Человек не терпит насилия!

Лучший драп в мире

travollt25

Посмотрел вчера «Дикари» с Траволтой. На удивление оказался приятный фильм. Необычный для общего мусорного потока. В основном благодаря мрачновато-веселому мексиканскому этно и съехавшим крышам очередного потерянного поколения. Ну, и потому что в фильме постоянно курят даже положительные герои, что для современного американского кино – дико.

Особо порадовала завязка сюжета. Двое одноклассников, один – ботаник, другой – солдат после Афганистана и Ирака раздумывают под «косяк» на калифорнийском пляже о том, чем бы заняться и заработать. И ботаник спрашивает, мол какая «трава» самая лучшая в мире? Солдат, не задумываясь отвечает, что конечно же афганская. И друзья закупают семена индийской конопли, выращивают ее в Калифорнии и все у них становится просто отлично. Почти как у Миши Цукерберга. До поры до времени. Забавно. Такая же идея родилась в 1983 году, перед дембелем у моего старшины Кузьменко. Полтавчанин Саша Кузьменко отслужил в ДРА два срока не столько из-за карьеры, льгот и чеков «Внешпосылторга», сколько из-за внезапной страсти к местному «чарсу», в особенности, к кандагарским «плашечкам». Под дембель старшина скурился настолько, что если оттянуть его щеку, то кожа оттягивалась удивительно далеко, будто под ней не было абсолютно никакого мяса, а сразу череп. И возвращалась кожа тоже до смешного долго. Этот фокус старшина сам любил демонстрировать. И вот, когда старшина Кузьменко уходил на дембель, то на родную Полтавщину он вез помимо обязательного «Ориента», джинсов «Levis», кассетника «Панасоник» и дипломата еще и тщательно заныканный полукилограмм семян индийской конопли. Старшина доверительно рассказывал нам, что на гражданке он уже работать нифига не будет, устроится куда-нибудь сторожем, а сам будет выращивать коноплю, сам торчать и продавать естественно. Впоследствии оказалось, что на полтавщине индийская конопля до пыльцы созреть не успевает, а до теплиц и гидропоники старшина не додумался. С горя старшина запил, потом женился, и все у него в принципе наладилось. Хотя, думаю, если он жив и увидит этот фильм, то пожалуй расстроится, ведь счастье было так близко, так возможно. Но я о другом.

После этого фильма, возникла у меня странная мысль. Что все эти свои оккупации афганцы на самом деле устраивают исключительно в качестве презентации и рекламы своих бесспорно первосортных продуктов, как-то гашиш, он же «чарс» и разнообразных производных опия, вплоть до странного героина, который нужно курить на фольге через трубочку, предварительно зажав зубами монетку. В 80-е афганцы познакомили со своей продукцией СССР, в 2000-ые – США, до этого британский экспедиционный корпус, еще раньше воинов Александра Македонского. И вот ведь что интересно, после этих презентаций империи или распадались, как СССР, или скукоживались как британская. И как-то неспокойно теперь за Штаты, если уж на уровне Голливуда рекламируется вечный афганский «чарс».

Конечно же, это шутка. Самим афганцам эти оккупации ничего кроме неприятностей в виде ковровых бомбардировок и ништяков в виде гуманитарной помощи не приносят. Но… может быть просто местные духи конопли и мака таким способом себя рекламируют и распространяют? Кто знает… А самим афганцам это, конечно же не очень доставляет. Лет через 10 после дембеля старшины Кузьменко мне довелось лежать в больнице рядом с афганцем по имени Ширали. Ему все эти презентации вылезли не то что боком, а гораздо хуже. В советские времена его загребли в «царандой», местную правительственную армию. А когда «шурави» ушли, то пришлось бежать и Ширали. Не знаю, что он там на самом деле натворил, может и не в «царандое» был, а в ХАТе, местной контрразведке. Убежал он в Ашхабад, там осел и женился, потом в Киев приехал, работал на троещинском рынке. Пока вдруг его ревнивой жене что-то ударило в голову. Горячая туркменка чем-то подпоила мужа и воспользовавшись его бессознательным состоянием взяла и отрезала ему половину члена. После чего добрая женщина вызвала «Скорую» и убежала. Ширали очень переживал по этом поводу и думал даже наложить на себя руки. Кроме того, ему не давал покоя вопрос – почему только половину? Но это совсем другая история.

