Человек не терпит насилия!

ПАМЯТНИКИ СТАВЯТ МЕРТВЫМ. ЖИВЫЕ ИДУТ НА МАЙДАН

maid god

В своей некороткой профессиональной биографии всегда избегала быть «датским» журналистом (если кто не знает, так в среде газетчиков иронически называли любителей писать к общепризнанным календарным праздникам). Во-первых, потому, что если определенное историческое событие уже объективно оценено и со всех сторон рассмотрено, зачем становится в очередь, чтобы «лично отметиться»? Во-вторых, если свидетелем (участником) события был сам, и оно очень небезразлично тебе, есть опасность излишней эмоциональности, да и, не дай, Бог, невольных, но на мой взгляд нескромных намеков на «причастность». Но в сегодняшнем случае – совершенно иная ситуация.

22 ноября, годовщина начала Помаранчевой революции, требует разговора, и отнюдь не ностальгического. Ни с чем в современной истории Украины пока несравнимое событие общегражданской инициативы, табачниковскими «молитвами» вымаранное из школьных учебников истории – во многом оболгано. Процесс, кстати, продолжается и активизируется: у режима начинаются судороги при воспоминании о Майдане и Народе, и посему режим заинтересован в перенесении акцентов, искажении памяти. Понимаю, сколько платных пиарщиков и с какой грязью оперативно выскочит в том числе и под эти заметки. Противно (в основном, за честных читателей, коим придется столкнуться с этим потоком)? А вот и нет! Безразлично. Потому что ничего не изменится: при оккупационном режиме можно вырвать страницы из учебника истории, но повернуть вспять и переписать историю – ни у кого не получится. Ну, и более важное, говорить о событиях, стартовавших семь лет назад 22 ноября необходимо, чтобы попытаться проанализировать тогдашний феномен, вынести из него уроки.

Вообще-то завтрашний день – официальный, никем неотмененный праздник, День Свободы. И опять-таки, чтобы не быть «датскими», как надлежит относиться к официальным праздникам? Правильно, в меру собственного желания, а не обязаловки «октябрьской-демонстрации-трудящихся». Но только, знаете ли, вот эти сладостные, с претензией на объективность, монологи прохожих, опубликованные «Сегодня» («налью и подниму рюмочку за День Свободы»; «наверное дома после работы накроем стол»), были бы уместны как вариант, если бы речь действительно шла о празднике. А у нас – День Свободы, и, в частности, в этом году, приходится не праздновать, а отбивать. Суд с подачи КГГА запретил гражданам собраться на Майдане, и уж заодно – практически на всех центральных площадях и улицах столицы. Инициаторы празднования годовщины, в том числе общественная организация Коалиция участников Помаранчевой революции, подали на апелляцию, полемизируют с судебным решением в Сети: никто не имеет права запретить гражданину в 18.00 находится, в том числе, на Майдане, и даже по личному желанию иметь в руке государственный флаг (!). Пожалуй, до полемики на эту тему (в Украине – не в Беларуси, не в России) и впрямь нужно дожиться. А мы и не заметили, как… Пока – центральная часть Майдана уже, заранее, отгорожена металлическими щитами. Сообщают, что именно сейчас, и ни днем позже, здесь начнут сооружать грандиозную, ну, то, что Янукович, долго вспоминая, с трудом называет «йолка», и что потом с его подачи прямо таки мистически не желает светиться праздничными огоньками. А милиция щедро анонсирует: ВОЗМОЖНО, граждан, собравшихся на Майдане вопреки запретам, не будут задерживать, а просто составят протокол на тех, кто подавал заявку на проведение мероприятия.

Да что там – преодолевая металлические щиты, отбивать свое право отметить День Свободы! Опять-таки, отойдемте от привязки к датам. Сегодня нам приходится буквально отбивать свое право на повседневную свободу: жить в стране, где при власти нет нелегитимного режима; где не удушают ни гражданские права, ни экономическую возможность выжить. А 22 ноября для того, чтобы сделать очередной шаг в борьбе за насущное – день хороший, подходящий, знаковый. Вот потому и говорю, что «рюмочка за свободу», или милые сердцу воспоминания, или даже какой-то непомпезный, а такой же искренний, как сама Помаранчевая революция, памятный знак – это у нас с вами, уважаемые сограждане, исключительно в будущем. В том будущем, которое заслужим сегодняшними действиями. Сегодня же (не Майдану, а обществу) нужен, если угодно, памятник Майдану, но из плоти и крови.

22 ноября мне непременно позвонят многие прекрасные люди (с некоторыми из них и говорим-то раз в год, именно в этот день). Большинство из них – не депутаты, не партийцы, даже не члены «коалиций участников». Но на их (на наших, на наших с вами плечах) и держался феномен Майдана-2004, без преувеличения, остановившего на себе зрачок мира. Не на палаточном городке (пусть извинят меня прекрасные и героические люди из него). Не на тех, кто был на сцене (тоже прошу прощения, но…). Потому что можно организовать протестное мероприятие, и выступят перед желающими послушать авторитетные и пламенные ораторы. Люди послушают, покричат «ганьба!» или «слава», и с чувством исполненного долга погрузятся в повседневные дела. Можно, опять-таки, организовать постоянный палаточный пикет. И остальная страна будет спокойно проходить-проезжать мимо него, возможно, даже в душе соглашаясь с требованиями, выдвигаемыми этим пикетом. А Майдан-2004, это когда воистину живой гражданский организм дышит и пульсирует денно и нощно. Подпитываясь постоянной, неорганизованной сменяемостью: кто-то заезжает на 3-4 часа после работы, потом уходит, но на его место становятся другие, вот именно, неорганизованные, но считающие, что побывать здесь нужно ежедневно. И страна живет и дышит только этим. И знакомой звонит «седьмая вода на киселе» с Ривненщины, которая, «ты подумай, даже в Рухе никогда не была», и просит разрешения переночевать «мы с мужем отгулы взяли, как зачем? Надо ж – хоть на два дня на Майдан». И Майдан – в лучшем смысле, но выходит из под контроля тех, кого можно было бы назвать организаторами: если бы политики «докомпромиссились» признать победу Януковича, или похлопать его по плечу на сцене, заранее назначив премьером, а людям бы сказали, мол, всем спасибо, все свободны, народ бы не ушел. Не согласился. И против такого Майдана ни у кого, ни с пьяных глаз, ни с переляку не поднимется рука применить силовой разгон – это будет воистину война, и это будет слишком заметно. И мир обращает пристальнейшее внимание на событие, потому что не обратить внимания на него невозможно. И, что самое интересное, оказывается, вот такой феноменальный «гражданский организм» может добиться того, за чем вышел: грандиозная фальсификация выборов признана фальсификацией. Только вот что необходимо отметить, организовать ничего подобного действительно невозможно. Ни за миллиарды, ни за триллионы любой самой твердой валюты. Из организованного всегда будут торчать ушки организованности. Вы попробуйте-ка добиться того, чтобы у миллионов людей оранжевые ленточки были изо дня в день завязаны хоть на сумках, хоть на лацкане, и чтобы эти люди, действительно сменяя друг друга, питали собой Майдан. Вы расскажите им сегодня, что их инструктировали и доводили расписание некие «парткомы», или что они получили хоть копейку. Минимум – за такие слова плюнут на галстук сказавшего. И попадут.

