ORD

Человек не терпит насилия!

Вы можете читать нас на следующих доменах:
ord-ua.info ord-ua.biz ord-ua.org

RSS Бонавентура Копач. “Ложь и предательство”.(Учебное пособие по практической компроматологии)

 

Дамы и господа!

 

Издательство «Port-Folio» представляет Вам свой новый проект, благодаря которому читатели, как впрочем, и издатели, смогут увидеть, что «альтернативность» кажущейся хорошо известной  истории, имеет право быть. Мы взяли на себя смелость помочь увидеть свет произведению перспективного, на наш взгляд, исследователя Бонавентуры Копача «Ложь и предательство» (Учебное пособие по отечественной компроматологии. – К.: PortFolio, 2008).

Не испытывая ложного пиетета перед маститыми придворными биографами бывшего президента Украины Леонида Кучмы, да и перед ним самим, молодой ученый тщательно анализирует те стороны личности экс-президента, которые не становились предметом рассмотрения у предшественников на ниве создания его политических биографий. Многое из выявленного Б.Копачем покажет и ближайшим родственникам, и теснейшему окружению Л.Кучмы того времени, как плохо они знают своего pater familias.

 

Исследователь сделал, как нам представляется, вполне логичный шаг – посмотрел вначале, а соответствовала ли действительности, например, такая самохарактеристика Л.Кучмы: «я – не политик, я – ракетчик»? Как показал Б.Копач, конструкторы и строители ракетной техники бывшего СССР если и упоминают о Л.Кучме, то совсем не как о ракетчике, а только как о директоре «Южмаша». 

 

Молодой ученый незашоренным взглядом окинул этапы становления личности человека, период правления которого в Украине характеризуется чередой смертей высокопоставленных чиновников и журналистов. Для нас полнейшей неожиданностью стала выявленная автором мотивация отношения Л.Кучмы к его бывшим сотрудникам на «Южмаше» и подчиненным в Кабинете Министров и в Администрации президента, особенно к тем представителям высшего украинского чиновничества, которые считали себя обязанными ему за то, что он ввел их в большую политику. 

 

Б.Копач приводит свидетельство известного украинского писателя и журналиста Леонида Капелюшного: «самое близкое окружение президента никогда не знало, на кого упадет немилость. Ни один киевский министр, ни один более-менее заметный чиновник, идя вечером с работы домой, не мог и не может быть уверенным, что следующим утром вернется в свой кабинет, а если возвращался, то не знал, не будет ли он к вечеру безработным». Чуть ли не самым ярким проявлением этого управленческого синдрома у Л.Кучмы является увольнение с поста секретаря Совета национальной безопасности и обороны Владимира Горбулина. Кучма и Горбулин знакомы с начала 70-х годов прошлого века, работали вместе в парткоме «Южмаша», семьями ездили в отпуск, ближайшие соратники по первому президентскому сроку. И вдруг – находящийся в Умани Президент Украины Л.Кучма сообщает ничего не подозревающему секретарю СНБО В.Горбулину через прессу, что он освобожден от должности в связи с переходом на другую работу. При этом с цинизмом, достойным истинного самодержца, Л.Кучма сообщил, что В.Горбулин – академик, а поэтому без работы не останется: «Владимир Павлович, если нужно, поработает моим советником». 

Можно только представить, какой была психологическая травма для других ближайших сотрудников Л.Кучмы: если лидер так поступает с давним и вернейшим другом, то чего нужно было ожидать другим?! Показательна в этом смысле судьба бывшего Министра внутренних дел генерала внутренней службы Юрия Кравченко. Уволенный Президентом Л.Кучмой с должности министра, Ю.Кравченко был проведен им по унизительно длинной как для верного оруженосца процедуре понижения в должностях: полгода в губернаторах Херсонской области, полтора года в председателях Государственной налоговой администрации. С тем, чтобы перед очередным увольнением услышать от Президента абсурдное обвинение в том, что за годы независимости никогда ситуация в сфере возврата НДС «не была такой критической», как при Ю.Кравченко!

 

Так что многие из тех, кто испытал на себе и барскую любовь, и барский гнев Л.Кучмы, с удивлением обнаружат в произведении Б.Копача подтверждение своим смутным догадкам о том, что их тогдашний Godfather на самом деле был бесчестным, низким, мелочным, злопамятным, мстительным, лживым, циничным и трусливым сластолюбцем.

 

Владеющий надежным методологическим инструментарием и обладающий широким историко-культурологическим кругозором, Б.Копач вскрывает те мутные пласты биографии Л.Кучмы, которые старательно затушевываются его придворными беллетристами. В этом смысле показателен комментарий Б.Копача к утверждениям К.Бондаренко в книге «Леонид Кучма. Портрет на фоне эпохи» (2007) об использовавшихся командой Л.Кучмы избирательных технологиях. Б.Копач приводит удивительное по откровенной циничности сообщение К.Бондаренко: «Наверное, впервые в избирательной кампании использовался фактор социологии на службе у пропаганды. Дмитрий Табачник и Владимир Кузнецов подготовили и опубликовали через агентство «Интерфакс» более 60 пресс-релизов с липовыми исследованиями общественного мнения, которое, конечно же, склонялось в пользу Кучмы». Исследователь дает этому совершенно справедливую оценку: «Думается, информационное агентство «Интерфакс» за давностью лет, разумеется, предъявлять претензии уважаемым людям за то, что они тогда гнали через него липу, подставляя под угрозу его доброе имя и деловую репутацию, не будет. Однако, показателен сам факт признания в сознательном обмане избирателей».

И тут же Б.Копач приводит «еще один факт не правового поведения Д.Табачника, который К.Бондаренко прячет в сноску, — продление больше, чем на год, полномочий Президента Л.Кучмы. Описывая это продление как «существенную победу», «одну из главных побед» в жизни и карьере Л.Кучмы», К.Бондаренко «сообщает: «В июле 1994 года президент избирался сроком на четыре года – то есть его полномочия должны были истекать в июле 1998 года. Согласно Конституции, президент избирался сроком на пять лет, и очередные выборы должны были состояться в последнее воскресенье октября 1999 года…». А в сноске подается механизм введения этого «продления»: «Решение о продлении полномочий Кучмы было принято благодаря усталости парламента, а также слаженной политической игре четырех игроков – Леонида Пидпалова, Дмитрия Табачника, Сергея Головатого и Михаила Сироты. Депутаты даже не успели понять, за что они голосуют, и возразить». И Б.Копач делает совершенно справедливый вывод: «Мы не можем не поблагодарить автора за приведение столь ярко характеризующего и Л.Кучму, и его команду факта. Разумеется, в воле автора (К.Бондаренко – Ред.) называть обман парламентариев «слаженной политической игрой», но на самом деле подобного рода игры должны подпадать под уголовное преследование как факт должностного подлога».

 

Изваянный усилиями многочисленных наемных портретистов образ чуть ли не «фундатора» (!!!) современной Украины, в умелых руках менеджеров В.Пинчука, «смотрящего» за финансами своего тестя, постепенно начал замещать в общественном сознании реального деятеля. Поэтому так важно, что именно сейчас прозвучал трезвый голос ученого, нашедшего в себе силы преодолеть брезгливость и хладнокровно препарировать скальпелем научного метода патологические мутации, порожденные пресыщением Л.Кучмы властью. «Думаю, что читатели со мною согласятся: дело ведь не в биографах и историках, пусть они будут даже политическими беллетристами в золотых перьях, — пишет Б.Копач. - Дело в фигуре, которая выдвигается на постамент в качестве знамени эпохи. Не случайность этого выдвижения не только в том, что ее нужно отмыть и покрасить бронзовой краской, а и в том, что силы, стоящие за этой фигурой предполагают не только возврат к власти, но и использование ее по тому же самому назначению: обеспечение личного обогащения. Пока же ведется могучая артиллерийская подготовка, и в ней орудием главного калибра выступает, конечно же, сам фундатор «кучмизма».