Станислав Речинский, «ОРД»

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

13 ответов

  1. Да написано очень хорошо, но что я могу Вам посоветовать, нужна обращаться в БНОН и без написание заявление, чтоби не сдали другие работники, я думаю они елементарно проведут закупку и привлечут виновних. Но хочу скзать, что закупку провести, ето не один день потерять, потому что нужно подготовить соотвествуюшие документи, их соглосовать, потому если хотите результат после обращения в БНОН на следующий день или же через неделю, ето просто нереально. Я считаю, что результат после Вашого обращения в БНОН ето около 1 месяца, ето точно. И ещо одно, если уж ето не помогает, то уже после етого в СМИ, а то в один день ВИ в милицию, на следующий день в СМИ, и конечно же нечего не вийдет в работников БНОН. А вообще-то мисль у Вас хорошая виявлять нелегальний збит наркотиков, психотропов, сильнодеуствующих и отравляющих веществ с аптек бес надлежащих документов
    С уважением : —

  2. Когда в первый же день работы в аптечном киоске 28-летнему фармацевту Владимиру Стешенко принесли небольшую коробку с медикаментами, он подумал, что это товар, который не успели доставить утром. Странно было только то, что обязанность курьера на этот раз выполнял сам генеральный директор фирмы — он лично принес товар в киоск. Вручив Владимиру коробку, предупредил: «Это не для всех. Ты сам поймешь, кто за ним будет приходить. И смотри не распространяйся…»

    «Возле аптеки слонялись худые, сутулые парни в капюшонах»

    Весной прошлого года на предприятии, где я работал, начались сокращения, и меня попросили написать заявление, — рассказывает Владимир Стешенко. — Несмотря на то что в Киеве аптек хоть отбавляй, свободных вакансий нигде не было. После двух месяцев настойчивого поиска мне наконец подвернулось место на одном фармацевтическом предприятии. После месячного испытательного срока меня перевели на постоянную работу — в аптечный киоск в подземном переходе станции метро «Святошин».

    К тому времени в киоске уже работал один фармацевт — молодой парень, который пообещал ввести Владимира в курс дела. Утром в аптеку поступил товар. Но не успел Владимир разложить его по полочкам, как в киоск пожаловал сам генеральный директор фирмы и его зять Андрей, который тоже работал на предприятии.

    Они принесли коробку с дополнительным товаром, — вспоминает Владимир. — Шеф достал из нее два прозрачных кулька с таблетками: «Эти спросят как «зеленые». А если захотят «красные», дашь вот такие», — он показал пакетик с бело-красными пилюлями. «Здесь витамин С», — шеф протянул мне связанные резинкой пластинки таблеток, на обратной стороне которых была надпись «Сонат». «Но это же снотворное…» — начал было я. «Тебе сказано продавать, вот и продавай, — отрезал он. — И без лишних вопросов».

    Шеф направился к выходу, вслед за ним побежал зять. К слову, во внешности Андрея меня сразу что-то насторожило — уж больно у него был болезненный вид. Красные, как у кролика, глаза, впалые щеки, трясущиеся руки… Еще мелькнула мысль: может, он наркоман.

    После их ухода еще долго пытался сообразить, почему снотворное, которое следует отпускать по рецепту, я должен продавать под видом витамина С, а димедрол — как витамин D. Распаковав коробку, понял, что на эти медикаменты, ко всему прочему, нет документов. То есть случись любая проверка — нас в лучшем случае оштрафуют, а то и вовсе закроют. Но, когда я рассказал о своих опасениях шефу, тот отмахнулся: «Это мои проблемы. Делай свое дело и не переживай».

    Часам к девяти утра у киоска начали собираться люди. Но они не становились в очередь, а просто крутились рядом, изредка переговариваясь между собой и с опаской поглядывая по сторонам. Открыв окошко, Владимир увидел парней. Худые, сутулые, почти все они были в капюшонах.

    Когда посмотрел на их лица, сразу все понял, — вспоминает Владимир. — Передо мной стояли наркоманы, причем некоторые, очевидно, были уже на последних стадиях. Беззубые, страшные, все в синяках и кровоподтеках, казалось, они вот-вот упадут. Увидев, что я открыл окошко, несколько человек подошли поближе, один просунул голову в окно и прохрипел: «Витамин С». Я открыл ящик и протянул ему витамины. «Что это?!» — спросил наркоман с удивлением. Тогда я вспомнил о коробке, которую принес шеф, и достал сонат. Как только наркоман увидел пластинку этих таблеток, буквально выхватил ее у меня из рук, бросил на прилавок деньги и ушел.

