Человек не терпит насилия!

А кто не застрелился, так я не виноват…

51058

 


 


К сожалению, радужные мечты министра внутренних дел Юрия Луценко исполняются. Но несколько не иначе, чем хотелось. Долго мечтал Юрий Витальевич о том, что в наручниках вернутся в Украину Бакай, Боделан, Щербань, что удастся арестовать в Украине Курочкина. И вот, в субботу в Киев прилетел Владимир Щербань.


Бывший председатель Сумской областной государственной администрации, объявленный в розыск и скрывавшийся от украинского правосудия в США.
Возле трапа самолета в аэропорту “Борисполь” начальник линейного отдела внутренних дел зачитал Щербаню постановление прокуратуры Сумской области, датированное 5 мая 2005 года, в котором отмечается, что Щербань объявлен в розыск.
Кроме того, в постановлении прокуратуры сказано, что в случае задержания Щербаня об этом необходимо известить следственный отдел прокуратуры Сумской области. Сразу же после прилета Щербань был  доставлен в сопровождении работников правоохранительных органов в Главное следственное управление Генеральной прокуратуры Украины. Однако, на этом мечта Луценко кончилась. В ГПУ приняли решение о прекращении розыска Щербаня по линии Интерпола и следователь по особо важным делам Крынин вынес постановление об избрании меры пресечения в виде взятия на поруки. «Учитывая возраст Щербаня, состояние здоровья, семейное и материальное положение, наличие постоянного места проживания». Поручителями выступили в частности депутаты из фракции Партии регионов (Ян Табачник и Михаил Мироненко). Напомним, что против Владимира Щербаня было возбуждено несколько уголовных дел, в том числе и за вымогательство. В свое время комментируя возбуждение уголовного дела за вымогательство пресс-секретарь министра внутренних дел Инна Кисиль заявила, что «занимая должность губернатора, в течение 2000-2001 годов Щербань требовал от руководителей предприятий продать контрольные пакеты акций третьим лицам.» При этом, по словам пресс-секретаря, использовал угрозы и запугивание. От себя добавим, что третьими лицами, по данным правоохранителей, нередко оказывались родственники (жена, сын, невестка) или доверенные лица – водители, охранники, кухарки, которые толком и не интересовались, какие фирмы на них записаны, чьими акциями эти фирмы владеют и в каком масштабе деньги там крутятся.


В первый же день своего пребывания в Киеве Щербань успел дать несколько интервью, в которых заявил, что «никогда в своей жизни не совершал преступлений: ни против своего государства, ни против своего народа, ни против кого-то из отдельных людей». На вопрос о том, почему же тогда он ударился в бега, Щербань ответил, что опасался, что после «оранжевой революции» его могут «просто повесить на Крещатике». И наверное, таки есть за что. Законопослушные граждане таких удивительных страхов почему-то не испытывают. Напомним вкратце историю нашего «возвращенца».


 


«Щербань! Геть!»


 


Владимир Щербань появился в Сумской области в апреле 1999 года. Сумчане только после «оранжевой революции» оценили его истинный размах. Земельные участки, дачи, квартиры и офисы, набитые оружием, картинами и налом потрясли воображение.


На протяжении многих лет сумчане возмущались фактом перераспределения акций Сумского мясокомбинатами и Сумского хлебокомбината. Без этого не обходился ни один митинг под лозунгом: «Щербань! Геть!».


В апреле 2000 года появилось уголовное дело против председателя правления ОАО «Сумской мясокомбинат» Виктора Палыги по подозрению в краже имущества в особо крупных размерах. Ему инкриминировалось то, что он дал указание на выделение сотруднику Госинспекции охраны труда двухкомнатной квартиры в доме, который строило предприятие. Виктору Палыге вменили ст. 86-1 УК Украины — статью, за которую в советские времена расстреливали.


