Человек не терпит насилия!

«Бессарабская народная республика» как тест для СБУ

“Бессарабская народная республика” оказалась не фейк. Вернее полуфейк, с прозрачным намёком и очень явным тестом для власти. Этакая лакмусовая бумага для СБУ, ментов, горсовета, обладминистрации вместе взятых: проглотют али не проглотют. И для нас тоже, кстати. Ежу понятно чем это пахнет , заказчики все те же. Сам съезд и учреждение так называемой “Бесарабской рады” с подтекстом на самоопределение этой территории есть уже самый настоящий сепаратизм.

Поэтому, если организаторы и поддельники этого сборища не будут в ближайшее время арестованы, нужно бить в набат всем кто не хочет тут Лугандонии. И готовиться к не простому месяцу-маю.

Сценарии разные, вот один из них. Бессарабию и остальную часть Одесской области разделяет лиман, транспортное сообщение держится на двух мостах. Подорвать эти мосты одновременно — и это регион отрезан от Одесчины. Со стороны ПМР заходят зелёные недочеловечки без опозновательных знаков, не думаю что они встретят какой-либо серьёзный отпор от местной власти. Далее захватываются оружейные склады, провозглашается БНР, выбирается народный губернатор, и тд., всё по лугандонскому сценарию. Заканчивается захватом всей инфраструктуры региона, в том числе Дунайского пароходтсва, где через Измаильский порт уже безпрепятственно заходят и разгружаются корабли РФ, с военной техникой и прочими “гуманитарными грузами”.

Таким образом, мы можем оказаться в окружении: с одной стороны Приднестровье, с юга- мятежники, с востока- Крым. НЕ удивлюсь, что на этом фоне некоторые наши градоначальники не выдержат напора проснувшейся ваты, и не сдадут позиции в самой Южной Пальмире.

“ФБ”

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

6 ответов

  1. Так чего ждать? Закрывать переходы и актив в каталожку.

  2. шо ж то такэ робыться? зрадныкы оточылы з усих сторон…..

  3. Куба́нская Наро́дная Респу́блика — государственное образование на территории бывшей Кубанской области и Кубанского Казачьего Войска, созданное после краха Российской империи и существовавшее в 1918—1920 годах.

    Содержание

    1 Внутреннее устройство
    2 История республики
    3 См. также
    4 Примечания

    Внутреннее устройство

    Законодательными органами республики были Кубанская краевая рада и Кубанская законодательная рада.[1]

    Исполнительную власть возглавлял Головной атаман, который одновременно был главнокомандующим. Избирался Головной атаман Краевой радой на срок 4 года. Правительство назначалось Головным атаманом и было ответственно перед Законодательной радой.[1]

    Наиболее влиятельными политическими силами были «черноморцы» и «линейцы». «Черноморцы», более сильные экономически и политически, представляли украиноязычное черноморское казачество и стояли на федералистических либо сепаратических проукраинских позициях. «Линейцы» представляли русскоязычное линейное казачество и ориентировались на «единую и неделимую Россию».[2][3] Кроме того, «линейцы» имели поддерку со стороны ВСЮР и значительной части кубанского офицерства. Политическая борьба этих сил продолжалась всё время существования республики, вследствие чего за два года сменилось 3 атамана (А. П. Филимонов, Н. М. Успенский, Н. А. Букретов) и 5 председателей правительства (А. П. Филимонов, Л. Л. Быч, Ф. С. Сушков, П. И. Курганский, В. Н. Иванис). При этом составы правительства сменялись 9 раз.[2]

    Также имелись сословные противоречия между казаками (которые составляли менее 50 % населения края и при этом владели более 80 % земель) и иногородними крестьянами, которые к тому же были лишены избирательного права.[2]

    Приоритетными направлениями внутренней политики были: решение социальных, национальных и экономических проблем, мероприятия по переводу на украинский язык учебных заведений в районах, где украинцы составляли большинство. Во внешней политике — борьба с большевизмом, ориентация на Украину, в частности, поддержка движения за объединение с Украиной на федеративной основе[4].

