Человек не терпит насилия!

Война по-итальянски-2: разбор полетов

1212121233444

После череды сокрушительных поражений 1940-1941 годов (https://ord-ua.com/2020/06/11/vojna-po-italyanski-hronika-bolshogo-obloma/) Муссолини разочаровался в соотечественниках, которым, по его мнению, не хватало воинственности и мужественности. Однако более компетентные эксперты гораздо глубже и предметнее проанализировали причины итальянской военной несостоятельности.

На логистическом фронте

В апреле 1939 г. дуче почти без боя захватил Албанию. Правда, тут решающую роль сыграла не доблесть итальянских войск, а бегство албанского короля и деморализация албанцев. Как заметил один итальянский очевидец, «десант в Албании был осуществлён со столь детским дилетантизмом, что будь у короля Зогу хотя бы одна хорошо обученная пожарная команда, он сбросил бы нас в море».

Однако Муссолини осенью 1940-го почему-то решил, что с Грецией будет та же история – они просто не посмеет сопротивляться. Когда же греки отбили наступление и контратаковали, то оказалось, что итальянцы не готовы к длительной войне даже с относительно слабым противником. Дело в том, что албанские порты и аэродромы не имели достаточной пропускной способности, чтобы обеспечивать всем необходимым 200-тысячную группировку войск.

«Солдаты плохо переносят перебои в снабжении и недостаток теплой одежды», – констатировал новоназначенный начальник генштаба и командующий греческим фронтом генерал Уго Кавальеро (впоследствии маршал), для которого главной проблемой стала инфраструктурная.

Еще большее значение вопросы снабжения приобрели на африканском ТВД. В 1941-1943 гг. итальянцы и немцы теряли от 20% до 80% грузов, которые переправлялись через Средиземное море. Многие успехи «Лиса пустыни» фельдмаршала Роммеля были бы невозможны без захвата богатых трофеев. Остается только удивляться, как немцы умудрялись осенью 1942-го снабжать войска от Норвегии до Волги и Египта.

Немецкий диагноз: не научились

Фельдмаршал Роммель как никто другой знал итальянцев: в Первую мировую он воевал против них в Альпах, во Вторую – вместе с ними в Северной Африке. По его словам, «итальянский солдат дисциплинирован, неприхотлив, трудолюбив и показывает немцам, как надо возводить укрепления и рыть окопы; умело отражает атаки, но сам в атаку идет вяло, а главное – ему не хватает военной выучки. Многие операции потерпели неудачу исключительно из-за отсутствия взаимодействия между артиллерией и пехотой. Недостаток транспортных средств отражается на снабжении войск. Были случаи, когда итальянские части вступали в бои неукомплектованными. По мнению генерала Роммеля, итальянские части приспособлены скорее для обороны, чем для наступления… Командование немецкой армии, — заканчивает генерал Бастико, — хоть и не говорит этого открыто, но считает, что настоящую войну ведут лишь немецкие части, а итальянцы оказывают им только весьма скромную помощь». (цитата из дневника Кавальеро, август 1941)

Схожей точки зрения придерживался и другой тесно взаимодействовавший с итальянцами немецкий фельдмаршал Кессельринг:

«Итальянские вооруженные силы были куда лучше подготовлены для парадов, чем для войны. Их казармы были плохо приспособлены для обучения личного состава воинскому искусству; демонстрационные погружения их подводных лодок и фигуры высшего пилотажа, демонстрировавшиеся их летчиками, не имели никакого отношения к действиям в условиях реального боя. Итальянцы не придавали достаточного значения ни боевой подготовке в рамках небольших подразделений, ни отработке боевых действий в рамках видов вооруженных сил… Из этого вовсе не следует, что итальянские солдаты не годились для длительных и упорных боевых действий. Ответственность за все описанное выше ложится на Муссолини и его государственных секретарей, занимавших этот пост в мирное время. Если они знали обо всех упомянутых серьезнейших недостатках и проблемах, им не следовало принимать решение о вступлении в войну… Я видел очень много примеров героизма, проявленного итальянскими частями и подразделениями, отдельными солдатами и матросами… Но исход боя решают не отдельные акты героизма, а степень обученности и боевой дух войск».

Плохая выучка усугублялась тем, что итальянские бронетехника и артиллерия (в т.ч. противотанковая) заметно уступали вражеским. Проблемы с подготовкой были и на флоте: итальянские моряки крайне плохо взаимодействовал с авиацией и, в отличие от британских, оказались не готовы к ночным боям.

Британский диагноз: зажрались

Насколько безынициативно итальянцы воевали, настолько же обстоятельно обустраивались. Осенью 1940-го, во время вторжения в Египет, итальянская армия, пройдя около ста километров, остановилась. К изумлению англичан, итальянцы (имея значительное превосходство!) не стали развивать успех, а начали строить укрепленные лагеря, прокладывать дороги и даже тянуть водопровод! Они так расслабились, что даже прозевали подготовку британского контрнаступления!

Австралийский военный корреспондент Алан Мурхед одной из причин поражения итальянцев в Северной Африке назвал их излишнюю тягу к комфорту: слишком много сил и ресурсов тратили не на войну, а на освоение пустыни.

«Никто не отрицает, что итальянцы храбрые солдаты, — писал Мурхед. – Во всяком случае, до известных пределов. Поражает их смехотворная тяга к роскоши. Когда британцы вошли в лагерь, то не поверили своим глазам: у каждого итальянского солдата была индивидуальная кофеварка «Эспрессо», чтобы после еды сварить себе напиток по вкусу и посмаковать из индивидуальной чашечки! За несколько месяцев боевых действий наши бригадные генералы не жили и одного дня в таких роскошных условиях, как итальянские унтер-офицеры. В английских окопах не знали, что такое покрывало или парадная форма одежды, и уж наверняка, здесь не пользовались мужской парфюмерией! Командир британской бригады носил бриджи цвета хаки и такой же расцветки рубашку. На завтрак он ел шпик, на обед – гуляш и консервированный компот, на ужин – то же самое! Вся «роскошь» для него исчерпывалась радиоприемником, сигаретами и виски с теплой водой. А вино, ликеры, ветчина или хлеб свежей выпечки – нет, этого не бывало никогда, или же крайне редко».

