Человек не терпит насилия!

Ударники смерти – 3

 


 


 


Все больше подробностей появляется о деятельности «евпаторийского маньяка». И подробности эти не обнадеживают. Похоже, что на этот раз украинским правоохранителям пришлось столкнуться с классическим образцом «неорганизованного серийного убийцы» с сексуальной мотивацией. Не обнадеживает это потому, что поиск подобных «серийников» чрезвычайно труден, а украинское МВД не имеет специального подразделения, занимающегося «серийниками», изучающего их систематически, а не от резонансного преступления к преступлению. Никто не анализирует все необычные «мокрухи», с нанесением на карту страны, никто не делает комплексного анализа по времени, сезону, способам убийства, особенностям места преступления и прочего. Никто не занимается исследованием огромного массива «пропавших беззвестно», среди которых «прячутся» и жертвы серийников. Увы, у нас «серийников» ловит только розыск. Ловит хаотично и без какой-либо методики. Поквартирный обход, перетряхивание пациентов психбольниц и прочие очевидные, но не всегда эффективные вещи. Но перейдем к подробностям. «Комсомольская правда в Украине» напечатала материал своего крымского корреспондента о «евпаторийском маньяке». Цитируем:


 


 


«Евпаторийский маньяк трогает белье своих жертв


В курортном городе убиты три молодых женщины, одной чудом удалось спасти


Наталья ДРЕМОВА (“КП” — Симферополь”) — 31.07.2007


Криков никто не слышал


Первую жертву, 18-летнюю местную жительницу, нашли 24 мая на одной из городских улиц. Ее тело было буквально истыкано ножом. Но погибла она не от ран — ее задушили.


Правоохранители отработали на возможную причастность к случившемуся знакомых девушки. Кто мог тогда знать, что убийца — чужой человек, причем совершил он свое черное дело просто потому, что жертва оказалась поздно ночью в безлюдном месте? Если кто-то из живущих на этой улице и слышал крики, то выйти не решился.


Утром 19 июля убили 24-летнюю евпаторийку. Почерк был сходен с первым преступлением: опять множество ножевых ударов в спину, живот и грудь, удушение. Время смерти — от 2 до 4 утра.


В минувшее воскресенье маньяк «отметился» в поселке Заозерное под Евпаторией, большей частью состоящем из здравниц. На сей раз его жертвой стала 26-летняя отдыхающая.


— А буквально через час здесь же, в Заозерном, у озера Мойнаки обнаружили с ножевыми ранениями 32-летнюю женщину, также не местную, — сообщил «Комсомолке» начальник пресс-центра ГУ МВД Украины в Крыму Александр Домбровский. — К счастью, она осталась жива, ее оперативно доставили в больницу, где сделали операцию. Надеемся, с ней все будет в порядке. Три предыдущих убийства очень похожи, потому есть веские основания предполагать, что это дело рук одного человека. Четвертое нападение пока привязывается к ним из-за близости к месту последнего случая и характера ножевых ранений.


Ненавистник женщин?


Все четыре погибшие были незамужними, симпатичными и не боявшимися гулять ночью барышнями — на этом, пожалуй, сходство и заканчивается. Возможно, для маньяка не так важны были внешность  и возраст, не исключено, что он ненавидит женщин вообще.


— Никаких следов сексуального насилия, — продолжает Александр Домбровский. — Но, судя по состоянию одежды, мужчина зачем-то трогал нижнее белье. Есть основания предполагать, что он нездоров психически. Возможно, пережил личную трагедию, например, расставание с женой, из-за чего обозлился на весь прекрасный пол.


Сейчас евпаторийские участковые совершают дворовые обходы, общаясь с людьми. Мы думаем, что преступник — местный житель. Скорее всего, он и раньше проявлял агрессию по отношению к женщинам, в таком случае соседи не могли этого не заметить. Проверка идет и по спецучреждениям, где он мог состоять на учете.


— А большой промежуток от времени первого убийства до второго не наводит на мысль, что он мог совершать преступления и в других крымских городах?


— Вариант проверяется, похожие преступления «примеряются» к евпаторийским случаям. А промежуток можно объяснить и тем, что у маньяка просто не было возможности совершить нападение.


