ORD
5.03.2007 г.
КИНОМАФИЯ-2   В первой части нашего расследования мы рассказали о молодых годах одного из самых ярких представителей постсоветской киномафии Бориса Фуксмана. Если коротко, то он родился в СССР, занимался фарцовкой и валютной контрабандой, сколотил стартовый капитал на сдирании процента от тайно перевезенных за рубеж сбережений знакомых евреев, выехал в Германию, работал в магазине контрабандных российских произведений искусства у будущего мафиози Леонида Минина-Блувштейна, подставил его, прибрал дело к свои рукам, благодаря стукачеству в пользу  Штази избежал тюрьмы во время вояжа в СССР за контрабандой, был объявлен персоной нон грата и вывез в ГДР своего племянника Лешу Роднянского.   Говорят, когда маленький Роднянский мешал родителям заниматься творчеством, они говорили ему «Леша, детка, иди поиграй, дай маме с папой заработать денег». То же самое дядя Боря хотел, наверное, сказать Леше, когда тот достал его просьбами о протекции на Западе. И с помощью своих связей с Михаэлем Шлихтом (ГДРовским чиновником от культуры, по некоторым данным – пособником в контрабанде и секретным сотрудником «Штази»), пристроил родственничка на студию ДЕФА. Где тот пару месяцев работал в «престижной» должности подвозчика кассет на тележке. К тому времени завалился Советский Союз, рушилась берлинская стена, объединились Германии, и Леша перебрался в ФРГ, где дядя, дабы отделаться от него второй раз, пристраивает «талантище» на ZDF (Zweites Deutsches Fernsehen) – второй канал  немецкого государственного телевидения, общественно-правовой направленности. За три года работы там Леша явил миру «шедевр» продюсерского искусства под названием «Я люблю вас, Гагарин», о девушке, навязчиво влюбленной в первого советского космонавта.  Сопродюсером этого фильма (приторно-слащавого содержания) выступил бизнесмен Борис Фуксман, а само творение было отснято на деньги, украденные дядей Борей на родине – в Украине.   Дело в том, что с конца 90-х годов Фуксман был слишком занят, чтобы отвлекаться на Лешу и его родителей. Он закрыл свою галерею, поскольку неконтролируемый поток контрабанды из бывшего СССР сбил цены, и занялся адаптацией вновь прибывших эмигрантов, в комитете, организованном при еврейской общине Дюссельдорфа. Грубо говоря, за взятки пристраивал бывших соотечественников на хорошие вакансии.  И вот однажды, по своей работе он встретился с человеком по имени Владимир Двоскин. У приблатненного «пацана на шарнирах» были существенные проблемы с оседлостью в Германии: при ближайшем рассмотрении выяснилось, что он дважды судим. Забегая вперед, скажу, что Двоскин в результате так и не дождался милостей от немецких властей и стал гражданином Канады. Но это не важно.   Двоскин недавно приехал из родины, и хорошо понимал ситуацию. Например, знал, что братва нуждается в оружии, страна – в бензине, народ – в дешевых шмотках. В этой связи ему очень понравилось, что у Фуксмана все «чики пики» с начальством из военного контингента. В предыдущей части «Киномафии» мы рассказывали, что Борис Леонидович сподобился коррумпировать некоторых недобросовестных советских офицеров, и они перевозили вместе с бытовым «барахлом» предметы искусств на продажу. Со временем офицеры шли на повышения, становились генералами, и крутили с Борей более крупные аферы. По данным досье ФСБ и ЦРУ, помимо клички «бриллиантовая попа» он получил новое прозвище (упоминавшееся в отечественных компроматах на Фуксмана) – Боба. И вместе с Двоскиным занялся операциями с водкой и сигаретами.   