ORD
18.08.2019 г.
Амнистия для террористов «ЛДНР» уже идет полным ходом

Один из освобожденных боевиков — Роман Джумаев — запечатлел себя на память возле терминала Донецкого аэропорта. Одолеть «киборгов» удалось с помощью подлости: «ДНРовцы» тогда заминировали бетонные конструкции и обрушили их на защитников ДАП.

 

Надежда Савченко и массовое освобождение убийц

 

В Мариуполе теперь что ни день, то на волю выпускается военный преступник. 15 августа освободили Валерия Кирсанова, который содействовал совершению теракта 24 января 2015 года. В ту черную субботу микрорайон Восточный в родном для Кирсанова городе Мариуполь накрыло «Градами». Кирсанова взяли в то же день, и он признался, что не раз помогал «командиру первой славянской роты армии «Новороссии» с позывным «Террорист» и его «коллеге» российскому офицеру с позывным «Пепел». Передавал координаты военной техники и объектов ВСУ с помощью смс и телефонных звонков.

 

«Они должны были отработать ночью, а отработали утром. Я поехал посмотреть и сказал «Пеплу», что промахнулись на 1 километр. Сказал, что много людей погибло. Он сказал. «Ну, хорошо»: 

 

Однако, в дальнейшем от этих слов отказался. В день выхода на свободу заявил, что извиняться ему не за что. По 258-3 УК Украины («Создание террористической организации») он мог получил от 8 до 15, по 263 ч. 1 («Ношение оружия» — при обыске нашли револьвер, патроны и гранату) – грозило от 2 до 5. В приговоре говорится, что Кирсанов, не отрицая факта многократных телефонных соединений с «ДНРовцами», вины не признал. Он заявил, что передавал общеизвестные сведения из интернета, лицам, которых не считает террористами, да и «ДНР» — не считает террористической организацией: http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/82431956

 

18 июня сего года Приморский райсуд Мариуполя оценил его «заслуги» довольно скромно – приговорив к 9 годам. Из них Кирсанов отсидел половину и вышел по т.н. закону Савченко. Результатом этого теракта стало массовое убийство: 31 мирный житель погиб, и среди них двое детей, 117 были ранены… Вот почему местные едва не растерзали Кирсанова в день освобождения: 

 

Т.н. «Закон Савченко» был отменен в июне 2017, но продолжает применяться для лиц, которые оказались за решёткой до его отмены. Интересно, что когда закон внедряли, лоббисты уверяли: облегчение не коснется лиц, совершивших особо тяжкие преступления. А на практике? Предложив учитывать год в тюрьме за два года в колонии, экс-нардеп невольно способствовала скорому выходу на волю убийц и совершению новых аналогичных преступлений (красноречивый пример — серийный киллер Алексей Левин, который не только выпустился вместе с бандой, но и приложил руку к организации нового заказного убийства — Катерины Гандзюк).

 

И та же экс-нардеп Надежда Савченко, обвиняемая в подготовке теракта, а вместе с ней и подозреваемый в госизмене Валерий Чернобук (он на момент аннексии Крыма был главой апелляционного суда АРК и призывал коллег переходить на российское законодательство) явились инициаторами отмены ч. 5 ст. 176 УПК. Эта норма определяла арест в качестве безальтернативной меры содержания для террористов.

 

Глава Конституционного суда Наталья Шаптала теперь оправдывается: коллегам не обязательно отпускать всех боевиков — суд должен принять мотивированное решение. В случае, если они (боевики), к примеру, давят на свидетелей или могут скрыться… их можно и оставить под стражей. Но поздно – после того как 10 судей большой палаты КСУ поддержали очередную идею Нади Савченко, организатор «ЛНР» Александр Ефремов очутился на свободе. Еще десятки террористов и предателей, с трудом водворенных за решетку, вырвались на волю. Сотни им подобных — на низком старте.

 

Благодаря новации от КСУ вышел на свободу и убийца майдановцев Александр Щёголев — генерал СБУ, который руководил т.н. антитеррористической операцией в Киеве 18 февраля 2014 года, и по сути стал организатором массовых убийств: https://ord-ua.com/2017/11/25/kievskie-slugi-lubyanki-i-ih-dela-kino-pro-nuland-ato-imeni-schegoleva/

И ветеран «армии ЛНР», сын хозяина водочного завода «Луга-Нова» Дмитрий Держак, которого подозревают в финансировании террористов (чьим задержанием особенно гордилась Генпрокуратура).