Так что же за чудо случилось с нами семь лет назад? Что за феномен сработал? Сразу же отметем желание получить «американские валенки» или воздействие «наколотых апельсинов», мы же, право, при здравом уме. Избирательная осень-2004 была удивительной. Хотя бы тем, что самые обычные, как всегда, погруженные в повседневные дела «беспартийные» граждане очень серьезно отнеслись к опасности фальсификации выборов, и не жалели времени, чтобы заранее, за несколько недель, проверить себя в списках, где, правду сказать, царил инспирированный бардак. А потом – у каждого 22 ноября началось по-своему. Я, к примеру, как журналист аккредитовалась наблюдателем, мотались с коллегами по области (главы участковых комиссий буквально хватали за рукав – останьтесь, я не хочу фальсифицировать, а требуют, может, при вас не посмеют). Наконец – осталась на подсчет голосов на столичной Оболони. Избирательный участок в здании школы, комиссия заседает в вестибюле, окна – до пола, и умничка, председатель комиссии, раздвигает шторы, увидев, что многие жители микрорайона собрались на вечерний моцион именно у этих окон. Кое-кто – с детьми, собаками. И все – с вопросом на лицах. А сказать-то ничего нельзя… Ну, впрочем, я не член комиссии, а наблюдатель, и могу встать у окна, прикрыв спиной свои «противоправные» делишки: в одной руке держу плотно свернутую оранжевую ленточку, а в другой клочок бумаги, на котором пишу динамику подсчета. И люди за окном (какой там пикет, какой там митинг!) взрываются аплодисментами. Серьезный пан лет пятидесяти оставляет спаниеля супруге, бежит в магазин, и начинает угощать соседей шампанским. Потом оборачивает пустую бутылку горлышком вниз, и кричит: «А Януковичу – вот!» Многие в комиссии улыбаются.

Улыбается и таксист, мы едем на Майдан, говорят, там построили сцену, и можно будет отпраздновать победу. Подчеркиваю – для очень многих не победу именно Ющенко, а победу НАД осточертевшим Кучмой и неприемлемым Януковичем. Но тут улыбки заканчиваются. Потому что с уличных экранов Центризбирком доносит цифры, совершенно несопоставимые с тем, как голосовали, например, киевляне. По Майдану проносится ропот. Люди подтягиваются. Первое утро – мутное и мрачное. Вижу – нахохленную спину блестящего (к сожалению, ныне покойного) украинского шоумена Игоря Пелеха, он пьет кофе из пластикового стаканчика. Киваем друг другу, и я говорю, мол, ты же не политикой занимаешься. «А я що, не громадянин?!» — чуть ли не кричит он. В глазах – боль. Это потом, буквально через день, в глазах у всех появится солнечная вера в победу.

Ну, вот, все же ударилась в воспоминания, а на вопрос, что же подняло и удержало нас тогда, не ответила. А вы – знаете точный ответ? Прикинемте. Кучма-2 вызывал неприятие и раздражение. Януковича в качестве преемника с возмущением не воспринимала большая часть страны. Народ привык к свободе слова и демократии, и не пожелал снести наглой фальсификации своего волеизъявления. То есть вот что знаково: семь лет назад страна сделала шаг к гражданскому обществу и невиданному по массовости и беспрерывности протесту только из-за попытки украсть «мой голос». А ведь сейчас – дела обстоят намного хуже. И… Стоп. Утремте виртуальные слезы. Человеку не дано с точностью увидеть, что будет завтра. Можно лишь отметить, тенденция кипения общества – обнадеживающая. Мы не пророки, и не знаем, каким именно феноменом может обернуться для Украины поздняя осень-2011.

Пока что – хоть начерно, пересчитаем положительные уроки Майдана. Граждане, если они выступают массово и непреклонно, могут добиться поистине революционного результата (ну, кто бы мог в 2004-м с налета предположить, что «победу» Януковича оспорит Верховный суд?). Украинская революция (как бы сейчас кто не скрежетал зубами в справедливом гневе на режим) способна нести в себе не погромы, а позитивный заряд, когда обычные прохожие становятся буквально родными друг другу, а карманники, промышляющие на Майдане конфиденциально говорят народной охране: мы «ваших» трогать не будем, а если поймаете крадуна, лучше нам отдайте, мы ему морду начистим, чтоб на нас не думали. Массовый и непреклонный протест заставляет мир протянуть руку помощи стране, а внутри страны – и силовиков «присягнуть» народу, и вообще, многих публичных лиц задуматься. Гражданское общество, сказав «а», непременно должно не забыть про остальной алфавит: то есть создавать организации не для ностальгических воспоминаний, а для строжайшего контроля за деятельностью власти, полученной из рук народа. Чтобы не обрастал президент «любыми друзями» и не курочил демократическую коалицию, возводя в премьеры Януковича. Что? Я и этот пункт ставлю в положительные уроки, а не в «разочарования»? А вы как думали? Научится строить гражданское общество и пользоваться его инструментами можно только на собственной шкуре. И заодно понять, что даже с приходом к власти хоть народного, хоть всенародного главы государства булки с неба сыпаться не начинают, а вот заставить главу, чтобы он поработал, граждане могут и должны.