Впрочем, довольно скоро Вована перестал удовлетворять «мелкооптовый масштаб» их бизнеса. И тогда он предложил Фуксману помириться с его бывшим партнером по контрабанде Леней Блувштейном-Мининым, проживавшим в Италии. А сам «подтянул» приятеля по отсидке – Гарри Лучанского. Минин в то время развернул неплохой бизнес по нелегальной торговле оружием в «горячих точках» мира, и партнерство с Фуксманом-Двоскиным, которые могли обеспечить его «стреляющим секонд хендом» советского контингента в Германии, сулило большие выгоды. Он легко простил Бобе его предательство в 1978-ом, когда тот организовал его арест немецкими властями за контрабанду, и снова стал жить с бывшим подельником душа в душу. В апреле 91-го и в августе 92-го они даже вместе отдыхали в Монте-Карло и на итальянской Ривьере. А в 93-м, в Риме, провели на загородной вилле две недели.  Эти факты зафиксировали итальянские и американские спецслужбы, которые параллельно отслеживали Минина, развернувшего к тому времени чуть ли не транснациональный оружейный «проект» обмена советских автоматов на африканские алмазы (оружие отправлялось на частных самолетах, принадлежавших Минину). Параллельно они вкладывают наработанный на контрабанде оружия капитал в операции, связанные с поставкой нефти и калийных удобрений на территорию бывшего СССР – в Россию, Украину, Беларусь. Но двигателем этого проекта становится не Фуксман, а Двоскин и Лучанский.   Вообще, надо заметить, что Фуксман только в последнее время вообразил себя мини-олигархом. На самом деле он все время он работал «под кем-то» за процент — сначала «под Мининым», потом – «под Двоскиным» и генералами, затем «под Лучанским». Это происходило еще и потому, что Двоскин и Лучанский вместе сидели, Минин сумел в Италии стать оружейным бароном, а Фуксман так и оставался мелким барыгой, не занимавшим видных позиций в иерархии преступного мира. Это и не удивительно. Кем он был, по сравнению с тем же Лучанским или Двоскиным?   Короткая справка. Григорий Самуилович (Гарри Эммануилович) Лучанский родился в Ташкенте, занимал руководящие посты в ЦК ЛКСМ Латвии. 14 октября 1982 года был осужден по обвинению в хищении на 7 лет за хищение в крупных размерах, подлог и злоупотребление служебным положением. Сидел в Латвии и Пермской области пять лет.  Был досрочно освобожден за глубокое раскаяние и хорошее поведение. Некоторое время работал заместителем директора латвийского агрокомбината “Адаши” и в этом качестве, приехав однажды в Вену, встретил своего коллегу по отсидке Владимира Двоскина, который втянул его в торговлю оружием.  14 декабря 1989 года они создали фирму “Нордекс ГмбХ”, которая становится посредником в переброске сырьевых ресурсов с востока на запад. Финансовым директором фирмы взяли «вечного шестерку» Бориса Фуксмана, за связи с российскими генералами и контакт с главным «сбытарем» оружия в Либерию – Леонидом Мининым.   Практически все операции, которые вел Лучанский, были грандиозными аферами. То исчезли деньги – 30 млн долл – московского внешнеторгового предприятия “Агрохим” — партнера “Нордекса”. Ответственные работники скрылись в неизвестном направлении, а  Лучанский окончательно перебрался в Вену.  То он влез в проект создания памятника Христофору Колумбу от  Зураба Церетели из чистой российской меди (должны были подарить Америке), на него потратили 10 тысяч тонн меди (10 процентов всего ежегодного медного экспорта России!), до Америки памятник не доехал, но медь пропала. Наконец, как сообщала “Комсомольская правда”, при участии “Нордекса” из России вывезли 130 килограммов амальгамы золота (содержание чистого золота — 70 процентов). Самое смешное, что амальгама вывозилась под видом “красной ртути” — секретно-стратегического вещества, изобретенного российскими мошенниками специально для подобных случаев. Контрабанду перехватила швейцарская таможня, которая про “красную ртуть” ничего не знает до сих пор.  