 

На основе скрупулезного социально-психологического анализа особенностей становления личности Л.Кучмы, произведенного Б.Копачем, можно сделать обоснованный вывод, что источником его криминальных поведенческих патологий являются внутриличностные причины. Разумеется, если бы не записи Н.Мельниченко, мы бы не услышали удовлетворенно хихикающего Л.Кучму при докладе ему Министром внутренних дел Ю.Кравченко о том, как его «орлы» поиздевались над журналистом и политологом А.Подольским, которого они выкрали, вывезли в лес и, угрожая убийством, зверски избили. А ведь это стало репетицией совершенного через три месяца теми же «орлами» убийства журналиста Г.Гонгадзе. Как не узнали бы и об утробном антисемитизме Л.Кучмы, получившем страшное воплощение в реальности – покушением неизвестного на убийство народного депутата А.Ельяшкевича. 

Сегодня с удивлением можно обнаружить совпадение мнений «жертвы» (Л.Кучмы) и ее «палача» (Р.Кузьмина), многое узнавших благодаря возбужденному против Л.Кучмы уголовному делу. Так, Л.Кучма в феврале 2012 года заявил, что он «сегодня намного более информирован, чем когда был президентом», и что он «взялся за голову», когда «прочитал протоколы допросов». А Р.Кузьмин декадой ранее заявил: «Уж чью-чью жизнь, а жизнь Кучмы и украинской элиты в ходе расследования этого уголовного дела я изучил хорошо». Даже у самого толерантного рецензента не может не возникнуть саркастический вопрос: а чем же каждый из них занимался в предыдущие 11 лет, если им для окончательного просветления потребовалось целое уголовное дело и допросы высшего чиновничества страны? 

Получается, что не иностранные, а отечественные спецслужбы осуществили спецоперацию по дискредитации Л.Кучмы! Ведь все, что мы слышали на прошедших отечественную и международную экспертизы «пленках Мельниченко», звучит из уст тогдашних председателя СБУ Л.Деркача, Министра внутренних дел Ю.Кравченко, Генерального прокурора М.Потебенько, главного налоговика Н.Азарова, на самом деле было не информированием своего Президента, а сознательным его обманом. Отвлекая его внимание на ничтожные дела, они, по сути, подталкивали его к уголовно наказуемым деяниям! А ведь они — самые близкие и наивернейшие служаки!!!

Надеемся, что предлагаемое вам исследование Б.Копача увлечет вас, поскольку ставит не только перед Р.Кузьминым и другими прокурорскими и судейскими работниками, а перед всем обществом интереснейшую психолого-криминалистическую задачу. Как может сын пропавшего без вести фронтовика, выросший в тотальной бедности послевоенного полесского села и ставший со временем освобожденным комсоргом, а затем и не менее освобожденным парторгом крупнейшего в СССР оборонного предприятия «Южмаш» (на все это ушло не менее 17 лет), побыв директором этого предприятия чуть ли не 6 лет, пройдя через делегатство на перестроечных ХХVІІ и  ХХVІІІ съездах КПСС, съездах КПУ, членство в ЦК КПУ и депутатство в Верховной Раде Украины, сказать (беседа Кучмы с Кравченко на записях Мельниченко) по поводу журналиста Г.Гонгадзе: «Володя (Литвин?) говорит: «Нужно, чтобы его чеченцы украли и вывезли в Чечню, на х.., и выкуп попросили»? Откуда эта барская уверенность в своей непогрешимости у Л.Кучмы, только что вымутившего второй президентский срок? Не КПСС ли воспитала такое беспардонное отношение к человеческой жизни? А ведь и сам министр Ю.Кравченко, которого Л.Кучма прочил в свои преемники, и его «орлы», ведомые генерал-лейтенантом А.Пукачем, показавшие, что они способны не хуже «чеченских бандитов» выкрасть человека и отрезать ему голову, прошли через обучение «Кодексу строителя коммунизма» в комсомоле и в КПСС.

Бонавентура Копач остановился в своем исследовании в той точке, которая, надеемся, станет отправной для следующего этапа исследования: как соучастие бывшего президента в многочисленных уголовно наказуемых деяниях, зафиксированных на «пленках Мельниченко», превращается в руках опытных политтехнологов, чуть ли ни в его подвиг? 

 

Версия для печати

 

 

Комментировать

Комментарии - страница 1

3.06.2012 12:28 severyn nalyvayko

Содержание Краткие характеристики значимых мелочей 5 Биографы Л.Кучмы 10 Г.Корж: настоящая биография 10 Я не злопамятный. Я просто злой, и у меня память хорошая 28 Межвоенное поколение 35 Студент Л.Кучма в городе-шарашке 52 К.Бондаренко: фон эпохи 59 Сопротивление источников 70 Неиспользованные источники 76 Достойны ли веры записки Л.Кучмы? 90 Узкоколейка как диверсия: Николай Островский 99 Павло Скоропадский 105 В чем провинился Кирпа? 107 Неполитические фигуры: жертвенне козлы или «козлы опущения»? 110 Заключение 122


3.06.2012 12:29 severyn nalyvayko

От издательства Предприняв риск издать эту книгу, мы основывались на нескольких, иногда не до конца сформулированных идеях автора, которые мы не можем не разделять, несмотря на некоторую их расплывчатость. Во-первых, это идея о том, что как «первый срок» Президента Украины Леонида Кучмы, так и вторая его редакция, – были попыткой реанимации изрядно потрепанного брежневского неосталинизма. Во-вторых, это идея о том, что «красный директорат» готов был терпеть на первом посту в государстве только такого человека, который может выражать (при этом, в том числе, и выражаться) их идеал государства и государственного деятеля: директора шарашкиной конторы, или скотного двора. В-третьих, мы поддерживаем автора в том, что недопущение построения в любом обозримом будущем какого бы то ни было «олигархата», даже переходящего в «паханат», возможно только на пути гласности и общественного контроля над деятельностью государственной власти. В-четвертых, издавая эту книгу, мы поддерживаем идею автора о том, что могучий шлейф информационного «прикрытия» бездарного десятилетия должен быть развеян. В-пятых, мы считаем, что идея, высказанная в выводах, может быть поддержана многими другими исследователями и политиками. Не народ, не общество, не государство, не страна возлагается на алтарь служения отдельно взятому выразителю идей и чаяний группы глубоко апатичных к судьбе своей Родины людей, а он и иже с ним долженствуют осознать мелочность своих представлений о народе и Украине. И, даст Бог, возвысятся они над собой… аж до покаяния.


3.06.2012 12:30 severyn nalyvayko

От издательства Предприняв риск издать эту книгу, мы основывались на нескольких, иногда не до конца сформулированных идеях автора, которые мы не можем не разделять, несмотря на некоторую их расплывчатость. Во-первых, это идея о том, что как «первый срок» Президента Украины Леонида Кучмы, так и вторая его редакция, – были попыткой реанимации изрядно потрепанного брежневского неосталинизма. Во-вторых, это идея о том, что «красный директорат» готов был терпеть на первом посту в государстве только такого человека, который может выражать (при этом, в том числе, и выражаться) их идеал государства и государственного деятеля: директора шарашкиной конторы, или скотного двора. В-третьих, мы поддерживаем автора в том, что недопущение построения в любом обозримом будущем какого бы то ни было «олигархата», даже переходящего в «паханат», возможно только на пути гласности и общественного контроля над деятельностью государственной власти. В-четвертых, издавая эту книгу, мы поддерживаем идею автора о том, что могучий шлейф информационного «прикрытия» бездарного десятилетия должен быть развеян. В-пятых, мы считаем, что идея, высказанная в выводах, может быть поддержана многими другими исследователями и политиками. Не народ, не общество, не государство, не страна возлагается на алтарь служения отдельно взятому выразителю идей и чаяний группы глубоко апатичных к судьбе своей Родины людей, а он и иже с ним долженствуют осознать мелочность своих представлений о народе и Украине. И, даст Бог, возвысятся они над собой… аж до покаяния.


