Человек не терпит насилия!

Национально-демократические силы Украины в контексте поддержки СССР Национал-социализма в фашисткой Германии

Главным способом дискредитации национально-демократических сил Украины со стороны их противников – прежде всего России, а также левых (коммунистических) и пророссийских движений в самой Украине, традиционно является обвинения украинских патриотов в «национализме» и «фашизме», а именно: поддержке национально-освободительных сил, которые якобы сотрудничали с немцами в годы Второй мировой войны.

При этом, несмотря на абсолютно лживый характер подобных обвинений, они уже привели к формированию предубежденного негативного отношения к национально-демократическим силам Украины, как со стороны определенной части украинского населения, так и политической элиты Европейского Союза, куда стремиться Украины.

Аналогичные обвинения противники Украины пытаются «приписать» и всему украинскому народу, который, по их утверждениям, является «предателем» не только российского, но и всего славянского мира. Характерно, что подобные утверждения приобрели особенно активный характер на фоне практических действий Украины по интеграции в ЕС, что напрямую противоречит геополитическим планам Российской Федерации по возобновлению своего контроля над постсоветским пространством.

В то же время, обвиняя национально-демократические силы Украины, а в ее лице и всю Украину, в указанных выше «грехах», их политические противники как то незатейливо забывают о собственной роли России и ее коммунистического режима в становлении, развитии и укреплении фашистского режима в Германии, а также всех последствиях этого процесса.

Так, именно благодаря Ленину и большевикам, развалившим Российскую империю, а вместе с ней и Восточный фронт в Европе, Кайзеровская Германия смогла продержаться в Первой мировой войне аж до
1918 года, в том числе и благодаря Брестскому миру, открывшему ей доступ к ресурсам Украины. В дальнейшем, в середине 20-х годов минувшего столетия именно ленинская, большевистская Россия помогла Германии преодолеть позорные для нее условия Версальского договора, а также возобновить свои позиции в Европе вместе с возрождением мощных вооруженных сил.

Больше того, сам приход Гитлера во власть и становление фашистского режима в Германии стали возможным исключительно благодаря политике Сталина и возглавляемой им Коммунистической партии Советского Союза, которые фактически оказали прямую поддержку национал-социалистам в начале 1930-х годов. Несмотря на ряд разногласий, совпадение стратегических интересов гитлеровской Германии и сталинского СССР в плане совместного противодействия их внешним противникам создали условия для становления тесного сотрудничества двух нарождающихся империй, вплоть до раздела ими сфер влияния в Европе.

Такое сотрудничество двух хищнических режимов включало как экономическую взаимопомощь сторон, так и прямое военное взаимодействие их вооруженных сил в рамках совместного захвата Польши. Скрепленное «боевым братством» взаимодействие нацистов и коммунистов продолжилось и в ходе реализации Германией и СССР их дальнейших агрессивных планов в Европе, в частности – боевых действий Вермахта против Норвегии, Франции и Великобритании, а также Красной Армии в Финляндии.

Все это и положило начало военному противостоянию в Европе, которое в последующем переросло во Вторую мировою войну со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая массовые жертвы среди мирного населения, репрессии и насилия на оккупированных территориях, а также вооруженные конфликты между различными нациями, конфессиями и другими группами населения, что стало особенно характерным для СССР, Центральной Европы и Балканского полуострова. В свою очередь, это привело к массовому распространению национально-освободительных движений, в том числе, действия Украинской повстанческой армии, а также других украинских национальных организаций на территории Украины.

Учитывая приведенные обстоятельства, прежде, чем обвинять в «фашизме» и «национализме» национально-демократические силы Украины, всем сторонникам российских, коммунистических и прочих антиукраинских идей, включая руководство Российской Федерации и украинских коммунистов, наверное нужно признать собственную роль России и ее Коммунистической (большевистской) партии в становлении фашизма в Германии.

Тем более, что их роль в укреплении гитлеризма имела гораздо более глубокий, масштабный, а самое главное – реальный и практический характер, в отличие от гипотетических связей национально-освободительных движений Украины с немцами. При этом, какими бы ни были истинные причины активных действий СССР по поддержке гитлеровской Германии (намерения оттянуть начало войны, как это следует из официальной версии Москвы, или же попытки создать условия для превентивного нападения на немцев, как это пытаются доказать сторонники альтернативных версий), факты остаются фактами, и говорят сами за себя.

Кстати говоря, о роли России и коммунистов в становлении нацизма в Европе полезно было бы вспомнить и нынешним либеральным, христианским, «зеленым», а по сути – социал-демократическим партиям Европы, которые составляют основу существующей политической системы Европейского Союза. В особенности, на фоне попыток Президента РФ В.Путина построить «особенные» отношения с Германией, а также другими европейскими странами в рамках различных двусторонних объединений, которые по сути имеют своей целью внести раскол в ЕС.

Все это известно и без нас. Известно, но забыто, нивелировано и искажено под влиянием пропаганды России и ее платных союзников, которые пытаются вернуть Москве ее потерянную роль одного из центров силы в мире, а фактически – «империи зла» или «тюрьмы народов», как об этом говорили сами же большевики во главе с В.Лениным. Пора уже, наконец то, сказать правду.

Предлагаемый вниманию материал не претендует на роль самостоятельного исторического исследования и не ставит перед собой цель раскрытия всех политических процессов в период между Первой и Второй мировыми войнами, который и характеризовался расцветом дружеских отношений между сталинским СССР и гитлеровской Германией. Остановимся лишь на истории и особенностях такой дружбы, в особенности ее военного аспекта, что и составляет наибольший интерес.

* * *

Сотрудничество между коммунистами (большевиками) и немцами имело давний и взаимовыгодный характер, и брало свое начало еще от тесных связей Ленина с Кайзеровской Германией во время Первой мировой войны, что сыграло решающую роль для обеих сторон.

Так, несмотря на ряд военных успехов, в 1917 году Германия оказалась на пороге военного краха. «Мясорубки» на Западном и Восточном фронтах, все туже затягивающаяся удавка британской морской блокады, быстрое истощение резервов и ресурсов, а также ожидаемое вступление в войну Соединенных Штатов Америки, отчетливо демонстрировали весь ужас ближайших перспектив Кайзеровской Германии.

Шансом избежать подобных перспектив и оказался план большевиков (предложенный от их имени Германии группой международных авантюристов) путем уничтожения царского режима, а вместе с ним и существующих органов государственной власти, в том числе армии и других силовых структур. Нужно ли говорить о том, что руководство Кайзеровской Германии с энтузиазмом восприняло предложения большевиков, а также немедленно приступило к их практической реализации.

При этом, в рамках указанного плана, помимо всем известных фактов финансовой и организационной помощи большевикам (в том числе доставки Ленина в Россию через контролируемую Германией территорию), немецким Генеральным штабом было принято решение и об оказании им военного содействия в захвате власти. С этой целью были задействованы пленные немцы и австрийцы, находящиеся в лагерях вблизи Петрограда.