Сколько мы будем слушать бред о своем «разочаровании»?! Мы разочарованы в том, что не отдали страну на растерзание Януковичу еще в 2004-м? В том, что не позволили нажухать себя с фальсификацией выборов? В том, что общество сделало тогда незабываемый шаг, который ложится в основу положительных последующих, даже если пришлось пережить между «вчера» и «завтра» гаденький шажок назад?

22 ноября 2011-го у нас – не праздник. А дело. Дело, знаете ли, важнее праздника. До встречи, солнечные мои побратимы.

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»

В тему:

Гайда на Майдан!

22 ноября, в 18.00, как и того же числа 2004 года я приду на Майдан Незалежности. А где в этот вечер будет вы?

Вот уже семь лет, как я не была на Майдане. Естественно, иногда я пересекала его следуя из пункта А в пункт Б по своим делам. Но 22-го я обязательно приду туда, чтобы вернуться в лучшие дни истории страны.

Семь лет прошло с момента, когда я опасливо подошла к толпе на площади. Постояла минутку в нерешительности, опасаясь негативной энергии. До сих пор помню, как шагнула к людям: никогда не думала, что людское море может быть таким теплым…

Первыми в тот день из моих знакомых на площадь вышла мама приятельницы: пенсионерка забрала внуков из школы и, с ними за руки, так и пошла… Ее дочь с мужем, и мы — остальные работающие киевляне — начали подтягиваться к вечеру.

Мне всегда смешно слышать фразу: «Мы стояли на Майдане, а они нас предали». Даже если вы провели все 18 дней в этой географической точке, то это мизерная плата за свою собственную свободу. Что мы получили? Четырехлетнюю отсрочку «воцарения» ПреЦедента   УРкаины. Почему мы не добились большего? Потому что защищать свои права необходимо ежедневно. Ни одному взрослому человеку не придет в голову сказать: «Я целых 18 дней чистил зубы, потом бросил и теперь у меня кариес. За что?» Почему же те же взрослые люди ищут виноватых в собственном отказе от социальной гигиены?..

Я приду на Майдан не для того, чтобы праздновать. Праздновать пиррову победу, все равно, что праздновать поражение – любимая украинская мазохистская забава. Я не мазохистка, поэтому выйду на главную площадь страны, чтобы встретить себе подобных.

Вечером 22 ноября я буду на Майдане и надеюсь там встретить вас…

21 tn Элина Слободянюк ,
копирайтер, PR-щик, политтехнолог

Мы просыпаемся, а комары боятся

Они делают нашу жизнь невыносимой и все никак не могут нажраться. И не потому, что их больше, или они сильнее, или умнее нас. Просто мы еще не проснулись окончательно. Майдан был первой попыткой пробуждения. Мы проснулись на 18 дней и уснули снова. Но сейчас сон становится слишком гнусным, чтобы спать дальше. Мы просыпаемся… И от этого уже их жизнь становится невыносимой. Невыносимой от страха. Для Януковича уже вся Украина превратилась в жуткий призрак Майдана. На стадионах освистывают уже не только его лично, но и его изображение и даже просто упоминание его имени. Донбасс проклинает тот день, когда проголосовал за этого тупого уголовника. За год Виктор Федорович успел настолько поднять градус общественной ненависти к себе, что никакие фальсификации на выборах уже не помогут. Но он – тупой, он этого не понимает. И продолжает набивать свое Межигорье дорогими игрушками, а к его сыну Саше в банк, что возле «Зоряного» каждую последнюю пятницу месяца сносят дань министры, губернаторы и прочая сволочь. Но страх… Страх делает их жизнь все невыносимее. Каждый день где-то, но вспыхивает новая искра. Захватывают пенсионные фонды, все новые и новые организации выходят на митинги, каждый праздник для этой власти становится бедствием, потому что каждый праздник приносит страх. День Независимости, День Свободы, скоро каждый день станет нашим праздником и их погибелью. Где-то убили мента-беспредельщика, где-то набили морду гаишнику, дали по морде букетом министру, чуть не разорвали вышедшего к людям нардепа-регионала. Их охрана становится все больше, они боятся нас. И это – хорошо, это правильно. Мы просыпаемся. И со сна вполне можем просто раздавить этих насекомых-паразитов, этих комаров, пользовавшихся нашим сном. Их ведь, на самом деле так мало. И не спасет ни полуголодная милиция, ни голодная армия, никто не спасет.

Зреет гнев. Наливаются силой гроздья этого гнева. Они обещали реформы, но реформы обернулись сбором денег на золотые унитазы. Старый маразматик-премьер вещает о том, что жить стало лучше, жить стало веселее. Но каждый из нас понимает, что старик говорит лишь о кучке паразитов. И что этот “кормчий” глубоко безумен. Они уничтожили суд, не понимая, что это была их последняя надежда умереть от старости. Они уничтожают свободу предпринимательства, не понимая, что разоренный предприниматель куда опаснее наемного работника. А наемный работник без работы уже понимает, кто виноват в этом. Они пытаются укрыться за заборами, но заборы сносят уже сейчас, что же будет завтра? Даже если этот забор в Межигорье, даже если он шести метров в высоту. Это ведь славно. Какую прекрасную ловушку ты для себя построил, глупый овощ.