В каждой стране у Лучанского был свой стратегический партнер. В России это президент Национального фонда спорта Борис Федоров. Тот самый, кого сначала таинственно изрезали ножом, потом раз 20 стреляли, а в конце концов он скоропостижно скончался в 40 лет якобы от инфаркта. В Беларуси — председатель Президиума Национальной академии наук Беларуси Михаил Мясникович – приятель «интеллектуала» Двоскина. С ним вместе они учредили «Белтехэкспорт». В Украине – Вадим Рабинович.   Сейчас трудно сказать, кто посоветовал взять Рабиновича в долю – Минин или Фуксман (именно они были из Украины, имели здесь связи и родственников). А, может, и  Лучанский, с которым они сидели в одно время. Но выбор оказался историческим: через непродолжительное время между бывшими партнерами возник конфликт по принципу «вор у вора дубинку украл», и Рабинович рассказал о Фуксмане немало интересных гадостей. Короткая справка. Вадим Зиновьевич Рабинович родился 4 августа 1953 г. в Харькове. В 1982 году приговорен к 14 годам тюрьмы “за хищение социалистической собственности в особо крупных размерах” (по статье 86 прим УК). Отсидев 8 лет, в 1990 году был освобожден из тюрьмы. Через несколько дней после освобождения создал с бывшим начальником своего лагерного отряда Андреем Алешиным фирму “Пинта”. С конца 1991 г. - начала 1992 г. после неудачных попыток   торговли  итальянской мебелью и британской косметикой на внутреннем рынке перешел к экспортным операциям по  торговле  металлом. Летом 1993 года происходит контакт Фуксмана с Рабиновичем, и с осени 1993-го Рабинович становится украинским представителем австрийской фирмы “Нордэкс”. Другими словами, его берут в долю. Вадим Рабинович был ответственным за операцию, в которой «Нордэкс» получил гарантии различных московских банков на покупку нефти для Украины в то время, когда страна находилась в серьезном энергетическом кризисе. Украина покрыла свои долги, предоставив «Нордэксу» экспортировать (беспошлинно) из Украины и продавать за рубеж различные товары, в основном сельскохозяйственные продукты и металл. В конце концов эта операция привела к конфликту между Рабиновичем и Лучанским. Последний был уверен, что Рабинович украл у него по меньшей мере один корабль с товаром. Особую неприятность ситуации придавал тот момент, что Лучанский лично договаривался с президентом Кравчуком и и.о. премьера Звягильским. Рабинович переименовал филиал «Нордэкса» в «Остэкс», и в дальнейшем утверждал, что не имеет ничего общего с «Нордэксом», хотя многие в этом сомневаются. Это произошло в марте 1996 года, хотя сам процесс отделения Рабиновича от Лучанского и «кидание» друг друга началось на полгода раньше. Более того, есть основания предполагать, что злейшие враги (в недалеком будущем) – Рабинович и Фуксман прокидывали Лучанского сообща. Ибо без финансового директора, которым числился Фуксман, украсть товар Рабиновичу было бы сложно.   Примерно в этот период (начало 1995-го) в Киеве появляется Леша Роднянский. Вместе с дядей Борей он немного побаловался, сняв на украденные последним деньги несколько фильмов. В том числе – «байду» о Гагарине. Но теперь им захотелось большого полета. Не ставя в известность Лучанского, однако, взяв в компанию Рабиновича, Фуксман решил перейти от афер с сырьем к аферам с телевидением.   Пока он «рубил капусту» у Лучанского с Двоскиным, Леша учредил такое себе, на первый взгляд, мертворожденное дитя как «Иннова-фильм», и прописался ее главным продюсером. Фирма была зарегистрирована еще в 1990 году, но только в 1995 году добралась до украинского телевидения. Они получили пять часов в день для вещания на Первом национальном украинском канале. Но, чтобы расширяться, требовалось получить лицензию, а это, соответственно, стоило денег. Естественно, Фуксман не собирался платить своими. Он попытался «развести» Рабиновича.   