Человек не терпит насилия!

Cожжение ОРД Семена Могилевича

Прочел запись допроса опера, сжигавшего дело, следователем ГПУ. Опять всколыхнулась в душе старая злоба по отношению к заказчикам и организатором этого серьезнейшего преступления, нанесшего серьезный удар по национальной безопасности Украины. Посудите сами. Вы знаете с какого года по Семе велось ОРД? Чуть ли не с семидесятых. УкКГБ, потом СБУ продолжало накапливать информацию. 20 ТОМОВ!!!! Десятилетия труда сотен оперативников, сотрудников; миллионы рублей, долларов, тугриков, не знаю, монгольских. Наш киевлянин Семен вырос до крупнейшего преступника мира, был и есть сверхценным агентом ПГУ, а теперь всей кремлевской верхушки и тд. Дел на миллиарды. А у НАС такой КРЮК на него БЫЛ!!! Страна по любому в плюсе была бы от этого. Какое поле для экономической оперативной деятельности, если с умом. Оно всегда лежало, при всех руководителях, все знали какую оно ценность представляет и никому не могло в голову прийти дикая мысль уничтожить такие результаты, такого труда. Наоборот, оно активно пополнялось. Там такие оперативные комбинации можно было делать, что даже на русских можно было давить через него! Теперь у Украины ничего нет, пусто. Какоето чмо что то там блеяло про то, что они его уничтожили, чтоб скрыть свою агентуру. Уничьтож последние полтома, том, а они все, сука, спалили. Тот, кто это сделал, должен ответить по самым высоким меркам. Мне абсолютно пофигу — Турчинов, Кожемякин, Тимошенко, кто там оперу ведущему ОРД отдал приказ на уничтожение? Правда все равно будет четко установлена, обнародована, виновные понесут наказание в соответствии с действующим законодательством, а так же адекватности содеянного.

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

129 ответов

  1. Александр СКИПАЛЬСКИЙ, бывший заместитель председателя СБУ, генерал-лейтенант: — Думаю, что использование спецслужбой материалов восстановленного досье на Семена Могилевича будет дозированным. Известно, что в Украине Могилевич имел очень обширные связи, в том числе в окружении нынешних президента и премьера. И в былые годы у него со связями было все хорошо. Вспомните, как однажды отлично характеризовал Могилевича председатель СБУ времен Кучмы Леонид Деркач… Но сегодня прогнозирую, что это досье будет работать в угоду только одной ветви власти, чей офис расположен на Банковой. А если оно будет использовано объективно, то это уже — интересно.

    Григорий ОМЕЛЬЧЕНКО, народный депутат Украины: — Начиная с 1996 года я «гонялся» за Могилевичем по всему миру, требуя привлечь его к ответственности. Но когда однажды узнал, что в Киеве были уничтожены оперативно-розыскные материалы в отношении Могилевича, то был крайне удивлен, у меня возникло много вопросов. А ведь в этом досье, которое было пущено на ветер некоторыми моими коллегами из СБУ, в том числе из фракции БЮТ, было множество документов, привезенных мною и покойным Анатолием Ермаком из-за рубежа. Поймите, речь не о простом досье, здесь были материалы, базирующиеся на оперативных данных, строго конфиденциальная информация, сведения разведывательного, агентурного характера. Ну, как все это можно восстановить?

    Александр ШАРКОВ, экс-начальник Главного управления разведки СБУ, в настоящее время полномочный представитель Международной полицейской корпорации, генерал-полковник: — В истории спецслужбы это уже не первый случай уничтожения досье. Мы понимаем, что такие действия всегда носили незаконный характер, хотя формально можно найти оправдания. Не столь важно, кто давал указание избавиться от таких документов — Иванов или Сидоров. Убежден: материалы, связанные с незаконной деятельностью, должны храниться если не вечно, то хотя бы в течение жизни их фигурантов. Нельзя ни в коем случае уничтожать, ибо подобное противоречит всей логике работы спецслужб.

