Человек не терпит насилия!

Места встречи изменить можно

 Сегодня это трудно даже представить – но еще лет 20 назад в Киеве не было ни привычных сегодня развлекательных центров, ни многочисленных продуктовых магазинчиков, и даже уличной рекламы. «Как же жили люди в эпоху «до интернет»? — ужасается нынешняя молодежь. Отвечаем: хорошо! До появления современной инфраструктуры (а в конечном итоге, архитектуры, которая потеснила традиционную киевскую) киевляне охотно общались друг с другом.

Крест Крещатика

Во времена Советского Союза столица Украины действительно выглядела совсем иначе. Во-первых, Киев считался чуть не самым зеленым городом мира. Его визитка – Крещатик, — радовал глаз множеством каштанов, чем-то напоминая почти настоящую, однако «окультуренную», рощу. Будущий Майдан Независимости еще не успели перестроить по лекалу московского Манежа. Еще в конце 1960-х – начале 1970-х именно его избрали местом своих встреч тогдашние, сказали бы мы сегодня, «неформалы». В российской столице битники «хиляли по проспекту» Горького — наши с тем же рвением прогуливались Крещатиком, «эпатируя буржуа» и милицию свободным стилем одежды, раскомплексованностью и – хотя нельзя сказать, что все, — украинским языком. В 1970-х местная богема встречалась в кофейне «Мрия» (Именно там состоялся первый в СССР самый настоящий рок-фестиваль!) А когда власть «вражескую музыку» запретила, местом общения стал ресторан «Крещатик». Днем цены в советских ресторанах были значительно ниже, чем вечерние, – так что выпить кофе с коньяком на углу Пассажа и Крещатика мог себе позволить и музыкант, и непризнанный художник, и поэт с актером.

Традиция общаться в недорогих кофейнях, а то и просто в отдельных всем известных ганделыках-«разливайках», которыми славились столичные гастрономы, сохранялась в Киеве до последних лет. Увы, сегодня легендарный «Крещатик» – на реконструкции .

Поколение дворников и сторожей

Киев 1970-х – начала 1980-х – это молодость уже позапрошлого поколения. А нынешние 30- 40-летние успели застать, разве что, остатки прежней роскоши. В водовороте общественных изменений времен перестройки нерушимой скалой «семидесятничества» оставалась, разве что, знаменитая «Кулинария» на Майдане Независимости. Благодаря удобному расположению – неподалеку и стадион «Динамо», и консерватория, да и до УНИАН, УТР и Спилки профсоюзов рукой подать, — это место с горбатыми белыми столиками вдоль окон с не очень чистыми оконными стеклами (есть, как и в большинстве советских гастрономов с «кафетериями», посетителям предлагалось исключительно стоя), — словно магнит притягивало самую пеструю публику.

В павильоне на первом этаже вели меланхоличные разговоры непризнанные философы и никому не известные гении-поэты, перед тем как начать кушать, музыканты пытались пристроить на подоконники футляры со струнными. С «интеллигенцией» мирно сосуществовали пьяницы-отставные спортсмены и рядовые менты. Снаружи «Кулинария» напоминала аквариум с гротескными человеческими рыбами. Спиртное «рыбы» приносили с собой. Многолетнее «место боевой славы» давно занял коммерческий банк.(см.фото)

kulinariaa1

Жизнь — в «Трубу»

Место, куда перебазировалась традиционная публика «Кулинарии», в почти неизменном виде существовало еще до позапрошлого года. Маленькая кофейня-«разливайка» в «Трубе» — то есть, подземном переходе под Майданом Независимости, — помнит несколько поколений киевских интеллектуалов, журналистов, «богемы» и просто пропойц. В конце 1980-х — 1990-х она радостно угощала кофе («двойная половинка» стоила 22 копейки!) и традиционными засохшими бутербродами, а также пивом и «по с о грамм», уже хиппи и панков. Сделав косметическтй ремонт, «раковина» пережила и бурные события 2004-го года. (Кстати, те несколько месяцев стали чуть не единственными, когда алкоголь, которым здесь торговали «на разлив», имел минимальный спрос). Однако не устояла перед потрясениями последних лет. Некоторое время на месте «розливайки» еще работала гламурна «кофейня» — одна из сети современных «кофейных» киевских ресторанчиков. Но в настоящий момент во всем известном закоулке торгуют банальной одеждой. Кстати, кофе в годы, которые предшествовали закрытию киевской легенды, в кофейне значительно ухудшился, став просто пережженой бурдой, словно предупреждая всех о неотвратимом будущем «заведения».