 

Вышли на свободу и менее одиозные: адепт РПЦ Олег Саган, который получал в РФ гонорары за создание и распространение контента, прославляющего «Новороссию», лидер партии «Патриоты России» Петр Михальчевский, который после аннексии Крыма работал у Аксенова министром здравоохранения (его судят за посягательство на территориальную целостность).

 

Готовится выйти на волю главред «РИА Новости Украина» Кирилл Вышинский, которого судят за участие в дезинформационной войне против Украины, агитационную поддержку «республик», разжигание ненависти, и тп. С нетерпением ожидает освобождения боевик Александр Саттаров — бывший беркутовец, задержанный в Днепре в 2017 году, участник «самообороны Крыма», который захватывал украинский военный аэродром.

 

Всех этих товарищей можно было бы обменять на наших пленных, которые находятся в застенках у Путина. Судьба Вышинского, к примеру, очень заботит Кремль. Там своего пропагандиста предъявляют миру, как доказательство политрепрессий в Украине.

 

 

 

Идеолог «Новороссии» Владимир Корнилов, который не хочет проживать в родном Донецке, где его усилиями воцарился «русский мир», требует у Зеленского свободы для соратника Кирилла Вышинского вместе со Скабеевой и Соловьевым. Пикетируют посольство Украины в Москве.

 

Но зачем Путину освобождать Олега Сенцова, Романа Сущенко и 24х украинских моряков, если украинский «обменный фонд» стараниями украинских судей выходит на волю без всяких условий?

 

Судьи «подрабатывают» адвокатами у «страйкболистов из Ростова»

 

5 августа судьи Жовтневого райсуда Мариуполя потрясли информпространство, освободив сразу двоих: Романа Джумаева, 1991 г.р., и Сергея Костенюка, 1986 гр. Браслетов нет, так что формула «под домашний арест» фактически означает — на все четыре стороны.

 

Джумаев хвастал на своей странице ВКонтакте тем, как убивал украинских «киборгов» – штурмовал аэропорт в составе бандформирования «Пятнашка», участвовал в боях за Дебальцево. И рассказывал о своих «боевых подвигах» в интервью. Костенюк воевал в составе «5-й батареи республиканской гвардии», есть видео сделанное «ДНРовцами», на котором он с двумя рациями в руках корректирует обстрел Марьинки. По ч. 1 ст 258-3 УК («Создание террористической организации») боевикам грозит от 8 до 15 лет. Но для судей в прифронтовом Мариуполе это не повод держать обоих за решеткой.

 

Задержание Джумаева в декабре прошлого года совпало с введением военного положения в отдельных регионах страны. Но и в этой ситуации он чувствовал себя превосходно. «Погорел» исключительно благодаря своей дерзости.

 

Он купил передвижной ларек, повесил над ним флаг Украины и написал: «Атошникам скидка 10 процентов» (можно предположить, что таким образом собирал информацию о ветеранах АТО). «Вы что — не знаете, кто я? Я — атошник, буду стоять, где хочу», — сказал проверяющим, которые попросили разрешение на торговлю и установку МАФа. Вечером пришел к жене головы Левобережной администрации и начал угрожать. Голова решил посмотреть в Гугле, что ж это за атошник такой, и получил шокирующие сведения.

 

Когда же джумаевский киоск попытались демонтировать как незаконный, он напал на полицейского с газовым баллончиком. Продолжал вести себя чрезмерно нагло. «У вас не в порядке с головой, доказательств против меня нет», – говорит Джумаев военному волонтеру Галине Однорог на этом видео: https://www.facebook.com/100006700849337/videos/pcb.2291093687790637/2291090287790977/?type=3&theater

 

Вскоре выяснилось, что он находится под судом и впервые его задержали в сентябре 2017го при переходе с неподконтрольной территории. А в мае 2018го боевика уже освободил райсуд прифронтовой Марьинки.

 

На Галину Однорог, которая привлекла внимание к этой теме, вышли белорусские журналисты и рассказали о скандальном интервью в марте 2016го (https://www.svoboda.org/a/bajavik-dnr-u-bielarusi-nasych-tut-smat/27611000.html), после которого Джумаеву пришлось покинуть Белоруссию.

 

 

На этом фото «Радио Свобода» мариупольчанин Роман Джумаев делится своими «фронтовыми подвигами» с белорусскими журналистами.

 

В публикации «Радио Свобода» Роман Джумаев раскрывается, как личность не настолько примитивная, как «турист» Моторола, прибывший на «донбасское сафари» за длинным рублем. Он — продукт российской пропаганды — юноша, который стал террористом в силу навязанных Россией культурных штампов и заблуждений. С детства слышал о «бандеровцах», которые объедают «Донбасс-кормилец», и «убивали его прадеда» во время т.н. Великой отечественной.