Первый раз, на Майдане -2004, мы просыпались с улыбкой. Сейчас… Эта улыбка может оказаться страшной. Потому что нельзя насиловать страну безнаказанно. Странно, что об этом забыл президент-уголовник. Мы просыпаемся… И пробуждение совсем не будет похоже на эфир у Шустера. Вопросов уже не будет. Будут только ответы.

Станислав Речинский, «ОРД»

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

54 ответа

  1. Да,у Штефана есть надежда,что природа будет справедлива,а Вы Ксения Всеволодовна безнадежны.Неужели степень порядочности определяется наличием не шее оранжевой тряпки? Объелись Вы наколотыми апельсинами и последующие 5 лет Вас не вылечили.Радуйтесь,беснуйтесь-это Ваш праздник!Только не мешайте другим иметь свою мнение.Это было большой ошибкой-насаждать на юго-востоке Украины украинский язык и своих героев.Если-бы это было сделано по-уму,постепенно,была-бы другая Украина.Но Вы не умеете по уму-в своей хате с краю Вы все гетьманы,трусливые,завистливые и не умеющие договариваться,непримиримые к чужому мнению упрямые бараны.

  2. Майдан провинциала: Счастье, Мудрость и Вера.

    Майдан почався з “України без Кучми” 2001 року.
    Але справжній Майдан почався із повстання студентів в Сумах. Коли ще вся країна спала і усі думали – ну, де ж почнеться?, весною 2004 року кучмісти захотіли об’єднання трьох сумських вузів в один. Під ректора з СДПУ(о). Під майбутні фальсифікації. Під “я начальник – ти дурак”. Під донецьке “лохи – прогнитесь”.
    Але сумські студенти повстали. Здавалося, це було повстання приречених, але нескорених. Уся донецька машина – губернатор Щербань, мер Сум Омельченко і усі силовики Сумщини на той час були донецькими – ляскала: (пряма мова губернатора до студентів): “будем говорить и решать не по-детски”.
    Не вийшло. Студенти розбили наметовий табір в центрі Сум. За студентів вступилися батьки, так, до речі, почалася політична кар’єра епатажного і веселого, мера Сум Геннадія Мінаєва, який став за права свого сина. Потім – уся громада. І понеслось.
    Вперше після “України без Кучми” в “країні байдужих” провінційне місто збирало влітку 2004 року 30-тисячні мітинги. І усім стало ясно, що Система не страшна – коли нас багато.
    Девіз російськомовних сумських КВНівців: “Пока мы едины – мы непобедимы” за допомогою київських і львівських друзів сумських студентів трансформувався в: “Разом нас багато – нас не подолати”. З’явилось гасло, яке об’єднало. Схід і Захід.
    Майдан – це розуміння
    Розуміння того, що 5% небайдужих, коли хочуть і прагнуть, можуть змінити світ.
    В Сумах 17 тисяч студентів. Відстояти свої права вийшло заледве 700. 5% пасіонаріїв, об’єднаних відчуттям, що вони – не бидло. Вони змінили себе. Інших. Громаду. Країну.
    Майдан – це мрія
    Зараз мені соромно. Я не вірив, що ми переможемо. Дуже сильною здавалась Система.
    Але юним були “по барабану” страхи дорослих. Вони жили спротивом. Вони його любили, як справжня молодь любить відчуття війни. Вони, як під час кожної війни, кохали один одного сильніше і по-справжньому, не так як тихі обивателі.
    І вчились любити Небо, що надавало їм сил.
    У більшості російськомовні – вони навчились любити Україну як себе і більше ніж себе. УКРАЇНА і СВОБОДА – ЦЕ МЕТА.
    Яким прекрасним тоді був світ. Майдан – це мрія юних, яка передалась усім.
    Майдан – неминучий
    Студенти йшли протестом на Київ. Влада на їх шляху розклеїла листівки на заборах населених пунктів: “Ідуть фашисти. Геть бандерівську нечисть”. Всі “падонки і наркомани”. Усі провладні ЗМІ гуділи про це ж.
    Був випадок. Виходить у Недригайлові стара бабця, яка пам’ятає війну і Голодомор. Читає листівку. Виносить студентам молочка, яблук і… тицяє старечою рукою їм (“фашистам”) свої пенсійні двадцять гривень. Студенти й не зрозуміли нічого. Бо: всі здають гроші на революцію, якщо революція “не за гроші”.
    Студенти пішли собі. А бабуся їх вслід перехрестила. Як матері хрестять дітей в далеку дорогу. Або на війну. Я, дорослий дядько – плакав. Від сорому й відчуття ЩАСТЯ і СПРАВЕДЛИВОСТІ. Ми з цією бабцею з Недригайлова – єдині. Як вона знала – де правда? Думаю, вона відчула серцем, де саме – фашисти. І де – ПРАВДА.
    Я, посоромлений за невіру, зрозумів, що МИ – ПЕРЕМОЖЕМО.
    Майдан – це порив усіх
    Один філософ говорив, що нормальний підприємець від “галімого бариги” відрізняється лише тим, що нормальний підприємець прибуток вкладає в Українську Революцію.
    Маршрутки сумським студентам безоплатно надали сумські перевізники. Підприємці з ринку скинулись грошима “на перший час”. В Ромнах даїшники тихо пропустили нас, хоч мали наказ – не випускати. Кожен допомагав Майдану, як міг.
    22 листопада із Сум їхали як на війну у сорок першому. Усі на адреналіні – більшість – щойно відстояли ніч на дільницях. Більше доби без сну. Але сну немає. Страшно. І весело.
    Попереду – невідомість. Півсотні студентів у чотирьох маршрутках. З ними лише двоє, кому за тридцять.
    Майдан – це очі
    Їх очі. І досі весь час звіряю свої вчинки із сяйвом їх очей, отих перших студентів, які їхали “в нікуди” 22 листопада. Життя цинічне. Досі вже мабуть став би падлюкою, бо довелося побути чиновником (після Майдану). Але ті очі не дають зганьбитися душі.
    Майдан – це героїчні кияни
    Майдан 22 листопада ввечері вразив більше, ніж якби побачити іншопланетників. Іще їхала на Майдан провінція. А Київ уже – вийшов. Перше враження – шалене піднесення від щирого і непоборного ЩАСТЯ. Скільки окрилених людей я не бачив ніколи в житті.
    І ми – частина цього.
    Майдан – це анархія революції, бардак і міжетнічна співпраця
    У мене був телефон одного з польових командирів Майдану (нині народний депутат). Відстояли першу ніч (чи тільки вечір?). Куди далі? Нас півсотні душ, а вже дзвонять ще сотні із Сум: “Ми їдемо до вас”. Куди?
    Їдьте на завод “Оболонь”, говорить польовий командир. Вас там приймуть.
    На територію нас пустили, але це і все. Там менеджмент і вухом не веде, посилають. Ясно, накладки. А крім нас ще одна група з Чернігова, студенти з Полтави і… душ з п’ятдесят молодих кримських татар. Холодно, і вже майже дві доби ми не спали.
    І ми з татарами вирішили самозахопленням взяти пусте (але тепле) приміщення на території заводу. Нас разом десь із 150 ми захопили цей сухий цех, брали якісь дошки, стелили на цементну підлогу і лягали.
    Охоронці обіцяли нас і постріляти, але їх просто посилали. А через дві години прибігла надзвичайно стурбована зам директора, і виявилося, що все в ажурі. Нам навіть видали сто спальників (ніхто їх не віддав назад, ми з татарами їх поділили, бо такі правила жанру).
    Потім, коли вже всі діти стомлені поснули, прибігла тьотя і сказала, що заводська столова наварила поїсти. Пішов і набрав з кимось жерти – три тази макарон з м’ясом. Вранці з’їли все, хоч і холодне. Ви такого смачного просто не їли.
