Человек не терпит насилия!

Луценко, которого мы не знаем…

32397

 


 


 


 


Исходя из последнего интервью газете «Україна молода” можно даже было спрогнозировать, на какой  платформе будет происходить вертикальный взлет Луценко. Сначала уголовное дело по нелегальным нефтяным скважинам в Полтавской области, которые якобы «доят» одновременно эсдеки и социалисты (если не ошибаюсь, намек на Шуфрича и Рудьковского), потом разрыв с соцпартией, подтверждение имиджа бескомпромиссного борца с коррупцией, отставка «за радикальность», появление в первой строчке партийного списка,   например, партии «Пора». Однако, поведение Луценко во время уничтожения Кабмина Тимошенко, показало «трибуна революции» несколько с другой стороны. Он – промолчал и сохранил свой пост. Ему плюнули в лицо, подписав «меморандум» с Януковичем и прекратив «репрессии» и он – промолчал и сохранил свое кресло. Он так и не посадил никого из крупных коррупционеров «антинародного» режима. А, может быть этого и не требовалось? А за допущенные «перегибы» ответит Москаль, Корнич, Гелетей и водитель БТРа, входящего в «Люкс»?


 


Но вернемся к памятному интервью. Главная идея избирательной кампании также заложена в упомянутом интервью «УМ», в первых строчках: газета убеждена, что если бы в Украине было с полсотни Луценков, да и назначить их на разные должности, то не было бы в государстве проблем. Осталось убедить в том же самом народ. По сути, цель Луценко —  приватизировать два основных лозунгов Майдана: «Бандитам-тюрьмы!» и «Ці руки нічого не крали!”, и доказать, что именно он, а не соперничающие силовые структуры, реально борется с коррупционерами. Ни у СБУ, ни у Генпрокуратуры такой дерзкой саморекламы нет. Поэтому они проигрывают войну за симпатии простого люда в эфирном пространстве. Впрочем, проиграют ли в итоге, еще неизвестно, потому, что главное задание в этом «Форте Буаяр» — посадить убийц Героя Украины Гии Гонгадзе. И по возможности, отыскать его голову. И кто выполнит это задание – наберет больше всего очков.  В любом случае, Луценко в образе комиссара Катани гораздо интереснее, чем в роли коменданта палаточного городка.  Поэтому я предлагаю ретроспективно взглянуть на его фигуру, используя открытые источники. 


 


Официальная биография Луценко Юрия Витальевича выглядит так. Родился 14 декабря 1964 года в городе Ровно, отец – первый секретарь областного обкома партии. По образованию инженер электронной техники. Закончил Львовский политех. Служил в армии. Работал на Ровенском заводе “Газотрон”. В 1991 году вступил в Социалистическую партию Украины. С 1994 — заместитель главы Ровенского областного совета, с 1996 — начальник комитета экономики Ровенской областной администрации. В 1997-98 гг. Луценко был заместителем министра науки и технологий, в 1998-99 гг. – помощником премьер-министра Валерия Пустовойтенко. В дальнейшем – секретарём политсовета Социалистической партии, помощником-консультантом лидера Социалистической партии Александра Мороза. С декабря 2000 Луценко — один из лидеров украинской оппозиции. В 2002 был избран в Верховную Раду.


Один из организаторов уличных акций протеста в 2000, 2002 и «оранжевой революции» в 2004-ом.  С февраля 2005 — министр внутренних дел Украины.


 


 


Самая подробная неофициальная биография Луценко была  напечатана на сайте http://oligarh.net в рубрике «Бизнес и политика» 13.06.2005. Судя по всему, писал ее кто-то из ровенчан. Суть материала в следующем. Начало бизнеса Юрия и его брата Сергея было положено в девяностых. Они были первыми, кто начал заниматься туризмом. Сергей Луценко, будучи в весьма дружественных отношениях с ректором «водного университета» (нынче — Украинский государственный университет водного хозяйства и природопользования) Станиславом Кравцом, сумел организовать при ректорате отдел, который не только отправлял студентов на работы в детские «пионерские» лагеря — местные и Крыма — но и за отдельную плату организовывала их отдых. Дело наладилось в считанные месяцы, полученные деньги исправно делили с ректором, а о фирмочке не знал никто посторонний. Позже, когда к университетам стали присматриваться тщательнее, пришлось свернуть деятельность, и искать другое поле.


 


В интервью «УМ» Юрий Луценко сказал, что его брат занимался мелким бизнесом – построил мини-молокозавод. В «Олигархе» это расшифровали подробнее. По их данным, к заводу в Сарнах (райцентр на Ривненщине) Луценко  имеет формальное отношение (он руководитель наблюдательного), но директор исправно перечисляет деньги на указанный счет в «Ощадбанке» (братья дружны с руководителем областного отделения «Ощадбанка» Анатолием Озимковским, жена которого руководит областным же отделением «Укрсиббанка», где, собственно, и «запрятаны» реальные счета Луценко).


