Человек не терпит насилия!

Великий и ужасный рынок «7 километр»

 



Про находящийся под Одессой рынок, именуемый в народе «седьмой километр» ходит масса разнообразных слухов.
Неудивительно, ведь про него практически нет официальной информации.



Если вы попытаетесь найти что-либо в интернете, это будут лишь ссылки на вспыхнувшие несколько лет назад споры между городом и рынком, в духе, «вы нам должны дань за 10 лет».
У дирекции рынка есть простенький сайт, но он, конечно, не передает всего того колорита, присущего рынку.
Чтобы передать его, я начну с перечисления фактов и только фактов.
1) Рынок занимает площадь 2 квадратных километра. Плюс, прилегающие к рынку складские площадки — еще примерно столько же.
2) Название произошло от расположения – на 7 км. трассы Одесса – Овидиополь.
3) Рынок «зародился» в 1988 году, основного расцвета достиг в 90-х, и с тех пор почти не развился в инфраструктурном плане.
Если есть ностальгия по 90-м – приезжайте.
4) Рынок есть хаотичное соединение 6-ти секторов:
Это 3-и контейнерных площадки
Один участок – «ряды». Так и говорят – «вы штаны еще и померить хотите – идите на ряды». Здесь примерно на 10-20 %% дороже цены и чуть комфортнее условия покупки
Еще один площадка – «мылка» — здесь основной товар – предметы гигиены и бытовой химии.
И последний сектор – «батискафы».
Кроме «мылки» – на всех остальных площадках практически нет разделения по профилю продаваемого товара. Все продается вперемешку со всем.
5) В силу этого однообразия на рынке невозможно ориентироваться новичку и не только.
За жизнь я побывал на рынке около 200 раз, но до сих пор без подсказок не могу вернуться назад на стоянку.
6) Основная мера пространства на «семерке» (как еще называют рынок) – это контейнер. Контейнер здесь и магазин, и офис и склад. Одно из удобств – можно легко закрыть, перенести и пр.
Стоимость продажи аренды контейнеров в докризисный период поражала воображение:
Торговый контейнер: 20 – 100 тыс. долл.
Аренда его же: 1000 – 3000 долларов в месяц.
Аренда складского контейнера: 200 – 400 долларов в месяц.
В период кризиса цены сильно упали. Вроде бы уже существуют цена аренды, по которой просто покрывается стоимость взноса администрации рынка (в районе 300 долларов).
7) На рынке довольно сильны несколько национальных диаспор, а именно – пакистанская, вьетнамская и, конечно же – китайская.
Про китайскую диаспору, впрочем, можно говорить, и в масштабах самой Одессы. Вьетнамская диаспора «держит» всю торговлю валютой, а именно – гривной и долларом. Евро пока на рынке не является валютой. В шутку вьетнамских девушек (парни, почему то не торгуют валютой) называют «нинзи».
Пакистанская диаспора, выражаясь продвинутой терминологией, имеет сильные позиции в торговле малой электроникой – батарейками, фонариками и пр. Многие пакистанцы имеют статус беженцев из огнеопасных районов.
По слухам у них существует негласный договор, что они молчат о своих правах беженцев, в обмен на налоговые льготы.
Китайцы торгуют почти всем.
8) На рынке практически нет карманных краж, несмотря на кажущееся для этого раздолье. Не сомневаюсь, что такой вопрос решен централизованно.
9) Предприниматели и работники 7 км. Образуют практически закрытую субкультуру, которую не понять человеку со стороны.
Её основные элементы:
1) Тяжелые, откровенно говоря, затрапезные условия труда. Это делает продавцов (реализаторов, по рыночному), хозяев и грузчиков практически неотличимыми внешне. Статус человека можно узнать, только по его машине.
2) Постоянный острый финансовый риск (все только за нал, в обиходе очень крупные суммы).
3) Основная цель жизни – нажива. Культурная жизнь сжимается только до материальных ценностей. Это можно назвать первобытным таким консьюмеризмом.
4) Довольно развит алкоголизм, особенно в зимний период. Работа ведь на открытом воздухе. Но практически отсутствует наркомания. Согреться или забыться под конец рабочего дня – это нормально. Но вот работать «под кайфом» — практически нереально, слишком большая нагрузка. Здесь нужно с молниеносной быстротой считать и держать кучу цифр в голове.
Такая замкнутость порождает отрезанность от внешнего мира. Люди с «7 км» редко переходят в другие отрасли жизни. И редко приходят сюда снаружи. Кадровый голод, как правило, пополняется членами семей работников.
10) На 7 км. есть только два железобетонных праздника – это 1 января и пасха. Все остальные праздники, как известно – интенсифицируют торговлю, так что нет смысла отдыхать.
Еженедельный выходной как ни странно – пятница. На других рынках – это, как правило, понедельник.
Исторически сложилось, что понедельник и четверг на «семерке» здесь – оптовые дни.
