Человек не терпит насилия!

Константин Жеваго: Из грязи в князи

44429

 


 


Прямо на наших глазах совершается чудесное превращение Константина Жеваго в “публичного” предпринимателя. Если раньше он стремился лишний раз не светиться в почтенном бизнес-сообществе (если таковое в Украине вообще существует), то сейчас, наоборот, стал, чуть ли не завсегдатаем бизнес-тусовок. Он везде – раздает интервью газетам, выступает на инвестиционных форумах,


Интересно, что бурную речевую активность он развил после торжественного приема олигархов у Ющенко за круглым столом. Видимо, тем самым Жеваго как бы получил сигнал о легитимизациии в качестве “солидного национального инвестора”. И понеслось. О судебной стороне деятельности Жеваго мы уже вспомнили. Теперь пару слов о Жеваго – вдохновителе и творце новых проектов.


 


Сейчас Жеваго вовсю занят проектом строительства нового электрометаллургического завода “Ворскла Сталь”. Ворскла здесь, наверное, просто для благозвучности, поскольку протекает далеко от места предполагаемого строительства. Сам завод собираются строить неподалеку от городов Комсомольск (где работает Полтавский ГОК) и Кременчуг, который является крупным промышленным центром области (Кременчугский НПЗ и “жеваговский” АвтоКрАЗ).


В декабре 2005 года депутаты Полтавского облсовета выделили для строительства электрометаллургического завода 206 га земли сроком на 50 лет  на территории, принадлежащей селу Дмитровка.


Довольно неожиданно Жеваго, который пробивает этот проект “на высшем уровне”, столкнулся с сопротивлением населения, которое до сих пор не удалось преодолеть. Жители Кременчуга, Дмитровки, окрестных сел Потоки, Кияшки и других населенных пунктов стали митинговать и собирать подписи с требованием остановить строительство меткомбината, которое, по их мнению, ухудшит экологическую ситуацию в регионе. Сначала народное возмущение было стихийным, и основывалось на примитивных представлениях селян о том, как металлурги будут “чадить воздух”, заваливать плодородные полтавские земли шлаками, и сбрасывать промышленные отходы в соседнюю речку Псел.


В предвыборный период столь удобную возможность поднять на народном протесте свои рейтинги, согласитесь, нельзя было пропустить. Сопротивление быстро попытались организовать и возглавить местные политсилы – от “Нашей Украины” до партии “Третья Сила”, которая недавно завелась в области.


Активисты НСНУ занимаются таким бесперспективным делом как сбор подписей против строительства для последующей передачи Президенту, премьер-министру и председателю Верховной Рады.


“Третья сила” (если кто не знает – партия, которую возглавляет нардеп-центрист Василий Гаврилюк) намеревается добиться отмены решения о выделения земли под строительство в судебном порядке.


Все это, разумеется, жалкий пиар, и строительства остановить не сможет.


 


У Жеваго в Полтавской области очень прочные позиции, особенно в Комсомольском районе, где множество жителей, они же, кстати, и избиратели, работают на Полтавском ГОКе. При этом политические симпатии комсомольцев на последних выборах меняются в унисон с костиными настроениями и требованиями момента: в 2002 г. на парламентских выборах здесь один из самых высоких результатов получила СДПУ (о), а в 2004 г. ГОК почти в полном составе голосовал за Януковича.


При этом директор ПГОКа Бадагов был доверенным лицом ВФЮ в своем округе, а такой себе Попов, городской голова Комсомольска (молва причисляет его к лучшим “корешам” Жеваго) даже поразил полтавчан участием в “Северодонецком шабаше сепаратистов”. На нем он говорил буквально следующее: “Уважаемый Виктор Федорович! Я хочу от имени комсомольчан поздравить вас с теми результатами, которых Вы достигли на выборах. Говорите, что делать и мы будем Вас поддерживать (аплодисменты)…”.


Вот этот самый голова шестидесятитысячного Комсомольска очень активно поддерживает строительство металлургического завода. Ну, это понятно. Однако Жеваго имеет поддержку и  на уровне областной местной власти. Полтавский губернатор Бульба несколько раз высказывался в пользу строительства, упоминая при этом инвестиции, налоги и рабочие места.