    Через два дні ми “переїхали” на “Експо-плазу”. Там теж у приміщенні виставки виділили зал і купу матраців. Ми захопили з надлишком. Виявилось – мало. Приїжджали нові й нові студенти.
    А кримські татари у нас викликали щире захоплення. Як і ми у них.
    Майдан – це порядок і бойові загони революції
    Виявилося, що Майдан потребує не лише тих, хто стоїть на майдані, кричить і плаче у захваті. Потрібні ті, хто готовий виконувати накази. Сумські студенти, спаяні дисципліною (ну, майже) студентської революції були консорцією, здатною отримувати тактичні завдання: сьогодні пікетуємо тут, завтра стоїмо блок-постом там.
    Майдан – це бабуся вихователь
    А кругом були кияни. “Заходьте до нас повечеряти і помитися” – ці заклики лунали звідусіль. Це зворушувало. Це порушувало дисципліну.
    Підійшла до нас бабуся і каже: “дітки, поїжте вареничків”. І розкладує по порціях. Я взяв порцію в пластиковій тарілці, а вона: “вибачте, що тільки з картоплею. Були б і з м’ясом, але вже грошей нема. Ось отримаю пенсію, будуть і з м’ясом. І тихо так: їжте, на здоров’я”.
    А в самої в очах сльози. Я здогадався: їй нас жаль. А мені – її. І хтозна кому кого більше.
    І я знаю, що азаровим-тігіпкам бідність цієї бабусі не пробачу ніколи.
    Вдихаєш холодне, туманне, ранкове повітря Києва на повні груди. Стримуєш сльози вдячності і гордості. Як добре, що я частина цього народу. Разом нас багато. Нас – не подолати. Дулю усім їм. Наша щирість сильніша за їх брехню. Після зустрічі з бабусею мене жодне чмо не заставить бути чмом, як вони. Отак от. Бабуся, як вихователь.
    Майдан – це “Олвейси”, кіш і чеченська каса
    Ми були схожі на армію, що виходить з оточення. Але вели себе, як переможці. Ми – нащадки козаків.
    Підійшла група гарно одягнених жінок. І урочисто вручили нам п’ять тисяч гривень і кількасот доларів. Просто так. Від імені якогось (не пам’ятаю) відділення банку. Молоде дівча, що відповідало за спільні кошти, написало скупу розписку: взято куренем сумчан на революцію стільки-то.
    Сумські студенти, вчені на “поняттях”, називали спільні кошти “общаком”, або “чеченською касою”. Найбільше чеченська каса пішла на прокладки. Відчуття про майдан – це відчуття про кашу під ногами, мокрі ноги, і… прокладки. Це єдине, що рятувало. Засунув вранці в кожен ботинок, і до обіду ноги сухі.
    Майдан – це безіменні герої
    Досі героями Майдану помилково вважаються ті – хто стояв на сцені (і Азаров теж), або ще баба Параска.
    Тільки справжніх героїв мало-хто знає. Разом з київськими студентами ми пікетували Міносвіти. Охорона впустила всередину лише журналістів, на якусь прес-конференцію.
    Один з наших, Андрій Котіль, під виглядом журналіста (і разом з ними), проскочив. Як його пустили з його явно бомжуватим виглядом, хтозна. В установах часто кидають двері з ключами з коридору. І хлопець зачинив усю прес-конференцію, і ключ викинув у вікно. Був скандал, виламування дверей. Ми почувалися героями.
    На Залізничному вокзалі 26 листопада, коли приїхало безліч гостей з Донецька, Андрій скинув з себе помаранчеві атрибути, начепив сині. Сумчан по вимові від донецьких не відрізниш. І він пішов десь до них. Приходить, приносить армійський “сухпай”.
    Виявляється – такий видають донецьким хлопцям. Потім пішла ціла група “перевдягнених” наших, приносять ящик такого ж.
    Викликали “5-й канал”. І був сюжет, що шахтарів годують військовим номерним пайком, поцупленим зі складів Міноборони. А ще, ми відправили “трофеї” в Суми. В Сумах, (на мітингу Сумського Майдану) показували трофеї народу і говорили: “Наші хлопці в Києві відбили у кучмістів армійські сухпайки. Слава нашим”.
    І Сумський майдан гудів, і радів маленькій перемозі своїх, у Києві.
    Майдан – це Гавроші революції
    Скандал. Додзвонилася одна мама з Лебедина. Виявляється, у нас одна дівчина з педучилища, а їй немає 18 років. Мене (а ще Ющенка і Кучму) кляли. А я знав? У дівчини горять очі. Вона хоче вмерти за Україну. Втекла, дома нічого не сказала. Стали виясняти. Виявилось: у нас таких ще троє. А скількох ще мама не відпустила, (а хотіли) – хтозна.
    Майдан – це тисячі Жанни Д’Арк
    Одного разу прийшли і запитали дівчат – добровольців. Бажаючих – всі. Через добу вони повернулися, і сказали, що вставляли гвоздички в щити ОМОНу. І були тонкою лінією між нашими і Системою. Вони казали, що було не страшно.
    Насправді наші дівчата були живим щитом. І зараз від цього, навіть через роки, страшно.
    Якось ішли в колоні мимо Кабміну. А на горі дівчата б’ють в бочки, як в тулумбаси. Красиві дівчата. Красиво вибивають. Мороз по шкірі. А над дівчатами хтось махає прапором, як у нас, і з надписом “Суми”.
    Наші. Звідки? Сумська школа барабанщиць. Ми думали, що всі сумчани – з нами. Нас вже було з півтисячі. Враження було наскільки сильним, що потім довго снилося: йде величезна колона внизу, а нагорі б’ють в тулумбаси дівчата, красиві, як життя. А над ними – жовто-синій прапор. І вони кличуть на подвиг. І ясно – що наше діло – праве. І хочеться жити, щоб перемогти. І перемогти, щоб жити.
    Майдан – це самоорганізація
    На “Експо-плазі” було кілька тисяч людей. Кілька аптек виїхало, як пересувні філіали. Ліки роздавали безоплатно. Чергували лікарі. Тиск поміряють. І цукор перевірять. Заводські столові роздавали гречану кашу з тушківкою (ще дешеву, не азарівську).
    Дешево і сердито. І надзвичайна людяність. Я не чув випадку, щоб у когось щось вкрали.
    І Боже збав там пити. Виженуть одразу.
    Майдан – це дисбат
    А як же день народження? І доводилося змішувати дешевий коньяк з кока-колою, і пити тихцем, щоб не помітили.
    Майдан – це стьоб і праця
    Метро. Ранній ранок. Ми сонні й замучені. Уже сьомий день ми в Києві.
    Піднімаємось ескалатором. Спимо на ходу. Кругом – тільки одні наші. Їдемо мовчки. І тут… Зверху ескалатором спускається велика група людей. Побачили нас (в помаранчевих строях) і давай радісно кричати: “Ющенко, Ющенко”. Ми з другом переглянулись, і не змовляючись, один – одному випалили: “Новенькі”.
    І засміялися, наскільки це було очевидно.
    Так і розминулися на ескалаторі дві групи: одна якась хмільно-радісна, а інша похмуро зосереджена. Отак мабуть буває в усі часи, коли зустрічаються ті, хто спішить у бій, і ветерани, які вже знають, що в окопах романтики мало, а є лише робота.
    Майдан – це кохання
    Там було багато зустрічей і щирого кохання. На війні все швидко і по-справжньому. Діти тих, хто знайшов один-одного на Майдані, цього року пішли до школи. Якщо в школі промовчать, їм батьки розкажуть…
    Майдан – це Щастя, Мудрість і Віра.
    Щастя – це відчуття безмежної радості і впевненість, що радість нескінченна.
    Мудрість – це розуміння того, що Щастя – лише мить. І прозріння від того, що ця мить радісна і безкрая. Коли є Віра.
    Віра – це миттєве одкровення, що Щастю – бути.
    Вони нас не спинять на нашій дорозі до Щастя.
    Віктор Бобиренко, для УП