3.06.2012 12:31 severyn nalyvayko

От издательства Предприняв риск издать эту книгу, мы основывались на нескольких, иногда не до конца сформулированных идеях автора, которые мы не можем не разделять, несмотря на некоторую их расплывчатость. Во-первых, это идея о том, что как «первый срок» Президента Украины Леонида Кучмы, так и вторая его редакция, – были попыткой реанимации изрядно потрепанного брежневского неосталинизма. Во-вторых, это идея о том, что «красный директорат» готов был терпеть на первом посту в государстве только такого человека, который может выражать (при этом, в том числе, и выражаться) их идеал государства и государственного деятеля: директора шарашкиной конторы, или скотного двора. В-третьих, мы поддерживаем автора в том, что недопущение построения в любом обозримом будущем какого бы то ни было «олигархата», даже переходящего в «паханат», возможно только на пути гласности и общественного контроля над деятельностью государственной власти. В-четвертых, издавая эту книгу, мы поддерживаем идею автора о том, что могучий шлейф информационного «прикрытия» бездарного десятилетия должен быть развеян. В-пятых, мы считаем, что идея, высказанная в выводах, может быть поддержана многими другими исследователями и политиками. Не народ, не общество, не государство, не страна возлагается на алтарь служения отдельно взятому выразителю идей и чаяний группы глубоко апатичных к судьбе своей Родины людей, а он и иже с ним долженствуют осознать мелочность своих представлений о народе и Украине. И, даст Бог, возвысятся они над собой… аж до покаяния.


3.06.2012 12:32 severyn nalyvayko

От издательства Предприняв риск издать эту книгу, мы основывались на нескольких, иногда не до конца сформулированных идеях автора, которые мы не можем не разделять, несмотря на некоторую их расплывчатость. Во-первых, это идея о том, что как «первый срок» Президента Украины Леонида Кучмы, так и вторая его редакция, – были попыткой реанимации изрядно потрепанного брежневского неосталинизма. Во-вторых, это идея о том, что «красный директорат» готов был терпеть на первом посту в государстве только такого человека, который может выражать (при этом, в том числе, и выражаться) их идеал государства и государственного деятеля: директора шарашкиной конторы, или скотного двора. В-третьих, мы поддерживаем автора в том, что недопущение построения в любом обозримом будущем какого бы то ни было «олигархата», даже переходящего в «паханат», возможно только на пути гласности и общественного контроля над деятельностью государственной власти. В-четвертых, издавая эту книгу, мы поддерживаем идею автора о том, что могучий шлейф информационного «прикрытия» бездарного десятилетия должен быть развеян. В-пятых, мы считаем, что идея, высказанная в выводах, может быть поддержана многими другими исследователями и политиками. Не народ, не общество, не государство, не страна возлагается на алтарь служения отдельно взятому выразителю идей и чаяний группы глубоко апатичных к судьбе своей Родины людей, а он и иже с ним долженствуют осознать мелочность своих представлений о народе и Украине. И, даст Бог, возвысятся они над собой… аж до покаяния.


3.06.2012 12:51 severyn nalyvayko

Век двадцатый, век необычайный. Чем он интересней для историка, Тем для современника печальней. Н.Глазков Краткие характеристики значимых мелочей С момента, когда чуть ли не одновременно вышли три издания, посвященные одной из наиболее противоречивых политических фигур минувшего десятилетия – бывшему Президенту Украины Леониду Кучме, – минуло много времени. Леонид Кучма. После майдана. Записки президента 2005-2006. 2007. Презентация состоялась 21.06.2007 в Фонде Леонида Кучмы «Украина». Кость Бондаренко. Леонид Кучма. Портрет на фоне эпохи. 2007. Презентация: 19 сентября 2007 г. в ресторане «Липский особняк» в центре Киева Украина без Кучмы. Год оранжевой власти. Январь 2005 – март 2006 года / Составители М. Погребинский, А. Толпыго. – К.: Оптима, 2007. – 744 с. Презентация: 5 июля 2007 в Харькове в пресс-центре Харьковского горсовета Однако до сих пор профессиональных рецензий на эти труды не вышло. А те мелкие замечания, в которых те или иные герои этих публикаций прямо или косвенно пытаются показать недостоверность приводимых авторами сведений, никак не влияют на восприятие общей картины, созданной упомянутыми произведениями. Судя по всему, они задумывались как мощный упреждающий удар по общественному сознанию, долженствовавшему быть к концу весны 2007-го озадаченным однозначной победой в парламенте бело-голубых и примкнувших к ним красно-малиновых левых. Ведь предполагалось, что перекупленные оппозиционеры – депутаты Верховной Рады – вливаются в могучую «коалицию» народного единства, составляя конституционное большинство, отменяют пост Президента, и дальше… Белым и пушистым предстает со страниц этих изданий «оболганный» помаранчевыми и их тогдашними союзниками-социалистами Леонид Кучма, без которого они собирались строить совсем другую Украину. Все три книги должны были показать «измученному бесконечными выборами» избирателю, что «нефиг ото было по Майданам шастать!» Какую эпоху прогавили! Кто теперь вернет и ту, похожую на «развитой социализм им. Л.И.Брежнева», стабильность, и ту правдивость, с которой известные телевизионные киллеры «мочили» с экрана первого государственного канала любую попытку оппозиции сказать, что, вообще-то демократию невозможно внедрить в общественное сознание авторитарными методами. Подготовленные издания никто не стал останавливать даже тогда, когда Президент Украины В.Ющенко, именуемый в некоторых кругах «котом Леопольдом», которого, по выражению одного Интернет-издания «все держали за лоха, а он оказался беспредельщиком», в примиренческом раже объявил о роспуске коррумпированной бело-голубыми Верховной Рады. Издержки завершенного издательского и не начавшихся, но подготовленных, полиграфического, торгового и паблик-рилейшнз процессов, как это не покажется странным, заказчика совсем не волновали: важен был сам факт триплета. От скольких бортов, и в какую лузу попадут шары, уже мало волновало людей, для которых «эпоха Кучмы» должна была продлиться еще на какое-то, пусть и вполне виртуальное, время. Это уже потом, когда были, не только объявлены досрочные парламентские выборы, но и определена их дата, этот триплет попытался превратить в квадриплет (или, квадруплет, если будет угод


3.06.2012 12:52 severyn nalyvayko

но) бывший «директор парламента» Александр Волков своим блоком «К.У.Ч.М.А.» Непредвиденная и неожиданная победа помаранчевых на досрочных парламентских выборах осени 2007 года ничего не изменила в издательском проекте, посвященном исключительно одному человеку – Л.Кучме. Чем больше пройдет выборов после ухода времени, именуемого его биографами «эпохой», тем быстрее забудется все, что стало причиной и источником помаранчевой революции 2004-го года. А управлять информационным потоком, касающимся только одного человека, значительно проще, чем массовым сознанием: здесь достаточно набросать удивительно ярких мелочей, и за ними уже никто не будет докапываться до главного. Косвенным подтверждением того, что все издания сыграли свою положительную для их героя роль, могут служить раздаваемые Л.Кучмой интервью, в которых он позволяет себе роскошь делиться впечатлениями от «Украины без Кучмы». Все это можно было бы рассматривать как многоходовую комбинацию по отвлечению внимания избирателя от заведения в парламент Владимира Литвина, который и должен был бы обеспечить законодательное сопровождение окончательной реабилитации «невинно оболганных» в результате «кассетного скандала» и «дела Гонгадзе» государственных чиновников. На самом деле речь идет о рутинном развитии давней операции медиа-сопровождения процесса отбеливания Л.Кучмы и его команды, начатого приснопамятными якобы зарубежными фильмами авторства иностранных корреспондентов и телевизионными передачами авторства В.Арьева и иже с ним. А также многочисленными публикациями в прессе, которые должны были посеять как можно больше зерен сомнения в том, «а был ли мальчик?». Лозунг у этой «химчистки» очень простой: чем больше рассерутся, да и обсерутся помаранчевые, тем белее и пушистее будет выглядеть предыдущий «режим». А уж кому добавить дрожжей в сельский туалет помаранчевых, – это бизнес-процесс предполагает «аутоматычно». Но книжки должны быть. И чем толще, тем лучше. Ибо мелкую книжку заклюют. А вот три тома, более чем по полтысячи страниц, попробуй в одночасье разделай! Не потому ли за все время после их появления не появилось ни одной профессиональной рецензии на эти издания, что у профессионалов, с одной стороны, нет времени на герменетивческое «вчитывание» во все эти опусы, а с другой – кто будет читать этот «Анти-Кучма» новоявленного Энгельса в полторы тысячи страниц. А краткостраничными памфлетами тут никак не отделаешься. Мы взяли на себя неблагодарный труд обратить внимание просвещенной публики только на некоторые моменты вышеназванных трудов известных и безвестных «писателей», отражающие, по нашему мнению, специфику вписывания в «портрет эпохи» одного из ее составляющих, который менее всего подходит для того, чтобы эпохи эта называлась его именем. Как, например, его подпись «Леонид Кучма» под трудом, изданным под названием «После майдана», говорит скорее об его «вдохновляющей» и направляющей роли, чем о действительном писании подобного рода труда. Мелочность инвектив и претенциозность выводов свидетельствует о том, что было некое передаточное звено между воспаленной амбицией политика и реальным воплощением ее в тексте. Судя по всему, звеном этим была одна известная (в очень узких кругах бывших советских борцов с инакомыслием) радиодиктор, познавшая радость пребывания в осиных гнездах клеветников на нашу общую с Л.Кучмой Родину – СССР, которая, судя по медицинскому образованию, решилась выполнить терапевтический долг перед пострадавшим в результате краха СССР народом: представить ему реинкарнацию Л.И.Брежнева в виде Л.Д.Кучмы. Может быть, именно поэтому труд не совсем понравился одному из его вернейших соратников, к тому времени бывшему главе его Администрации и дважды вице-премьер-министру