Вскоре стало известно, что истинной причиной возбуждения дела стал его отказ передать контрольный пакет акций предприятия одной из контролируемых Владимиром Щербанем структур.


20 апреля 2000 года Виктора Палыгу арестовали. Когда первое дело стало разваливаться, возбудили два новых. Когда подследственный согласился передать акции на подконтрольную Щербаню фирму, его действия переквалифицировали на халатность. Его освободили из-под стражи, а дело закрыли по амнистии.


В ноябре 2000 года появилось уголовное дело против первого зампреда правления ОАО «Резинотехника» Владимира Чепурного. По той же некогда расстрельной статье — 86-1 УК. Его арестовали. В ходе следствия требовали передать акции предприятия ООО «Межрегиональный центр фондовых технологий». Как только Чепурной сдался, его освободили, а дело закрыли по амнистии.


Чепурной был готов рассказать, кто и как забирал акции, но погиб в автокатастрофе.


 


А как все начиналось?


 


Когда Владимир Щербань приехал на Сумщину, свой норов особо не демонстрировал. Поначалу присматривался и прислушивался. Агрессивный менеджмент нового губернатора первыми почувствовали жители районов. Перед президентскими выборами 1999 года на одном из совещаний с руководителями местных администраций и аграрных предприятий Щербань заявил: «Ранее идеологию среди населения распространяли посредством повешения, расстрелов, коллективизации. Сегодня нет этого… Не рискуйте сегодня, не подставляйте свои головы, чтобы мы вам их не отрубили… Отрубим же не только головы, отрубим ваше мужское достоинство».


Селян спас то ли запрет на продажу земли, то ли иные причины, но идея губернаторского агрохолдинга провалилась. О настоящих причинах история умалчивает. Может быть, хлипковатыми для донецких размахов Щербаня оказались слобожанские аграрии, а, может быть, просто умными.


Почти все попытки областной власти навязать диктат заканчивались громкими скандалами. Отдельные хозяйства умудрялись вывозить из области сахар и зерно, несмотря на все запреты. Некоторые «контрабандисты» оставались несговорчивыми даже после того, как оказывались в милиции или прокуратуре. Сумы помнят демарши селян, приехавших в областной центр за руководителем агрофирмы.


Начиная с апреля 2000 г., в областной прокуратуре были возбуждены 19 уголовных дел против руководителей сельскохозпредприятий, отказывающихся передать акции структурам Владимира Щербаня и не желающих сотрудничать с донецкими фирмами.


Следствие велось в лучших традициях 30-х годов: людей заставляли давать показания не только против себя, но и против тех, кого нужно было засадить. В частности, на председателя Сумского райсовета, когда тот отказался выдать кредит почти на 1 млн. грн. из районного бюджета подконтрольной Щербаню структуре.


Чего стоило селу правление Щербаня удалось сосчитать только после «революции».


Николай Лаврик, сменивший Щербаня на его посту первым обнародовал убытки аграриев. По его словам, только в 2004 году крестьяне не получили около 240 млн. гривен. Зам Лаврика Владимир Сапсай конкретизировал цифры: от реализации молока по заниженным ценам предприятия области потеряли 17,7 млн. гривен и 37,5 млн. гривен при сдаче сахарной свеклы.


И это только в 2004 году, когда большинство лакомых для Щербаня агропредприятий просто обанкротились. Можно представить, прибыль структур губернатора в первые годы экономической интервенции.


 


Промзона: чужие здесь не ходят!


 


После наезда на село началась «разведка боем» промышленных предприятий. Руководители с ужасом вспоминают совещание, на котором глава администрации ненавязчиво намекнул, мол, какие вы собственники, если у вас нет крупного пакета акций?


