Человек не терпит насилия!

За море с Врангелем: 10 малоизвестных фактов о крымской эвакуации

20799904 1891864884384975 5226636478192882334 n

Сто лет назад – 16 ноября 1920 года – завершился исход из Крыма белогвардейской Русской армии генерала барона Петра Врангеля и многочисленных беженцев. Последним, в ночь с 16 на 17 ноября, от берегов полуострова ушел крейсер «Генерал Корнилов», на борту которого находился сам главнокомандующий.

За пять дней на 126 судах было эвакуировано около 146 тысяч человек – военные и гражданские беженцы. При этом погиб всего лишь один корабль. До сих пор крымская эвакуация остается одной из самых масштабных операций подобного рода. Разве что высадка союзников Нормандии в 1944 имела больший размах.

  1. Запасной сценарий

Принимая верховную власть, Врангель допускал возможность поражения, а потому, даже наступая, продолжал подготовку полуострова к обороне, а флота – к самому худшему. Предметная подготовка к эвакуации началась после того, как стало известно, что поляки и большевики 12 октября 1920 заключили перемирие. Стало понятно: вскоре силы красных значительно возрастут.

«Решив принять бой в Северной Таврии, я учитывал возможность его неблагоприятного для нас исхода и того, что противник, одержав победу, на плечах наших войск ворвется в Крым. Как бы ни сильна была позиция, но она неминуемо падет, если дух обороняющих ее войск подорван. Я тогда же приказал [начштаба] генералу Шатилову проверить составленный штабом, совместно с командующим флотом, план эвакуации. Последний был рассчитан на эвакуацию 60 000 человек. Я отдал распоряжение, чтобы расчеты были сделаны на 75 000; распорядился о срочной доставке из Константинополя недостающего запаса угля и масла». (П.Врангель, «Записки 1916-1920»)

Также было приказано всех впускать и никого не выпускать: задерживать в портах Крыма все коммерческие суда, в том числе и иностранные, для использования их тоннажа. Кроме того, согласились помочь британские и французские военные моряки. В итоге, из Крыма удалось вывести почти в два раза больше человек, чем изначально планировалось.

  1. Оборона перешейков пала жертвой пропаганды

Появившийся 11нобября приказ Врангеля об эвакуации для многих стал неожиданностью. Дело в том, что врангелевская пропаганда (которой заведовал Георгий Вернадский, сын известного академика) так упоительно рассказывала о неприступности перекопско-сивашских позиций, что многие поверили. Как отмечал потом сам Врангель, «тыл оставался спокойным, веря в неприступность перекопских твердынь».

Потерпев поражение и понеся большие потери в Северной Таврии, в конце октября 1920 белогвардейцы отступили за перешейки. Однако хорошо укрепленными оказались лишь отдельные участки, а главное, не были созданы условия для обеспечения достаточного количества войск всем необходимым в условиях поздней осени: жильем, питанием, дровами и т.п.

Очевидно, неприступность крымских укреплений была сильно раздута – вначале врангелевской пропагандой, а затем и советской (чтобы придать своей победе большей солидности).

  1. Две истории в одном флаконе

Советская пропаганда и масскульт представляли врангелевскую эвакуацию как паническое бегство, сопровождавшееся массой эксцессов. На самом деле, в ноябре 1920 все было на удивление хорошо организовано (как для таких экстремальных условий) и прошло относительно спокойно.

«Возможность паники была пресечена в самом начале. Порядок и дисциплина, не в пример Новороссийску, сохранялись до конца. Бегства не получилось, как ожидали враги». (Б.Павлов, «Первые четырнадцать лет»)

На самом деле, картины врангелевского исхода советские мастера культуры срисовали с более ранних событий: эвакуации белых из Одессы и Новороссийска в начале 1920. Там действительно все было организовано очень плохо, из-за чего сильно пострадала репутация командующего ВСЮР генерала Деникина.

  1. «Нас не догонят!» – искусство отступать

Как отмечал критически настроенный генерал Слащев, «Врангель сам остался в тылу у судов», а руководить обороной перешейков назначил генерала Кутепова.

Очевидно, подготовку к отступлению и эвакуации Врангель считал приоритетным заданием. В короткое время предстояло решить сложную логистическую задачу: определить порядок и пути отступления войск, соответственно разделить корабли между портами (Евпатория, Севастополь, Ялта, Феодосия, Керчь), обеспечить порядок погрузки, да еще беженцев не забыть…

Несмотря на то, что у большевиков были целых две мобильные конные армии, основные силы белогвардейцев сумели оторваться от преследования и погрузиться на корабли.

  1. Исход – дело добровольное

С самого начала эвакуация носила добровольный характер не только для гражданских лиц, но и для военных (одна из причин – недостаток мест на кораблях). Перед самым отходом Врангель лично сообщил об этом войскам.

«Бухту красиво перерезывает военный катер – на нем генерал Врангель. Он только покинул Севастополь, когда погрузились почти все. Это не то что Деникин. Недаром говорил весной: если что случится, я выведу вас с честью…

– Господа! – кричал генерал Врангель, когда «ура» умолкло. – Едем неизвестно куда, пока еще ни одна держава нас не принимает. Что будет с нами, не знаю. Запасов продовольствия у нас нет. Может быть, нам суждено погибнуть в море. Если кто чувствует, что ему не угрожает опасность остаться в Крыму, и не хочет идти на риск, может остаться!» (А.Судоплатов, «Алексеевцы в последних боях)

Многие военные (особенно из местного населения) остались, не желая продолжать борьбу. Немногие непримиримые тоже остались, чтобы уйти в горы и продолжать антибольшевистскую борьбу.