Для того чтобы не быть партийным оппонентом губернатора (а тот лидер местной Соцпартии) Бадагов моментально вступил в СПУ. Теперь Бульба и Бадагов – однопартийцы, отчего надеются выиграть обе стороны. СПУ – в виде уплаты дополнительных членских взносов (шутка), а Жеваго имеет основания надеяться на поддержку морозовцев в реализации своего проекта.


Жители Комсомольска ждут выборов-2006, чтобы в очередной раз продемонстрировать резкую смену политических симпатий и проголосовать за “розовых”. Но не факт – возможно, рассудительный Костя “даст всем сестрам серьгам”, и ГОК разделит голоса между НСНУ, СПУ и БЮТ (здесь братья Жеваго разложили предвыборные яйца). И “Регионам”, на всякий случай.


 


Но мы отвлеклись. Понять, чего больше принесет новый метзавод жителям области – экологического ущерба или пользы в виде налогов и рабочих мест – пока не представляется возможности. Проект пока представлен только в общих чертах. Электрометаллургический завод “Ворскла Сталь” мощностью 3 млн. тонн в год будет работать по технологии прямого восстановления железа. Первая стадия технологического процесса – металлизация окатышей в шахтной печи Midrex. Вторая стадия – электродуговой переплав, третья стадия – получение металла заданного качества в “печи-ковш”. Четвертая стадия – когда машина непрерывного литья заготовок выпускает слябы.
“Конечной продукцией завода будут слябы, но в дальнейшем мы планируем освоить производство плоского проката”, – говорит Владимир Белоус, директор компании “Ворскла Сталь”, которая будет строить завод.
Согласно разработанному инвестиционному проекту ежегодная чистая прибыль от деятельности комбината составит 500 млн. грн.


 


Жеваго и компания говорят, что толчком к инициативе строительства завода является перспектива ухудшения конъюнктуры на рынках сбыта полтавских окатышей. Проще говоря, нынешние покупатели продукции ПГОКа в Европе могут отказаться от них в пользу более качественного и дешевого сырья из Австралии и Бразилии.


“Через три, максимум пять лет Полтавского ГОКа может не быть”, – вот так стращал директор ПГОКа депутатов Кременчугского горсовета. Говорилось о том, что у полтавских окатышах содержание железа – 32%, а у, примеру, бразильских – свыше 60-80%, при низкой себестоимости добычи. Значит, по этой логике, европейские покупатели откажутся от полтавской продукции.


С этим можно и нужно поспорить. Речь на самом деле идет не о проблемах с реализацией – таковых на сегодняшний день нет, спрос на железорудное сырье высок по всему миру и в ближайшие годы критически не упадет. На самом деле, окатыши легко можно сбыть и в Украине, где на них постоянный спрос со стороны отечественных метпредприятий. Другое дело – цена, и именно это волнует владельцев ПГОКа. Здесь, конечно же, их можно понять. Они привыкли гнать окатыши на экспорт, не считаясь с внутренним спросом, потому что в Европе выше цены. В Западной Европе в последние годы имеется стабильно высокий спрос на руду, ведь метпредприятий в регионе хватает, а запасов сырья почти нет. Вся руда – привозная. Сейчас, когда строятся терминалы по перегрузке железорудного сырья, полученного морским путем, благоденствию ПГОКа приходит конец, и ему придется конкурировать с мощными партиями качественного южноамериканского и австралийского сырья. Понятно, что в ценах придется подвинуться, и прибыли упадут. Это, понятно, очень неприятно. Ведь Константин Жеваго хозяйствует на ПГОКе не “для дяди”, как на ряде других активов группы “Финансы и Кредит”, а для себя и своей семьи.


 


Правда, Бадагов и директор будущего метзавода Белоус лукавят, когда говорят о низком качестве полтавских окатышей и о 30% содержания железа. На самом деле, после внедрения на комбинате технологии флотационной доводки концентрата, ПГОК выдает продукцию с повышенным содержанием железа – около 65%. Это вполне конкурентоспособный продукт, у большинства российских и  украинских ГОКов качество ниже. Конечно, на флотационную доводку нужно тратить деньги, ну так и продается полученный продукт дороже. Короче говоря, разговор о низкокачественной полтавской руде – для несведущих, а попросту говоря, вранье.


Реальная причина строительства – не столько желание не потерять имеющиеся прибыли, сколько заработать дополнительные.