Владимир Щербань подождал, пока ретивые руководители перерабатывающих и машиностроительных предприятий скупили акции у сотрудников, а потом начал действовать. Выманить акции непосредственно у руководителей было легче. Одним «хватало» суток в КПЗ с уголовниками, другим подбрасывали наркотики или оружие. Бывало всякое. Одного руководителя довели до сумасшедшего дома. Знакомый арбитражный управляющий припоминает, как у крупного акционера одного из предприятий покупали акции. Он жил в Канаде и был готов продать пакет за 40 тыс. долларов. Когда он приехал в Сумы, его просто посадили, и свои акции он отдал за копейки.


Отработано все было четко. Сначала проводили проверки все, кто только мог: СЭС, управление стандартизации и метрологии, КРУ, налоговая, архитектура, задействовали и управление пожарной охраны. Возбуждалось дело по статье, подразумевающей приличный срок. Упрямых собственников больших пакетов акций арестовывали, а во время следствия заставляли отдать или продать акции по заниженной цене. После передачи акций выпускали, а дела хоронили.


Кто знает, была бы столь мощной бизнес-империя бывшего Сумского губернатора, если бы на происходящее реагировал Киев?


В декабре 2001 года председатель Комитета Верховной Рады по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией Юрий Кармазин направил генпрокурору Михаилу Потебенько представление о фактах злоупотребления служебным положением, вымогательства имущества, противодействия законной хозяйственной деятельности со стороны должностных лиц правоохранительных органов Сумской области.


Как сказано в представлении, на протяжении 1999-2001 гг. прокуратурой Сумской области и другими органами государственной власти по заказу главы Сумской облгосадминистрации Владимира Щербаня целенаправленно велась противоправная деятельность по перераспределению имущества и экономическому краху некоторых предприятий в угоду вполне определенным коммерческим структурам.


По такой схеме за два года под крышу сумского «папы» ушла собственность около пятидесяти предприятий.


 


Дальнейшую судьбу Владимира Щербаня в Украине предсказать несложно. Бывший сумской губернатор не похож на идиота, и вряд ли решился бы приехать в Украину, не заручившись сто-процентными гарантиями своей неприкосновенности. Соответственно, Щербаня пару раз вызовут для приличия на допросы, а затем закроют все дела «за отсуствием состава преступления». А учитывая традицию «регионалов» награждать «пострадавших от оранжевого террора» сытными должностями, не исключено, что Щербаню разрешат «доедать» Сумскую область в качестве губернатора или учитывая «муки изгнания» дадут еще более «крутую» должность. Несмотря даже на то, что Виктор Ющенко весьма оперативно отреагировал на возвращение в страну «сумского гауляйтера». В частности, глава государства отметил, что взятие В.Щербаня на поруки народными депутатами из парламентского большинства является “красноречивым, но весьма сомнительным жестом”. “Щербань всячески скрывался от правосудия, сбежал от него аж за океан, разыскивался Интерполом”, — напомнил Ющенко. Он полагает, что взяв подозреваемого в уголовных преступлениях на поруки, народные депутаты, очевидно, “хорошо сознают все возможные правовые и репутационные последствия такого шага”. Сознают, Виктор Андреевич, сознают. Особенно четко они сознают, что Щербань – это лишь первая ласточка. И теперь доказано опытным путем, что в Украину спокойно могут возвращаться все те, кто не спешил стреляться в первые «послереволюционные» месяцы. И в ближайшее время Виктор Андреевич вполне сможет увидеть на заседаниях Кабмина к примеру, того же Бакая, Боделана, Белоконя или Сацюка. Как говорил классик, революция ничего не стоит, если она не умеет защищаться.


Станислав Речинский, “ОРД”


 


 

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться камушками»

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться...

Недавно сменившееся руководство страны в лице президента Владимира Зеленского и его соратников заявило о том, что украинскому бизнесу, а в…
Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Ирина Долозина -- чемпион по "скруткам". При всех начальниках
НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Последние российские новости впечатляют. Бывший журналист «Новой газеты» Сергей Канев пишет, что под Питером была обнаружена частная тюрьма с крематорием.…
НОВОСТИ