 


Иной бизнес, данным сайта, Сергей Луценко имеет в райцентре Березное: у него там мебельная фабрика. В том же Березном, по слухам, Луценко владеет преуспевающим фарфоровым комбинатом, швейной фабрикой и кожгалантерейным заводиком. Впрочем, официального подтверждения этому найти не удалось. Зато доказать, что автоцентр, который работает в Острожском районе, принадлежит ему, особых усилий не составит. Центр оформлен на кузину братьев Луценко Марину Приходько, которая, утверждают осведомленные источники, никогда и близко не видела данный центр.


Сергей Луценко  так же имеет отношение к фирме «ЧИП» (компьютеры и периферия), а так же «Фортеця» (компьютеры и офисная техника). Оба формальные владельца компаний — его родственники. Помимо «небольшого бизнеса», у старшего брата нынешнего министра имеется неплохая дача в Колоденке (близ Ривного), а так же несколько средней руки ресторанов. А еще Луценко был замечен около «Ривнеазота», но эта рыба оказалась ему не по зубам. Однако сейчас появилась зыбкая надежда вернуть завод в государственное управление, и Сергей Луценко не может за это не схватиться. Конец цитаты.


 


Я бы не детализировала так эту публикацию, кабы сам министр не вспомнил в интервью «УМ» уголовное дело  против некого бизнесмена Крючкова, заместителя ровенского губернатора Червония. Просто по странному стечению обстоятельств, в прошлом году Сергей Луценко рассорился с Червонием и нынче, похоже, раскручивает собственную политическую карьеру. Я не удивлюсь, если его назначат на место арестованного Крючкова.


 


Вообще, братья Луценко довольно нахально себя видут именно на родине. Вот что рассказывал Василий Червоний, после того, как Луценки назначили своего ставленника на пост начальника милиции Ровенской области:  


— Мене не цікавить реакція сім’ї Луценків, його брата, мене це не обходить. Я не збираюся організовувати сімейний підряд. Пан Сергій (Луценко) приходить до мене в кабінет і каже, що мені Юра поставив завдання підібрати кадри у Рівенській, Волинській, Тернопільській областях. Я проти таких методів. Я, до речі, тоді сказав: не плутайте пропозиції Сергія Луценка і обкому СПУ. Це різні речі, й це не обком пропонує. У мене рівні стосунки з дружньою Соцпартією. Я мав з ними розмову і до спроби цього призначення, і після. Але коли люди хочуть таємно від ОДА, таємно від СБУ, тоді десятки таких керівників області, як я, запропонують зняти табличку МВС і написати відкрито, чесно і прозоро, наприклад: «Фірма Луценко, синов’я і братов’я». Це буде чесно, прозоро і справедливо. А якщо це Міністерство внутрішніх справ — державна установа, то прошу робити по-державному. І так буде. Якою б не була кандидатура, вона буде обговорюватись згідно з встановленими процедурами. Тому що брат, навіть якщо рідний — це одне, але політичні партії — це колективні органи, які можуть мінімізувати помилку. Так що в тому, що на Рівенщині буде порядок з кадровим призначенням, якщо не сьогодні, то завтра, не сумнівайтесь ні на секунду. Сімейного підряду не буде, вузькопартійних інтересів не буде, а буде людина, яка працюватиме на очищення Рівенської області від корупції, хабарництва, злодійства. Я завдання міліції ставлю в першу чергу такі: повернутися обличчям до народу. Не там, де гроші бігають, а там, де в людей виривають мобільні телефони, гвалтують жінок, забирають сумочки, квартирні крадіжки, крадіжки автомобілів. Їх це не цікавить. Там якщо впіймаєш, то грошей не заробиш, тільки клопіт. А от якщо не будеш ловити, то від кожного автомобіля матимеш 2-3 тисячі зелених. Ющенко, зібравши нас у день призначення після сесійного засідання, сказав: «Друзі, підберіть, будь ласка, на посади керівників міліції людей з числа цивільних осіб, щоб вони не були пов’язані з мафією». Я таку кандидатуру підібрав, радячись з довіреними особами Ющенка, народними депутатами, і подав її Президенту України, а не Юрію Луценку, бо це було некоректно. Щоб не організували довкола цієї людини непотрібної травлі, я поки що не називатиму її прізвища. Якщо ви не сприймете цю кандидатуру, якщо вона працюватиме нечесно, то мені не треба великих процедур, щоб її звільнити. Із-за кущів, як зараз намагаються призначати людей, я цього не робитиму.»