Благодаря «демократическому беспределу» Временного правительства военнопленных удалось ознакомить с предстоящей задачей и тщательно к ней подготовить. Именно они, а отнюдь не матросы Балтийского флота (в основном полностью разложившиеся анархисты, не способные к реальным действиям) и отряды питерских рабочих (в большинстве своем отрицательно воспринявшие большевистский переворот) и обеспечили захват Петрограда в октябре 1917 года в интересах новой, подконтрольной Германии власти.

Вместе с тем, по мнению ряда историков, без военной помощи немцев, власть большевиков не просуществовала бы и суток, поскольку буквально на следующий день после переворота, к городу уже подошла конница генерала Краснова. Рассеяв красногвардейские заслоны в Павловске и Царском Селе, казаки Краснова быстро продвинулись к столице со стороны Пулковских высот. Однако путь казачьим сотням был прегражден немецкой пехотой и артиллерией, которые были спешно сосредоточены на подступах к Петрограду.

Захватив власть в России, новое большевистское правительство немедленно объявило о выходе страны из войны, что привело к развалу Восточного фронта, а также дало Германии возможность если не победить своих западных противников, то хотя бы добиться ничейного результата в борьбе с ними. Учитывая это обстоятельство, Кайзеровская германия приложила все возможные усилия для сохранения власти большевиков.

Так, Брестский мир, позорный который был вскоре заключен Лениным с немцами, предусматривал репатриацию военнопленных. Однако секретный приказ германского Генерального штаба предписал немецким и австрийским военнопленным немедленно сформировать вооруженные отряды для поддержки большевистского правительства.

За счет этого большевики, при полном развале прочих воинских структур, получили хорошо обученную и вооруженную армию, насчитывающую более трехсот тысяч человек. В те дни, противопоставить что-либо такой военной силе не мог никто. Вскоре, так называемые «интернационалисты» показали особую надежность при проведении массовых арестов в городах, подавлении крестьянских восстаний и рабочих выступлений. Именно из них формировались печально известные «части особого назначения», заградительные отряды в тылах Красной гвардии, а также спецотряды ЧК.

Все это позволило Кайзеровской Германии полностью использовать полученные возможности для «освоения» ресурсов захваченных территорий. Так, только до 31 июля 1918 года немцы вывезли из оккупированных областей бывшей Российской империи (прежде всего, Украины) 60 миллионов пудов зерна и продуктов его переработки, фуража и семян масличных культур,
500 миллионов штук яиц, 2 миллиона 750 тысяч пудов рогатого скота живым весом, полтора миллиона пудов картофеля и овощей. Кроме того, в задыхающийся от британский блокады Рейх, было отправлено 3,5 миллиона пудов железной руды, 42 миллиона пудов марганцевой руды и ежемесячно по 300 вагонов специальных сортов леса.

* * *

Вместе с тем, Брестский мир помог лишь временно оттянуть военный крах Германии. Свержение кайзеровского режима в результате собственной «пролетарской» революции в 1918 году привело к развалу Германии и, как следствие, ее сокрушительному поражению в войне.

Так, Версальский мирный договор, который был заключен 28 июня
1919 года и официально завершил Первую мировою войну, фактически превратил Германию в третьеразрядную страну, не имеющую прав на самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику. При этом Германия потеряла около 70 тысяч квадратных километров своих территорий в Европе, а также все заморские территории. Одновременно Германия должна была выплатить многомиллионные репарации, ставящие ее на грань нищеты.

Однако, особенно унизительными оказались военные статьи Версальского договора, в соответствии с которыми Германия не могла иметь регулярных вооруженных сил численностью более 100 тысяч человек (в том числе, не более четырех тысяч офицеров), а также тяжелой артиллерии, авиации, танков и подводных лодок. Ликвидировались Генеральный штаб, все военные учебные заведения, отменялась всеобщая воинская повинность. Кроме того, Германии не разрешалось иметь военных миссий в других странах. Победители жестко следили за соблюдением условий договора через специальных инспекторов, которые безотлучно находились на германской территории. Все эти меры были направлены на то, чтобы не допустить возрождения Германии как мощного государства, способного создать угрозу своим соседям.

В данной ситуации Германию могло спасти только чудо. Таким чудом опять стали Ленин и его большевистская партия, которые, с одной стороны продолжали отрабатывать немецкие деньги, а с другой – преследовали свои экономические и политические цели в плане получения доступа к немецким технологиям, а также сдерживания Великобритании и Франции. В этой связи новый этап сотрудничества между советским правительством и руководством Германии был начат в рамках тайных контактов представителей сторон во время мирной конференции в Генуе весной 1922 года.

А уже 11 августа 1922 года, спустя всего лишь четыре месяца после того, как советская делегация на конференции внесла предложение о всеобщем сокращении вооружений, было заключено временное соглашение о сотрудничестве между Красной Армией и немецкими вооруженными силами – Рейхсвером. Документ предполагал крайне разнообразный и широкий спектр форм взаимодействия сторон, включая обмен опытом, взаимопомощь в подготовке кадров, совместную разработку и производство военной техники (запрещенной Версальским договором в Германии), а также проведение совместных военных учений и маневров.

В частности, в плане практической реализации достигнутых договоренностей, в ноябре 1922 года правительство Советской России подписало секретный контракт о сотрудничестве с немецкой самолетостроительной компанией «Юнкерс». В соответствии с контрактом, советская сторона передавала в аренду «Юнкерсу» два недействующих еще с Гражданской войны авиационных завода; в свою очередь «Юнкерс» обязывался ввести их в эксплуатацию по основному профилю. На этих заводах предполагалось производить до 300 самолетов в год, из которых – 60 для Красной Армии, остальные для Рейхсвера.

Одновременно, в целях налаживания взаимодействия сторон, при военном министерстве Германии был создан строго засекреченный отдел под кодовым названием «Зондергруппа-Р», а в Москве – его военное представительство, названное для отвода глаз «Постоянной комиссией по контролю за деятельностью немецких концессионных предприятий в СССР».

Кроме того, было налажено тесное сотрудничество сторон по линии военных разведок – между Абвером и Разведывательным управлением Красной Армии. В рамках достигнутых договоренностей осуществлялся обмен разведывательной информацией о ситуации а Польше, на Балканском полуострове, а также на Ближнем Востоке и в Азии.

Все это позволило вывести связи Москвы и Берлина на качественно новый уровень, а именно – создание совместных центров по производству и освоению новых видов вооружений.

Так, осенью 1926 года в Липецке была открыта строго засекреченная школа по подготовке немецких военных летчиков, замаскированная под 4-ю эскадру Красного воздушного флота. В состав школы входили группы подготовки летчиков-истребителей и штурманов, а также подразделения по испытанию новейших вооружений. За годы своей работы школа подготовила 180 немецких летчиков истребительной авиации и специалистов по воздушной разведке, из которых 17 позднее стали генералами уже гитлеровской фашистской армии – Вермахта. Там же в Липецке проходила испытания и новейшая на то время немецкая авиационная техника, в частности пикирующие бомбардировщики «Юнкерс», а также истребители «Мессершмитт».

В том же 1926 году в Казани была создана танковая школа «Кама» для подготовки немецких танкистов. Всего в Казанской школе прошли обучение около 250 человек, из которых большинство достигло высоких военных положений при Гитлере.