Вадим Зиновьевич, по собственному утверждению, был одним из учредителей телекомпании “Студия 1+1” и помогал с лицензией на первые три «эфирных часа». Правда, сейчас Роднянский и Фуксман утверждают, что Рабинович никогда не входил в состав учредителей, а лишь владел компанией “Приоритет”, которой принадлежали эксклюзивные права на рекламу на “1+1”. Но это не важно.   Как кричал потом на пресс-конференции обиженный Рабинович, «Фуксман пришел ко мне и сказал: “Мы можем увеличить свою лицензию, но для этого надо заплатить 2 миллиона долларов”. Естественно, что в такие разговоры я вступать не стал. После этого компания “Студия “1+1”, имевшая до этого 9 часов вещания, получила еще 3 и еще 3 часа — все это было впечатано на машинке, что попросту является криминальным делом.   На самом деле, есть все основания предполагать, что Рабинович заплатил, после чего его «турнули». В начале 1997 г., согласно интервью самого Рабиновича “Украине криминальной”, он продал 50% принадлежащих ему акций “1+1” Рональду Лаудеру за сумму больше, чем $10 миллионов, но меньше, чем $100 миллионов. Впрочем, если верить  книге “Олигарх” Юргена Ротта, доля Рабиновича в акционерном капитале компании, составлявшая 25%, была продана им… Фуксману  за $2,5 млн. А Фуксман с Роднянским уже перепродали акции Лаудеру. Понятно, что не без выгоды для себя.   Понятно, что Рабинович, сам уволокший фирму у Лучанского, рвал и метал на Фуксмана, посвящая ему на специально созванных пресс-конференциях гневные тирады. Например, такую: «После всего этого я заинтересовался финансовой деятельностью, попросил назначить ревизию и узнал следующее: при сотрудничестве с компанией “Видео Интернешнл”, которая продавала рекламу на “Студию “1+1”, 250 тыс. долл. господин Фуксман украл у своих партнеров из американской компании Central Media Interprises (Лаудер. – Автор) и перевел на свой оффшорный счет в компанию “Ирвинг трейдинг”. Я понимаю щекотливость положения компании “Видео Интернешнл”, являющейся партнером “Студии “1+1”, но они достаточно порядочные и серьезные люди, зарекомендовавшие себя с самой лучшей стороны на рынке. Я думаю, что если вы, свободные журналисты, запросите у них, — они эту информацию подтвердят.  Когда господин Фуксман понял, что я все это знаю, он пришел ко мне и сказал, что не надо поднимать шума — он, дескать, договорился с нашими партнерами, они выплатят громадные бонусы по 200, 300, 400 тысяч долларов. Я отказался от этих бонусов и направил американским партнерам письмо (не сегодня, господа, направил, а — 30 ноября 1998 года — вот вам, пожалуйста, копия этого письма, а вот еще и копия контракта, который мне предложил господин Фуксман, — с бонусами в 250 тысяч долларов за 1997 год, 300 тысяч долларов за 1998 год, 250 тысяч долларов за 1999 год — везде зафиксирована фамилия Фуксман; я, естественно, этот контракт не подписывал, отказался)…» (конец цитаты).   Благодаря истерикам Рабиновича, о Фуксмане как аферисте заговорила пресса, а СБУ, вспомнив старые грехи, закрыла ему въезд в Украину. Одновременно, по консульскому соглашению, он стал персоной нон грата в России. Но маховик киномафиозного бизнеса был запущен. Он стал приносить деньги, на которые покупались политики…  В завершающей части: Как Фуксман по-дешевке скупил все украинское кино. Дядя Боря и Леша перебираются в Россию, и с помощью Шлихта узурпируют права на прокат российских фильмов. Студия 1+1 несет «официальные убытки», являясь дойной коровой для личных бизнес-проектов ее владельцев. Фуксман крадет у Рабиновича банк…
Fix address: http://ord-ua.com/2007/03/05/kinomafiya-2/