3.06.2012 13:03 severyn nalyvayko

в его правительствах Д.Табачнику. В интервью УНИАН в июле 2007 г., данном после презентации книги Л.Кучмы, Д.Табачник привел мнение своей жены, с которым он, видимо, внутренне согласен: «…моя жена сразу сказала, что не узнает Леонида Даниловича. Она сказала: не нужно было ему демонстрировать обиды и выступать с позиции огорченного или непонятого человека». Тут кстати придутся слова, сказанные в другом месте и по другому поводу: «Недаром говорят, что когда француз пишет книжку, он изображает свои победы и наслаждения, а когда славянин – то поражения и страдания…»1. Признав, вместе с Д.Табачником, что «развитие мемуаристики – это процесс позитивный», мы последуем за второй частью сделанного им утверждения и постараемся успеть поспорить, «пока живы участники событий». Тем более, что не можем не согласиться с мнением известного советского журналиста Владимира Губарева, посвятившего огромное количество публикаций становлению ракетно-космической отрасли СССР, высказанном после выхода в свет в кастрированном виде написанной им для воспоминаний Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И.Брежнева главы под названием «Космический Октябрь»: «Я полностью согласен с критиками: действительно, лгать в мемуарах руководителей страны недопустимо, так как это прямо или косвенно принижает роль истинных героев и возвышает тех, кто такого недостоин. И ссылки на субъективизм уже не оправдывают искажение истины»2. 1 «Недарма кажуть, що коли француз пише книжку, він зображує свої звитяги й насолоди, а коли слов’янин – то поразки й страждання…». М.Романцов, автор та упорядник книги «Володимир Лановий: «Залізної завіси вже не буде – не вистачить заліза». – К.: «Молодь», 1994. – с. 36 2 К вопросу о неслучайности схождения некоторых имен; вот мнение В.Губарева: «Я учился в МИСИ имени Куйбышева, на факультете спецпроектов, занимался сугубо техническими специальными вещами, прекрасно знал математику и собирался серьезно заниматься наукой. (Кстати, у нас учился Володя Высоцкий, а многие выпускники МИСИ стали режиссерами, журналистами, писателями.) – Ольга Рогозина. Статьи с визой Главкосмоса. Тайный советник (Санкт-Петербург), №31. 16.8.2004. http://epizodsspace.testpilot.ru/bibl/intervy/gubarev-v.html Действительно, ведь не мог же В.Губарев повлиять на Л.Брежнева или его подчиненных, которые «редактировали» его «воспоминания». Например, у Л.Брежнева написано о С.Королеве: «Соединение идейности, преданности социалистической отчизне с глубокими специальными знаниями и талантом сделало коммуниста С.П.Королева выдающимся ученым, который чутко понимал нужды и возможности страны и, реально оценивая обстановку, искал и находил наиболее эффективные решения. Таким его воспитала партия». Как вспоминал «соратник Королева и Янгеля», заместитель Генерального конструктора КБ «Южное» Василий Будник, «к моменту моего прихода в институт Королев был репрессирован, как рассказывали его сослуживцы, «за преступную безрезультативность» (так считали в НКВД) в создании крылатой ракеты»3). Тут нельзя не напомнить, как, собственно, КПСС воспитывала «коммуниста» С.П.Королева, вступившего в КПСС только в 1953 году, да и то, скорее всего, в надежде, что это позволит ему довести начатое им дело до конца. По воспоминаниям знавших его людей, он только космонавтам Гагарину и Поповичу рассказал о том, как ему в 1938 году следователь НКВД выбил зубы. Или, например, вспомнить такой метод воспитания будущего «коммуниста»: «В 1938 г. Королев, обвиненный в принадлежности к некой троцкистской организации, оказался в тюрьме, а затем на Колыме. Много раз мог погибнуть. Однако ему повезло: он был арестован уже не в разгар ежовщины. Через некоторое время новый глава НКВД Берия решил более рационально использовать труд квалифицированных заключенных, расширяя систему знаменитых «шарашек». В этих тюрьмах-НИИ сотрудниками были арестанты-исследователи, арестанты-конструкторы, арестанты-инженеры. Перед заключенным Туполевым была поставлена задача создания нового пикирующего бомбарди3 «Соратник Королева и Янгеля – В.С. Будник отметил свой 93-й день рождения». http://www.nkau.gov.ua/


3.06.2012 15:44 severyn nalyvayko

8 ровщика, он мог подбирать себе сотрудников, используя обильные ресурсы «контингента» заключенных. Жизнь Королева была спасена в тот момент, когда авиаконструктор вспомнил о своем дипломнике… В 1938 г. Большое Государство всей своей свирепой мощью обрушилось на Королева. Восемь лет спустя конструктор почувствовал, что система стала работать на него. По его планам работали заводы, распределялись средства, передвигались войска, шпионили разведчики, писались диссертации. Но бывший зек знал, что настроение социалистического Левиафана переменчиво. Об этом он помнил и без брани Берии по линии спецсвязи. Ближайшие сотрудники могли оказаться стукачами, а офицеры охраны весьма напоминали «попок» из «шарашки». Он ощущал холодное дыхание ГУЛАГа»4. Нельзя не привести свидетельства и о том, как ВКП(б)-КПСС воспитывала и других ракетостроителей. Кстати, свидетельство это не от Л.Кучмы, для которого легендарный его предшественник на посту директора Южмаша Александр Макаров сделал так много, а от Ю.Алексеева, который не смог не рассказать в беседе с журналистом, по-видимому, Всеволодом Копейко, историю, которую мало кто из южмашевцев вообще старался бы комментировать: «Судьба Макарова сама по себе представляет интерес исключительный. В 1940-м году в период его работы директором завода «Красная Этна» по необоснованному обвинению и приговору суда он был отправлен в лагеря на строительство Северо-Печорской магистрали. Весной сорок второго года по распоряжению прокуратуры СССР из мест заключения были досрочно освобождены ведущие специалисты для использования их в различных отраслях народного хозяйства. В их число попал и Макаров. В графе «предыдущее место работы» записали «командировка». Он неистово приступил к 4 Королев Сергей. «Зато мы делаем ракеты». Газета «Наш Мир». 2007.11.15. http://www.nm2000.kz/news/2007-11-13-1759трудовой деятельности в гибельное для страны время, когда главным лозунгом было «Все – для фронта, все – для Победы!» В глубоком тылу он возглавлял завод по выпуску для фронта малолитражных двигателей, затем мотоциклетный завод в Ирбите Свердловской области. 4 декабря 1948 года Макаров занял пост директора завода нестандартного оборудования, который находился в структуре Днепропетровского автозавода, и 38 лет прослужил «оборонке»5. Необходимое уточнение из Владимира Платонова: «Из пяти тысяч пересыльных лагпунктов, действовавших в стране, Макаров побывал в пяти, но и этого было достаточно, чтобы понять, каких чудовищных масштабов достигла трагедия, происходящая в стране»6. Не менее показательна история другого гения советской космонавтики – Валентина Петровича Глушко7. В статье Владимира Губарева «Власть над огненным водопадом» читаем: «23 марта 1938 года Валентина Петровича Глушко арестовали. Через два дня в подвалах Лубянки он подписал признание: „Я являюсь участником антисоветской организации в оборонной промышленности, по заданию которой проводил вредительскую подрывную работу. Кроме того, я занимался шпионской работой в пользу Германии“. Глушко никогда не рассказывал, почему он подписал эту бумагу. Впрочем, подобные „признания“ есть почти в каждом „Деле“. Даже те, кто прошёл царскую каторгу и ссылки, подписывали признание на Лубянке. Устоять смогли лишь единицы. Но через три месяца, уже в Бутырке, Глушко не признаёт ничего! Видно, сокамерники объяснили ему, что единственный способ не попасть 5 Ю.С. Алексеев: «Для нас Макаров – символ целой эпохи». Беседовал Всеволод Копейко. http://www.space.com.ua/ 6 Платонов Владимир. Неизвестные страницы из жизни Макарова. «Зеркало недели», №13 (592) 8-14 апреля 2006. http://www.zn.ua/3000/3760/53067/ 7 Губарев Владимир «Власть над огненным водопадом». http://wsyachina.narod.ru/technology/rocket_1.html 8