  3. У меня сложилось такое впечатление, что люди поперлись на майдан исключительно с целью подраконить ментов-беркутят, чтобы потом вопить о мифическом произволе, как кипятком ошпаренные. Убери с площади милицию — маданутые сами разбегутся со скуки.

  4. “max”у. Если логичны, говоришь? И кого же больше: мёртвых или живых? Наличие “копанок” вы уважаете потому что “копанки” логичны?

    Тут же Вы приводите нелогичный тэзис: “Там такие же люди и работяги, как и везде, может быть в какой-то мере и по более чем скажем, в других регионах, где нету тяжелой промышленности, шахт и копанок”, который содержит противоречивые абстракции.

    Принципиальный вапрос: донбасцы и галычане одинаковы или отличаютца как два разных народа? Я утверждаю, што донбасские и галычане живут на разных территориях, имеют разные посылки развития своих территорий, выполняют разные производственные действия, говорят на разных языках, придерживаются разных культур, верные разным религиозным конфессиям.

    Донбасские люди смотрят на Януковича, Азарова, Клюева, Ахметова, Пшонку, Могилёва и говорят: ” Я не могу понять “Донбасс = бандиты”, где связь”?
    А в формуле “Донбасс = благородные люди” связь есть?

  5. “Убери с площади милицию — маданутые сами разбегутся со скуки”.
    К кому это Флойд обращаетца? Шо, майданулся на всю голову? Это же тока майданутые хочут убрать с площади милицыю.

  6. К кому это Флойд обращаетца?