Хиппи, панки и все-все-все

Отдельную историю нужно писать – и видимо, когда-то таки ее напишут! – о местах общения молодежи 1990-х. В то время не было не только современных клубов – но и денег у обнищавших после «перестройки» рядовых киевлян. И все же, молодежь проблемами не проникалась, переняв от прошлых поколений привычку общаться, собираясь около определенных кофеен. «Около» — в данном случае не фигура речи: хиппи, панки, металлисты и другие колоритные лица, в возрасте до 23-х в любое время года обычно «тусовались» именно на улице, у входа в избранное «тусовкой» заведение. Часами потягивали «двойную половинку» кофе или пиво из бутылки, часто единственной на всех.

Настоящими героями более-менее «продвинутой» киевской молодежи того времени стали рок-звезды – а в конечном итоге, и просто рок-музыканты. Но едва ли не таким же великим уважением пользовались «системные» хиппи, которые раз за разом «ходили по трассе» — то есть, путешествовали по СССР автостопом. В 1990-х на «неформальских» тусовках можно было встретить действительно известных музыкантов – украинских и не только (например, самого Егора Летова), пообщаться с некоторыми будущими «звездами» арт- или театральной сцены, литераторами, толкиенистами и «реконструкторами» истории. Впоследствии из когорты «неформалов» вышли известные журналисты и даже топ-менеджеры, музыканты, реставраторы и другие. Ведь, как бы то ни было, едва ли не самыми главными добродетелями в кругу завсегдатаев кофеен образца 1990-х считались знакомство с мировой культурой (хотя бы с музыкой и современными западными литературой и живописью) и умение думать самостоятельно, а не штампами, навязанными официальной идеологией или рекламой. Впрочем, немаленький процент «тусовочных» героев 1990-х, чьим иконом был Джим Моорисон, просто спились, «сторчались» или покончили с собой.

Пароль – «БЖ»

Места «тусовок» поколения «девяностых» изменялись достаточно часто. Несколько лет собирались около знаменитой «Морозки» — кафе «Мороженое», что почти напротив Бесарабки, в начале Крещатика. Увы, сейчас я даже не смогла найти, где именно оно было: перестроенные первые этажи знакомых зданий изобилуют витринами дорогих магазинов. Вместо «Мороженого» (или того, что от него осталось) пришлось сфотографировать таблички о музеях Крещатика и грампластинок – по крайней мере, они напоминают о «докапиталистическом» прошлом. (см. фото)

DSC00717

Во второй половине 1990-х расположенную слишком близко к горсовету «Морозку» потеснила легендарная «БЖ» — кофейня в гастрономе на углу Большой Житомирсьской и Андреевского спуска. Дополнительными прелестями этого места встречи, которому, казалось, изменить было просто нельзя, стала близость к Пейзажной аллее с ее деревянными лестницами. Их в теплое время года оккупировали «тусовочная» молодежь. Еще с «БЖ» можно было даже со стаканчиком кофе в руках легко добраться до полянки возле Исторического музея (с тогда еще незастроенным фундаментом Десятинной церкви), Контрактовой площади, даже к облюбованной музыкантами и не только кофейни «Кобза» на Сагайдачного. В конечном итоге, продефилировать к Замковой горе и Детинке. Ущелье в центре Киева считалось таинственным, мистическим местом, об остатках сооружений в урочище Гончары-Кожемяки рассказывали легенды, мол, это заколдованный «мертвый город», который никогда не возродится из руин. (В полуразрушенных домах годами был «бомжатник»). Сейчас урочище изобилует дорогими частными домами, а из-за запланированной застройки Пейзажной аллеи время от времени собираются протестные митинги. В помещении прежнего гастронома, где пили кофе и общались несколько поколений современных киевлян, работает «кофейный» ресторан.