    Экономика края, ориентированная на сельскохозяйственное производство, была достаточно стабильной. Отрицательные факторы военного времени (развал транспорта и производственных связей, необходимость содержания воюющей армии и дефицит рабочей силы) компенсировались тыловым положением Кубани (со второй половины 1918 года до начала 1920 года), мощным сельскохозяйственным потенциалом и наличием портов. Несмотря на сокращение посевных площадей общий урожай зерновых по сравнению с 1914 годом снизился незначительно; в крае действовало мощное кооперативное движение, объединявшее более 780 тысяч человек, а также почти 900 кредитных, потребительских и ссудно-сберегательных учреждений с общим оборотом в сотни миллионов рублей.[2]
    История республики

    28 января 1918 года Кубанской краевой войсковой Радой во главе с Н. С. Рябоволом, на землях бывшей Кубанской области была провозглашена независимая Кубанская народная республика как часть будущей Российской Федеративной Республики. Но уже 16 февраля 1918 года Кубань была провозглашена независимой Самостоятельной Кубанской Народной Республикой[1].
    Герб Кубанской Народной Республики

    В это время власть в крае переходила в руки большевиков. Их опорой было черноморье, где власть Советов в Туапсе установилась 3 ноября 1917 года, а в Новороссийске — 1 декабря 1917 года. В январе 1918 года советская власть была установлена в Армавире, Майкопе, Тихорецке, Темрюке и ряде станиц. Сформированные отряды Красной гвардии и части 39-й пехотной дивизии развернули наступление на Екатеринодар, который был занят 14 (1) марта.[2] В этот период казачество занимало выжидательную позицию и не принимало сторону ни большевиков, ни белой армии; также игнорировались призывы к вступлению в кубанскую армию краевого правительства[5].

    Отступившее правительство Кубани пошло на переговоры с Добровольческой армией и в марте у станицы Ново-Дмитриевской были объединены добровольческие части и отряд Кубанской Рады В. Л. Покровского. Командующим объединённой армии стал Л. Г. Корнилов[2] Между командованием Добровольческой армии и Кубанским правительством был заключён договор о совместной борьбе с большевиками[3][6].

    За период с весны до осени 1918 года на Кубани произошёл переход большинства казачьего населения к выступлению против большевиков. Этому способствовала конфискация и передел войсковых земель, перестройка сословного землепользования казачества и уравнивании его с остальной массой сельского населения; классовая политика большевиков, способствовавшая разжиганию сословной розни, что привело к росту числа погромов казаков, расстрелам и грабежам со стороны «иногородних»; мародерство некоторых красноармейских отрядов, состоявших из иногородних и акты «расказачивания»[5].

    В течение всего 1918 года шла тайная борьба за влияние на Кубань между Украиной и Доном, которые имели своих союзников в Краевом правительстве и в перспективе стремились присоединить Кубань к себе. 28 мая 1918 года в Киев прибыла делегация главы Краевой Рады Рябовола. Официально предметом переговоров были вопросы установления межгосударственных отношений и оказание Украиной помощи Кубани в борьбе с большевиками. Одновременно велись тайные переговоры о присоединении Кубани к Украине. О характере этих переговоров стало известно представителям Дона и под давлением донского правительства правительство Кубани запретило своей делегации вести переговоры об объединении. Вместо этого были активизированы переговоры о помощи поставками оружия, которые успешно завершились, и уже в конце июня Украинская Держава поставила на Кубань 9 700 винтовок, 5 млн патронов, 50 тыс. снарядов для 3-х дюймовых орудий. Подобные поставки осуществлялись и в дальнейшем[3]. Однако тайные контакты между кубанцами и украинским правительством продолжались. В то время, когда Добровольческая армия готовилась к походу на Екатеринодар, украинская сторона предложила высадить десант на азовском побережье Кубани. В это время должно было начаться подготовленное казацкое восстание. Планировалось объединёнными усилиями изгнать большевиков и провозгласить объединение Украины и Кубани. Из Харькова на азовское побережье была переброшена дивизия Натиева (15 тысяч человек), однако план провалился как из-за двойной игры немцев, так и из-за промедления высших чинов военного министерства[3].

    В начале августа 1918 года на Тамани вспыхнуло массовое восстание под предводительством полковника Перетятко, получившее помощь в виде оружия, боеприпасов и амуниции от немецких войск, дислоцировавшихся в Керчи. Повстанцы освободили Правобережную Кубань и создали условия для наступления Добровольческой армии, которая 17 августа взяла Екатеринодар[6][7].

    23 июня в Новочеркасске проходит заседание Кубанского правительства, на котором решался вопрос о том, на кого ориентироваться в дальнейшем — на Украину или Добровольческую армию. Большинством голосов вопрос был решён в пользу добровольцев.[6]
    Генерал-майор Николай Адрианович Букретов, последний Головной атаман Республики.

    В дальнейшем отношения между Добровольческой армией и кубанскими лидерами обострились. Добровольцы рассматривали Кубань как неотъемлемую часть России, стремились к упразднению Кубанского правительства и Рады и подчинению атамана Кубанского казачьего войска командующему Добровольческой армии. Кубанцы же стремились отстоять свою самостоятельность и желали играть более важную роль при решении как военных, так и политических вопросов. Кроме того, борясь с противодействием кубанских властей, Деникин постоянно вмешивался во внутренние дела казачьих областей, что, в свою очередь, вызывало недовольство казачьих органов власти[5].