Пользуясь случаем, хочу напомнить о том, что поздние прогулки в пустынном месте могут спровоцировать преступление. Как пример, можно привести июльскую трагедию в той же Евпатории. Двое пьяных россиян гуляли в парке. У них и в мыслях не было кого-то убивать. Но они наткнулись на парочку, уединившуюся в кустах, и стали подшучивать. Один из остряков получил в морду от кавалера, после чего озверевшие молодые люди убили сначала парня, затем девушку.


Как выяснила «Комсомолке», сейчас в Евпатории обстановка спокойная. Город переполнен отдыхающими, и даже слухи о маньяке не убавили у курортников желания развлекаться и гулять в ночное время.»


 


Дедуктивные выводы Александра Домбровского насчет того, что «он и раньше проявлял агрессию к женщинам», безусловно интересны, но, увы, мало информативны. Семейные дебоширы как раз редко становятся серийниками. Как правило, это люди тихие, замкнутые и незаметные. О том, что преступления совершаются на сексуальной почве свидетельствуют три признака. Преступник трогал нижнее белье жертвы, наносил удары ножом не в жизненно-важные органы и лишь затем душил свою жертву. Это классическое поведение сексуального маньяка, который получает удовольствие от мук своей жертвы и испытывает оргазм в момент ее удушения. Даже термин есть соответствующий: «эротическое удушение». Подобное поведение было свойственно известному «бостонскому душителю» и многим другим маньякам, в том числе и украинским, дело одного из них сейчас слушается в Киевском Апелляционном суде. Объясняет наука и промежутки между убийствами. Называются они периодами «эмоционального отдыха» и, к сожалению, имеют свойство сокращаться. Не исключено, что у «евпаторийского маньяка» они также сокращаются. Первое убийство было совершено 24 мая, второе 19 июля, третье – 29 июля. Единственное, что в эту схему не вписывается – это попытка совершения 29 июля второго убийства. Для «серийников» это не свойственно, и не исключено, что второе покушение на убийство 29 июля – дело рук другого человека. Серийникам свойственна фетишизация чисел и дней недели. Два убийства были совершены в четверг и два убийства были совершены 19 и 29. Может быть, убийце нравятся цифры 9 или у него свои отношения с четвергом. А может быть, все намного проще и объясняется или графиком работы убийцы или членов его семьи или вообще временем работы какой-либо ночной дискотеки. Исходя из того, что с места преступления убийце приходилось уходить в перепачканной кровью одежде, можно было бы предположить, что он живет где-то недалеко от мест совершения убийств. Однако, последнее убийство произошло под Евпаторией, в поселке Заозерное. Чем была вызвана эта «гастроль»? Просто желанием «поохотиться» подальше или характером работы? Может быть, убица работа в воскресенье на одной из баз отдыха в Заозерном? К примеру, поваром или уборщиком? Хотя, вполне вероятно, что убийца – мигрирующий бомж и в следующий раз может объявиться где угодно. Есть и еще более пугающий, но маловероятный вариант: насильников двое. Подобное случается крайне редко, но случается, как, например, в известных делах «Лифтера» и «Разбойника» одновременно насиловавших девушек в лифтах Москвы.


Очень интересно, конечно, что дал осмотр места происшествия. «Неорганизованные серийные убийцы» обычно оставляет в беспорядке место преступления, может потерять что-то из личных вещей. К примеру, маньяк, которого сейчас судят в Киеве, обронил на месте преступления ключи от своей квартиры и только благодаря этому был найден. Не исключено, что и «евпаторийский душитель» оставил что-нибудь из содержимого своих карманов на месте преступления.


Интересно, что для многих сексуальных «серийников» свойственна «специализация» на определенном типе женщин и месте совершения преступлений. Тип женщин подразумевает не только рост, фигуру или цвет волос, но и цвет или покрой одежды. Относительно места преступления, кто-то предпочитает лесополосы, кто-то пляжи или подвалы. Если будет установлена хоть какая-нибудь закономерность в этих вопросах, то она может серьезно помочь оперативным работникам в их дальнейших действиях.


 


И напоследок приведем отрывок из известной статьи «Российские убийцы-серийники», которую мы уже печатали в свое время:


 


«Профессиональная деятельность сексуальных преступников в России, как правило, отражает трудности общения этих лиц с окружающими и в свою очередь с людьми своего возраста. Поэтому в наиболее типичном варианте это работа уединенная, с ограниченным числом контактов с окружающими. Возможен обратный вариант, когда под видом профессиональной деятельности они стремятся к общению с интересующими их в сексуальном отношении объектами.