    В тот момент я уже не сомневался, что здесь что-то нечисто. Но не мог понять, зачем сонат нужен наркоманам. Думал, это просто хорошее снотворное. Порывшись в интернете, выяснил, что одна таблетка оказывает сильное снотворное действие, а две-три дают одурманивающий эффект. Много нового узнал и о так называемом витамине D — димедроле, употребление которого в большом количестве вызывает галлюцинации. «Красными» оказались таблетки трамадола (наркотик опийного ряда, который, подобно морфину и героину, вызывает наркозависимость. — Авт.), «зелеными» — паратрамадол. Я понял, что продаю наркотики. Первым моим порывом было тут же уволиться и написать заявление в милицию. Но, поразмыслив, я решил с уходом повременить — сначала собрать побольше информации о своем начальнике и о самой фирме, а уже потом обращаться в правоохранительные органы.

    «Дав мне деньги за таблетки, наркоманы тут же об этом забывали и хотели платить еще раз»

    По словам Владимира, наркотические препараты привозили в киоск каждый день. Делал это либо сам директор, либо его зять. Тут предприниматели соблюдали меры предосторожности — на киоск давали не больше одной коробки в день. Дескать, в случае если аптеку начнут обыскивать сотрудники милиции, небольшое количество наркотиков будет легче спрятать.

    Поначалу я боялся, что в один прекрасный день меня накроет милиция,- говорит Владимир. — А через несколько дней в киоск пришел участковый. Представился, показал удостоверение, после чего спросил: «Так ты, стало быть, на Александра (имя изменено. — Авт.) работаешь?» Когда я кивнул, милиционер протянул мне свою визитку. «Если что — звони, — сказал. — Вдруг наркоманы начнут дебоширить…» Откуда здесь наркоманы (в тот момент возле киоска их собралось не меньше десятка), он даже не спросил. В тот момент мне стало понятно, почему шеф не разделял моих опасений по поводу милиции — у него там все давно было схвачено.

    Облюбовав киоск, местные наркоманы постоянно крутились рядом. За день получить свою дозу приходили не меньше пятидесяти человек.

    Сколько ни пытался их отговаривать, бесполезно, — вздыхает Владимир. — Слова «нет» наркоманы не понимали. В семь часов утра я приходил на работу, а у двери киоска меня уже поджидала очередь. Добыв за ночь деньги, наркоманы ни свет ни заря прибегали за дозой. Пока открывал аптеку, они буквально нависали над головой, противно ноя: «Ну, быстрее, парень, быстрее!» Зрелище было не из приятных. Приходили молодые парни… с палочками — от наркотиков у них отказывали ноги. Бывало и так, что, дав мне деньги, наркоман уже через секунду забывал о том, что рассчитался, и платил опять. Особенно жутко становилось при виде девушек-наркоманок. Беззубые, со слипшимися волосами, все в синяках…

    Несмотря на то что товара привозили не так уж и много, у Владимира была неплохая выручка. На одних только наркотиках выходило до десяти тысяч гривен в день.

    Со временем я сменил тактику и начал отговаривать своих посетителей, — продолжает Владимир. — «Зачем тебе это? Неужели не понимаешь, что это твоя смерть?» — говорил я, а наркоман, опустив глаза, молчал. Выслушав мою мораль, он тихо спрашивал: «Ну так ты дашь мне «красные», или как?» Запомнить всех наркоманов в лицо я не мог — их было слишком много. Оставались в памяти только те, которые приходили по нескольку раз в день. Бывало, приходит-приходит, а потом вдруг пропадает. Потом узнаю, что он умер… Они уходили один за другим.

    Помню парня, который, выслушав мои уговоры завязать с наркотиками, расплакался и… попросил у меня помощи. Рассказал что втянулся в это случайно — начал принимать сонат от бессонницы, несколько раз превысил допустимую норму и не смог остановиться. Сам он нормальный человек, живет с молодой женой. Я начал читать специальную литературу по наркологии, нашел для него заменители наркотических препаратов. Мне даже показалось, что парень смог победить зависимость. Но вскоре он пришел и опять попросил злополучный сонат. Правда, сказал, что для брата. А там кто его знает…

    Директор фирмы постоянно проверял своих фармацевтов: не продают ли наркотики по завышенной цене, всех ли наркоманов обслуживают.