4.06.2012 6:59 severyn nalyvayko

под расстрельную статью – это борьба. Он пишет сначала Вышинскому, потом Ежову и, наконец, Сталину. Текст посланий почти одинаков: „Прошу Вашего распоряжения о пересмотре моего дела, поручив его новому следствию, т. к. форма допроса, которому я подвергся, носила характер морального и физического принуждения, в результате чего мною были даны показания, не отвечающие действительности. Прошу не замедлить с пересмотром моего дела (№18102), обеспечив нормальный метод следствия, т. к. я сижу в тюрьме уже 7 месяцев“. Ответа нет, но заявления подследственного всё-таки доходят до начальства. А Глушко тем временем пишет новое письмо Берии: „Будучи оклеветан врагами народа, я был арестован 23.03.38 г. и подвергся со стороны следственного аппарата НКВД моральному и физическому принуждению, в результате насилия я был вынужден подписать протокол допроса, содержание которого является вздором, вымыслом“. Глушко добивается того, что вести его дело поручают новому следователю… Но победить было невозможно. 15 августа 1939 года особое совещание при народном комиссаре внутренних дел СССР вынесло постановление: „Глушко Валентина Петровича за участие в контрреволюционной организации заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на восемь лет, считая срок с 23 марта 1938 года. Дело сдать в архив“. Но страна нуждалась в таких специалистах, как Глушко. А потому вскоре на его „Деле“ появилось короткое письменное распоряжение: „Ост. для раб. в тех. бюро“. Глушко направили в Казань, в „Шарашку“. Там же через некоторое время оказался и Сергей Павлович Королёв, которого Валентин Петрович потребовал к себе. Да! В „Шарашке“ Глушко имел возможность набирать специалистов из тех, кто оказался в ГУЛАГе. Он составил список своих товарищей по ГДЛу и ГИРДу, но большинство из них уже были расстреляны». Это к вопросу о том, кого какая партия и как воспитывала. Всеми выше- и нижеприведенными нами рассказами на ракетостроительную тему мы хотели бы показать, что с воспоминаниями и размышлениями Л.Кучмы «после Майдана» дело обстоит как раз в стиле писанного-переписанного редакторами из ЦК КПСС «Космического Октября» Л.Брежнева. Только у Л.Кучмы, за отсутствием какой бы то ни было идеологии и партийно-государственного контроля со стороны возможного ЦК, авторское раздражение, злость, обида, невозможность, да и нежелание говорить правду выплескиваются таким потоком желчи, что их читателю может помочь только очень дотошный комментарий. Мы не считаем нашу работу законченной, и призываем других исследователей детальнее показать, как выразился один из интернетчиков, «чего сей субъект наконструировал и что конкретно организовал».


4.06.2012 7:02 ler eaduni

Биографы Л.Кучмы

Настоящих биографов Л.Кучмы немного, но все они значимы: ведь среди них и видные историки современности – Председатель Верховной Рады Украины, академик НАНУ В.Литвин; вице-премьер-министр Украины по гуманитарным вопросам, доктор исторических наук Д.Табачник. И, конечно же, журналисты, историки, политологи Г.Корж, К.Бондаренко, М.Погребинский, основной отличительной особенностью которых является издание отдельных книг о своем герое. Что же касается тех малоизвестных исследователей эпохи, у которых не было необходимых спонсоров для издания отдельных томов, то о них может свидетельствовать только Его Величество Интернет. При известной усидчивости и старательности всегда можно будет откопать такие россыпи необычных как по форме, так и по содержанию замечаний, от которых у иного историографа дух бы захватило. Но наши биографы были призваны совсем не Клио. Поэтому нам придется время от времени верифицировать общеполитические рассуждения биографов по поводу их героя биографической конкретикой, принадлежащей перу людей, которым дороже Истина, а не свои за-«метки» на пути к Ней. Нами не внесен в вышеприведенный список «одновременных» изданий «эпохальный труд» Геннадия Коржа «Леонид Кучма. Настоящая биография второго президента Украины» (Харьков: «Фолио», 2005), вышедший двумя годами ранее труда К.Бондаренко. По поводу «настоящести» биографии второго президента с автором спорить трудно хотя бы потому, что именно биографией Президента Украины там и не пахнет. Есть попытка описать фон, на котором эта биография могла бы быть вышита не столько крестиком, сколько крестом (безвременно ушедшие А.Емец, В.Чорновил, В.Малев, Г.Кирпа, Ю.Кравченко…), то хотя бы прописана, как на кальке… Здесь мы не будем глубоко вникать в проблематику «случайных» автокатастроф и «самоубийств», отошлем читателя к статье Виталия Карпенко «Случайны ли автокатастрофы в Украине». В ней он, подводя итоги анализу автокатастроф с украинскими политиками, как со смертельным исходом, так и без него, пытается обратить внимание читателя на состояние дел в государстве: «Не берусь делать категорических выводов – пусть на основе приведенных фактов их сделает сам читатель. Но одно самоочевидно: что-то неладное происходит в нашем государстве»8. Правда, как на эту статью, так и на многие другие, которые касались неожиданных гибелей политиков и высокопоставленных государственных служащих, ответа никто из представителей правоохранительных органов не давал и, судя по всему, давать не собирается. На этих страницах нам часто приходится уличать некоторых авторов если и не в откровенной лжи, то в преднамеренном передергивании фактов и искажении их трактовок – уж точно. Писать об этом неприятно, но подрастающее поколение должно знать, что к творчеству политических беллетристов нужно подходить с особой осторожностью.

Г.Корж: настоящая биография Л.Кучмы

Труд тогдашнего Г.Коржа заслуживает звания «конспекта слива», разверзшегося как названными выше, так и другими изданиями, посвященными прямо или косвенно деятельности Л.Кучмы. Поясним выражение «тогдашнего Г.Коржа». Когда Г.Корж писал «настоящую биографию» Л.Кучмы, он еще не знал, сколько нового он узнает о своем герое постфактум к уже написанной и изданной книге. И вот когда он поработал руководителем пресс-службы Партии регионов во время президентских выборов 2004-го года, 8 Віталій Карпенко. Виклики ХХІ віку. Політичні хроніки пером публіциста. Чи випадкові автокатастрофи в Україні. 05.02.2002. http://ukrlife.org/main/karp/vyklyky2.htm)