С точки зрения психологии криминального поведения, преступники делятся на тех, кто предварительно вступает с жертвой в контакт, и тех, кто этого избегает. Данная характеристика поведения преступника при всей ее внешней малозначимости является важной. Для большинства преступлений этого вида данный вопрос является принципиальным. Лица, вступающие в контакт, относятся к общению с жертвой как к обязательному ритуалу. Лица, не вступающие предварительно в контакт, нередко даже отказываются от своих преступных намерений, если бывают вынуждены общаться с предполагаемой жертвой. Поэтому и те и другие придерживаются своей тактики.


В целях завладения жертвой используется стандартный набор: хитрость, сила, соблазн, угрозы.


Одежда преступника в большинстве случаев после нападения хранит следы преступления.


Специального оружия практически не бывает, применяются либо бытовые предметы (кухонные ножи, отвертки, веревка), либо импровизированные (камень, платок жертвы и т.п.).


Если орудия убийства готовятся заранее, то преступник использует их многократно.


Российские исследователи обращают внимание на дисгармоничность семей, в которых выросли сексуальные преступники. Прежде всего это вариант, когда мать, властная женщина, подавляет отца. Будущие серийники растут в ситуации эмоционального отчуждения со стороны родителей. В тех же случаях, когда преступники вырастают во внешне благополучных семьях, отмечено, что родители часто уделяют много внимания интеллектуальному и физическому развитию ребенка, оставляя без внимания эмоциональную сферу.


Преступники могут иметь жену, детей. Часто жертвы преступлений имеют одинаковый возраст с их детьми. Нередко они совершают развратные действия со своими детьми.


Среди преступников, совершающих серийные убийства по сексуальным мотивам, встречаются лица, имевшие в прошлом судимость за аналогичные преступления. Часто первые преступления они совершают в подростковом возрасте, после отбывания наказания ( иногда и до окончания срока ) совершают серию преступлений. 5


Портрет российского серийного убийцы.

Как подмечено Е.Г. Самовичевым, криминальное событие в поведении серийного убийцы реализуется “по механизму резонансных отношений между хронотипами виновного и потерпевшего. Выбор жертвы не является случайным. В ее типе объективизированы существенные черты типа преступника, хотя формы их внешнего проявления могут быть различными”. 6


Все это очень похоже на то, с чем мы столкнулись, изучая зарубежные источники. Вместе с тем отечественные серийные убийцы не являются во всех отношениях копией, зеркальным отражением образов их европейских или заокеанских “коллег”. В отличие от обычно опрятных, ухоженных, подчас внешне респектабельных зарубежных серийников, российские киллеры чаще выглядят не лучшим образом. Их внешний вид соответствует неудачному социальному статусу отверженного. Безвкусно, примитивно одетые в дешевые, поношенные вещи с потугой на оригинальность и подражание моде. Бросающаяся в глаза неухоженность. Часто какой-либо значок или знак, свидетельствующий о внутреннем стремлении выделиться или уравняться с желаемым кругом лиц.


Глаза злые, с выражением затравленного зверька. Движения диспластичные, неуклюжие.


В разговоре на обычные темы стремятся уйти от общения, не смотрят в глаза.


Определенное отличие портрета российского серийного убийцы от западного образца имеет свое объяснение. Оно обусловлено известным своеобразием субкультуры, среды обитания отечественных мокрушников, особенностями социально-экономической ситуации советской и постсоветской деятельности.<…>


История и практика разработки поискового психологического портрета преступника в России.

Практика разработки и реализации поисковых портретов серийных преступников имеет многолетнюю историю. Однако Долгие годы это делалось по наитию, ориентируясь на субъективные представления и личный опыт тех, кто по долгу службы ловил и изобличал преступников. Успех в этом деле сопутствовал прежде всего тем, кто имел богатый личный опыт раскрытия преступлений. На какие-либо серьезные научные обоснования при этом никто, естественно, опираться не мог. И немудрено, если учесть, что в СССР фундаментальное изучение психологами и криминалистами серийных убийств в целях их раскрытия началось в 70-е годы после того, как было доказано, что с десяток убийств на трассе между Витебском и Полоцком совершил один человек.