Имея большой ГОК (мощность 10 млн. т в год, с потенциалом увеличить этот объем вдвое), плюс шахта “Восток-Руда” (1 млн. т – а руда там, кстати, есть не только железная, но и урановая), можно получать их за счет продажи продукции с более высокой добавленной стоимостью.


На месте шахты Восточная, между прочим, Жеваго собирается построить еще один ГОК, что позволит увеличить общее производство железорудного сырья до 25 млн. т.


 


В любом случае, и восстановленные окатыши, и произведенные из них слябы будут стоить вдвое-втрое дороже просто окатышей. Прибыли от продажи сырья и металлопродукции несопоставимы. При этом соединив в одну технологическую цепочку прямое восстановление железа и выплавку стали, можно добиться мощной синергии. Именно поэтому сейчас многие крупные горнорудные компании мира затеяли строительство собственных метпредприятий. Руда – ресурс востребованный, его можно легко и выгодно продать, однако еще выгоднее переработать и продать уже как металл.


Так что стесняться тут нечему. Бизнес есть бизнес.  Собственно, Жеваго изначально не скрывал того обстоятельства, что наилучшим покупателем полтавских окатышей был бы собственный метзавод.


Быть металлургом не только выгоднее, но и намного почетнее. Иной статус. Все наши крупнейшие олигархи (Ахметов, Пинчук, Тарута, Коломойский) базовым бизнесом имеют, или имели, металлургический.


Так что мотивы принятия решения относительно строительства метпредприятия вполне очевидны. Другое дело – кто будет финансировать строительство, и кому будет принадлежать предприятие. Ответить на эти вопросы не так просто.


 


За последний месяц Жеваго и представители группы “ФиК” уже сто раз объявили, что ПГОК будет миноритарным акционером завода “Ворскла Сталь” с пакетом примерно 10%. Еще 5-7%, якобы, возьмет австрийская компания Voest-Alpine, которая поставит для завода оборудование. Это, в принципе, возможно. А дальше – суперсенсация. Оказывается, среди собственников нового электрометаллургического завода может оказаться мировой металлургический гигант – Arcelor.


Вот так, не получив в Украине “Криворожсталь”, транснациональная металлокомпания №2 в мире затем купила турецкую Erdemir и канадскую Dofasco, но не угомонилась, а придет сюда снова, уже в качестве партнера Константина Жеваго. Чтобы осваивать мощности Полтавского ГОКа. Смех, да и только!


Наивные газеты, которым хитрый Жеваго сообщил о переговорах с Arcelor на предмет соинвестирования, так прямо и пишут: “Если новый альянс группы “Финансы и Кредит” с такими гигантами Arcelor и Voest Alpine состоится, то значимость таких групп как “СКМ”, “Приват” и “ИСД” для металлургического комплекса страны будет уменьшаться”.


Не разобрались бедные журналисты, слушавшие Жеваго, которого в очередной раз понесло, кому на самом деле адресованы все эти россказни про Arcelor. Кому же еще – высшей власти, которая может засумневаться в том, что Украине нужен еще один металлургический завод, и не даст добро на строительство. На самом деле, решать эти вопросы должны местные власти – которых, понятно, Костя, легко “сделает” – но центральная власть может тем или иным путем затормозить или вовсе заблокировать проект. Вдруг впечатлительный Ющенко заволнуется от полученных 10 тысяч подписей против строительства, и наделает глупостей. Так вот, ему наперед Жеваго сигнализирует: спокойно, заходит крупный иностранный инвестор, обиженный вами же в прошлом году, есть шанс восстановить репутацию государства.


Реальный расчет в этой ситуации прост: упоминание столь солидной компании поднимает статус самого проекта, делает ему промоушн, и немножко осаживает противников. При этом никто никого не дурит – почитайте интервью, там написано – идут переговоры с потенциальными акционерами. Ну, само собой, эти переговоры могут затянуться года этак на два, глядишь – разрешение получено, завод строится, а собственники там совсем другие. Мало ли что в газетах писали…


 


Теоретически, партнером Жеваго в строительстве металлургического предприятия может выступить крупный иностранный инвестор. Практически – один шанс из ста. Выбрать в качестве партнера Жеваго, бизнесмена с сомнительной репутацией, человека, участвовавшего в стольких скандальных сделках, может только компания, своей репутацией не дорожащая. Такой компании Константин, безусловно, будет полезен, и не только полтавскими окатышами, которые он задешево никому не продаст, сколько своими лоббистскими возможностями и связями. Для строительства выбрана Полтавщина – регион, где у Жеваго самые сильные позиции.