 

 

 

«С любовью от Джумы» — так мариупольчанин Джумаев подписывал снаряды. Эти фото он выкладывал в соцсети, откровенничая с пользователями.

 

Однако, в суде, видимо – по наущению адвоката, позицию Джумаев поменял. В гигантской массе видео и фото с фиксацией своих преступлений перестал себя узнавать.

 

Вот как выглядело судебное разбирательство 18 декабря 2018 года — в описании волонтера Галины Однорог:

 

Судья:

- Вам відома ця місцевість , де ви на фото ?

 

Джумаев:

- Ростовская область.

 

Судья

- Це ви на фото, чи ні ?

 

Адвокат:

- Вы уверены , что это вы на фото ?

 

Джумаев:

- Да, это мое фото.

Судья:

- Що за люди на фото зі зброєю?

 

Джумаев:

-Это мои знакомые ребята с Ростовской области. А это страйкбольное оружие.

 

На фото – Джумаев (в кружке) и его друзья «страйкболисты из Ростова», которые «заблудились» на Донбассе.

 

И, похоже, эта позиция – универсальный ключ: бывший минометчик «ДНР» Сергей Костенюк, которого задержали прошлым летом, а нынче выпустили под залог в 153 тыс. грн., следует примеру Джумаева: «Это не я (на фото). Не воевал, не был, не знаю».

 

Таких джумаевых и костенюков сегодня на Донбассе тысячи. В РФ им не рады, из братской Белоруссии депортируют, а в Украине чувствуют себя настолько вольготно, что угрожают местным активистам и волонтёрам. По словам Галины Однорог, ей угрожал и сам Джумаев, и его мать: «Сначала деньги предлагала, потом: «А ты не боишься ходить по городу?».

 

Кто же отпустил эту пару боевиков? Вадим Ковтуненко — замглавы Жовтневого райсуда. И его коллеги – Олег Соловьев и Людмила Шатилова. Ковтуненко и Соловьев имеют жен судей. Жена Ковтуненко — бывшая голова Орджоникидзевского райсуда Мариуполя. Брат Соловьева ещё и работает в ГПУ — такой семейный клан.

 

Судья Соловьев ещё до новаций КСУ определял террористам меры пресечения, не связанные с лишением свободы. В 2015 году вопрос о его сотрудничестве с незаконными вооруженными формированиями даже рассматривался Высшей квалифкомиссией судей.

 

«Мариуполь – город маленький, если брать под стражу всех причастных к «референдуму», которые не осознавали последствия своих поступков, доверие к суду будет подорвано», — вот так примерно судья Соловьев объяснил свою благосклонность к организатору «референдума «ДНР».

 

А вот пояснения, какие этот судья дал ВККС относительно освобожденного им же корректировщика «ДНР» могли бы украсить речь адвоката: «После обстрела он связался с товарищем в «ДНР» и обсудил последствия. То, что он корректировщик – это вывод, сделанный на основании его высказываний о «ДНР». Общественной опасности он не несет» (подробнее тут: https://vkksu.gov.ua/ua/about/vkks-ne-otstranila-ot-doljnostey-dvuh-sudey-kotorym-ne-bylo-obyavleno-o-podozrenii-v-sovershenii-ugolovnogo-pravonarushenii/). И самое удивительное – ВККС такие «пояснения» Соловьева вполне устроили.

 

Судей из Марьинки, которые первыми «простили» боевика Джумаева — Максима Медведского, Владимира Сенаторова, Викторию Приходько — мариупольские активисты так же пытались лишить судейского статуса. Обращались по поводу этих личностей в Высший совет правосудия, нарочно приехали в Киев, даже проводили пикет. Обвиняли в коллаборационизме, настаивали, что отстранение от работы этих «жрецов Фемиды» — вопрос безопасности. Все тщетно…

 

Судья Сенаторов, к примеру, интересен тем, что на оккупированной территории – в родном Луганске — у него немало недвижимости. Сенаторов имеет авторские права на стихи, которые даже внёс в декларацию, и как-то пытался декламировать их публике в заседании по делу Джумаева (так возникло подозрение, что г-н Сенаторов на работе выпивает).