    Александр ДУЛЬСКИЙ, начальник Института Академии управления МВД Украины: — Поддерживаю восстановление такого досье. Но в соответствии с законодательством оперативно-розыскное дело можно вести в течение 18 месяцев. То есть нельзя это делать вечно. Возможно, на основании полученных данных будет по-новому начата работа в отношении Могилевича. Однако нельзя публично заявлять о восстановлении такого досье по ряду причин. Одна из них — угроза утечки информации. Это же — негласное расследование!

  2. Как сыщик Хряпа поймал Могилевича. Учись, молодежь!

    КАК СЕМА МОГИЛЕВИЧ “КИНУЛ” СЕМУ ЯХИМОВИЧА

    Несколько дней назад мы вкратце написали о том, как нынешний первый замгенпрокурора Сергей Винокуров в бытность свою старшим по расследованию убийств горпрокуратуры Киева арестовывал Семена Могилевича за аферу, закончившуюся перестрелкой и поножовщиной. У этой истории есть любопытные подробности, о которых нам поведали Сергей Маркиянович и знаменитый сыщик Борис Хряпа.

    Винокуров. “Да, приходилось вести дело Семена…”
    Винокуров. “Да, приходилось вести дело Семена…”. Фото С.Ваганова

    “КИДОК”. Напомним, по словам Винокурова, глава киевских мясников и знакомый Могилевича Семен Яхимович решил уехать в Израиль (это был 1977 год). Ему понадобилось обменять на доллары 20 тысяч советских рублей (по другим источникам, более 50 тысяч). Могилевич вызвался помочь, а сам решил “кинуть” уезжавшего приятеля, для чего сколотил группу. В нее входили: местная дамочка, носившеая (по мужу, с которым развелась) звучное имя Мария Родригес, чернокожий племянник президента одной из африканских стран Адам, учившийся в Украине в военном училище, и адъютант милицейского генерала, лейтенант Коваль. Как мы писали, они провернули аферу (Адам сыграл иностранного дипломата, Мария — его жену, а Коваль — бдительного милиционера). В результате Яхимович остался без рублей и долларов.
    ВЕРСИЯ МОГИЛЕВИЧА
    Сам же Могилевич описывает события 1977 года несколько иначе. Вот что он рассказал в интервью “Московскому комсомольцу” 31.08.99
    « Через полгода после выхода (на свободу, первый раз его посадили в 1973 году за валютные операции. — Авт.), в 1977 году, я помог купить товарищу, уезжавшему навсегда в Израиль, две с половиной тысячи долларов. Второй случай с валютой мог обойтись мне уже достаточно дорого. Мне было проще сказать, что я не помогал ему купить валюту, а пытался его в этом обмануть. В итоге я получил четыре года за мошенничество, а не восемь лет за валютную операцию…»

    Глава мясников, разумеется, заподозрил Сему в “кидке”. Они встретились, и Яхимович пообещал Семе “порубать его, как мясо”, если тот не вернет деньги. Могилевич испугался и обратился за помощью к известному на весь Союз “катале” (мастеру игры в карты) Пете по прозвищу “Соха”. Он все рассказал Сохе и предложил сделку: мол, ты берешь “кидок” на себя, а деньги Яхимовича — пополам. Авторитет Пети позволял быть уверенным: за “кидок” мясник ему ничего не сделает, не посмеет.