4.06.2012 7:08 severyn nalyvayko

он уяснил, что бывший его кумир на самом деле герой совсем другого романа. Поэтому Г.Корж написал новую книгу – «Кинотеатр «Зоряный», или Анатомия выборов – 2004» (Харьков: Фолио, 2005. – 222 c.), в которой тщательно задокументировал предательство его бывшим кумиром Л.Кучмой нового его героя – В.Януковича. Несмотря на то, что, согласно предварительной программе IX Киевской книжной ярмарки «Книжковий світ – 2006», презентация книги Г.Коржа была назначена на 10 ноября, не понятно, состоялась ли она и каков был ее результат. Информация о книге в Интернете такова, что трудно понять, принял ли ее читатель и как? Думаю, читателю, даже очень проницательному или, более того, герменевтически подкованному, трудно будет понять, что же мы имеем в виду под этой, извините за выражение, «сливой» «настоящей биографии» Л.Кучмы от Г.Коржа. Попробуем прояснить. Ну, что, казалось бы, может быть проще, чем обычный хронологический порядок описания жизнедеятельности того или иного человека? Вот берет Г.Корж и описывает «Первый срок» Леонида Кучмы. (Не правда ли, звучит в постсталинистской стране, несколько двусмысленно: «первый срок», как будто его на этот срок осудили специальным референдумом? Типа, «когда срока огромные брели в этапы длинные»?) И тут же в маленьком параграфе, названном «Горбулин», вставляет невинную фразу: «Многие оказались в первой команде Кучмы потому, что он их знал еще по Днепропетровску. Среди них – Владимир Горбулин, который в значительной степени делит ответственность за первую «пятилетку» президента Кучмы» (с. 86). Горбулин – это тот, слова которого на следующей странице труда Г.Коржа будут парадоксальным образом подтверждать – или все-таки опровергать? – обвинение в причастности к «первому сроку»: «Они подружились после того, как съездили вместе в отпуск. В 1975 году Кучма возглавил партком, Горбулин стал его замом. В сентябре 1999 года Горбулин вспоминал: «Жизнь часто нас противопоставляла. Были тяжелейшие моменты, когда нас вынуждали не просто подвести друг друга, а буквально предать, но это так и не случилось. Ни разу». (Г.Корж. c. 87). По Коржу выходит, что не предавший несет ответственность: как за то, что не предал вообще, так и за то, что не предал тогда, когда в этом была историческая необходимость. Хотя у Д.Табачника по этому поводу есть другая точка зрения. Она была достаточно желчно высказана им в уже упоминавшемся интервью УНИАН: «К слову, на презентации книги «После Майдана» были и даже умничали у микрофонов люди, введенные Кучмой во власть, сделанные им академиками, или люди, сделанные им героями Украины, которые в 2004-2005 годах надрывались от ненависти к нему, а сейчас ходят на разносолы в его фонд «Украина». После смены власти некоторые лицемеры, гордившиеся своим „ты” с Президентом, пинали его с телеэкранов, отказываясь сказать хоть сколько-то объективные слова в адрес Кучмы»9. Судя по всему, Д.Табачник имел в виду В.Горбулина. Как сообщал УНИАН, «в презентации книги приняли участие, в частности, первый заместитель председателя Верховной Рады V созыва Адам 9 А ведь сказал Дмитрий Табачник это тогда, когда в издательском процессе была книга «Фашизм в Украине: угроза или реальность?» (Харьков: Фолио, 2008. – 414 с.), на которой он поставил свое имя рядом с именем Георгия Крючкова. Трудно поверить, что он не читал текста, полностью доверившись своему партийному куратору Г.Крючкову. Но написанное в ней рядом с поведением Владимира Горбулина даже в оценке Д.Табачника, оказывается приговором так называемой «эпохе Кучмы»: «Пренебрежение нуждами собственного народа, многочисленные нарушения элементарных прав и свобод граждан, разгул организованной преступности, наглое разграбление «прихватизаторами» созданной трудом нескольких поколений советского народа собственности привели к тому, что большинство населения Украины возненавидело правящий режим, который ассоциировался с личностью Л.Кучмы. В обществе накопилась критическая масса протестного потенциала. На таком фоне развертывались в 2000-2004 годах протестные акции под лозунгами «Повстань, Україно!», «Кучму – геть!», «За Україну без Кучми!» (с. 40; Выделено авторами). Причем, оба автора забывают, что при всей ненависти к Виктору Ющенко, против котрого направлена вся книга, иногда надо вдумываться в написанное: ведь они оба были, хотя и в разной мере, соавторами «режима Кучмы».


4.06.2012 10:07 severyn nalyvayko

Мартынюк, вице-премьер-министр Александр Кузьмук, бывшие народные депутаты Иван Драч и Борис Олийнык, бывший секретарь СНБО Владимир Горбулин, бывший вице-премьер-министр Владимир Семиноженко, экс-министр по вопросам семьи и молодежи Валентина Довженко, советники премьер-министра Константин Грищенко и Владимир Яцуба и ряд других государственных деятелей. Никто из перечисленных выше лиц, кроме В.Горбулина, не имел права – до определенного момента! – называть Л.Кучму на «ты». Это сакраментальное «ты» оказалось для некоторых деятелей «первого срока» Л.Кучмы катастрофическим. Интересно «воспоминание» прекрасного писателя и ответственного журналиста Л.Капелюшного, приведенное им в главе «Как они нас уничтожали» («Високосное время»). «В тот день было объявлено о присвоении Владимиру Павловичу Горбулину звания академика, в Национальной академии готовились по этому случаю собрание и застолье. Но Кучма позвал его и в присутствии Гурвица, изложив суть дела, попросил немедленно выехать в Одессу, разобраться во всем и доложить ему правду, только правду и одну только правду. И как бы невзначай обронил, что там сейчас и Табачник… Я и до сих пор теряюсь в догадках – что так горело, что так пекло Президенту Кучме, что он велел Горбулину ехать немедленно, хотя разговор был в послеобеденное время в пятницу, хотя, безусловно, знал о нерядовом событии, каким было присвоение звания академика. Кстати, из множества академиков Горбулин получил свое звание не как приложение к высокой должности, а за несомненные заслуги в области космической науки. И, видимо, Горбулин тоже знал, что и почему горит, так как без сборов и проволочек немедленно выехал в Одессу. Скажем прямо – не частый случай, чтобы секретарь национального Совета безопасности и обороны поднимался в дорогу, как солдат по тревоге. На киевской трассе, на полпути между столицей и Одессой, Горбулин и Гурвиц встретились с возвращавшимся домой Табачником. Нервируя охрану, два ближайших к Президенту государственных мужа около получаса гуляли по обочине. О чем говорили – неизвестно. Ни один, ни другой впоследствии, ни словом не обмолвились о беседе. Эта деталь, как мне представляется, важна еще и потому, что у Табачника с Горбулиным были свои, далеко не простые отношения. Несмотря на то, что у Горбулина с Кучмой были давние, еще по космосу, приятельские отношения, при формировании своей команды он упорно вычеркивал Горбулина из предлагаемого Табачником списка. Причины назывались какие-то несерьезные, и поэтому Дмитрий Владимирович каждый раз вновь включал Владимира Павловича в список кандидатов. Наконец Кучма сказал правду – будет мне тыкать… На двадцать первый раз, зайдя с новым списком, Табачник сказал: не будет тыкать, подписывайте. И Кучма сдался… Спустя два года с хвостиком Горбулин приложил решающие усилия, чтобы выбросить Табачника из кресла главы администрации Президента. И Леонид Данилович, над которым посмеивались, что он работает президентом в администрации Табачника, стал просто президентом без Табачника, что заметно и по сей день»10. Так, может, все-таки разрешать давним соратникам «тыкать»? Вон Владимир Путин, какой ни авторитарный руководитель государства, в котором граждан в три раза больше, чем некогда под рукой у Л.Кучмы, а сказал ведь бывшей ленинградской сотруднице, с которой всегда был на «ты», попробовавшей было обратиться к нему по имени-отчеству, «ты что, с ума сошла?» В бытность Л.Кучмы Премьер-министром, были люди, которые продолжали ему «тыкать», может, именно поэтому у них тоже были трудности? Вот, например, Владимир Следнев, которого не упоминает ни один из биографов Л.Кучмы, хотя, судя по их текстам, хорошо знают, что он писал и говорил по поводу их героя. Бывший директор Донецкого металлургического завода,