Стоимость строительства оценивается в не меньше чем 1 млрд. евро. То есть, партнер должен быть все же крупным. Самому Жеваго с таким финансированием не справиться, поэтому нужно привлекать инвестора, которому также можно передать часть рисков проекта. Риски имеются, потому что никто не знает, какова будет конъюнктура металлорынков через три-четыре года, когда завод построят. Рынки могут упасть, и получится, что металл произвели с низкими затратами, но продать его нельзя, потому что вокруг полно такой же дешевой китайской и индийской стали.


 


Кто реальный партнер Жеваго в этом проекте, мы узнаем, хотя, может быть, и не скоро. По одной версии, им может быть российский “Магнитогорский металлургический комбинат”, с которым ПГОК тесно сотрудничал в 2005 году, поставляя ему окатыши. Тогда глава “Магнитки” Рашников воевал со своими основными поставщиками – Лебединским и Михайловским ГОКами, которые контролирует российский миллиардер Алишер Усманов. Рашников договорился с Жеваго, и ММК получил окатыши из Полтавы, чем выиграл время и простор для маневра. Тогда появились сообщения, что “Магнитка” даже купить част акций ПГОКа, а также выступит партнером в будущей приватизации Криворожского ГОКа окисленных руд. Из этого ничего не вышло, по слухам, стороны не сошлись в цене.


По некоторым данным, в разное время разные покупатели предлагали Жеваго до 1,2 млрд. долларов за ПГОК, но он не согласился, и это правильно, раз ГОК является вместе с банком “Финансы и Кредит” основой бизнеса Константина Валентиновича и приносит ему главные доходы.


Магнитогорский МК (а это комбинат №1 в России) своего сырья не имеет, и все время вынужден строить непростые отношения с поставщиками. Этому предприятию нужна руда, а не новые мощности в Украине, поэтому Рашников может инвестировать в проект Жеваго только “в пакете” с покупкой крупного акций ПГОКа. В целом, эта версия вероятна, но не слишком.


Более реальна другая – о том, что партнером Жеваго может выступить тот самый Усманов, который в свое время был недоволен сотрудничеством ПГОКа и ММК. Вообще-то Жеваго и Усманов давно знакомы, и подконтрольные им ГОКи на европейских рынках ведут скоординированную политику. Кроме того, с Лебединского ГОКа Усманова Полтава получает дополнительные объемы концентрата для переработки.


Так вот, у Усманова есть металлургические мощности, но относительно небольшие (“Уральская сталь”, Молдавский металлургический завод). В этом смысле, участие его в проекте строительства электрометаллургического завода вполне уместно, он может перерабатывать там и собственную руду. Прошедшим летом Усманов заявил, что будет делать “инвестиции в европейскую металлургию, и не только”.


Наконец, не будем сбрасывать со счетов и других возможных российских инвесторов. Тех же хорошо и плодотворно знакомых с Жеваго Бабакова и его партнеров в Украине. Вряд ли металлургия им интересна как бизнес, но деньги на строительство завода он могли бы дать. Впрочем, это вариант ставил бы Жеваго в очередную зависимость, поэтому для него он малопривлекателен.


Сам он говорит вот что: “Кроме ПГОКа, акционерами будут наши партнеры по бизнесу. У нас есть четыре опциона, мы сейчас определяемся. Тот, кто предложит лучшие условия, станет совладельцем”.


 


Но, в конце концов, какое нам дело до того, на чьи деньги Жеваго построит завод в Полтавской области. Судя по снисходительному тону Жеваго, которым он общается с прессой, в том, что строительство состоится, он уверен. “Это обычная политическая спекуляция. Я уверен, что на второй день после окончания выборов все будут аплодировать строительству этого завода. Ведь он даст три тысячи новых рабочих мест” – заявил он.


Три тысячи рабочих мест, обещанные после запуска “Ворскла Сталь”, должны решить все.