 

Судьи из прифронтовой Марьинки, «по забывчивости» которых к Джумаеву в 2018 году вообще никакой меры пересечения не применили и вернули паспорт. После того, как Джумаев оказался за решеткой во второй раз, его дело снова попало к той же троице…

 

Итого: следствие шло – боевик Джумаев гулял. Следствие окончилось, боевик Джумаев опять на свободе. Приговора нет, потому что теперь уже не марьинские, а мариупольские судьи придумывают для волокиты разные предлоги. Все коллаборанты остались на своих местах. А судье Медведскому несколько месяцев назад посчастливилось пойти на повышение, и сейчас он вершит правосудие в «хлебном» Киево-Святошинском райсуде Киевской области.

 

В семье главы ВГА Донетчины тоже есть «побратим» Джумаева

 

Это массовое освобождение боевиков на Донбассе не выглядит, как досадная случайность или законодательный «косяк». Скорее похоже на государственную стратегию (или преступную халатность).

 

Достаточно взглянуть на историю «гражданского противостояния» в семье нового главы Донецкой военно-гражданской администрации. Назначая военного прокурора Павла Кириленко на должность донецкого «губернатора», Президент Зеленский сказал, что «брат Паши работает где-то в «ДНР», служит» и с этим братом якобы «Паша не разговаривает по политическим соображениям».

 

При этом Зеленский напомнил, что не нужно делить украинцев на своих и чужих — на неподконтрольных территориях живут такие же украинцы. Месседжи формально правильные (как, впрочем, и необходимость соблюдать конституционные права лиц, в отношении которых еще не вынесен приговор). Но оказалось, что Зеленский смешал в кучу Божий дар и яичницу — пособников оккупанта, совершивших предательство и обычных инакомыслящих, не совершавших преступлений против государства.

 

Точки над «i» расставил сюжет на телеканале «Россия 1» о «гражданской войне на Украине» и «рассорившейся семье, которая хочет мира» (читай: жаждет «автономии Донбасса» и амнистии для тех, кто убивал украинцев на территории Украины).

 

«Мои дети стрелять друг в друга не будут, мы один народ. Он (Павел Кириленко) сказал, что пришел нас спасать. Спасать нас самих от себя не надо», — заявила мужу Скабеевой мама новоявленного главы Донецкой ВГА, которая часто ездит к своему сыну, но живет в «ДНР». Братик Евгений у новоявленного «губернатора» Донетчины оказался не просто «служивым» — высокопоставленным боевиком. По состоянию на август 2016: он как и Джумаев с Костенюком, выступал против Украины с оружием в руках – воевал в «5-й омбр» террористической организации «ДНР» (https://myrotvorets.center/criminal/kirilenko-evgenij-aleksandrovich/). А сейчас он – работник т.н. «Министерства госбезопасности «ДНР», где вместе с российскими кадровиками собралось немало украинских предателей из СБУ и МВД. И все они, как и Евгений Кириленко, рассчитывают на Минские соглашения, гарантировавшие им «прощение грехов» и легализацию в статусе «народной милиции»…

 

«Надо все это заканчивать, прекращать, в 2014м был переворот, я против бандеровцев», — так брат Евгений заявил в интервью одной из главных кнопок Путина. Пропагандистский сюжет с мамой главы ВГА и братом-террористом вышел «на славу» — такое же оружие массового уничтожения украинцев, как и артиллерия. Но конфликту интересов Кириленко (служебного и семейного) в Украине никто не предал значения…

 

 

 

Брат главы Донецкой военно-гражданской администрации Евгений Кириленко, названный в сюжете «офицером спецслужб ДНР» в интервью мужу Скабеевой рассказал о «братоубийственной войне», которую пора заканчивать…

 

Такой же конфликт интересов касается каждого судьи из Донецка и Луганска, чьей ахиллесовой пятой является имущество и близкая родня, проживающая на неподконтрольной территории. Патриоты Украины много раз поднимали эту тему: тюрьмы на востоке переполнены атошниками, потому что «беспристрастные» судьи-переселенцы по-разному относятся к боевикам «ЛДНР» и украинским добровольцам, которые нередко сидят по надуманным обвинениям.

 

- Есть добровольцы, которые служили по контракту, отслужив, решили уволиться. А их не увольняют – говорят, нет замены. Вот и сидят эти добровольцы за дезертирство — после того как у них закончился контракт, — рассказывает Галина Однорог.

 

В какой еще стране прощают предателей и так наказывают своих защитников, да еще и в условиях военной агрессии? Что это, если не очередной этап имплементации Минских соглашений? Не еще одна ступень «принуждения к миру» по сценарию оккупанта и внедрение компромисса, цена которого для Украины слишком высока?

 

Татьяна Заровная, «ОРД».


Fix address: http://ord-ua.com/2019/08/18/amnistiya-dlya-terroristov-ldnr-uzhe-idet-polnym-hodom/