10 Капелюшный Л. «Високосное время». К.: Свобода, 2001


4.06.2012 10:09 severyn nalyvayko

баллотировавшийся в Премьер-министры Украины, В.Следнев так вспоминает о времени, когда он мог говорить Премьер-министру Украины Леониду Кучме «ты», и чем это закончилось: «– Когда Леонид Данилович стал Премьером после отставки Фокина, он попросил ввести чрезвычайное положение в экономике. Я его стремления не поддерживал. В первый день, когда обсуждали, дать ли согласие на это Верховной Рады, ко мне позвонил Валерий Пустовойтенко: «Леня очень просит, чего ты так завелся?! Он просит поддержать». На следующий день я вышел к микрофону: «Уважаемые коллеги, чтобы задействовать рыночные механизмы, мы должны принять сто законов. Ныне работают только двадцать. Поэтому, возможно, стоит поддержать идею чрезвычайного положения? Предлагаю не на год, как он просит, а на полгода. Позволим ему принимать декреты, которые он считает нужными: мы в течение месяца будем рассматривать их и утверждать в виде закона». Сначала все шло нормально, а потом Леонид Данилович начал своими указами отменять законы. Когда же декреты Премьера начали парализовать работу предприятий, я не стерпел. И позвонил: «Леня, что это делается?!» Он возразил: «Это не я, это мой заместитель (Виктор Пинзеник. – Авт.)». А потом на заводе начались проверки, такие себе маленькие «наезды»: мол, Следнев поднял цены, оставляет валютную выручку за границей. 21 мая мы заслушивали отчет Кучмы, признали работу правительства неудовлетворительной и не продлили чрезвычайные полномочия. Кучма попросился в отставку, мои коллеги хором – давай просить Лёню, чтобы он остался! Я эту инициативу не поддержал: хочет идти в отставку, пожалуйста! Мои слова ему, конечно, передали. Кучма сделал заявление в мае, а в отставку пошел в ноябре. У меня есть анализ, что он натворил за это время: экономику своими декретами и распоряжениями Леонид Данилович пустил под откос»11. Интереснейшие совпадения открывают иногда анналы истории. Кто бы мог предположить, что Николай Мельниченко и Кость Бондаренко могут петь в унисон? Причем рассказывая о такой, как оказалось впоследствии, конституирующей личность Леонида Кучмы характеристике, как мстительность. Николай Мельниченко: «Пытался предупредить о готовящихся провокациях Александра Ткаченко, но не уверен, что эта информация до него дошла. – А какие провокации готовил Кучма против Ткаченко. Они же вроде были дружны? – Изначально Кучма и Ткаченко были якобы друзьями. У меня еще до сих пор перед глазами стоит сцена, как летом 1998 года на 9-й даче в Крыму Кучма с Ткаченко после ужина пытались дуэтом петь украинские песни. А после того, как Кучма получил подтверждение от спецслужб о том, что Ткаченко все же будет баллотироваться на пост президента Украины, он отдал приказ дискредитировать Ткаченко в глазах общественности. Помните передачи Долганова, который старательно изображал Ткаченко как несерьезного, чуть ли не умственно отсталого политика, который якобы обокрал страну. Кучма доходил до того, что давал приказы работать против людей из окружения Ткаченко. Это наверняка помнит Людмила Супрун»12. Кость Бондаренко: «…Одним из первых серьёзных выпадов Леонида Кучмы стал удар по вице-спикеру Александру Ткаченко. Один из лидеров Селянской партии Украины, бывший министр сельского

11 Володимир Следнєв: Нинішня урядова коаліція сформувалася ще на початку 90-х. Юрій Патиківський. Україна молода, №122 за 11.07.07. http://www.umoloda.kiev.ua/number/952/115/34609/ 12 «Николай Мельниченко: «Тот человек, который послушает записи разговоров Кучмы и Ющенко, поймет очень многое». Понедельник, 25 Июня, 2007. http://www.segodnya.ua/interview/246071.html


4.06.2012 10:11 severyn nalyvayko

хозяйства УССР, Александр Николаевич Ткаченко в стенах парламента нашёл общий язык с Александром Морозом и теперь демонстрировал слаженную игру. В августе 1994 года парламент решает создать Временную депутатскую комиссию для проверки использования Украиной кредитов США. Межгосударственное соглашение между Украиной и США предусматривало предоставление кредита в 500 миллионов долларов. После использования 214 миллионов выплата кредита была остановлена. Частичная вина за это упала на агропромышленную ассоциацию «Земля и люди», возглавляемую Александром Ткаченко. Заинтересованность администрации Кучмы в скорейшей разработке «дела Ткаченко» имела ещё один мотив: в нескольких интервью Александра Мороза уже прозвучала идея о том, что парламент должен пойти на ограничение полномочий президента и расширение полномочий Кабинета Министров. Премьер Виталий Масол к тому времени уже заявил о том, что перераспределение полномочий состоится не позже сентября 1994 года. Леониду Кучме было необходимо опередить действия своих политических конкурентов и нанести упреждающий удар. Кучма избрал тактику публичного скандала, способного на некоторое время отвести внимание от проблемы перераспределения полномочий в существующей системе власти. Дело Ткаченко было одним из громких дел, прозвучавших в 1994 году. Часть окружения Кучмы, боясь экономических провалов и серьёзных кризисных явлений, предлагала провести кампанию по очернению предшественника Кучмы, Леонида Кравчука и близких к нему людей. План предвидел три этапа, в ходе которых необходимо было активизировать следующие «проекты»: – «дело врачей», в ходе которого правоохранительные органы должны были возбудить уголовное дело против министра здравоохранения Юрия Спиженко и продемонстрировать злоупотребления в фармацевтической отрасли Украины; – «дело Звягильского», в ходе которого необходимо было показать коррумпированность донецкой элиты и упрятать за решётку оппонента и преемника Кучмы Е.Звягильского – как одного из бизнес-партнёров Кравчука; – «дело концерна «Бласко», бьющее по сыну Леонида Кравчука Александру, руководителю Черноморского морского пароходства Павлу Кудюкину и вице-премьеру Олегу Слепичеву; в ходе этого дела необходимо было доказать существенные нарушения в финансовой сфере, нанесшие вред государству в особо крупных размерах. Как считают представители ближайшего окружения Леонида Кучмы, авторами этого проекта были Юрий Гаврилов и Александр Разумков. Однако Кучма, сначала загоревшийся идеей и даже успевший дать команду относительно возбуждения уголовных дел, вскоре охладел к этим проектам и спустил дела на тормозах. В борьбе с Александром Морозом Леонид Кучма начертил систему областных государственных администраций, ставших впоследствии главными исполнителями воли Президента в регионах и главным механизмом воздействия на процессы формирования и развития региональных элит»13. Мы не будем разбираться здесь в том, чего не поделили Д.Табачник и В.Горбулин. Для нас важнее отметить факт того, что товарищ Г.Корж завуалированно сигнализировал нам о том, что интервьюер Д.Табачника Лана Самохвалова формулирует по-юношески жестко: «Дмитрий Владимирович, сначала хочу спросить Вас как бывшего соратника Леонида Кучмы… Появившаяся недавно книга экс-президента «После Майдана» рисует несколько странный его образ – не умудренного опытом политика, а обиженного на всех и вся политического пенсионера, который вспомнил «незлым тихим словом» едва ли не всех своих бывших соратников… Почему

13 Кость Бондаренко. Кучма – второй Скоропадский? 21 июня 2006. http://www.obozrevatel.com/news/2006/6/20/119619.htm