В тени Сковороды

Из прежних мест, где запросто можно было встретить «живых классиков» отечественной культуры – или просто поболтать с интеллектуалами-киевлянами и другим интересным народом, до последнего времени «держал оборону» разве что знаменитый гастроном на углу Пушкинской и Прорезной. Его особо любили актеры Молодого театра и «сучукрписы» (современные украинские писатели). Жаль: «на реконструкции» и он. Впрочем, с наступлением нового «века на дворе» молодежь и богема и сами предпочитают встречаться в клубах. Теперь пишут свою историю – о том, например, как любили в Киеве книжный магазин-кофейню «Бабуин», что на ул. Хмельницкого. Она уже тоже закрылась – как и большинство наших приличных и недорогих арт-клубов.

О прошлом теплом, живом общения глаза-в-глаза в Киеве летом напоминают, разве что, стихийные собрания около памятника Григорию Саввичу Сковороде на Контрактовой площади. Там до сих пор даже поют рок под гитары. Но скоро площадь собираются реконструировать – а памятник, якобы, перенести. Что тогда останется от привычного, «человечного» Киева?..Где киевлянам увидеть киевлян?..

Алла ЧЕРДЫНЦЕВА, для “ОРД”

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

16 ответов

  1. А самое главное — “Петушок”, где, по утверждениям очевидцев, погибло много олимпийских надежд. И уж давно никто не вспоминает чудное летнее кафе “Левада”. Расположено оно было прямо через дорогу от нашего дома, и бабушка моя всегда раздражалась, заметив, что я с балкона с интересом наблюдаю, за жизнь, кипевшей там. Все вспомнили где оно было?

  2. А почему ж никто не вспомнил заведение”гаряче молоко”, тоже напротив бессарабки, где в глубине можно было со спиртным расположиться? А пивбар ”Струмок”?

  3. Да, автор темы не освоила — “двойная половинка” — 28 коп. (не 22!)- магическое число того времени.
    “на углу Большой Житомирсьской и Андреевского спуска” — эти улицы не пересекаются. На углу Большой Житомирсьской и Владимирской был гастроном, а “БЖ” — кофейня рядом с гастрономом на Большой Житомирсьской. Точнее, кофейни было две — одна из них в подвале, и там был настоящий действующий музыкальный автомат!
    На углу Пушкинской и Прорезной был гастроном с кафетерием, куда ходили не столько «сучукрписы», сколько работники телевцентра (выход на улицу новопушкинскую). Через дорогу от гастронома была довольно уютная кофейня в магазине “Детское питание”. Магазин украшал очень характерный для позднего совка керамический барельеф. Жаль, что у нового хозяина помещения не хватило ума его сохранить…

  4. Из сообщения КГБ:
    “Используя свое положение кинооператора и кинорежиссера, ТКАЧЕНКО осуществляет съемки фильмов, сюжетная и изобразительная основа которых рассчитана на возбуждение у политически незрелых лиц чувства так называемого « национального самосознания».

    Так, в декабре 1971 г. он заснял выполненное художником ПЛАКСИЕМ Б.И. на стенах кафе «Хрещатый яр» панно, состоящее из композиции портретов так называемых «шестидесятников»: ЧЕРНОВОЛА, СТУСА, ХОЛОДНОГО, ЗАЛИВАХИ и других. В последующий период, когда панно было переделано, Ткаченко из отснятых раннее кадров смонтировал цветной хроникальный фильм, предназначался он (для?) показа в узком кругу националистически настроенных связей.

    http://www.ktm.ukma.kiev.ua/show_content.php?id=1123

  5. Офелии:
    может быть неуловимый ресторан “Крещатик” это кафе “Хрещатый яр” на Свердлова?