Начало строительства электрометаллургического комплекса намечено на 1-й квартал 2006 г. Уже вроде бы подписаны протоколы о намерениях с американской фирмой Midrex – субподрядчиком строительства цеха металлизации, и Voest Alpine на поставку оборудования.


 


Немного об экологии.


По заключению экологов, территория, на которой планируется построить предприятие, из-за влияния Полтавского ГОКа и Кременчугского НПЗ является зоной экологического бедствия. Ученые-экологи еще в 2002 г. признали Комсомольсько-Кременчугский район экологично опасным.


Ряд местных газет пишут о том, что завод построят в непосредственной близости от Кременчуга, в километре от коммунальных детских лагерей, рядом с рекой, куда будут сбрасывать отходы.


Противники строительства говорят, что технико-экономического и экологического обоснования строительства нет, или его никто не видел. Разговоры о том, что под строительство якобы собраны все необходимые разрешения и бумаги пока ничем не подтверждены.


Министерство охраны окружающей среды сообщило, что заказчик строительства не обращался за соответствующей экологической экспертизой.


Обещанные ПГОКом общественные слушания на предмет оценки возможного влияния “Ворскласталь” на экологию региона – очередной “развод”.


В общем, ситуация понемногу начинает накаляться. Жители региона подозревают, что в итоге их просто проигнорируют, и поставят перед фактом строительства. Большинство из них не против создания производства и новых рабочих мест, но не в этом месте, где экология и так никакая.


В регионе, где планируется строительство, малая рождаемость, дышать трудно, воду пить нельзя, большинство жителей Комсомольска рады будут возможности вырваться из города, если таковая представится.


Здесь еще помнят массовые заболевания органов дыхания населения Комсомольска неизвестной этиологии. Таких случаев было несколько – в 1995, 1997, 1998 и 1999 гг., когда люди сильно страдали на удушье и кашель, и никто не мог их вылечить. Что это было, до сих пор не ясно, однако факт, что в экологически чистом регионе такого бы не произошло.


Полтавский ГОК и Кременчугский НПЗ и так вовсю влияют на экологию региона, а к ним добавится еще один метзавод. То, что говорят Жеваго и Бадагов о “малой вредности” метода прямого восстановления железа – игра слов. Менее вредно электрометаллургическое производство только по сравнению с доменным (коксовым), которое, действительно, намного грязнее. Такое (электрометаллургическое) производство по всем нормам относится к первой категории вредности, и этим все сказано.


Интересно, убедили ли представители ПГОКа тех жителей Дмитровки, которых за счет комбината даже свозили на российский Оскольский электрометкомбинат, чтобы “показать тамошнюю экологию”?


 


Инициаторы строительства завода не хотят устраивать производство в другом месте, потому что тогда нужно будет вложить больше средств, в частности, в развитие инфраструктуры. Тогда как выделенный облсоветом участок уже имеет удобные подъездные пути, коммуникации.


Чиновники в Комсомольском и Полтаве говорят – не ерепеньтесь, придет инвестор, он наоборот, будет вкладывать деньги в улучшение экологии, проложит новые дороги и газифицирует села. Обещается 13 млн. ежегодных поступлений в бюджет Полтавской области и 40 млн. в бюджет Комсомольска. Жители ломают головы: так то воно так, да трошечки не так!


Нардеп Григорий Омельченко, побывавший на одной из сессий Кременчугского горсовета, свою личную позицию по поводу строительства утаил, однако предложил провести 26 марта в ходе парламентских выборов местный референдум по этому поводу. Предложение интересное, однако, невыгодное для Жеваго, поскольку это означает поставить проект в зависимость от народного настроения. А это не в его привычках.


 


Вместо заключения. А еще Жеваго намерен создать собственную медиа-группу до конца 2006 года. Купит уже имеющиеся газеты и телеканалы, или создаст новые. Это в дополнение к будущему мобильному оператору и футбольному суперклубу “Ворскла”. Дерзайте, юноша!


 


«ОРД»

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться камушками»

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться...

Недавно сменившееся руководство страны в лице президента Владимира Зеленского и его соратников заявило о том, что украинскому бизнесу, а в…
Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Ирина Долозина -- чемпион по "скруткам". При всех начальниках
НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Последние российские новости впечатляют. Бывший журналист «Новой газеты» Сергей Канев пишет, что под Питером была обнаружена частная тюрьма с крематорием.…
НОВОСТИ