    Сема и Соха договорились. Петя пришел к Яхимовичу, прихватив с собой нескольких “бойцов”. Но Яхимович не придерживался уголовных понятий. К тому же чувствовал за собой силу, так как уважавшие его мясники представляли собой дружную и могущественную касту. Они сами были физически сильными людьми (попробуйте помахать топором целыми днями), не боялись крови (профессия такая) и обладали немалыми финансовыми ресурсами (за дефицитное парное мясо люди платили, не торгуясь, плюс обвес, пересортица и пр.). Короче говоря, Яхимович Петю “послал”. Мол, мне не важно, кто меня “кинул”, раз ты — ты и отдавай деньги…

    РАЗБОРКА. Однако Яхимович понимал, что просто так деньги вряд ли к нему вернутся. Тогда он собрал цвет киевских мясников на Подоле. И все рассказал, задав вопрос: до каких пор мы будем терпеть издевательства уголовников? “Съезд” мясников постановил: дать отпор. Работники топора купили огнестрельное оружие, вычислили один “катран” (место профессиональной игры в карты) в Днепровском районе, назначили время… И ближе к ночи напали. Произошла грандиозная битва бандитов с мясниками.

    К утру угрозыск и прокуратура Киева были завалены сообщениями из разных больниц, куда доставили раненых (как ни странно, обошлось без трупов, все выжили). Понятно, что об этом первым делом узнали сыщик Борис Хряпа и главный “убойщик” от горпрокуратуры Сергей Винокуров. Узнали они и том, что в одной из больниц находится раненый Петя Соха. Приехали его допросить. Однако Петя, хотя и был в сознании, ничего не сказал, мол, не знаю, кто-то на нас напал, мы оборонялись… И замкнулся.

    Сыщики задумались: как же добыть сведения (явно Петя знает, но просто так не скажет). И решили применить хитрость, может, жестокую, но — на войне, как на войне! Они узнали у врача, каково состояние Сохи. Тот ответил, что неплохое, однозначно выживет, ничего серьезного не задето…

    Неожиданно медики объявили Пете, что ему необходима срочная операция, буквально через десять, максимум пятнадцать минут, иначе дела его плохи. Велели готовиться. И тут в палате появились милиционеры. Они заявили: никакой операции не будет, а будет допрос. И, пока не допросим, никаких врачей! Петя заволновался, мол, как же так, я же помру, доктор сказал… Ну, философски развели руками опера, все в руках судьбы… Так мы тебя слушаем! Короче, “развели” матерого “каталу”. Он поверил в жестокость милиции и рассказал, из-за чего сыр-бор. И долго ругался, когда узнал, что операция ему вовсе не была нужна…

    Яхимович в Израиль так и не уехал, а сел на 9 лет за организацию “разборки”. Могилевич — на 4 года за мошенничество. Позже он сполна отдал тезке все долги…

    МОГИЛЕВИЧ СТУКАЧОМ ТАК И НЕ СТАЛ…

    Легендарный сыщик Борис Иванович Хряпа с Могилевичем был знаком давно, задолго до описанной выше аферы с деньгами Яхимовича. Как рассказал для “Сегодня” сам Хряпа, до сих пор (будучи давно на пенсии) работающий в киевском угрозыске на должности опера и передающий опыт молодым, он не раз пытался сделать из Семы информатора. Мотивом служило то, что Сема крутился в уголовных кругах и очень много знал. Хряпа регулярно передавал Могилевичу через знакомых уголовников, чтобы тот позвонил. А когда тот звонил, назначал Семе встречу. Отказать Хряпе в таком вопросе в те времена не мог никто из тех, кто был связан с уголовным миром (иначе опера приведут силком. А спрятаться от Бориса Ивановича было нереально). Но Могилевич упорно не желал приходить в “ментовку”, дабы не компрометировать себя связями с “мусорами”. Компромиссом были встречи на скамеечке вблизи Софиевской площади, совсем рядом с УВД Киева, но все же не в милиции. Однажды Хряпа дал задание подчиненным сфотографировать момент такой встречи. Снимок ему нужен был, чтобы при случае “прижать” Могилевича, пошантажировать его: мол, не будешь идти навстречу, фото увидят уголовные “авторитеты” и тебе веры уже не будет, раз на скамеечке шушукаешься с ментом, да еще с кем — с самим Хряпой, замначем угрозыска! Сфотографировали. Но все же “стукачом” Сема не стал, фотки не испугался, да Хряпа и не стал давить. Так фотография и осталась просто как память в архиве сыщика…

  3. Что это за ОРД, которое ведется 20 лет?
    соответствовует ли срок ведения срокам, обозначенным законодательством Украины?
    кто знает — напишите, а то только эмоции и никакой конкретики по теме

  4. Не відповідає. За строками — 18 місяців. І тим паче, що не було ніякого ОРД. Про це вже тут неодноразово писали. Було — Досьє.