    Открывая аптеку, я часто чувствовал на себе чей-то взгляд, — вспоминает Владимир. — Оборачивался и видел, что неподалеку стоит директор — наблюдает. Иногда он подсылал своих людей. Бывало, придет какой-то парень, купит у меня три пачки трамадола, а через пару минут после его ухода в киоске появлялся шеф и начинал допрос с пристрастием: кому, по какой цене и что я продал. Пару раз наведывался и участковый. Но он мог только понаблюдать, как идет торговля, а потом незаметно уходил. Лишь если между наркоманами начиналась потасовка, вмешивался — отзывал самых буйных в сторону, брал с них деньги и отпускал.

    Все пять киосков злополучной фармацевтической компании закрыты

    Работая в киоске, Владимир не терял времени зря. Он выяснил, где находятся другие четыре точки Александра, обнаружил, что и там фармацевты свободно продают наркотики. Когда вся информация о фирме была собрана, позвонил директору и сообщил о своем уходе.

    Он отреагировал достаточно спокойно, — вспоминает мой собеседник. — Даже не спросил причину. Просто сказал: «Хочешь — уходи». Лишь после того, как мы обсудили все формальности (кому передать ключи от киоска и прочее), шеф предупредил: «Только смотри мне, помалкивай. Кому-нибудь расскажешь — мы тебя закопаем. В лучшем случае инвалидом останешься…»

    Когда Владимир пошел в отдел кадров за трудовой книжкой, ему ее не отдали. Сотрудница отдела кадров начала оправдываться, дескать, в то время, когда он устраивался на работу, у них не было бухгалтера и некому было подать документы нового сотрудника в налоговую инспекцию. Поэтому единственное, что они могут сделать, — отдать книжку без записи о том, что он у них работал. Пришлось соглашаться на эти условия.

    Оказывается, все пять лет, которые существует фирма, ее руководство промышляло накробизнесом, — говорит Владимир. — А сотрудники милиции закрывали на это глаза. Когда я, уволившись с фирмы, позвонил в райотдел и сообщил, что в таком-то киоске торгуют наркотиками, милиционеры пообещали разобраться, но даже туда не приехали. Тогда я обратился за помощью на телеканал «1+1» и во всеукраинское «Движение противодействия наркотикам» («ФАКТЫ» писали об этой организации в апреле прошлого года. В ответ на бездействие правоохранителей ее участники сами изъяли в аптечном киоске трамадол и сожгли его, за что в отношении них возбудили уголовное дело. После публикации «ФАКТОВ» это дело было закрыто. — Авт.).
    Наш юрист помог Володе написать заявление в Святошинское райуправление милиции, — рассказывает лидер «Движения противодействия наркотикам» Роман Трохин. — Как и следовало ожидать, на него никто не отреагировал. Тогда вышел сюжет в вечернем эфире новостей на канале «1+1», где Володя, не показывая своего лица, рассказал обо всем.
    На следующий день после этого мне позвонил какой-то мужчина: «Доигрался парень. Тебя заказали. Жди, со дня на день тебя завалят», — вспоминает Владимир. — Но я не собирался отступать. И мы сняли еще один сюжет, где я выступил, не скрывая лица. С тех пор не было ни одного звонка.
    От имени нашей организации мы тоже обратились в милицию, — продолжает Роман Трохин. — Это помогло: через несколько дней все аптечные киоски предприятия, на котором работал Володя, вдруг закрылись. Оказалось, сотрудники Святошинского райуправления милиции возбудили уголовное дело в отношении руководителя фармацевтической компании сразу по трем статьям: «Торговля наркотическими средствами», «Превышение служебных полномочий» и «Нарушение правил торговли».

    Правда, где сейчас находится Александр, узнать не удалось. В пресс-службе Святошинского райуправления милиции нам сказали, что эта информация является следственной тайной, а телефон его офиса не отвечает.

    Пока мы помогали Володе, обнаружили еще несколько аптек, в которых свободно торгуют наркотиками, — рассказывает Роман Трохин. — Сейчас выясняем, кому они принадлежат. Так, возмутительную ситуацию в аптеке на улице Львовской нам удалось заснять на камеру. Наш человек под видом наркомана купил пачку трамадола, после чего мы вошли в аптеку с большими камерами и спросили, почему аптекарь продала наркотик без рецепта.