В 1992 г. в МВД России была принята программа проведения научно-практической разработки поисковых психологических портретов неизвестных преступников, совершающих серийные преступления против личности. В НИИ МВД РФ создали отдел психофизиологических проблем раскрытия преступлений и анализа преступного поведения, основным объектом работы которого являются преступления, содержащие признаки серийности. Из работников ряда подразделений МВД, сотрудников Генеральной прокуратуры РФ и научно-исследовательских учреждений Минздрава была сформирована постоянно действующая рабочая группа. В ее состав наряду с работниками упомянутого отдела НИИ вошли группы из отдела судебно-психиатрических экспертиз Федерального центра им. Сербского и лечебно-реабилитационного центра “Феникс” из Ростова-на-Дону.


Исследования серийных убийств ведутся по следующим направлениям :



  • разработка психологической и психиатрической типологии сексуальных серийных убийц;

  • определение методов выявления основных признаков личности и поведения этих преступников;

  • выяснение статистической значимости выявленных характерных признаков личности и поведения указанных правонарушителей;

  • создание типовой информационной модели сексуального убийцы и формирование поискового портрета по конкретным делам в целях розыска.

Программистами НИИ МВД разработана автоматизированная информационно-поисковая система ( АИСП “Монстр” ), предназначенная для анализа информации о серийных убийствах и использования при построении поисковых портретов неизвестных преступников. В 1994 г. введены в эксплуатацию созданные в ГИЦ ГУУР и НИИ МВД автоматизированные системы “Насилие” и “Досье” Федерального банка криминальной информации, предназначенные для сбора и первичного анализа необходимых поисковых сведений.


В каждом конкретном случае поисковый портрет является результатом комплексного междисциплинарного анализа отраженного в материалах дела криминального события. Как и в случае западного профилинга, направленность анализа данных, полученных в ходе осмотра места происшествия, содержащихся в показаниях свидетелей, различных экспертных заключениях, одна — получить сведения о личности преступника, но не фамилию и адрес, а информацию, позволяющую создать вероятностный портрет преступника с характерными чертами его психического и внешнего конституционного облика, профессиональной ориентацией, стилем жизни, увлечениями и прочим. “Совпадение подозреваемого с моделью поможет изобличить преступника, а несовпадение — отвести подозрение от невиновного. А до того, как появится конкретный подозреваемый, возможно создание его психологической модели, образа”. 7


В составлении упомянутых портретов ( моделей ) принимают участие научные и практические работники-специалисты различных “поведенческих” отраслей — криминалисты, криминологи, психологи и психиатры. Плодом их совместной деятельности выступает заключение (или справка), имеющее рекомендательный характер. Главными заказчиками выступают службы криминальной милиции УВД и следственные подразделения прокуратуры.


По мнению разработчиков, в зависимости от характера и содержания информации поисковый портрет устанавливаемого преступника может содержать следующие данные :



  • общая характеристика личности и преобладающая мотивация поведения;

  • привычки, склонности, навыки и другие индивидуальные признаки личности;

  • возрастная группа;

  • район проживания;

  • район места работы, службы, учебы;

  • уровень образованности и профессиональная деятельность;

  • особенности происхождения ( родительская семья ) и история личной жизни;

  • семейное положение и наличие детей;

  • отношение к службе в армии, спорту, работе с людьми и т.д.;

  • наличие прошлой судимости;

  • наличие психической и иной патологии;

  • антропологическая и функциональная характеристика ( тип внешности, телосложение, пантомимика и др.).

Возможности разработки и использования поисковых психологических портретов обсуждались на научно-практическом семинаре “Нетрадиционные методы раскрытия преступлений” ( организатор — НИИ МВД РФ, 25-26 мая 1994 г., Москва ) и на трех конференциях, организованных в 1994 и 1998 и 2001 гг. Министерством здравоохранения и медицинской промышленности РФ, ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского и лечебно-реабилитационным центром “Феникс”. На семинаре в Москве, в частности, говорилось о разработанной автоматизированной системе “Диалог”, позволяющей осуществлять сбор, обработку, интерпретацию и выдачу рекомендаций (совпадаемость заключений — 68%).


Помимо накопления внутреннего научного и практического опыта, Россия поддерживает отношения со странами, где также применяется рассматриваемый метод.