Кроме того, в Самарской области, в непосредственной близости от территории автономной республики немцев Поволжья, был открыт наиболее засекреченный объект Рейхсвера в СССР – школа химических войск «Томка», в которую немцы вложили около одного миллиона марок. В «Томке» испытывались методы применения отравляющих веществ в артиллерии и авиации, а также средства и способы дегазации загрязненной местности.

* * *

Помимо максимального участия в возрождении военного потенциала Германии, руководство Советского Союза по сути способствовало и приходу к власти в стране нацистского режима во главе с А.Гитлером. Последнее стало результатом политики большевиков, направленной на всестороннее ослабление Социал-демократической партии Германии (СДПГ), которая, по мнению Москвы, препятствовала реализации ее интересов на германском направлении.

С этой целью по каналам советских спецслужб оказывалась массированная помощь Гитлеру и его Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСРПГ) по всесторонней дискредитации социал-демократов, а также подкупу, шантажу и устранению ее лидеров.

Одновременно, по приказу из Москвы, консолидированную позицию с нацистами по вопросу борьбы с СДПГ заняла также и Коммунистическая партия Германии (КПГ), которая полностью зависела от Советского Союза, прежде всего по финансовым вопросам. При этом дело доходило до прямых совместных акций коммунистов и нацистов. В частности, 20 октября 1930 года коммунисты и нацисты провели совместный митинг против социал-демократов, в котором взяли участие около 300 членов Коммунистической партии Германии и 1200 представителей НСРПГ.

В дальнейшем, позиция Советского Союза оказала решающее влияние на расстановку политических сил в Германии в пользу А.Гитлера и его Национал-социалистической партии. Так, в ходе парламентских выборов в Германии в июле 1932 года национал-социалисты набрали 13,7 миллиона голосов, что хотя и означало победу на выборах, однако не давало им сформировать парламентское большинство.

Больше того, это оказалось пиком популярности НСРПГ, после чего началось ее стремительное падение. За несколько месяцев Гитлер потерял около двух миллионов своих сторонников и к концу года расклад политических сил в Германии имел уже несколько иной характер – гитлеровцев поддерживало около 11,8 миллионов человек, социал-демократов – 8,1 миллиона человек, коммунистов – 5,8 млн. человек.

Аналогичные тенденции продолжились и в 1933 году, свидетельством чего стали очередные выборы, по результатам которых Гитлер получил 43% голосов, а социал-демократы и коммунисты – 49%. При этом Национал-социалистическая рабочая партия Германии попала еще и в тяжелейший финансовый кризис, что заставило ее взять на себя непомерные долги. В результате, как признавали сами руководители НСРПГ (в частности будущий министр пропаганды гитлеровского Рейха – Геббельс), в случае окончательного провала попыток захвата власти в стране, перед Гитлером оставалось два возможных пути – бегство или же самоубийство.

В этих условиях дальнейшая судьба гитлеризма и немецкого фашизма фактически зависела от Коммунистической партии Германии, а по сути – Сталина и коммунистического режима в СССР, которые сохраняли решающий контроль над немецкими коммунистами. Стоило КПГ, во главе с Эрнстом Тельманом, пойти на союз с социал-демократами, и это бы означало неминуемый крах национал-социализма в Германии со всеми историческими последствиями такого развития событий.

Однако, по приказу из Москвы, немецкие коммунисты не сделали этого. Тем самым, товарищ Сталин и ВКП(б) не просто спасли Гитлера и вручили ему ключи от власти, но и реально предопределили становление национал-социализма и фашизма в Германии. Конечно, можно спорить о том, зачем и почему это было сделано Сталиным, и какие цели он преследовал в рамках геополитических интересов бывшего СССР. Но факт остается фактом, именно коммунистический режим в СССР создал основы фашистского режима в Германии, который в дальнейшем обрушился на Европу и сам Советский Союзу.

При этом, благодаря Советскому Союзу, Гитлер получил в свое распоряжение не обескровленный Рейхсвер, а технически оснащенную, вполне современную армию, на основе которой и был создан Вермахт, что требовало лишь дополнительных усилий для приобретения им настоящей агрессивной наступательной мощи.

* * *

Приход Гитлера во власть показал всю сущность нацистского режима – тоталитарного внутри страны и агрессивного во внешней политике. Свидетельством этого стало устранение Гитлером своих конкурентов внутри нацистского движения, запрещение всех других политических партий, жесткое подавление недовольных (в том числе в рабочей среде, которая являлась основой НСРПГ), а также проведение жесткой антиеврейской кампании, в ходе которой были уничтожены сотни тысяч евреев, а также экспроприирована их собственность. Одновременно, опираясь на свой военный потенциал, Германия фактически выдвинула территориальные претензии ко всем соседним с ней странам.

Несмотря на былую дружбу, откровенно недружественная позиция была занята Германией и в отношении СССР. Так, главный идеологический документ нацистов – гитлеровский «Майн Кампф» откровенно предполагал захват и «освоение» советских территорий в рамках так называемого «движения на Восток». На этом фоне германскими нацистами была начата и активная провокационная кампания как против представительств Советского Союза в Германии, так и отдельных советских граждан на территории страны.

В этих условиях, «соблюдая честь мундира», руководство СССР официально отказалось от военного сотрудничества с гитлеровской Германией, а также сократило советско-германские связи в торгово-экономической сфере. Вместе с тем, на неофициальном уровне советская сторона продолжала искать пути сближения с нацистами.

Так, в первой половине мая 1933 года, спустя всего лишь три месяца после прихода Гитлера к власти, в Москву была приглашена делегация немецкого военного командования для обсуждения вопросов продолжения военного сотрудничества между двумя странами. Принимая делегацию, нарком обороны СССР К.Ворошилов специально подчеркнул желание Красной Армии сохранить прежние дружественные связи с Вооруженными силами Германии.

В августе того же года вопрос о продолжении взаимного сотрудничества сторон обсуждался в ходе встречи секретаря ЦИК СССР А.Енукидзе с германским послом в СССР фон Диркенесом. При этом Енукидзе настаивал на «общности целей Советского Союза и Германии», а также «схожести линий развития ВКП(б) и НСРПГ», а, проще говоря, большевиков и нацистов.

С конца 1933 года, на фоне развертывания в СССР масштабной антинацисткой кампании, а также проведения курса на участие Советского Союза в построении системы коллективной безопасности в Европе (вместе с Великобританией и Францией на антигерманской основе), обращения советской стороны к фашистской Германии о восстановлении дружбы и сотрудничества сторон, приняли систематический характер. При этом, к решению данного вопроса активно привлекались представители высших партийных, правительственных и военных кругов СССР, что свидетельствовало о стратегической важности проблемы для руководства Советского Союза и лично И.Сталина.

Характерно, что наиболее активные позиции в плане сближения с Германией занимали представители именно военных структур СССР. Контакты с немецкой стороной поддерживали ближайший советник И.Сталина по военным делам К.Радек, нарком обороны К.Ворошилов, начальник Генерального штаба РККА М.Тухачевский, а также другие официальные лица.