  1. Престиж не пострадал

Несмотря на поражение в Северной Таврии и на перешейках, армия не потеряла веру в главнокомандующего. Авторитет Врангеля в дни эвакуации если не вырос, то во всяком случае остался незыблем и был очень высок. Очевидно, дело в том, что Врангель сдержал обещание обеспечить эвакуацию в случае поражения.

Костяк эвакуированных из Крыма войск (около 35 тысяч человек) оставался под ружьем до конца 1921, окончательно врангелевская армия была распущена в 1924.

  1. Большая история маленького корабля

Среди участвовавших в эвакуации судов, самой экзотической была история сторожевика/тральщика «Китобой». Построен в 1910 в Норвегии как траулер «Гамма», однако в 1914 был приобретен для нужд российского флота, став «Китобоем». Действовал в составе Балтийского флота. Летом 1919 команда корабля перешла на сторону белых, активно поддержав сухопутные войска во время наступления на Петроград. (https://ord-ua.com/2019/08/12/yakbitologiya-grazhdanskoj-vojny/) После поражения Северо-Западной армии, в январе 1920 корабль перешел в Таллинн. Тут, чтобы избежать реквизиции, 15 февраля, обдурив эстонскую охрану, команда повела судно в Мурманск, на объединение с Северной армией.

27 лютого «Китобой» дошел до Копенгагена. Однако тут стало известно, что Северная армия тоже «все». Долгое время корабль оставался в Копенгагене, противостоя теперь уже британским попыткам реквизиции. Наконец, 7 июля «Китобой» отправился в преисполненный проблем переход вокруг Европы – в белый Крым. 10 сентября корабль вошел в Середземне море, 26 октября добрался до Константинополя, 12 ноября взял курс на Севастополь, а 14 ноября встретил корабли с беженцами. И все же, «Китобой» в последний момент дошел до Севастополя и, взяв на борт 300 человек, в ночь на 16 ноября среди последних ушел в Константинополь.

В конце декабря 1920 вместе с другими кораблями белогвардейского флота прибыл в Бизерту (Тунис). Тут в 1923 был реквизирован французскими властями и в 1926 продан итальянцам, от которых получил новее название «Итало». Весной 1940 был реквизирован и переведен в состав итальянских ВМС, став «G79». 10 сентября 1943 в порту Генуи команда затопила корабль, чтобы его не захватили немцы.

  1. Пиррова победа махновцев

Махновцы сыграли важнейшую (если не решающую) роль в разгроме белых. Во-первых, заключив союз с красными, они выставили на фронт около 12 тысяч бойцов. Во-вторых, позволили большевикам вздохнуть спокойно, перестав кошмарить тех своими рейдами. В-третьих, махновцы приняли активное участие в боях, отличившись в Северной Таврии и при форсировании Сиваша. Именно махновский пулеметный полк сорвал отбил последнюю контратаку белой кавалерии.

Однако, только скрылись за горизонтом белогвардейские корабли, большевики тут же начали уничтожать своих незадачливых союзников. (https://ord-ua.com/2010/10/30/atamanskaya-alternativa-1920-goda/)

  1. Большевики: непомерная кровожадность vs непомерная уступчивость

Прорвав оборону на перешейках, командующий Южным фронтом Фрунзе призвал белых сдаваться, пообещав «всем кладущим оружие полное прощение по всем проступкам, связанным с гражданской борьбой». Однако Ленин оказался недоволен такой «непомерной уступчивостью условий». Результатом кровожадности большевиков (как в Москве, так и на полуострове) стала кампания террора, в результате которой в Крыму уничтожили не менее 12 тысяч человек. Сами большевики весной 1921 говорили о 20-25 тысячах погибших.

«Среди расстрелянных попадало очень много рабочих элементов и лиц, отставших от Врангеля с искренним и твёрдым решением честно служить Советской власти. Особенно большую неразборчивость в этом отношении проявили чрезвычайные органы на местах… На маленькой территории Крыма существует 3 органа по борьбе с контрреволюцией: особый отдел 4-й армии, Крым.ЧК и особый отдел морского ведомства… Помимо них, на местах существуют ещё уездные политотделы, которые ведут параллельную работу в этой же области. Никакого разграничения их компетенций на деле не существует». (М.Султан-Галиев, «О положении в Крыму»)

  1. Украинофил в силу обстоятельств

В отличие от Деникина, Врангель старался найти общий язык с украинским национально-освободительным движением. (https://ord-ua.com/2010/04/13/ukrainskij-gambit-chernogo-barona/) Последняя надежда белых была на создание на Правобережной Украине общего антибольшевистского фронта. 8 ноября, когда красные пошли на штурм Перекопа, Врангель де-факто признал правительство УНР и согласился признать независимость Украины, если решение об этом примет Украинское Учредительное собрание.

Впрочем, это решение не спасло ни врангелецев, ни петлюровцев: 16 ноября белогвардейцы покинули Крым, а 21 ноября армия УНР под ударами красных отступила за Збруч, где была интернирована поляками.

Дмитро Шурхало, для «ОРД»

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Ирина Долозина -- чемпион по "скруткам". При всех начальниках
НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Последние российские новости впечатляют. Бывший журналист «Новой газеты» Сергей Канев пишет, что под Питером была обнаружена частная тюрьма с крематорием.…
Большая фармацевтическая афера: «фуфло» и ценовой сговор

Большая фармацевтическая афера: «фуфло» и ценовой сговор

  Почему крупные дистрибьюторы лекарств и торговцы «самопальными» медпрепаратами попали в одно уголовное дело. Весной этого года, 25 марта, федеральный суд…
НОВОСТИ