  5. Самое большое интервью в своей карьере (три с половиной часа) экс-киевлянин Семен Могилевич дал в октябре 1999 года обозревателю британской компании Би-би-си Тому Мэнголду.

    Как вспоминает сам Мэнголд, с «доном Семеном» ему работалось в удовольствие. «С ним было забавно говорить», — сообщил он «Огоньку». Мы публикуем фрагменты из этого интервью, текст которого выложен в открытом доступе на сайте Би-би-си. Ответы Могилевича приводятся в обратном переводе с английского.
    ТОМ МЭНГОЛД: Хочу спросить, как вы сами определяете свою профессию?

    СЕМЕН МОГИЛЕВИЧ: По профессии я бизнесмен.

    Т М.: Расскажите о своем прошлом. Из какой вы семьи?

    С М.: Я родился в Киеве. В районе под названием Подол Мать была ортопедом Отец работал в типографском бизнесе. Они оба умерли. Я один.

    Т М.: Западные газеты прозвали вас «мозговитым доном» Вам нравится это прозвище? Оно оправданно?

    С М.: Это из-за того, что у меня большая голова. 62-й размер.

    Т М.: Где вас застал распад СССР?

    С М.: В Венгрии.

    Т М.: Вы там работали. Но по своей природе вы капиталист?

    С М.: Я еврей.

    Т М.: Вы уходите от ответа. Вы по природе капиталист?

    С М.: Я предпочитаю работать меньше, а получать больше. Как это называется, капитализм или социализм, вам видней.

    Т М.: Оправданно или нет, у вас теперь репутация международного Аль Капоне. Это помогает торговать пшеницей?

    С М.: Это правда. Для торговли пшеницей эта репутация не годится. Не знаю, продавал ли Аль Капоне пшеницу. Но знаю, что он был связан с проституцией и тому подобное, а я с этим не связан.

    Т М.: Как вы думаете, если заглянуть в будущее… Аль Капоне в итоге был арестован за уклонение от уплаты налогов Подобное может случиться с вами?

    С М.: Я об этом читал. Со мной такого случиться не может, потому что я плачу налоги.

    Т. М.: Потому что вы платите налоги?

    С М.: Да. Как ни странно, я плачу налоги. И плачу их исправно. И сплю спокойно.

    Т. М.: Если сложить все ваши вклады во всем мире и перевести в доллары—сколько это получится?

    С М.: Это очень сложная математика, арифметика. Но для покупателя—приличная сумма. Довольно много.

    Т М.: Я точно знаю, во сколько оценивается мое состояние. Как вы можете не знать?

    С М.: Я даже не понимаю, что вы имеете в виду под словом «состояние». В американских долларах? В английских фунтах?

    Т М.: Если перевести все ваше состояние в американские доллары.

    С М.: Я не люблю американские доллары. Я к ним не привык Пока мы говорим, деньги крутятся, прибывают…

    Т М.: Я готов разрешить вам не отвечать на этот вопрос.

    С М.: Я просто подсчитываю. Мне нужен листок бумаги и большой калькулятор.

    Т М.: Насколько большой?

    С М.: Чтобы давал одиннадцать знаков после запятой. Хочу быть точным.

    Т М.: В документах Шестого отдела российского Министерства внутренних дел вас называют одним из главных «авторитетов» — простите, если неправильно произношу это слово. Я цитирую: «финансист, специализирующийся на проституции, игорном бизнесе и отмывании денег». С чего бы русским такое писать, если это неправда?