    Не к тебе, валенок, точно не к тебе)))

  7. Штефа, не колоти понты для приезжых, это раз. Шоб ты был у курсе, форум — это место общения, а не дипломатических прийомов. Здесь как слышытца — так и пишэтца, хтота желает выразить экспрэссию, а хто=та наоборот. Ты можэш считать, что в моём обучении пропустили не токмо букву “Н”, но и весь алфАвит. Шо касаетца понятия “переносный смысл”, то не путай его с переносной бессмыслицей. Великий Путин, мир Ему, тоже сказал, что он “пахал, как раб на галерах”. Это один переносный смысл. Ежли я говорю: “я пахал”, то это совершенно иной переносный смысл, это значит, што я бороновал землю или собирал урожай, или даже кормил скот. Во всяком случАе в понятии “переносный смысл” главным словом является слово “смысл”, который понятен у меня, и тем более у Великого Путина, да распространитца Его мудрость на всех хохлов.
    А у тебя не переносный смысл, а какято скрытая нипанятка. Возможно от большого ума, шырокого кругозора и высокого образования? Но! Раньше ты писал, што дайош взятки, платиш за крышу бандитам и вобще создайош абсурд и коррупцыю. А теперь ты — пахарь, с твоих слов, а Янукович тогда хто? Может жнец и на дуде игрец?

    Сказать “я пахал” у переносном смысле можно тока в обращении к тем людЯм, которым известна твоя производственная деятельность. Обясни твои производительные действия, Штефа. (В разговорной речи буква “Н” в конце твоей фамилии ”проглатывается”).

  8. Флойд любит сам с собой поговорить. Сам себе говорит ментов с площади нада убирать, сам себя валенком называет.. Он ещо многа хохляцких перлов расскажет.

  9. “работяге”
    Я извиняюсь, а на кого же смотреть людям с восточного региона, в сторону Шкиля, Тягнибока, Бандеры и всяких на них похожих, на первых двух, посмотришь — клоуны. Кроме как в парламенте стычки устраивать, больше ничего не могут. А про копанки, я скажу так, народ туда лезет не от хорошей жизни, примерно для этого же, народ на западной пилит лес, т.е. ворует (копанки — лес), потом потопы люди так же гибнет и всё такое, получается там такие же бандиты?!? А по поводу культур, развития и всё такое, так тут нужно искать компромисс, а не травить друг друга и кидаться в друг друга “образливі” бандиты и с другой стороны бандеровцы. Надо начинать с малого, уважения друг к другу, а всё остальное само собой придет, но это не реально, при любой власти, вне зависимости кто будет у руля Янукович, Тимошенко или кто-то еще. Так что вопрос про бандитов, очень такой, я бы сказал щепетильный и примерить это понятие можно на любую из сторон, я имею ввиду регионов.

  10. “max”у. А нафига тебе на Бандеру смотреть? Бандера на Донбасс никада не лез, то чо вы до него доколупуетесь? Шкиль и Тягнибок — это вообще ваши пацанчики: Шкиль юлькин, а Тягнибок под дудку ПР зажигает.
    Про “копанки” ты говори шо хочеш, я у себя в селе уже 6 копанок вырыл, ещо хотя бы 25 выкопать и помирать можно спокойно. Мои копанки — это прудики на крестьянских огородах. А ваши “копанки” мне по барабану.
    Мне нада земля шоб хлеб растить, а донецким нада землю раскапувать и продавать. И как нам искать компромисс?

  11. Мета Майдану – сказати мільйонам Українців – ми одна родина, ми одна нація. Хай, із протиріччями, успадкованими з минулого, які ми переборемо, бо ми одна нація.

    Чи не так, пані Вікторія?

  12. Работяга, а скажи ка мне, сельский ты наш пользователь интернета, для кого ты пробиваешь, каким бизнесом я занимаюсь? Кстати, у меня бабка в селе живет, так за сельским трудом у нее не то что на интернет времени нету, не всегда есть возможность вечером телевизор включить — с ног валится от усталости. Рад, что у тебя получается совмещать сельский труд с постоянным пребыванием на форуме.
    Кстати, по поводу годовщины майдана — только что смотрел 5-й канал, где какая-то бабушка, под СИЗО, рассказывала о том, что ЕЕ БАБКА говорила, мол, Украину, растянут на кусочки, но придет “маленька жиночка” и все будет хорошо. Меня больше заинтересовало не то, что у нее бабка была такая предсказательница (ведьма что ли?), а то, что интервьюируемая была завернута в украинский флаг… перевернутый вверх ногами! Неуважение к государственному флагу это как, новая фишка майдана? Однако показательно, что сторонников майдана сегодня не собралось и тысячи. Бабло кончилось или стадо наконец-то осознало, какими лохами они были?

  13. “Работяге”
    А чё не нравится, на кой хрен копанки рыть под землю, что-то новенькое, полей по моему вокруг завались, только вот почему-то регионы которые имеют земля, работают за границе, вместо того чтобы здесь поднимать хозяйство, там работаю на дядю, а потом приезжаю и кричат “москалі бандюки”, это нормально, или “Подайте на строительство дамб, а то нас смывает”, так с таким отношением, Бог подаст. Ну а по поводу, хлеба — молодец, только одним хлебом сыт не будешь, поэтому каждый должен заниматься своим делом. А про Бандеру я вообще молчу, он мне до ж…ы, я бы сказал и по жестче, не хочется ругаться, пусть на него молятся те кто ему памятники устанавливает.

  14. “Пробивать бизнес”? Нафиг мне твой бизнес. Ты заявил шо ты “пахал”, я уточнил нащот твоей “пахоты”, а ты сразу с твоего базара съехал и начал рассказувать за твою бабушку, которая в селе мучаетца. А ты, внучок , не подумал шоб бабуле помочь? Ну, например, тестомес, хлебопечку купить бабуле, курятник замастырить, шоб с канализацыей, автопоилками и электровентилятором. Е легче было бы, однозначно. Был бы у баушки всигда хлеба кусок и яичко. Да и с огородом бабуле помочь надо, шоб она не надрывалась. Тока вижу шо ты за сх не в курсах абсолютно, то так и скажы, шо ты чистый торгаш, типа там купил — там продал, научился документы оформлять, нашол связи и теперь работаеш оформителем левых документов. Вот и боисся, шо не будет откатов и конвертов. Бо прийдётца жить как твоя бабушка. М-да, понимаю как тебе и Януковичу страшно, ежли вам “пахать” не дадут и будете вынуждены спокойно работать, как любой крестьянин.