  6. Кажется, автор говорит о ресторане “Столичный” ))) А рядом был “Чайник” в стекляшке.
    А кто успел полазить по Замку Ричарда, когда он был простым жилым домом? Через сквозной подъезд можно было выйти на террасу, с которой виден весь левый берег.
    Да, и знаете ли вы, что 2 места пересечения фундаментов Десятинной церкви — это энергетические точки. Именно сюда ехали “контактеры” из Московского уфологического центра “на подзарядку” ))) Всем рекомендовано там гулять даже сейчас для улучшения энергетики души и тела))) Детинец — самое что ни есть святое место в Киеве

  7. Автор меня озадачила. Поднапрягла уже всех знакомых и никто не может вспомнить ресторана “Крещатик”. Достала книгу о Киеве за 76 год, там в списке ресторанов его нет. Артисты филармонии шарились по другим местам. Сначала это кафешка шашлычница на Владимирской горке до середины 70-х. Где-то в 76-77 там все снесли и начали будувать музей Ленина. Как мы тогда плевались, испоганить такую горку. Рестораны посещали в отеле Днепр и “Динамо”возле стадиона. Еще снесенный уже ресторан Столичный, внизу была кафешка хорошая, еще была кафешка в пристройке между Столичным и кулинарией. В саму кулинарию ходили редко, там в основном бульоном обедали с пирожками госслужащие. А вот любимым местом было кафе “Струмок” напротив кулинарки по другую сторону Крещатика. А еще в союзе письменников был знаменитый “Эней” -отличная точка. Кафешку в трубе тоже иногда посещали, тогда там был действительно исключительный кофе.
    Блин, мозг вынесло, где же тот долбанный ресторан “Крещатик” находился? В Пассаже его точно не было.

  8. Ага, есть еще там киевляне в четвертом поколении! Поклон издалека и спасибо за реплики и за живучесть.
    Кстати, “объедками” называли не только гастрик на углу Владимирской: свои “объедки” были и на Январского восстания, на углу возле парка и напротив дома генерал-губернатора…
    Вспомнить и стадион “Динама” — через забор и тама, его зимний каток, Суперкубок по футболу 1975-го, табачные киоски на углу Прорезной, магазин “Ряжанка”, бочки на улицах с сухим вином летом, на подобии квасных, настоящие джинсы, которые обрабатывались стиркой и кирпичом, потом — очереди евреев на бульваре Шевченко возле ОВИРа, студенческое кафе у универа -“Яблонька”, которое посещал и зашуганый ассистент Литвин… А киевские троллейбусы, которые били током в дождь и их деревянные решетки на полу, ломающие модницам шпильки? А смена за одну ночь “Косиора без кепки” на “Косиора в кепке”, чтобы голуби на лысину не гадили? Кто помнит “перекличку” памятников, “видящих” друг друга на Владимирской? Тарас Шевченко, держа пальто за спиной: “Где б его продать?” Богдан Хмельницкий, указывая булавой: “На Подоле!”. А киевские шутливые названия: ВЫПЕРДОС — выставка передового досвиду и ДЕРЖПЕРЕЛЯК — Госстрах? А киевский говор? Обращение к женщине — “дама”.
    А сейчас? Помню последние годы пребывания в этом городе-“еврохате” доставляло большое удовольствие рассказать спрашивающему как куда-то пройти или проехать.
    Вы посмотрите: сейчас сложно на киевских улицах найти человека, который знает город, знает название улицы которую пересекает; что за поворотом он вообще не знает и не интересуется. А эти киевские дикторы, которые даже в историческом названии киевского района затрудняются сделать верное ударение…
    Кто расскажет современным киевлянам о существовавшей в их годы и в их время в городе НХЛ (не канадский филиал, а “ночная хоккейная лига”)? Где писатели, впитавшие киевские байки с молоком матери и рассказами дедов? Может и есть, конечно, только кому писать? Вот и скармливает девушка Алла свои опусы себе подобным, еще и продвинутой киевлянкой небось где-то там числится в своей тусне.
    Печень, говорите, у меня шалит? Не дождетесь. Скорее все эти “приезжие киевляне” зубы до пеньков сточат силясь понять непостижимый для них город.