    С М.: А что, русские не врут? Они всегда говорят только правду — научились этому у американцев. Откуда им знать, если я девять лет не жил в России? Авторитет — это человек, который пользуется уважением. Пустые слова, никаких официальных документов, подтверждающих это, не существует. И люди, которые их говорят, ничего не понимают.

    Т М.: В секретном докладе ФБР за 1995 год говорится, что вы связаны с так называемой — сейчас постараюсь произнести — солнцевской группировкой. Так или нет?

    С М.: Я вам больше скажу. Я об этом прочел в докладе ФБР за 1994 и 1996 годы. Когда жил в России, я действительно жил в Солнцевском районе, но это не значит, что я принадлежу к солнцевской группировке. Милиционер, который меня останавливает, может жить в Кунцеве, но это не делает его членом кунцевской группировки. […]

    Т М.: У вас был доступ к докладу ФБР?

    С М.: Да, был.

    Т М.: Каким образом?

    С М.: Друзья принесли.

    Т М.: Какие друзья?

    С М.: Вам назвать имена, адреса, телефоны? Просто друзья. Принесли и сказали: «Посмотри, что тут ФБР про тебя пишет».

    Т М.: Как он к ним попал?

    С М.: Им, наверное, тоже друзья принесли.

    Т М.: А те друзья его от кого получили?

    С М.: Наверное, сами его и написали. […]

    Т М.: Ничего подобного ни в одном докладе я ни о ком еще не читал. Если вы, по вашим словам, скромный бизнесмен, почему вы фигурируете в этом докладе?

    С М.: Ни один полицейский — ни рядовой, ни высокопоставленный — никогда не называл меня преступником. Я объездил весь мир. Пять раз был в Италии, десять раз в Германии, несколько раз в Англии, и ни один полицейский департамент не назвал меня преступником. Мне запретили въезд во Францию в 1997-м. Но в мае 1999-го запрет был снят, потому что обвинения не подтвердились.

    Т М.: Вам закрыт въезд в Англию и США. Почему?

    С М.: […] Да мне туда и не надо. Все, что надо, я посмотрел.

    Т М.: Знаете ли вы Сергея Михайлова?

    С М.: Да, конечно.

    Т М.: И вы с ним работали, имели дело.

    С М.: Он со мной, а не я с ним.

    Т М.: Господину Михайлову были предъявлены очень серьезные обвинения в Швейцарии.

    С М.: Да, я знаю об этом.

    Т М.: Как, безусловно, и о том, что его, как и вас в Англии,оправдали за отсутствием доказательств, которые должны были предоставить, но не предоставили российские власти.

    С М.: Может, это потому, что не было таких доказательств. Не было преступлений.

    Т М.: Вам с Михайловым просто повезло? Или вы всех обвели вокруг пальца? Или невиновны?

    С М.: За Михайлова не скажу. Я точно не младенец. Есть вещи, за которые мне стыдно. Но мне точно не стыдно за то, что мне приписывают итальянцы, немцы и другие. Иначе я бы уже был в тюрьме Меня бы давно арестовали, если бы было за что.

    Т М.: Вам известно, что президент Клинтон подписал президентский указ о борьбе с организованной преступностью. И поэтому в США вас объявили персоной нон грата.

    С М.: Если так, я просто не поеду в США. Страна, в которой президент спит со своей секретаршей, меня мало интересует.

    Т М.: Перейдем к Чехии. Вы там бывали?

    С М.: Много раз.

    Т М.: Согласно докладу британской разведки за 1994 год, вы там организовали черный рынок по торговле оружием из республик бывшего Союза,включая торговлю крупнокалиберными снарядами, наркотиками и драгоценными камнями. Почему они это написали?

    С М.: Видимо, у них есть снимки, на которых я торгую оружием, или запись моих телефонных разговоров, где я распоряжаюсь

    продать наркотики. Может, у них есть фото, как я крашу рынок в черный цвет. Но почему тогда они не передадут все это американцам? Не понимаю.