  15. Не удержусь и тоже попредсказываю. Существует такое понятие, как двухходовки. Когда результат достигается не за одну попытку, а в два этапа. Классический пример: Февральская, и Октябрьская революция. Чует мое сердце, что события 2004 г. были аналогом Февральской революции.

  16. Работяга, открою тебе один секрет: для старого сельского человека современные бытовые приборы — это все-равно, что для тебя панель управления Боингом. А бабке я помогаю деньгами, на которые она себе может купить хлеб в сельском магазине. Так что за нее не переживай. А если в твоем селе хлебопечь нормальное явление — остается только порадоваться за донецких крестьян. Наши, черкасские, увы, жили и живут бедно, даже в селе Водяники (откуда родом кум нашего бывшего Гаранта и лидера майдана). Кстати, ты представляешь, после майдана стали жить еще хуже, несмотря на то, что их односельчанин стал тогда губернатором Черкасской области. Приедь туда — Черкасская область, Звенигородский район, с. Водяники, позови людей на майдан. Выйдешь из травмпункта — поделишься ощущениями. А по поводу бизнеса — каждый вертится, как умеет. Не боись, криминалом не занимаюсь. Тем более, что, как ты знаешь, экономические преступления у нас декриминализировали, так что сейчас для отечественного бизнесмена вообще раздолье наступило.

  17. “мах”у. Ты ж за логику выступал. И где логика у тебя? Начал за Бандеру рассуждать, и сразу же пишешь, шо он тебе до ж… Говорил за компромисс искать и тут же погнал кабана у скворешник.

    Может Уважаемая Виктория Андреева и её единомышленники думают шо это один Калашников и на Майдане вымахуитца и в Интернете круглосуточно подганюет, так я вам господа-товарищи скажу, шо Калашников не один. Донбасс — это совок, компромисс у них один — “Дай”. Вынеси на Майданы водку с колбасой и жители Донбасса станут жителями майданов.

  18. дары приносящему. Видишь ли, в чем дело — февральская революция и октябрьская возглавлялись абсолютно разными лидерами. И движущая сила тоже была совсем другая. А в данном случае, во главе стоят одни и те же лица — с одинаковыми лозунгами. Большевики же в 17-ом предложили абсолютно другую теорию, новую — национализацию. А чем сегодняшние лозунги отличаются от 7-летней давности? Все те же пустые обещания. Ну подымут быдло, ну наймут головорезов, которые, положим, захватят Раду, наклепают ментов, а дальше? А дальше Юля в президентах, Ляшко в премьерах и… опять рассказы о том, что враги не дали улучшить жизнь. Кстати, не смотрел новости из Египта? Рекомендую.

  19. Штефан, у большинства бабушек есть телевизоры и мобильные телефоны, это раз. Во-вторых, посиди и подумай, а нравитца ли бабушке, што ей хлеб привозят из города, ведь это противоречит крестьянской сущности. Бабушка (любая) чувствует себя комфортно если она может накормит-напоить продуктами своего производства. Так шо, Штефан, ты подумай над моим советом.

  20. Работяга, я конечно понимаю, что у нас не Донецкая область, но в наших селах магазины все же есть — из города хлеб возить не нужно. А по поводу помощи — я считаю, что намного эффективнее своей бабке помогу, если раз в месяц завезу ей пару тысяч, как считаешь? А молоко и продукты с огорода ест моя дочка, которая каждые выходные и на все каникулы отправляется в село. Так что и на эту продукцию потребитель находится. Что касается телевизора — так там все в порядке, а вот мобильный бабуля юзать отказывается…

  21. Для …: Вождей в упор не вижу. Соответственно, лидеры другие будут. Египет не показатель, украинцы — не арабы. У нас вероятнее Румынский вариант. Хотя хохлы тоже непредсказуемы. В общем, поживем, посмотрим.

  22. “Вынеси на Майдан водку с колбасой и жители Донбасса станут жителями майданов”. — А оттут з Рабатягай трудна ни сагласитца, бо логика, как гаварица, жилезная. Имина так, де водка и калбаса, там и савок тусуитца, каторава на Дамбассе бальшое каличиство. “Ге-гей! Фарева!” — никак ни праходит. А вот водка с калбасой — нараз угавариваит. От!

  23. 22.11.2011 18:16 Штефан Владимир Черкассы
    Ты уж извини не мог удержаться: “…какая-то бабушка, под СИЗО, рассказывала о том, что ЕЕ БАБКА говорила, мол, Украину, растянут на кусочки, но придет “маленька жиночка” и все будет хорошо…” Тут давяча на форуме некий полковник Недзельский рассказывал про “сладкую парочку”, которая иногда держиться за ручки. Ну типа они так ходят. Так вот, смотри не на каркай: “маленька жиночка” можэ знэнацько прийти с севера, если будем так и дальше себя вести, точнее — никак. Гы-гы. Шутка.

  24. Йумористу. Не понял, что ты имел ввиду. Бабуня, насколько я понял, говорила о том, что “придет Юля и сразу станет хорошо и муй стоять у деда начнет”. Но что символизировал украинский флаг вверх ногами… Увы, загадка. Может, Андреева объяснит? Она во всем видит скрытый смысл, недоступный быдлу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Ирина Долозина -- чемпион по "скруткам". При всех начальниках
НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Последние российские новости впечатляют. Бывший журналист «Новой газеты» Сергей Канев пишет, что под Питером была обнаружена частная тюрьма с крематорием.…
Большая фармацевтическая афера: «фуфло» и ценовой сговор

Большая фармацевтическая афера: «фуфло» и ценовой сговор

  Почему крупные дистрибьюторы лекарств и торговцы «самопальными» медпрепаратами попали в одно уголовное дело. Весной этого года, 25 марта, федеральный суд…
НОВОСТИ