    Кубанско-деникинское противостояние обострилось после 13 июня 1919 года. В это день на Южно-русской конференции глава Кубанской Краевой Рады Николай Рябовол выступил с речью, в которой критиковал деникинский режим. Этой же ночью он был застрелен в холле отеля «Палас» сотрудником деникинского «Особого совещания». Это убийство вызвало значительное возмущение на Кубани. Кубанские казаки стали покидать действующую армию; последующие события привели к тому, что дезертирство кубанцев стало массовым и их доля в войсках Деникина, в конце 1918 года составлявшая 68,75 %, к началу 1920 г. упала до 10 %, что стало одной из причин поражения белой армии[2][5][8].

    Рада открыто объявила, что бороться нужно не только с Красной армией, но и с монархизмом, опирающимся на армию Деникина. Уже в начале осени депутатами Краевой Рады велась активная пропаганда по отделению Кубани от России, начались активные переговоры с Грузией и Украинской Народной республикой. Одновременно делегация Кубани на Парижской мирной конференции ставит вопрос о принятии Кубанской Народной республики в Лигу Наций и подписывают договор с представителями меджлиса Горской республики[5].

    Так как в это время Горская республика воевала с Терским казачьим войском, то договор, заключенный между Кубанью и Горской республикой, мог рассматриваться как направленный против командования ВСЮР. Под этим предлогом 7 ноября 1919 года Деникин приказывает предать полевому суду всех лиц, подписавших договор. Дальнейшие события стали известны под именем «кубанское действо», осуществлённое генералом Покровским. Священник А. И. Кулабухов был схвачен и повешен, остальные члены делегации, боясь расправы, на Кубань не вернулись.[5][6] Кроме того, была разогнана Законодательная Рада, а десять её наиболее влиятельных членов были арестованы и принудительно высланы в Турцию[9]. Функции Законодательной Рады были переданы Краевой Раде, власть Войскового атамана и правительства была усилена. Но уже через два месяца Краевая Рада восстановила Законодательную Раду и отменила все уступки ВСЮР[5].

    В конце февраля — начале марта 1920 г. на фронте наступил перелом, Красная армия перешла в наступление. Деникин пытался бороться с дезертирством, направляя в кубанские станицы так называемые «отряды порядка», формируемые из донских казаков. Но это вызвало ещё большую враждебность кубанцев: станичники выносили решения об удалении Деникина с Кубани, участились массовые переходы казаков на сторону красных[10].

  4. Что ты наплел, стратег? Какие склады? И хде? В Бессарабии уже лет двадцать ничего нет. Даже плиты с взлетно-посадочной полосы в Болграде растащили.

    Разве, что одиночного человека в форме военного (без склада) случайно в Аккермане увидишь.

    Гриневецкий С.Р. еще десять лет назад говорил, что Бессарабию пьяный румын с одним “револьвертом” в полон взять сможет за три дня, если пешком пойдет. А если на “копейке” поедет — то за три часа..

    Вообще на хрена панику нагонять? Никто не собирается БНР провозглашать в Бессарабии. Насмотрелись люди на ЛНР и ДНР. Им такое “счастье” ни к чему

  5. Автор статьи не столько дебил (хотя и это наблюдается), сколько провокатор, причем такой подлючий-подлючий, аж воняет. Как из Приднестровья в Бессарабию может пробраться какой то “зеленый” или “коричневый” или даже белый и пушистый человечек, если между Приднестровьем и Бессарабией располагается республика Молдова, с пограничниками, таможенниками, полицейскими и т.п. Наверное автору в школе по географии больше единицы учитель не ставил, вот у него и психологическая ущербность, вызывающая буйные фантазии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

АгроГазТрейдинг и семья Зеленского

АгроГазТрейдинг и семья Зеленского

Много пишут что Мельник это человек Татарова, Ермака… Нет. Это человек Квартала95, замкнут соответственно на Шефира. Многие наверно слышали про…

В УСБУ Херсонщины выявлен шпион

Внутренняя безопасность СБУ задержала сотрудника УСБУ в Херсонской области, которые передавал информацию российским спецслужбам. Об этом сообщает «Преступности.НЕТ» со ссылкой на…

Послевкусие пустоты

Форум в Батуми закончился скандалом. Скандалом вполне  прогнозируемым  и тем более, болезненным.    После официальной церемонии в Батуми президент Грузии…
НОВОСТИ