Вообще, итальянцы воевали зачастую непредсказуемо. Многочисленные гарнизоны хорошо укрепленных и обеспеченных Бардии и Тобрука капитулировали после непродолжительной (около двух недель) осады, на второй день штурма. А небольшой гарнизон затерянного в пустыне оазиса Джарабуб отбивался четыре месяца (итальянская Брестская крепость, о которой сразу сняли фильм). Впрочем, успешную оборону Джарабуба объясняют и тем, что британцы, чтобы не разрушить святыни мусульман-сенуситов, осторожно применяли артиллерию и авиацию.

Коварный фашистский самообман

Итальянские генералы и адмиралы причиной своих впечатляющих поражений считали то, что дуче планировал военные операции, руководствуясь эффектностью, а не эффективностью. Дескать, его больше беспокоило, какие заголовки появятся в газетах. Однако все было еще хуже. Талантливый пропагандист Муссолини так умело строил имидж фашизма, что в итоге стал жертвой самообмана, уверовав в мощь своего государства и в то, что придуманные им «восемь миллионов штыков» действительно существуют. Однако вскоре после вступления в войну стало очевидно, что вместо мощи у него показуха.

«В 1930-ые годы дипломатия возглавляемой Муссолини Италией значительно оживилась благодаря демонстрации неуемной воинственности и созданию призрака огромной военной силы, – пишет американский эксперт по вопросам стратегии Эдвард Люттвак. – Муссолини заявлял о наличии у него армии в «восемь миллионов штыков», а его парады представляли собою лихие постановки, с бегущими берсальерами и ревущими моторизованными колоннами. Итальянская авиация пребывала в большом почете из-за ее впечатляющих дальних перелетов, а итальянские ВМС могли выставить много внушительного вида кораблей именно потому, что слишком незначительные суммы тратились на стрельбы и учения. Вследствие военной политики, для которой пропагандистские постановки оказывались куда важнее скучных потребностей подготовки к войне, Муссолини пожертвовал реальной боевой силой ради сильно раздутой военной мощи. Только вступление во Вторую мировую войну завершило годы успешного обмана и самообмана».

Однако Муссолини, вместо осознания ошибок, разочаровался в «недостаточно воинственных» итальянцах. Впрочем, итальянцы разочаровались в дуче еще больше, что имело для него самые печальные последствия…

Alternativa italiana

Как уже говорилось, Италия вступила во Вторую мировую, имея лишь 19 полностью боеготовых дивизий (из общего числа 73); 12 кавалерийских и всего 5 танковых полков; основу артиллерии составляли трофейные австрийские пушки времен Первой мировой. И с таким «хозяйством» дуче полез против могущественной Британской империи!

Однако в июне 1940-го Великобритания находилась в самом затруднительном положении. Британцы эвакуировали свои войска из Дюнкерка, но потеряли при этом почти все тяжелое вооружение и значительную часть легкого. Боеспособных войск осталось мало – армию следовало перевооружить! А силы доминионов и колоний еще не были отмобилизованы.

Восстановить и нарастить силы британцам удалось лишь к ноябрю 1940 г. Поэтому, если бы летом-осенью 1940-го итальянские войска в Африке действовали более энергично и решительно, то вполне могли бы рассчитывать на успех. При наиболее удачном раскладе наступающие по сходящимся направлениям северо- и восточноафриканская итальянские армии могли бы встретиться на Ниле, где-нибудь в Египте или в Судане.

Самой большой ошибкой Муссолини стало нападение на Грецию, объявившую нейтралитет. И хотя греки симпатизировали британцам, их нейтралитет был выгоднее немцам. «Можно только предполагать, каким был бы ход событий, не накажи нас Бог союзом с Италией, – вспоминал немецкий фельдмаршал Кейтель. – Что было бы, если бы Гитлеру удалось предотвратить безответственный «поход» дуче против Греции? Нам бы не пришлось помогать итальянцам в их лишенной какого-либо смысла авантюре. Не исключено, что и в нейтральной Югославии не произошли бы известные события – переворот и приход к власти антигерманских сил… Можно только гадать, каким было бы соотношение сил в русской кампании и что мог означать для нас выигрыш двух наиболее благоприятных в военном отношении месяцев».

Кроме того, «греческий поход» отвлек итальянцев от Мальты, сидевшей занозой в итальянском сапоге. В июне 1940-го гарнизон острова составлял всего 4 тысячи солдат и около 20 боевых самолетов, а через полтора года (когда немцы и итальянцы планировали десантную операцию) – 26 тысяч и постоянно пополняемый авиапарк…

Ну, а самым разумным решением для Муссолини было бы послушать своего союзника, потенциальных противников и собственно итальянских военных – по очень разным причинам, но все они отговаривали дуче от вмешательства в войну.

Дмитро Шурхало, для «ОРД»

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться камушками»

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться...

Недавно сменившееся руководство страны в лице президента Владимира Зеленского и его соратников заявило о том, что украинскому бизнесу, а в…
Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Ирина Долозина -- чемпион по "скруткам". При всех начальниках
НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Последние российские новости впечатляют. Бывший журналист «Новой газеты» Сергей Канев пишет, что под Питером была обнаружена частная тюрьма с крематорием.…
НОВОСТИ