Так, по неоднократным заявлениям Ворошилова, Советский Союз желал иметь самые тесные отношения с Германией. Вторил ему и Тухачевский, который ратовал за продолжение самого тесного сотрудничества между Красной Армией и Вооруженными силами Германии (сыгравшими, по его словам, «наиважнейшую роль в становлении РККА в самый трудный для нее период»). В свою очередь, комментируя курс СССР на построение системы коллективной безопасности в Европе, Радек убеждал мировое сообщество в «отсутствии у Советского Союза каких бы то ни было намерений связывать себе руки в отношениях с Германией, а также блокировать советско-германские связи».

По сути, подобные взгляды высказал и сам И.Сталин в отчетном докладе XVII съезду ВКП(б). «Мы далеки от того, – говорил он, – чтобы восторгаться фашистским режимом в Германии. Но дело не в фашизме, хотя бы потому, что фашизм, например в Италии, не помешал СССР установить наилучшие отношения с этой страной. Дверь к соглашению с Германией остается открытой».

Несмотря на это, отношения между Германией и СССР продолжали ухудшаться. В начале 1934 года был вынужден уйти в отставку посол Германии в Москве Надольный, который поддерживал политику восстановления дружеских связей между двумя странами. Прощаясь с ним, народный комиссар иностранных дел Советского Союза В.Литвинов высказал «глубокое сожаление руководства СССР о создавшихся плохих отношениях между Советским Союзом и Германией», а также выразил надежду на их скорейшее улучшение.

Вместе с тем, дальнейшее усиление агрессивности политики Германии в Европе требовало соответствующей реакции со стороны Советского Союза. В частности, с этой целью К.Радеку было поручено активизировать информационную кампанию в поддержку европейской коллективной безопасности, а также против агрессивных действий нацистов. В то же время, по словам самого же Радека, «его деятельность в этом направлении никак не отвечала истинным целям СССР, который ни в коей мере не собирался разрывать отношения с гитлеровской Германией».

Одновременно Радек не скрывал своего восторга по поводу организационных талантов нацистов, силы их движения, а также восторгался энтузиазмом немецкой молодежи. «На лицах немецких студентов, облаченных в коричневые рубашки, – говорил Радек, – мы замечаем ту же преданность и такое же вдохновение, которое когда-то озаряло лица молодых командиров Красной Армии». Хвалил Радек и штурмовиков, а также эсесовцев, называя их «замечательными парнями». «Вы увидите, – утверждал он, – что они будут еще и сражаться за нас».

Откровенный намек на общность интересов СССР и Германии был сделан и председателем Верховного Совета Советского Союза Н.Калининым при вручении ему верительных грамот новым послом Германии в Москве фон Шуленбегром. По словам «всесоюзного старосты», «нападки советской прессы на Германию не имели никакого значения. Народы Германии и СССР оставались связанными между собой и во многом зависели друг от друга».

Вместе с тем, все предложения Советского Союза вызывали более чем прохладную реакцию Гитлера, который продолжал курс на построение «Третьего рейха» путем аннексии территорий своих соседей. Учитывая приведенные обстоятельства, СССР активизировал курс на построение системы коллективной безопасности в Европе вместе Великобританией, Францией, а также другими заинтересованными государствами. Однако это вовсе не означало полного отказа Сталина от попыток оживления дружественных отношений с гитлеровской Германии.

В марте 1935 года Берлин в одностороннем порядке разорвал военные положения Версальского договора и ввел всеобщую воинскую повинность. Такой шаг Гитлера был воспринят Сталиным не только с пониманием, но и с одобрением. По оценке кремлевского диктатора, «Рано или поздно великий германский народ должен был освободиться от версальских цепей и восстановить достойное ему место в Европе».

Вместе с тем, проводились переговоры и о предоставлении немецких кредитов СССР, в том числе на закупку современных вооружений в интересах Красной Армии. Больше того, в июле 1935 года Сталин дал распоряжение торговому представителю СССР в Германии Д.Канделаки прощупать возможность углубления советско-германских отношений также и в политической сфере. Причиной такого поручения, несвойственного торговому работнику, хотя и высокого ранга, стали связи последнего с германскими финансово-промышленными кругами (в том числе лично Германом Герингом), которые оказывали существенное влияние на внешнюю политику Германии.

Инициативы Д.Канделаки подкреплялись активными призывами наркома иностранных дел СССР Литвинова, руководства Красной Армии (прежде всего, Ворошилова и Тухачевского), а также посла Советского Союза в Берлине Сурица к укреплению отношений между СССР и Германией. В рамках такой политики в декабре 1935 года советская сторона прямо заявила о желательности дополнить Берлинский договор о нейтралитете от 1926 года двусторонним Пактом о ненападении между Германией и Советским Союзом.

Фактически все это стало подтверждением совершенно иного отношения к гитлеризму со стороны советских верхов, чем это демонстрировалось в прессе.

* * *

Несмотря на дальнейшее ухудшение советско-германских отношений, которые внешне приобрели откровенно конфронтационный характер на фоне гражданской войны в Испании, а также заключения германо-японского антикоминтерновского пакта в 1936 году, Сталин продолжал сохранять оптимизм относительно возможности договориться с Гитлером. При этом, лидер СССР совершенно не обращал внимания на предупреждения советских спецслужб об истинных намерениях гитлеровского режима.

Так, получение крупного кредитного займа от Германии рассматривалось Сталиным как выражение намерений Берлина пойти на соглашение с СССР. Вместе с тем, дальнейшее развитие торгово-экономического сотрудничества с Советским Союзом ставилось германской стороной в прямую зависимость от готовности Москвы следовать немецким интересам в Европе. В частности, это касалось требований Германии к СССР о прекращении коммунистической агитации за пределами России.

Вопреки откровенно антисоветскому характеру такой позиции Германии, она была воспринята Сталиным как выражение согласия Гитлера на возобновление отношений с Советским Союзом. С учетом этого, а также в целях демонстрации дружественного отношения СССР к Германии, в декабре 1936 года руководству советской агентурной разведки в Западной Европе был дан приказ ослабить разведывательную работу на германском направлении.

Вместе с тем, советские предложения были в очередной раз отклонены Гитлером, который мотивировал свою позицию участием СССР в системе коллективной безопасности в Европе. Хотя уже в то время военно-промышленные круги Германии настойчиво предупреждали руководство страны о серьезных проблемах в немецкой экономике в связи с нехваткой стратегического сырья, которое можно было получить только из Советского Союза.

* * *

Интересно, что именно на период кризиса советско-германских отношений пришелся военно-фашистский заговор в руководстве СССР в 1936-1937 годах, ядром которого были названы тринадцать человек, в том числе: Троцкий, Рыков, Бухарин, Енукидзе, Карахан, Рудзутак, Ягода, Тухачевский, Якир, Уборевич, Корк, Эйдеман и Гамарник. Из них десять человек были обвинены в прямом шпионаже в пользу гитлеровской германии.

Несмотря на достаточно противоречивый характер данного события (от утверждения коммунистов про «реальную попытку указанных лиц свергнуть Сталина и захватить власть в стране», до сетований демократов о «необоснованности сталинских репрессий»), по мнению ряда экспертов, в том числе сторонников коммунистов, заговор стал проявлением старой практики большевиков использовать помощь Германии для достижения своих политических целей.