 


 


Еще один момент меня смущает. В интервью Юрий Витальевич припомнил, что дочь его предшественника – покойного Юрия Кравченко было уволена из Государственного инновационного фонда, вследствие организованных Луценко проверок.  И снова напрашивается аналогия: в этой структуре в свое время трудился и сам нынешний шеф МВД (тогда Иннофонд временно подчинялся Министерству науки и технологий), и его заместитель по хозчасти Лидия Поречкина, назначенная на место уволенного со скандалом Александра Фокина.


При всем уважении к г-же Поречкиной, от перечисления мест ее работы вздрогнет любой оперативник. Помимо Государственной  инновационной  компании (правонаследнице Иннофонда), она успела потрудиться на руководящих должностях в АКБ “Морской транспортный банк”. Это такой банк, который принадлежит (или, во всяком случае, принадлежал в то время) российскому бизнесмену Александру Жукову – фигуранту так называемого «туринского процесс» и бывшему собственнику одесской нефтеперевалки.


 


И снова рука тянется к подшивке старых газет. Как следует из публикации в «Бизнесе» от 4 февраля 2004 года, Госиннофонд был создан Кабмином 18.02.92 года. Фонд должен был наполняться из двух источников: за счет ассигнований из госбюджета и отчислений предпринимателей. Однако на самом деле он жил за счет целевых отчислений предприятий. Ставка инновационных cборов составляла 1% объема реализации продукции (работ услуг) или валового дохода почти со всех сфер их деятельности, в том числе торговой, посреднической, снабженческо-сбытовой, банковской и страховой, уменьшенного на сумму НДС и акциза. Ежегодно Госиннофонд собирал около 1 млрд грн. Большая часть этих средств направлялась не на кредитование инновационных проектов, а на покрытие безнадежно хронического дефицита бюджета.


 


И тут внимание. За период, когда Юрий Витальевич работал в системе «антинародной» власти (т.е. в министерстве и при Пустовойтенко) невозврат по инновационным кредитам достиг 65%. Другими словами, деньги, собранные с предприятий в виде налога, просто разбазаривались. Кое-кого за это посадили. Но и дальше долги по инновационным кредитам мало кто возвращал. В результате на 1 августа 2000 года задолженность по инновационным договорам составила 690 млн грн. В начале 2000 года в ходе административной реформы Президент ликвидировал Госиннофонд. 13 апреля 2000 года на его базе Кабмин создал Украинскую государственную инновационную компанию (УГИК). Она является правопреемницей Фонда, в том числе и по долговым обязательствам.


УГИК — небанковское, финансово-кредитное учреждение, которое находится в подчинении Минобразования и науки. Компания была отлучена от бюджетного финансирования. Кредитовать и формировать уставный фонд (100 млн грн.) должна за счет возвращаемых долгов.


 


Первым руководителем УГИК стала Лидия Поречкина, до этого работавшая заместителем по финансовым вопросам председателя правления ГАК “Хлеб Украины”. Однако ее труды не увенчались успехом. По состоянию на 1 января 2002 года невозвращенными оставались 626 млн грн. кредитов. Впоследствие Счетная палата заявила о том, что УГИК использовала неэффективно и с нарушением действующего законодательства государственные средства в размере 32 млн. грн. на создание Украинского банка реконструкции и развития. Но меня заинтересовало другое. Когда всем было ясно, что Украинскую государственную инновационную компанию можно сравнить разве что с космической черной дырой, Юрий Луценко начал пробивать идею использовать деньги от приватизации “Укртелекома” на создание Государственного банка реконструкции и развития, к которому присоединить и активы  инновационного   фонда. Т.е. в 2001 году государственных денег ему было не жаль. И потратить их на  структуру Поречкиной он считал правильным ходом. А если бы эту, на мой взгляд, авантюру, предложил кто-то другой, не сделал бы министр Луценко из этого еще одно резонансное дело? И не вызвал бы его фигурантов публично на допрос?  Выходит, что комиссарская принципиальность имеет четко обозначенные границы. Или я не права?


 


Елена Рубцова, «ОРД»


 

Оцените материал:
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделитесь в социальных сетях:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться камушками»

«Дело ювелиров». Судья Вовк и следователь ГПУ Безушко хотят «разжиться...

Недавно сменившееся руководство страны в лице президента Владимира Зеленского и его соратников заявило о том, что украинскому бизнесу, а в…
Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Великий махинатор Ирина Долозина: грязные схемы «скрутчицы»

Ирина Долозина -- чемпион по "скруткам". При всех начальниках
НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

НЕНУЖНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Последние российские новости впечатляют. Бывший журналист «Новой газеты» Сергей Канев пишет, что под Питером была обнаружена частная тюрьма с крематорием.…
НОВОСТИ