    «Я ничего не продавала!» — испугалась фармацевт. Мы вызвали милицию и сказали, что факт продажи заснят на скрытую камеру. А сотрудники милиции все не ехали. Появившись через час(!), они посмотрели нашу видеозапись, вошли в аптеку и безразлично спросили у фармацевта: «Вы продавали наркотики?» Она отрицательно покачала головой. «Зайдите в аптеку! — горячились мы. — У нее в ящике лежит трамадол!»

    «Понимаете, — вяло начал милиционер. — Для того чтобы войти на территорию частного предприятия, нам нужно разрешение владельца. Сейчас позвоним…» Следующий час они потратили на то, чтобы позвонить хозяину. А потом вышли из аптеки на улицу, чтобы дать фармацевту возможность все спрятать. Когда директор наконец-то дал им разрешение на обыск, милиционеры зашли внутрь, проверили пару ящиков и объявив, что наркотиков в аптеке нет, ушли. Видеозапись, на которой фармацевт продает без рецепта трамадол, они не сочли доказательством. Теперь будем бороться за то, чтобы закрыть и эту точку.

    Пройдясь по местам, где находятся филиалы фирмы, на которой работал Владимир, автор этих строк убедилась, что ни один из пяти киосков не работает. А вот в аптеке неподалеку от станции метро «Святошин» нам продали сонат, даже не попросив рецепт. Девушки, которые стояли перед нами в очереди, без проблем купили себе димедрол…

    Екатерина Копанева, Факты

    считаю и — убежден, что наркотики следует легализировать и наработать официальную схему их продажи тем, кому они нужно!

  3. Да, мне земляк тоже говорил, мол, зачем уезжать, сколько гашиша, промедола… Умер через 12 лет. В 1981 году в Кундузе даже устраивали показательные разборки с теми солдатами, что попались, уезжая в отпуска, с чарзом. До дисбата не дошло, но отпуска лишились, и было обещано, в качестве порицания, сообщить родителям. Какое это убожество офицерской мысли, чтобы грузить и так убитых родителей.

  4. Наркотики, особливо важкі, треба легалізувати. І роздавати безплатно. Але виключно пред’явникам членських квитків ПР і КПУ

  5. Наркоту нужно легализовать и продавать как лекарства предварительно их регистрируя в МОЗ с соответствующими досье об эфективности, безопасности, качества.
    Тогда деньги пойдут в бюджет и будет чем их лечить

  6. Это у них там легкие наркотики пытаются легализовать, а у нас любой(без исключения) продукт норовят в нелегальный оборот загнать. По самые уши, в тень, чтобы производителя можно было нагнуть при любых раскладах. А так статейка прикольная, и стиль легкий, человеческий, без вонючей политики. Автору респект.

  7. стасик чуть ли не в первый раз в жизни сказал правду. я даже вспомнил как после югославии радовался что твари полезли в афган

  8. Прошу прощения, но что-то ни Вас, глубоко уважаемый Станислав, ни комментаторов на полуфилософскую, полунаркоманскую для интеллигенции, кстати, уже устаревшую тему я Вас не понял. Нам сейчас более нечем заняться? Или подождем нормального времени в нормальной стране, когда совершенно невредно и для немногих, займемся этой темой? Так давайте не стесняться быть простыми в хорошем смысле,и вначале, т.е. сейчас, подумаем, как спасать страну, а потом уж кому чем отпраздновать, стопкой самограя или заморской травичкой, или просто словами, “спасибо, Господи”. Станислав, хоть Вы-то не сдавайтесь, погружаясь в эти размазанно-диванные разговоры!!!

  9. я, вообще-то никак не могу понять — почему запрещены наркотики? ведь вреда от всяких их заменителей гораздо больше…

  10. Прикольная статья, совсем не предвыборная, поучительная. Да, видимо через наркотики земля сможет сбросить несколько миллиардов человек. 7 ярдов очень много для планеты Земля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться камушками»

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться...

Недавно сменившееся руководство страны в лице президента Владимира Зеленского и его соратников заявило о том, что украинскому бизнесу, а в…
Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Ирина Долозина -- чемпион по "скруткам". При всех начальниках
НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Последние российские новости впечатляют. Бывший журналист «Новой газеты» Сергей Канев пишет, что под Питером была обнаружена частная тюрьма с крематорием.…
НОВОСТИ