    Т. М.: Категорически отрицаете?

    С М.: Почему я должен отрицать? Если бы кто-то продавал оружие и меня бы в этом обвинили, я бы сказал: «Пожалуйста, докажите». А так что отрицать?

    Т. М.: Почему же это все так против вас сговорились? Должна же быть причина.

    С М.: Я сам не понимаю.

    Т. М.: Но ведь вы наверняка думали об этом.

    С М.: Я уже говорил в одном интервью. Люди из спецслужб меняются, а дело на Могилевича остается. Как объяснить, что никто из полиции ни разу не позвонил по телефону тех людей,в убийстве которых меня обвиняют, чтобы убедиться, что они живы. В газете «Вилидж Войс» Фридман описывает, с какой жестокостью я с ними расправился, и никого не интересует, что все эти люди живы, никто не потрудился проверить. Как это объяснить? […]

    Т М.: Вы не отмыли ни пенни? […]

    С М.: Однажды я стирал рубашку, и там в кармане было пять долларов…

    Т М.: Понятно. Имели ли вы в последние 15 — 20 лет дело с проститутками?

    С М.: Однажды в Гамбурге я увидел из окна проституток,и я извинился перед женой,что на них смотрю. Если я продаю наркотики и оружие, зачем мне еще проститутки? Или они действительно много денег приносят?

    Т М.: Мы отклонились от Чехии. Вы помните ресторан U Holubu?

    С М.: Да, конечно.

    Т М.: 31 мая 1995 года полиция провела там рейд. […] Там должна была проходить встреча двух русскоговорящих преступных группировок из Москвы и Украины.

    С М.: Да, 31 мая 1995 года мой товарищ Виктор Аверин отмечал свой 38-й день рождения. Он пригласил друзей с женами и детьми и предложил отпраздновать в U Holubu.

    Т М.: Вы тоже собирались там быть?

    С М.: Да.

    Т М.: Но вас предупредили, что будет рейд?

    С М.: Нет.

    Т М.: Тогда почему не поехали?

    С М.: Я летел из Израиля с пересадкой в Вене. Почему-то самолет задержался на 45 минут. Я должен был быть в ресторане в 9:30, так мы договорились по телефону. А приземлился только в 10:45. Когда я подъехал к U Holubu, рейд уже начался. Я пошел в соседнюю гостиницу, сел в баре и просидел часов до пяти или шести утра. Потом взял такси и уехал в Будапешт.

    Т М.: Вас кто-то предупредил, что вас там могут убить?

    С М.: Никто ничего не знал. Из всех присутствовавших работников и гостей арестовали 80 человек. Было задействовано 200 спецназовцев и вертолеты. Они окружили здание, сделали предупредительные выстрелы, заблокировали все выходы, но не нашли никаких доказательств преступной деятельности. Хотя они привезли с собой специальные автомобили для перевозки трупов и радиоактивных материалов. Они были уверены, что на русскую вечеринку приходят люди, хранящие на теле 100 граммов радиоактивных материалов, несмотря на все неудобства. Они не могли представить, что у русских может быть вечеринка без трупов. Они очень хорошо подготовились. Вертолеты летали над городом весь вечер, очень красиво. В пять утра всех отпустили.

    Т М.: Почему вы открыли компанию на Нормандских островах?

    С М.: Дело в том, что это единственные острова, про которые я знал. Когда мы проходили про другие острова на уроке географии в школе, я болел.

    Т М.: Но почему вы выбрали именно это место?

    С М.: Я не выбирал. Я купил то, что в тот момент продавалось.

    Т М.: И это оказалась офшорная компания.

    С М.: Я и покупал офшорную компанию.

    Т М.: Зачем?

    С М.: Чтобы платить меньше налогов.

    Т М.: Пытались ли вы отмывать деньги через эту компанию?

    С М.: Нет, естественно. […]

    Т М.: Поговорим про YBM Magnex. По документам вы основатель и акционер этой компании.