Указанной выше группой отечественных специалистов было направлено обращение к полицейским органам государств — членов Интерпола с предложением о сотрудничестве, установлен контакт с Национальным центром ФБР по анализу насильственных преступлений (США), МВД Германии и Австрии, проведены совместные семинары с научными и практическими работниками полиции Великобритании и осуществлен обмен разработанными методами сбора и анализа материалов и построения психологических портретов.


Типовые модели поискового портрета.

Все это не могло пройти мимо внимания широкой юридической общественности России. Все чаще в научных изданиях стали появляться публикации правоведов, криминологов, психологов, криминалистов, посвященные тем или иным аспектам борьбы с серийной преступностью. 8


И хотя крупного прорыва на этом фронте пока еще не замечено, определенные позитивные сдвиги наметились. Одним из свидетельств тому — выход в свет работ, в которых рассматривается технология психологического профилинга и приводятся рекомендации по реализации разрабатываемых поисковых психологических портретов преступника. Так, А.А. Протасевич предложил свою типовую модель поискового портрета преступника, состоящую из трех блоков.


Первый — признаки, характеризующие преступника как объект реального мира и как личность ( социально-демографические, функциональные, психические и др. ).


Второй — признак типа связей и отношений ( отношений преступника к потерпевшему, похищенному имуществу, к местности, на которой расположено место происшествия и т.д. ).


Третий — признаки преступника как субъекта криминальной активности и объекта, участвующего в процессе следообразования ( действия до, в ходе и после совершения преступления, следы на теле, одежде преступника и на взаимодействовавших с ним объектах и т.д. ).


Существуют и более детальные проработки этого вопроса. Так, разработчикам психологических поисковых портретов серийных убийц рекомендуется обращать внимание на время нападения преступников на жертв. При этом целесообразно зафиксировать день недели и его особенности : рабочий или выходной, праздник.


Кроме того, необходимо указать возможную связь времени преступления с рабочим режимом данного пункта местности : окончание работы средней школы, предприятия; увеличение количества людей в месте совершения преступления или, наоборот, снижение их количества.


Рекомендуется также учитывать :


1. Особенности погодных условий в момент совершения преступления (шел ли дождь, каким было атмосферное давление, в какой фазе находилась Луна и т.п. .


2. Маршрут движения жертвы (особый интерес представляют передвижения жертвы в пределах последнего часа до момента нападения, а также маршрут от предполагаемого места контакта потерпевшей с преступником до места совершения преступления, обнаружения трупа).


3. Маршрут движения преступника. (При отсутствии данных целесообразно сделать заключение о возможных путях и способах его передвижения, отметив: а) возможные пути прибытия в данный район и отхода; б) место, с которого преступник выслеживал жертву, его передвижение.)


4. Данные о жертве преступления и способе обращения с ней преступника. (Наряду с анкетными данными жертвы необходимо зафиксировать, какому возрасту она соответствовала по своему виду, какие имела особенности внешности, на кого по своим расовым, другим анатомическим и внешним признакам была похожа.) “Почерк” преступника часто проявляется в характере обращения с жертвой, в связи с чем надо обращать внимание на следующее: степень обнажения ; возможные варианты сексуальных контактов с необнаженной жертвой. Процесс обнажения также специфичен (одежда разорвана, разбросана, сложена либо просто отсутствует. Сама жертва может быть связана и т.п. Повреждения, наносимые жертве, характер ранений, их количество, область поражения и т.д.).


5. Особенности места происшествия. При описании места происшествия важно отметить возможность подъезда транспорта, наличие остановок транспорта и какого именно, а также выясняется, какой вид попутного транспорта используется населением. Интерес представляет описание маршрута движения транспорта в удалении до 2 км (в сельской местности) и 1 км (в черте города).


Прогнозирование места совершения преступления.

Для сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих розыск и задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений по сексуальным мотивам, наибольший интерес представляет вопрос о том, где и когда можно задержать преступника при попытке совершения очередного нападения.


Несмотря на то что место совершения преступления является как бы произвольным, заданным самим маршрутом жертвы, следует отметить, что в сознании преступника место преступления и требования к нему бывают выбраны заранее. И если жертва не окажется там, то преступления, вероятнее всего, не произойдет. Мест, удовлетворяющих требованиям преступника, немного. Уже после первого преступления можно охарактеризовать предпочитаемые места преступлений. Поэтому возможно и необходимо определить подобные места на местности и взять их под наблюдение. Преступник обязательно “обходит” территорию, нередко возвращается на место преступления.