  9. Спасибо, Алла! Некоторые неточности не в счет. Жил вначале 70-х на Чоколовке, а затем на Сырце. Запомнился кофе в подземке, работая на ПО Артема, в обеденный перерыв ездил за ним в подземку. Приятно вспомнить коренных степенных киевлян и запах из открытых окон еврейских квартир на Подоле. Была “лимита”, но она подстраивалась под коренных, не “барзела” — училась жить. Иногда были небольшие беззлобные драки на танцах в Пушкинском парке, но отделении милиции мирились. Любил очень утренний вымытый Киев. Пришлось уехать — скучал. Сейчас, приезжая в мой родной город, становится противно. Где Вы, киевляне? Зачем позволили дикому жлобью испоганить этот красивый город? Теперь радуюсь, что живу в небольшом облцентре, подальше от засилья “патриотически свидомой” мерзости.

  10. “Ущелье в центре Киева считалось таинственным, мистическим местом, об остатках сооружений в урочище Гончары-Кожемяки рассказывали легенды, мол, это заколдованный «мертвый город», который никогда не возродится из руин.”

    Кто рассказывал такой бред? )))) это действующий овраг, поэтому и “мертвый”, об этом все киевляне знают, у меня на Гончарке бабушка жила. И будут мертвыми все эти особняки, поскольку при строительстве лимитчики засыпали старинные деревянные дренажи, отводящие воду с Житомирской в овраг, теперь вода в подвалах стоит.

  11. “легендарная «БЖ» — кофейня в гастрономе на углу Большой Житомирсьской и Андреевского спуска.”
    Легендарные “объедки”- так гастроном назывался на углу БЖ и Владимирской. Согласна с “издалека”, и нафиг, уважаемая Алла ЧЕРДЫНЦЕВА, писать о том, чего вы, похоже, в глаза не видели, тем что ли мало?
    А лимите типа “близко” пламенный привет от коренных киевлян, научитесь ли уж чему-нибудь когда-нибудь? Ваши проблемы очевидны.

  12. Чашка кофе — 14 копеек, двойной кофе — 28 копеек, соответственно двойная половинка — 28 коп.

  13. Хороший очерк. Алла. Пишите еще. И не обращайте внимания на придурков типа “издалека”. У него проблемы с печенью, поэтому он свой гневливый характер отточил на семье, тепер выливает на всех, кого можно.

  14. Хорошая тема для разговора. Только бы автор писала о том, что знает, а не осваивала тему, как киевлянка в первом поколении. Какие хиппи в 90-е, девушка? Киев, конечно, далеко от Парижа, но не настолько, чтобы мода докатывалась через 20 лет.
    Поэтому, “в связи с полным незнанием темы” киевских уголков молодежи (киевской!) в 70-х, пожелание автору писать на знакомые темы — видимо о том, что можно почерпнуть из интернета.
    А касаемо киевских дел, то вполне доступно копнуть глубже и начать описывать Киев киевлян еще с рассказов Виктора Платоновича Некрасова, которого, кстати, все эти киевляне в первом поколении, выдавили из Киева…
    А спросить автора о послевоенном коктейль-холле на углу улиц Владимирской и Прорезной или Хрещатом Яре внизу Прорезной? Может быть заведение под молодежным названием Ливерпуль известно?
    Хотя, о чем это я? Время беспамятных рождает и своих авторов. Читали медицинские исследования, что у детей, родившихся после Чернобыльской катастрофы отсутствует способность прослеживать причинно-следственные связи и снижена возможность запоминания фактов из прошлого? А ведь эти дети вывели уже своих детей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться камушками»

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться...

Недавно сменившееся руководство страны в лице президента Владимира Зеленского и его соратников заявило о том, что украинскому бизнесу, а в…
Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Ирина Долозина -- чемпион по "скруткам". При всех начальниках
НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Последние российские новости впечатляют. Бывший журналист «Новой газеты» Сергей Канев пишет, что под Питером была обнаружена частная тюрьма с крематорием.…
НОВОСТИ