Впрочем, заговорщикам так и не удалось поссорить Сталина с Гитлером. Осенью 1938 года, на фоне антифашистских политических процессов в Москве, было подписано Генеральное соглашение о сотрудничестве между Гестапо и НКВД. В соответствии с этим договором, советская сторона выдала Гитлеру более 800 антифашистов, нашедших укрытие в СССР.

* * *

Антифашистский характер политических процессов в Москве в 1937-1938 годах, а также активизация переговоров СССР с Великобританией и Францией о создании военного союза против гитлеровской Германии абсолютно не изменили планов руководства Советского Союза об установлении стратегического партнерства с нацистами. Тем более, что немецкая сторона и сама оказалась перед необходимостью восстановления дружественных отношений с СССР.

Так, успешная денонсация Германией Версальского договора, возобновление военного контроля над Рурской областью, аншлюс Австрии, а также захват Чехословакии в результате Мюнхенского сговора, уверовали нацистских лидеров в возможности продолжения немецкой экспансии в Европе, в частности, против Польши. Вместе с тем, существенным препятствием в достижении этой цели стали проблемы германской экономики, которые приобретали все более острый характер.

В частности, 24 мая 1939 года начальник тыла Вооруженных сил Германии генерал Томас представил Гитлеру секретный доклад, в котором были отмечены следующие обстоятельства: немецкая армия, включая сухопутные, воздушные и морские силы, имели общий запас топлива всего на шесть месяцев; всех видов резины (включая сырой каучук) – не более чем на два месяца; цветных металлов: никеля и хрома – на три месяца, алюминия – на полгода.

Не менее кризисная ситуация сложилась и с боеприпасами. Наличный запас бомб на складах Люфтваффе позволял обеспечить ведение боевых действий на протяжении не более трех месяцев неинтенсивной войны (причем, большинство бомб было устаревших образцов – весом 10 килограмм); артиллерия и танки имели в запасе три боекомплекта снарядов на две недели неинтенсивной войны. Производство грузовиков и бронетранспортеров было фактически парализованным из-за недостатка финансовых средств и сырья. В соответствии с выводами генерала – в случае вспышки всеевропейской войны – Германия была обречена на поражение.

Аналогичные выводы были сделаны и экспертами Имперского банка Германии. По их мнению, в случае начала большей европейской войны, уже к 1943 году Германия исчерпает все свои финансовые ресурсы и прекратит существование как государство. При этом, массовые притеснения евреев на немецкой территории фактически исключали возможность получения Германией кредитов от международных финансовых организаций, которые по сути контролировались еврейскими банковскими структурами.

Кроме того, несмотря на пассивные позиции Великобритании и Франции в отношении Германии, возможный антифашистский союз Лондона, Парижа и Москвы, не только бы поставил крест на дальнейших захватнических планах Гитлера, но и создал бы прямую угрозу самому существованию нацистского режима.

Особенности сложившейся политической ситуации были использованы Сталиным в своих собственных целях в плане проведения политики двойных стандартов, которая, с одной стороны предусматривала продолжение курса на установление союзнических отношений с Германией, а также раздел с ней сфер влияния в Европе, а с другой – была направлена на дальнейшее сближение с Великобританией и Францией на антифашистской основе.

Опуская подробности политических процессов в Европе в 1939 году, хорошо известных историкам, остановимся лишь на нескольких наиболее важных фактах, характеризующих политику Советского Союза.

17 апреля 1939 года советский полпред в Берлине обратился к министру иностранных дел Германии Риббентропу с очередным предложением СССР о нормализации советско-германских отношений.

3 мая был отправлен в отставку народный комиссар иностранных дел СССР Литвинов, считавшийся на Западе основным поборником идеи углубления советских отношений с Великобританией и Францией. Вместо него был назначен В.Молотов, который тут же обратился к Германии с призывом создать необходимые политические основы для возобновления дружеских связей между двумя странами.

28 июня СССР и Германия заверили друг друга в возможности и желательности налаживания советско-германских отношений, на основе чего уже 22 июля в Москве были возобновлены переговоры сторон в торгово-экономической сфере. Спустя три недели, 12 августа 1939 года в Москве были возобновлены и военные переговоры между СССР и Германией. При этом советская сторона высказала готовность признать права Германии на Данцигский коридор в Польше в обмен на признание Берлином советских интересов в Прибалтике и Румынии.

Учитывая приведенные обстоятельства, а также собственные военные интересы в Центральной Европе, Германия коренным образом пересмотрела свои отношения с СССР. 14 августа 1939 года министр иностранных дел Германии Риббентроп в телеграмме немецкому послу в Москве фон Шуленбегру отметил «окончание периода враждебных отношений между Германией и СССР». По утверждению Риббентропа, «все проблемы в пространстве между Балтийским и Черным морем могли быть решены ко всеобщему удовлетворению». При этом глава внешнеполитического ведомства Германии выразил готовность отправиться в Москву для встречи со Сталиным.

В ответ, 16 августа 1939 года В.Молотов заявил о возможности заключения Пакта о ненападении между СССР и Германией. При этом, по условиям советской стороны, в любом случае должен был быть подписан протокол, содержащий обязательства Берлина о соблюдении интересов Советского Союза.

Окрыленный достигнутыми успехами, Риббентроп сообщил о готовности прибыть в Москву в любой день после 18 августа для подписания Пакта о ненападении между Германией и Советским Союзом. Предложение Риббентропа нашло широкое понимание советской стороны, которая дала согласие на его приезд в СССР уже через неделю после подписания финансово-экономического соглашения между двумя странами, которое и было подписано уже 19 августа 1939 года.

Тем временем, приближение осени, а с ней и осенней распутицы, требовало от Гитлера ускорения процесса подготовки условий для начала военных действий против Польши. Учитывая это обстоятельство, немецкая сторона согласилась с советским проектом Пакта о ненападении (несмотря на ряд спорных для Германии моментов) и попросила принять Риббентропа в Москве не позднее 22-23 августа 1939 года. Положительный ответ Берлину был передан уже 22 августа.

В этот же день народный комиссар обороны СССР Ворошилов объявил о приостановлении переговоров военных миссий Советского Союза, Великобритании и Франции по вопросу создания системы коллективной безопасности в Европе.

* * *

23 августа, в соответствии с достигнутыми договоренностями, Риббентроп прибыл в Москву, где он был принят Сталиным. Результатом переговоров стало подписание Пакта о ненападении СССР и Германии, а также секретных протоколов к нему, которые закрепляли достигнутые договоренности о разделе сфер влияния в Европе между двумя нарождающимися империями.

В частности, в секретных протоколах указывалось, что в случае территориальных и политических перемен в районах, принадлежащих Балтийским государствам (Финляндия, Эстония, Латвия и Литва), западная граница Литвы будет считаться границей сфер влияния Германии и СССР. При переменах в Польском государстве граница сфер влияния сторон будет проходить по рекам Нарев, Висла и Сан.

Это означало, что Балтийские государства, а также восточная часть Польши были отнесены к сфере влияния СССР, а остальная часть Центральной Европы – Германии. Кроме того, в сферу влияния Советского Союза попадали Бесарабия, а Германии – оставшаяся территория Румынии, Болгария и Балканский полуостров.