Предпочитаемые места преступления и прилегающие территории определяются по следующим критериям :



  • ограниченность пространства (открытое пространство или помещение);

  • вероятность предполагаемой жертвы оказаться именно в этом месте в одиночку;

  • присутствие самого преступника в этом месте не должно вызывать подозрений;

  • освещенность;

  • время;

  • расстояние до жилых домов;

  • степень удаленности от путей следования жителей (посещаемое место или нет);

  • расстояние до ближайшей пешеходной дорожки, дороги.

Эти условия индивидуальны и, как правило, остаются неизменными. Наиболее стабильной характеристикой места преступления является определение “открытое (парки, лесопарки) — закрытое (лифты, подвалы и т.п.)” пространство, которое имеет для преступника принципиальное значение и сохраняется с поразительным постоянством.


Практика показала, что для того, чтобы достоверно описать критерии выбора места преступления, требуется в среднем 5-6 таких мест, хотя приемлемые результаты возможны и при анализе меньшего количества мест.


В условиях города для нападения с целью изнасилования или убийства по сексуальным мотивам наиболее часто выбираются ( в порядке убывания ): лифты многоэтажных домов, чердаки, подвалы, подъезды, черные лестницы, лестничные площадки, скверы, лесополосы, строящиеся или заброшенные здания.


Прогнозирование места совершения возможного очередного преступления включает в себя, во-первых, определение границ территории, на которой наиболее реально проявление активности серийника; во-вторых, определение конкретных участков территории, где следует сосредоточить оперативно-розыскные мероприятия.


В условиях крупного населенного пункта возможны три варианта географии мест нападений:



  • на всей территории города;

  • на ограниченной территории;

  • наиболее часто встречающийся вариант: имеются несколько мест нападений, сгруппированных на нескольких ( 2-4 ) ограниченных пространствах. В третьем варианте для каждого из отдельных районов определяются собственные границы. А затем центр окружности каждого из выделенных районов принимается за самостоятельную точку. Полученные точки берутся за основу для построения схемы всей территории района действия преступника.

Однако в условиях крупных городов, где хорошо развита транспортная сеть, за центр фигуры, образующейся от соединения точек, более правильно брать станцию метро, электрички, откуда предположительно приезжает преступник для совершения нападений.


После выделения всего района действий преступника необходимо конкретизировать и обозначить те места, где наиболее вероятно его появление и где соответственно следует прежде всего организовывать оперативно-поисковые мероприятия по задержанию.


При анализе места совершения нападения важно учесть особенности освещенности, возможность подъезда транспорта и другие обстоятельства.


Сопоставив маршрут движения с аналогичными данными, полученными в отношении других жертв, представляется возможным вероятностно определить место, где преступник может вновь предпринять попытку войти в контакт с потенциальной жертвой. При этом важно получить данные о маршруте передвижения жертвы во времени. Сопоставление маршрутов с учетом времени важно, поскольку место выхода на преступление, время нападения на жертву чаще всего являются постоянными.


При отсутствии каких-либо данных о маршрутах преступника следует сделать заключение о возможных способах его передвижений, отметив следующее:



  • вероятные пути прибытия в данный район и отхода;

  • место, с которого преступник выслеживал жертву, маршрут его передвижения. Необходимо учитывать, что места нападений и выслеживания жертв специально выбираются преступниками так, чтобы обеспечить максимальное количество потенциальных жертв. Это могут быть остановки транспорта, пути следования после работы или учебы, магазины.

Место начала преступления ( место выслеживания ).

Наряду с местом преступления существует место начала преступления (“место старта”). Мест выслеж

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться камушками»

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться...

Недавно сменившееся руководство страны в лице президента Владимира Зеленского и его соратников заявило о том, что украинскому бизнесу, а в…
Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Ирина Долозина -- чемпион по "скруткам". При всех начальниках
НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Последние российские новости впечатляют. Бывший журналист «Новой газеты» Сергей Канев пишет, что под Питером была обнаружена частная тюрьма с крематорием.…
НОВОСТИ