    С М.: Я действительно ее основал. Но продал все акции в 1996 году.

    Т М.: Я знаю об этом. Но поначалу вы были акционером. Вам принадлежала треть всех акций. Вам и вашим друзьям, среди которых был Сергей Михайлов.

    С М.: Да, в этом нет ничего особенного. Все учредители компании «Арбат Интернешнл» были акционерами, так же как все, кто организовывал компанию Arigon. Все мы были акционерами, включая меня. Только я продал свои акции в 1996 — 1997 годах.

    Т М.: Вы владели третью всех акций?

    С М.: Значительной частью. Не знаю, была ли это треть, может, больше, может, меньше. У меня было меньше пяти процентов. […]

    Т М.: Проходили ли через компанию «грязные» деньги?

    С М.: Я покинул YBM в октябре 1994 года. Через десять дней будет пять лет. О том, что было потом, не имею понятия. Но не думаю, что кто-то там отмывал деньги.

    Т М.: В тот период, когда вы еще были в компании, согласно аудиторским документам, составленным после банкротства, были обнаружены многочисленные свидетельства связи между YBM и организованной преступностью. […]

    С М.: Может, это какая-то проблема с переводом. Я не совсем понимаю вопрос.

    Т М.: Компания объявила о банкротстве после того, как ФБР закрыло ее в 1998 году. Когда аудиторы стали проверять финансовые ведомости, они обнаружили документы, подтверждающие, что там отмывались деньги, шло откровенное надувательство.

    С М.: Если было надувательство, пусть доказывают. К сожалению, у меня нет доступа к документам ФБР. Но мало вероятно. Какой смысл? Компания зарабатывала 30 миллионов в год. […] Перед моим уходом компания оценивалась в миллиард долларов. Какой был смысл в надувательстве?

    Т. М.: Вы знали Якова Богатина?

    С М.: Конечно.

    Т. М.: И знали, что он связан с организованной преступностью?

    С М.: Яков Богатин? Все зависит от того, что вы понимаете под организованной преступностью. Возможно, в профессиональных кругах, где Яков преподает, он доктор наук в Саратовском университете, профессор металлургии, известный всем металлургам страны, существует какая-то организованная преступная группа металлургов.

    Т. М.: Нет, я имею в виду его брата Давида, отбывающего восьмилетнее заключение в Нью-Йорке за многомиллионные махинации с бензином.

    С М.: Да. Его брат стал преступником в Америке. В России он был обычный человек. Не думаю, что кто-то его выдал. Америка делает из людей преступников. Такая это страна. Поэтому я там не живу.

  6. Владимир Некрасов и его компаньон Семен Могилевич (он же Сергей Шнайдер)24.07.2009 освобождены из-под стражи под подписку о невыезде.

  7. интересно, хорошковский по дурости сжигает компромат на януковича-ахметова и компанию, или перепрятывает на васякий случай?

  8. Севкины бумаги сожжены только “на бумаге”-уверен,Юлькины “боевые генералы” найдут им применение.Документы по “ЕЭСУ” и ПСО”Стройиндустрия”(Байконур),которые тоже “уничтожили” ,я смог найти целые, и не в лесах житомирского направления…Так что зря послушные безнесмены “кашникам” заносили!

  9. Семен Юдкович сегоня и завтра неактуален более. Пришли новые времена полного беспредела, всем плевать на всех!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

ДСНС чи МНС

Шановні рятувальники! Ця тема призначена для комплексного обговорення проблем та пропозицій! Хто на вашу думку був би гідний очолити службу?

ДЛЯ ОКПП

Що еліта мовчите? А де прес-служба, а де ця блядь? Показушно-брехлива зі своїм фотоапаратом? Яка вміє тільки про псів писати……

В Україні обговорюють статтю Путіна

На провідному експертному інтернет-телеканалі «UkrLife.TV» методолог, радник Офісу президента і політолог розповіли, що вони думають про висловлювання російського президента у…
НОВОСТИ