Одновременно стороны достигали и ряда других, важных для них целей, в том числе:

Германия – гарантировала себя от войны на два фронта, а также получала доступ к стратегическим сырьевым ресурсам Советского Союза;

Советский Союз – получал возможность восстановить свой контроль над территорией бывшей Российской империей вместе с обретением доступа к современным немецким технологиям, включая военную сферу.

Верховный Совет СССР ратифицировал советско-германский договор уже 31 августа 1939 года. На этой же сессии высшего законодательного органа Советского Союза был принят Закон о всеобщей воинской повинности, что стало свидетельством глубоких и качественных изменений в подходах советского руководства к проблемам войны и мира.

При этом советско-германский Пакт был назван советскими СМИ «аргументом мира» и «мирным актом», который несомненно будет способствовать снижению напряженности в международной обстановке».
А уже на следующий день – 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, что стало формальным началом Второй мировой войны.

* * *

Силы вторжения Вермахта в Польшу включали две группы армий (фронтов) «Север» и «Юг» общей численностью до 1,5 миллионов человек, 2,5 тысяч танков и около 2 тысяч боевых самолетов, что превышало потенциал Польской армии: по личному составу – в полтора раза; по бронетанковой технике – в три раза; по авиации – в пять раз.

Все это позволило немцам нанести ошеломляющий удар по Польше и уже в первые дни выйти к Варшаве. Вместе с тем, война на польской территории сразу же пошла совсем не так, как это планировали в Берлине. На всех участках фронта поляки оказывали яростное сопротивление противнику. Так, Польская армия смогла навязать Вермахту ряд приграничных сражений, а также, создав угрозу выхода крупных кавалерийских масс в тыл танковым группировкам Гудериана, сумела избежать окружения и отвести основные за Вислу.

Здесь, в центральной части страны, польское командование рассчитывало перегруппировать свои войска и перейти в контрнаступление. С этой целью формировалась танковая группа численностью около 800 машин, которая должна была деблокировать Варшаву. Придя в себя от первого удара, Польша готовилась к отпору, опираясь на свои резервы, сосредоточенные в восточных районах страны.

Затягивание польской кампании ставило Гитлера в крайне тяжелое положение, что, с одной стороны, было связано с угрозой военного вмешательства со стороны Великобритании и Франции в качестве реализации их гарантий безопасности Польше, а с другой – катастрофической нехваткой ресурсов для дальнейшего продолжения войны. Так, уже к 15 сентября
1939 года немецкая авиация, израсходовав большую часть горючего и боеприпасов, была вынуждена резко снизить интенсивность своих действий над польской территорией.

В подобной ситуации, как и раньше, единственной надеждой Гитлера оставался Сталин, который пока что воздерживался от участия в конфликте, ограничивая свою помощь Гитлеру моральной поддержкой его действий, а также предоставлением радиомаяка в Минске для навигационного обеспечения боевых действий немецкой авиации.

Впрочем, помощь Советского Союза немецкой агрессии в Польше не заставила себя ждать. После определенной паузы, взятой Сталиным для создания видимости «справедливости» своих действий в Центральной Европе, 17 сентября 1939 года СССР вторгся в Польшу под предлогом «защиты жизни и имущества населения Западной Украины и Западной Белоруссии в условиях фактического прекращения существования Польского государства и правительства».

Вторжение РККА в Польшу было осуществлено силами двух фронтов – Украинского под командованием С.Тимошенко и Белорусского под командованием М.Ковалева, общей численностью более миллиона солдат и офицеров, на всем протяжении советско-польской границы от Полоцка до Каменец-Подольска. При этом, в целях избежания инцидентов между союзниками, была обеспечена тесная координация действий немецких и советских войск. В частности, с 17 августа 1939 года немецкой авиации было дано распоряжение не залетать восточнее линии Белосток – Брест-Литовский – Лемберг (Львов). Соответственно, советские самолеты должны были вести боевые действия восточнее Львова.

Несмотря на отчаянное сопротивление Польской армии, сил для войны на два фронта у Польши не было. Подавляющая часть польских войск была нацелена на отражение удара со стороны немцев. Против Красной Армии, в основном, действовали лишь части корпуса пограничной стражи.

Тем не менее, крупные бои разгорелись под Гродно, Шацком и Ораном, а также Перемышлем, где польской стороне удалось нанести значительные потери Красной Армии. Крайне тяжелое положение сложилось и под Брестом, который был взят лишь благодаря совместным действиям танковых войск Гудериана и артиллерии РККА.

Заключительным актом германо-советской агрессии против Польши стали совместные парады Вермахта и РККА в Бресте и Львове, что подтвердило «боевой» характер дружбы между нацистами и большевиками. Об этом не сообщалось в советской прессе, но фотографии остались.

Итоги завоевания Польши гитлеровской Германией и сталинским Советским Союзом были закреплены 28 сентября 1939 года в новом советско-германском соглашении, получившем название «Договор о дружбе и границе». Документ предусматривал ликвидацию Польши как независимого государства, закрепление за Германией и СССР захваченных ими польских территорий, а также установление «прав» Берлина и Москвы на соответствующие политические преобразования в их оккупационных зонах.

Как водится, к договору прилагались секретные протоколы и карты. Главный из таких протоколов гласил: «Обе стороны не будут допускать на своих территориях никаких польских агитаций, затрагивающих интересы другой стороны. Они будут подавлять на своей территории все источники подобной агитации и информировать друг друга о мерах, предпринимаемых с этой целью». Тем самым была создана юридическая основа для активизации практического сотрудничества между Гестапо и НКВД, начало которому положил упомянутый выше Договор от 1938 года.

Кроме того, было достигнуто соглашение о реализации обширной экономической программы, которая должна была принести выгоду обеим сторонам.

Комментируя достигнутые договоренности, Риббентроп отметил «окончательное установление германо-советской дружбы», а также готовность сторон не допустить вмешательства третьих стран (прежде всего Великобритании и Франции) в восточноевропейские проблемы.

Общность позиций СССР и гитлеровской Германии по вопросам Польши была также отмечена В.Молотовым в ходе сессии Верховного Совета Советского Союза 31 октября 1993 года. Об этом же говорил и сам И.Сталин в ответе Риббентропу на поздравительную телеграмму с его 60-летием. По его словам, дружба между Советским Союзом и Германией «была скреплена кровью» и имела все основания для дальнейшего углубления. Как шутили в Москве, «эта дружба действительно крепилась кровью, но только польской».

* * *

Как Германия, так и СССР немедленно начали приведение вновь приобретенных территорий к своим «политическим знаменателям». В частности, местные органы НКВД получили секретный приказ наркома внутренних дел №001223 от 11 октября 1993 года, согласно которому следовало организовать срочный учет «контрреволюционных элементов и вражеских категорий населения», независимо от того, принимали ли они участие в антисоветской деятельности.

По этим спискам была начата массовая депортация населения захваченных районов в Сибирь и другие отдаленные районы Советского Союза. Число депортированных быстро перевалило за полтора миллиона человек. Кроме того, несколько сотен тысяч человек было арестовано и расстреляно. Все это немедленно вызвало массовое движение сопротивление населения Западной Украины, которое продолжалось до 50-х годов минувшего столетия и стало одной из причин последующего развала СССР.