11) Коммуникация с клиентами – максимально упрощенная, почти дремучая. Здесь почти ничего не изменилось с 90-х.
Вся продажа только за нал – гривну или доллар.
Есть три цены – оптовая, розничная и какая-то еще для особых случаев. Никаких тебе прайсов по и-мейлу.
Связь – по мобильному.
Если вы подойдете к контейнеру, спросите цену, а вам не ответят – не удивляйтесь, просто люди заняты.
Если нет 1-2 грн. сдачи, продавец просто пожмет плечами. Здесь это не деньги.
12) Примитивные условия торговли как бы компенсируются низкой ценой.
13) Общественное питание – на уровне прошлого века. Покупатели на 7 км. никогда не едят, отчасти – потому что брезгуют.
14) Рынок практически не развивается в инфраструктурном смысле, поэтому обрастает другими торговыми комплексами – Метро, Эпицентр и будет прирастать другими.
В районе 7 км. перед кризисом интенсивно дорожала земля – до 50 000 за сотку (обычная цена за чертой Одессы не дороже 5 000 – 10 000 за сотку).
Первая же попытка создать прямую альтернативу (рынок «Новое Мисто») обернулась неудачей. По мнению арендаторов в нем были сделаны нелепые, просто детские ошибки концептологов. Не учтены элементарные нужды потенциальных рыночных торговцев, что предопределило его непопулярность.
15) Раньше, на 7 км. хотя бы раз торговал примерно каждый третий житель Одессы.
На данный момент на нем трудится 60 – 80 тыс. человек.
16) 7 км. периодически трясет налоговая, таможеннкии и пр. любители совершенствовать розничную торговлю. В 90-е ходили жуткие слухи об избиении налоговиков, о том, что их закрывали на сутки в контейнерах.
Еще один жуткий слух – после конфискации товара некоторые предприниматели покончили с собой прямо на территории рынка.
17) Территорию рынка убирают глухонемые люди. Возможно, поэтому в Одессе существует выражение – «работают, как глухонемые».
18) Ранее на территории 7 км. устраивались дискотеки. Динамики громкоговорителей включались погромче, реализаторы танцевали прямо между контейнерами.
А теперь, хотелось бы разрушить несколько мифов о 7 км., смешных, и не очень.
1) Главная устойчивая лабуда, — якобы Юлия Тимошенко однажды возопила, что сравняет рынок с землей. Наш премьер, безусловно, эксцентричен, но даже она не способна на подобный абсурд.
Равнять, в общем-то, нечего. Здесь практически нет фундаментальных построек. Контейнера в 2-3 этажа образует это ветхое, но очень фундаментальное образование.
2) Миф об товарообороте рынка, якобы он составляет 1 млн.долларов в день. Этого, думаю, никто посчитать не возьмется. Возможно – гораздо больше.
3) Относительно владельца рынка «Седьмой километр» также ходили и ходят разнообразные слухи. Это «были» и Карабас, и Боделан, и Гурвиц и многие другие.
Конечно, у такого места не может быть одного владельца. Но первое лицо здесь – Виктор Добрянский, председатель колхоза «Авангард», на территории которого и сформировался рынок.
4) Якобы, здесь самый правильный курс доллара.
Это не так, вьетнамские «нинзи» иногда тоже ошибаются. Их, как брокеров в Нью-Йорке периодически штормит, и они, то завышают, то занижают курс. Их ошибки компенсируются значительным стаб-фондом. В целом, эта миролюбивая мафия вполне успешна. И приветствует каждого входящего писклявым вопросом «Поменя?» (раньше он был еще короче и смешнее – «Меня?»).
5. «7 км» – очаг преступности, беззаконности и беспредела. Это совершенно не так. Конечно, на «7 км» некомфортно, грубо и местами убого. Но там все подчинено своим, чаще неписанным законам.
На «7 км», например, никогда и не под каким видом не «работали» цыгане.
Итого, рынок – это застывший слепок 90-х., который не желает сдаваться и трансофрмироваться.
Один из самых закоренелых мифов – что он так будет существовать всегда.
Главные носители мифологии, безусловно, это сами предприниматели и работники «7 км».
Но первый же, действительно масштабный проект, вроде IKEA, может внести радикальные изменения.
Впрочем, летальный исход «7 км» пророчат уже лет 10-ть.

Антон Терехов, “Ревизор”

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

АгроГазТрейдинг и семья Зеленского

АгроГазТрейдинг и семья Зеленского

Много пишут что Мельник это человек Татарова, Ермака… Нет. Это человек Квартала95, замкнут соответственно на Шефира. Многие наверно слышали про…

В УСБУ Херсонщины выявлен шпион

Внутренняя безопасность СБУ задержала сотрудника УСБУ в Херсонской области, которые передавал информацию российским спецслужбам. Об этом сообщает «Преступности.НЕТ» со ссылкой на…

Послевкусие пустоты

Форум в Батуми закончился скандалом. Скандалом вполне  прогнозируемым  и тем более, болезненным.    После официальной церемонии в Батуми президент Грузии…
НОВОСТИ