен:

— Однажды представитель промышленно-торговой компании Индии на одном из приемов подошел ко мне и шепнул, что в штате Орисса собираются строить металлургический комбинат с нуля. Мол, давайте. Я отправил со всеми предосторожностями конверт в Киев. В ответ – тишина. Через две недели со мной связывается тот же господин и спрашивает: «Ну, что ответили ваши?». Говорю, им необходимы все данные – приблизительная смета, объем производства и т.д. На следующий день приносят толстый пакет с документацией. Я опять со всеми предосторожностями отсылаю в Киев. Проходит довольно много времени. Молчание. И мне просто уже неудобно встречать этого человека. Не выдержав, связываюсь с министром Удовенко. «Геннадий Иосифович, так и так, разберитесь, пожалуйста». Через два дня мне звонят из секретариата, мол, Геннадий Иосифович удивляется, что там Ходоровский путает. Я потрясен, как могла пропасть дипломатическая почта? Начинаю звонить в соответствующий отдел, кто ее получил. Оказывается, это был человек, которого незадолго до этого выслали из Индии со скандалом. Он взял мои пакеты под расписку и просто положил к себе в тумбочку… Мы обязаны были претендовать на часть контракта, бороться за него. Индийцы очень хорошо знали украинскую металлургию. Теперь Миттал покупает наши заводы. А тогда многих руководителей наших комбинатов по имени-отчеству называли в руководстве далеких индийских штатов. Многие специалисты учились в Украине, и у них остались лучшие воспоминания.

Не знаю, кто из двух – корреспондент или же посол Ходоровский разделу интервью, в котором речь шла о строительстве металлургического комбината, дали название «Месть ценой в миллиард». Что ж, возможно, это дает право говорить о роли личности, пусть даже не самой первой, в международных отношениях и украинской дипломатии.

Член Национального союза журналистов Украины,

Ветеран дипломатической службы Украины

В.Лузин

Уважаемые коллеги и друзья! Журнальный вариант текста сокращен на 70 процентов.

Оцените материал:
54321
(Всего 1, Балл 5 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

3 ответа

  1. Желательно что по етому поводу думает товарищ Гордон? Может он вспомнит как брал интервью и индийского Буды..он бы на все разянил. Для меня совсем понятная история разводил из фсб- раньше их предшевтвеники так разводили цеховиков и бизнесменов .- ну что лить слезы? По вновь открывшимся обстоятельствам открываем ряд уголовных дел-шнырей в каталажку -аресты- задержания-изьятия -международные санкции ето же не один такой подход еще и по другим отраслям имеется.- москаль сука брехливая и проворная в темных делах- вот как луку на шампур посадили-тот уже и дар речи потерял- спит с автоматом.

  2. Підстаркуватий і викинутий з системи чувак пише свої спогади — обісрати всіх один я в маслі. З серії обкомівських діячів, що не міняючи кабінетика у 1991-92 рр. перелізли в мзс, або переповзли з мзс урср з вулиці чекістів (sic!!!). ….забіг до володі .. на цьому все і будувалося — забігали, стукали один а одного. потрібна була 100% люстрація цих діячив. зараз був би зовсім інший мзс.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также

НОВОСТИ