Однако осенью 1939 года все было совсем по другому. На волне успехов в Польше Советский Союз выдвинул ультиматум Эстонии с требованием допустить размещение советских войск на ее территории. В последующем такие же договора были навязаны Литве и Латвии. По сути, это стало началом процесса поглощения Прибалтийских государств Советским Союзом, который окончательно завершился в июне 1940 года и также вызвал массовое сопротивление населения прибалтийских стран.

Другим важным последствием подписания советско-германских договоров стало установление фактических союзнических отношений между СССР и Германией, направленных против Великобритании и Франции. Последнее было особенно важным для Гитлера в связи с действиями западных стран, которые объявили войну Германии в ответ на ее нападение на Польшу.

Помня верденскую и прочие «мясорубки» Западного фронта Первой мировой войны, Гитлер впадал в панику, зондируя возможность мирного урегулирования отношений с Великобританией и Францией. Однако Лондон и Париж сохраняли непримиримые позиции, соглашаясь на мир только на условиях ликвидации гитлеризма как идеологии. И если на суше война против Германии действительно носила «странный» характер, то на море она сразу же приняла форму реального и жестокого военного противостояния.

При этом, самыми большими проблемами для Гитлера стали попытки Великобритании и Франции установить морскую блокаду Германии, а также отсутствие у нее необходимых баз для укрытия своих судов кораблей. Все эти проблемы были немедленно решены Сталиным.

Так, буквально за несколько дней до начала войны немецкие корабли, находящиеся в северных морях, нашли убежище в советских портах Мурманска и Архангельска. В частности, в Мурманске было укрыто
36 крупных германских судов, в том числе транспорты «Бремен» (50 тысяч тонн), «Нью-Йорк», «Швабен», «Штутгарт», «Кордильера», «Сан-Луи», а также множество лесовозов, танкеров и скоростных рефрижераторов. В Мурманске же заправлялись продовольствием и горючим немецкие вспомогательные крейсеры, ведущие военные операции против Великобритании.

Помимо этого, СССР снабжал немцев метеорологическими сводками, которые затем использовались «Люфтваффе» для нанесения ударов по британской территории.

Больше того, в начале октября 1939 года в 35 километрах северо-западнее Мурманска в районе Западной Лицы, была создана немецкая военно-морская база «Базис Норд» для стоянки, заправки и ремонта германских военных судов. Немцы использовали базу для действий против Великобритании, а также во время кампании в Норвегии, с которой у Советского Союза были нормальные дипломатические отношения.

Использование баз на территории СССР, позволило немецкому флоту оперировать на расстоянии более 800 миль от своих баз, в том числе, практически безопасно выходить на самые уязвимые коммуникации англичан, а также тыловые базы британского флота.

Так, 14 октября 1939 года, опираясь на «Базис Норд», немецкая подводная лодка проникла в базу ВМФ Великобритании Скапа-Флоу, где утопила британский линкор «Роял Оук». 17 октября другая немецкая подлодка, действуя из той же Западной Лицы, перехватила и утопила британский авианосец «Корейджерс». Учитывая приведенные обстоятельства, командующий военно-морским флотом Германии Редер испросил у Гитлера разрешение на расширение базы под Мурманском, а также ее приспособления для постоянного базирования немецких подводных лодок.

Несколько позже советский ледокол провел через Северный морской путь германский рейдер «Шиф-31» (другое название – «Комет»), который, попав в Тихий океан, успешно действовал в этом районе против транспортных судов Великобритании и ее союзников.

Дальнейшим развитием «боевого братства» между Советским Союзом и Германией стала также и помощь советской стороны немцам в захвате Норвегии. В частности СССР дал возможность Германии разместить в Мурманске часть десантных сил, предназначенных для высадки на норвежской территории, а также средств их боевого обеспечения.

Помогал Советский Союз Германии и в войне против Франции. С этой целью широко задействовалась Французская коммунистическая партия (также подконтрольная Советскому Союзу), которая целенаправленно использовалась для разложения французской армии и военной промышленности страны.

* * *

Одновременно с этим, в Германию из Советского Союза хлынул поток самых разнообразных грузов, обеспечивающий гитлеровский режим практически всем необходимым для дальнейшего продолжения войны, включая цветные металлы, топливо, пшеницу и хлопок для производства взрывчатых веществ. Кроме того, Советский Союз обеспечивал транзит в Германию стратегического сырья из Японии и Китая, в том числе каучука, масел, ценных пород древесины, а также множества других материалов.

Всего, в течение 17 месяцев от подписания советско-германского Пакта до нападения Германии на СССР, немецкая сторона получила от Советского Союза 865 тысяч тонн нефти, 140 тысяч тонн марганцевой руды, 14 тысяч тонн меди, 3 тысячи тонн никеля, 101 тысячу тонну хлопка-сырца, более
1 миллиона тонн лесоматериалов, 11 тысяч тонн льна, 26 тысяч тонн хромовой руды, 15 тысяч тонн асбеста, 184 тысячи тонн фосфатов, 2736 килограммов платины и 1 миллион 463 тысячи тонны зерна.

В свою очередь Германия поставляла Советскому Союзу современные технологии и оборудование, в том числе уникальные станки для производства вооружения и военной техники. В частности, немцы показали советской стороне наиболее передовые по тому времени авиационные заводы Мессершмитта, Юнкерса и Хенкеля, а также разрешили приобрести боевые самолеты новейших конструкций – истребители «Мессершмитт-109», «Мессершмитт-110», «Хенкель-111» и бомбардировщики «Юнкерс-87», «Дорнье-215». Кроме того, СССР получил от Германии тяжелый крейсер «Зейдлиц», а также чертежи новейшего немецкого линкора «Бисмарк» и эсминцев типа «Нарвик».

Учитывая особый характер отношений между Германией и СССР, а также «боевое братство» сторон, продемонстрированное в Польше, рассматривался также вопрос и об унификации стрелкового оружия Вермахта и Красной Армии, в частности переход советских войск на немецкие автоматы МП-40, а также девятимиллиметровые патроны.

* * *

На этом фоне продолжалось и политическое сотрудничество сторон, кульминацией которого стал визит Молотова в Берлин в ноябре 1940 года для переговоров о возможности присоединения СССР к Тройственному пакту Германии, Италии и Японии. Подписание этого документа должно было вывести сотрудничество между Германией и Советским Союзом на качественно новый уровень – от уже фактически свершившегося факта раздела Европы до теперь уже раздела и остального мира.

Вместе с тем, несовместимость интересов гитлеровской и сталинской империй, что привело к нарастанию противоречий между ними, не позволило сделать этого. А уже через 8 месяцев Германия и СССР сцепились в кровавой схватке, что стало объективным следствием их хищнического характера.

Максим Правдин, для ”ОРД”

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

7 ответов

  1. А не будет ли кто-нибудь когда-нибудь в будущем пенять Украине за то,что поддерживала экономические отношения с Путинской Россией после аннексии Крыма и культивации российского фашизма,направленного против Украины ? Надо извлечь урок из прошлого и не подпитывать агрессора какими бы сиюминутными выгодами это бы ни было обосновано. А иначе любые экономические отношения с Россией в то время,когда Европа и США применяют санкции чтобы урезонить агрессора будут аналогичны действиям Росии,помогающей Германии прорвать экономическую блокаду Англии и Франции. И даже более того — Россия ведь тогда еще не была жертвой агрессии со стороны Германии, а Украина уже подверглась нападению со стороны Росии. Так что в данной ситуации сотрудничество с Россией может быть расценено двумя другими гарантами суверенитета Украины как переход Украины на сторону третьего гаранта — России и отказ Украины от своего суверенитета. Ну а если Украина сама отказывается от своего суверенитета в пользу одного из гарантов,то у двух оставшихся гарантов пропадает необходимость защищать украинский суверенитет — не будешь ведь защищать Украину против ее воли…

  2. Сталин очень хорошо сейчас живет в Крыму. Вас будут оскорблять, топтать бандиты из самообороны, а сотни граждан будут стоять в сторонке и молчать в страхе, чтобы им не досталось на орехи. Народ начал трезветь. Не в СССР попали, а куда? Кругом бандиты и подлецы. А Путин то знает? Путин конечно знает…

  3. В целом идея такова: создать колхоз имени Бандэры и поставить евреских активастов с автоматами УЗИ его охранять.
    Уверен, что не было бы отбоя от добровольцев-бандэровцев, желающих поработать на стройках и уборках мусора. Последнее в сочетании с мусораби было бы исключительным зрелищем. Когда жлобы очищали територию от жлобов.

  4. Поспішний відступ Червоної армії мав трагічні наслідки для тисяч політичних в’язнів у тюрмах Західної України. Не в змозі вчасно евакуювати їх, протягом тижня, з 22 по 29 червня 1941 р., НКВС провів масове винищення в’язнів без огляду на те, які звинувачення проти них висувалися. Масові вбивства відбулися у Львові, Самборі та Станіславі, що в Галичині, де загинуло близько 10 тис. в’язнів, та Рівному і Луцьку на Волині, де загинуло ще 5 тис. Організовані слідом за масовими депортаціями та наростаючим терором радянського режиму, ці екзекуції поглибили відразу західних українців до радянської влади.(Орест Субтельний)

  5. Радянські власті заборонили викладання релігії в школі, конфіскували церковні землі та посилили антирелігійну пропаганду. Аналогічна політика проводилася щодо православної церкви на Волині, де, крім того, робилися намагання підпорядкувати її московському патріархові.
    Навесні 1940 р. режим відкинув маску демократичності та розпочав широкомасштабні репресії — як проти українців, так і проти поляків. Найбільш поширеним і страшним їхнім різновидом стала депортація. Тисячі уявних «ворогів народу» без усякого попередження, суду чи навіть формального звинувачення арештовували, заганяли у вагони для худоби й вивозили до Сибіру й Казахстану для невільницької праці у страхітливих умовах. Багато депортованих гинули, часом цілими родинами.
    Перша хвиля депортованих складалася з провідних польських, українських та єврейських політичних діячів, промисловців, землевласників, торгівців, чиновників, юристів, відставних офіцерів та священиків. Пізніше арешт загрожував кожному, хто ототожнювався з українським націоналізмом. На прикінцевому етапі, навесні 1941 р., режим уже депортував людей без розбору. Депортували всіх — і тих, хто мав родичів за кордоном чи листувався з ними, і тих, хто зайшов побачитися з друзями саме в момент їхнього арешту, і тих, на кого з особистих причин хтось доніс, і тих, хто випадково виявився у нещасливому місці в нещасливий час. «Ніхто, буквально ніхто не мав упевненості в тому, що наступної ночі не надійде його черга»,— писав свідок цих подій.(Орест Субтельний0

  6. Що стосується України, то другу світову війну можна поділити на два виразних етапи. Перший розпочався 1 вересня 1939 р., коли німці напали на Польщу, а Радянський Союз незабаром окупував її східні території. Основна риса цього етапу, який торкався лише західних українців, полягала в переході їхніх земель під окупацію нової влади, насамперед радянської. Другий етап, про який ітиметься далі, почався з нападом Німеччини на СРСР 22 червня 1941 р. й тривав до осені 1944 р., коли німецькі війська були вигнані з України. Протягом цього часу вся Україна була загарбана нацистами.
    Серед багатьох чинників, що призвели до війни, вирішальне значення мали дві дипломатичні угоди, які справили на українців безпосередній вплив. Підписавши 30 вересня 1938 р. Мюнхенський пакт, західні держави на чолі з Англією вдалися до спроби умиротворення Гітлера, дозволивши йому розчленувати Чехословаччину (й Закарпаття). Але замість задоволення домагань Гітлера цей вияв безхребетності західних держав лише розпалив у нацистів апетит до дальших територіальних загарбань. Ще безпосередніший зв’язок з вибухом війни мав підписаний 23 серпня 1939 р. нацистсько-радянський пакт — ця одна з найдивовижніших в історії угод. Гітлер, що не приховував ненависті до радянської системи та своїх територіальних претензій на Сході, хотів, перш ніж напасти на своїх противників на Заході, нейтралізувати Радянський Союз. Сталін зі свого боку прагнув підписати з Гітлером угоду про ненапад та нейтралітет, сподіваючись тим самим спрямувати агресивність нацистів проти Франції та Англії і в такий спосіб виграти час для накопичення власних сил, поки між «капіталістами» точитиметься війна на взаємне виснаження. Крім задоволення першочергових потреб двох держав, нацистсько-радянський пакт також передбачав обмін сировиною та зброєю. Більше того — до нього входив таємний протокол, у якому Гітлер і Сталін домовилися про розподіл Європи на відповідні сфери впливу та окупації. За ним Радянському Союзові передавалися майже всі західноукраїнські землі. Маючи гарантії нейтралітету Радянського Союзу, Гітлер напав на Польщу, поклавши початок другій світовій війні. Кваплячись оволодіти своєю частиною гинучої польської держави, 17 вересня радянські війська вступили у Східну Польщу і зайняли майже всі землі, населені українцями та білорусами. За чотири тижні польська держава перестала існувати.(Орест Субтельний)

  7. Ничего не сказано про Гражданскую войну в Испании. Которая велась при поддержке СССР и ее граждан. Не сказано про хитроумные планы Британии столкнуть Гитлера с СССР.
    В общем идея давно известна: Сталин поддержал гитлера, значит бандеровские фашисты были заступниками и покровителями еврейского народа. Они с любовью и бережно этапировали его в Бабий яр и освенцимские газовые камеры. Конэчно, былитакие сознательные, которые не любили евреев и даже достреливали их на массовых казнях. Но им это можно простить, если сам Сталин дружил с гитляром.
    Заметьте скромность автора этого укр майнкампфа, который отказался от претензий на бандэровскую прэмию первой сттепени за прохвэссионалызм.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться камушками»

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться...

Недавно сменившееся руководство страны в лице президента Владимира Зеленского и его соратников заявило о том, что украинскому бизнесу, а в…
Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Ирина Долозина -- чемпион по "скруткам". При всех начальниках
НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Последние российские новости впечатляют. Бывший журналист «Новой газеты» Сергей Канев пишет, что под Питером была обнаружена частная тюрьма с крематорием.…
НОВОСТИ