4.06.2012 10:17 severyn nalyvayko

Леонид Данилович пошел таким банальным путем?» Разумеется, Л.Кучма мог бы взять пример с Н.С.Хрущева, который говорил, диктуя воспоминания: «Сейчас я, как вольный казак, ничем не занят. Удел пенсионера – доживать свой век… Сейчас я имею возможность оглянуться, выразить более смело свои соображения и высказаться о недостатках»14. Тем более, что, как он сам сообщает в книге своих заметок «После Майдана», среди книг, которые он по завершении второго срока взял «так сказать, для вдохновения», была и книга воспоминаний Никиты Сергеевича Хрущова». Однако у Л.Кучмы, несмотря на то, что его студенчество припало на период хрущевской «оттепели», видимо было за что-то очень не любить Никиту Сергеевича. Вот и вышел он в своих воспоминаниях не вольным казаком, а, как правильно отметила Л.Самохвалова, «обиженным на всех и вся пенсионером», смелость высказываний которого равняется только степени нелюбви или ненависти к тем или иным людям, с которыми он работал, – приглашал ли на службу, или вынужден был брать потому, что без такого специалиста невозможно было обойтись ему или его окружению. У В.Горбулина была возможность очень жестко напомнить Г.Коржу и его заказчикам, что все было чуточку по-другому, ведь свою книгу он издал через год15. Может, ему помешал затянувшийся издательский процесс… Хотя, можно найти объяснение этому в интервью В.Горбулина Татьяне Шахматовой из «Инвестиционной газеты». Рассказывая, что познакомился с подлостью еще в школьные годы, а в университете был героем анонимок, В.Горбулин говорит, что «рано понял, что нужно уметь прощать. Ничто так не убивает, как великодушие

14 Алексей Аджубей. Те десять лет. М.: «Советская Россия», 1989. http://www.belousenko.com/books/adjubey/adjubey_10_years.htm 15 «Володимир Павлович Горбулін. Через роки, через відста-ні… Держава та особистість. – Київ, 2006

«врага»16. Может, именно поэтому в его интервью ответ Д.Табачнику звучит так толерантно: «Дмитрий Табачник был просто необходим в первую каденцию президента Леонида Кучмы. Некоторые черты характера не позволили ему реализовать себя полностью. Потенциал большой и сегодня, однако, прогресса в личностном плане не наблюдается» (Там же). Мы бы попробовали, разумеется, боясь впасть в презентизм, сконструировать возможную «реплику» В.Горбулина на замечания типа вышеприведенного высказывания Г.Коржа о «разделе ответственности» за «первый срок» Л.Кучмы. Правда, при этом, мы учитываем, что иногда таким людям, как В.Горбулин, бывает не нужно самим доказывать, что ты – не верблюд. О твоем бывшем «друге» и «соратнике» могут рассказать иные люди, да такое, какое тебе самому рассказывать и в голову не пришло бы. Вот, например, жена одного из основателей конструкторского бюро «Южное», Героя Социалистического Труда, академика НАН Украины Василия Будника Вера Ивановна рассказала после его ухода в возрасте 94-х лет весной 2007 года «Комсомольской правде в Украине», что одной фразы ее мужа по поводу Л.Кучмы было достаточно, чтобы исключить общение Президента со своим бывшим коллегой-ракетчиком: «– Вы часто встречались с высшим руководством? – Только Вася. Мы вместе регулярно общались с Ильюшиным, Сергеем Королевым, Юрием Победоносцевым. Пару раз – с Гагариным. Правда, его так охраняли, что нормально поговорить было невозможно. Еще муж очень хорошо думал о Берии как о руководителе и неоднократно с ним виделся. Он вообще ничего не боялся, отстаивал свои проекты с запалом. Берия же всегда помогал с жильем, работой, мате

16 Татьяна Шахматова, Стратег по призванию. ИнвестГазета, №40, 15-21 октября 2007. http://smi.liga.net/articles/print-IT070905.html


4.06.2012 10:21 severyn nalyvayko

риалами и был очень толковым специалистом. А вот с Кучмой не сложилось… – Почему? – Когда он был директором «Южмаша», Василий еще с ним ладил. Кучма решал любые вопросы, был прост в обхождении, хорошо разбирался в проблемах завода. А потом стал президентом, и Вася однажды сказал: «Он меня разочаровал». Видимо, Кучме это донесли. Потому что, когда три года назад умер наш сын Саша, Леонид Данилович, который в тот день как раз находился с женой у себя (их квартира расположена в том же подъезде на втором этаже. – Авт.), даже не соизволил подняться и выразить соболезнование. То же повторилось и в июле в Крыму, когда от сердечного приступа скончался наш младший сын Миша. Кучма столкнулся с нами во дворе, поздоровался и… ничего не сказал. Нас это задело до глубины души. Как-то не по-человечески…»17. Еще один южмашевец – Владислав Шапошников – тоже пострадал от «гнева» Л.Кучмы. Кандидат технических наук, бывший начальник одного из отделов днепропетровского ракетно-космического КБ «Южное», окончивший Днепропетровский горный институт, В.Шапошников более 30 лет проработал рядом с Леонидом Кучмой. Вместе с другим ветераном КБ «Южное» Владимиром Михайловым он опубликовал 24.06.1994 в «Киевских ведомостях» статью, вызвавшую значительный резонанс, поскольку существенно противоречила мифу, создававшемуся вокруг кандидата в Президенты Украины Л.Кучмы его пропагандистами. Возвращаясь к тем временам в период подготовки Л.Кучмы к участию в выборах Президента Украины в 1999 году, В.Шапошников сообщил корреспонденту газеты «День» Вадиму Рыжкову то, что тот изложил таким образом: «Статья вызвала в то время большой резонанс. Отозвалась она и на судьбе Владислава Шапошникова. После неприятного разговора с начальством и ухода из КБ он попытался устроиться по специальности и

17 Любовь Романчук, «КП» – Днепропетровск». Василия Будника Берия обласкал, а Кучма обидел. 21.03.07. http://kp.ua/daily/210307/2287/

продолжить творческую работу. Встречали его приветливо, однако уже буквально на следующий день разводили руками: сам понимаешь. Вот так и ходил по кругу, пока не махнул рукой. А поскольку пенсии у «покорителей космоса» сейчас уж совсем невысокие, работал на земле, подрядился строителем. Где именно? Наученный горьким опытом, конструктор распространяться не стал: мало ли что! Ныне бывший ракетчик, имеющий ордена и медали за заслуги перед Отечеством, вынужден зарабатывать на жизнь сторожем. Есть какая-то жестокая ирония в том, что в стране, считающей себя избавленной от тоталитаризма, инакомыслящие могут устроиться работать только сторожами». Отвечая на вопрос В.Рыжкова о том, как отреагировал Л.Кучма на публикации В.Шапошникова и прозвучавшую в них критику, он ответил: «После первой – «Реклама нескромности» в газете «Днепровская правда» – у нас с ним произошло нечто вроде разрыва дипломатических отношений, а в 1994-м, уже после того как Кучма стал Президентом, меня «ушли» с работы, по сути, с «волчьим билетом». Этому предшествовал один незначительный, но весьма характерный эпизод. Во время прошлых выборов практиковалась так называемая «горячая линия» – встреча кандидатов с электоратом в прямом эфире (при наличии передвижных средств телевидения) прямо с улиц Киева. В одной из таких передач Кучму спросили о его отношении к нашей статье в «Киевских Ведомостях». Ответ – «нашлись только двое из многих тысяч южмашевцев, к тому же – бывшие(!) работники КБЮ, которые, кстати, передо мной извинились (!)». Я стал бывшим позже, а, во-вторых, ни о каких извинениях речи просто не могло быть. Конечно, с одной стороны, я понимаю донкихотство таких выступлений, ибо они ничего не могут изменить по существу. С другой, –


4.06.2012 10:44 severyn nalyvayko

– хотя своим выступлением я сильно навредил себе и своей семье (ведь мог бы работать до сих пор), я о сделанном не сожалею. Просто потому, что считаю недостойным мириться с тем, что и как у нас делается. Меня в то время спрашивали, зачем мы это сделали. Я отвечал, что ничего не имею против Кучмы лично, просто боюсь жить в государстве, которым он будет руководить»18. Ну, ладно, В.Следнев и Е.Звягильский – политические противники, а В.Будник ведь не просто старший коллега-южмашевец, но еще и земляк, с Черниговщины, почему же так резко обошелся с ним Л.Кучма? Ведь В.Будник, когда Л.Кучма, как ракетчик, еще даже не проектировался, был главным конструктором ОКБ «Южное» в 1951-1954 годах, а в 1960-м, например, уже был назначен техническим руководителем испытаний ракеты Р-14. Объяснение такой манере поведения можно было бы искать в личностных качествах Л.Кучмы. Нельзя сказать, что они были неведомы не только ближайшему его окружению, но и более или менее внимательным политикам и журналистам. Вот как говорит об этом Виталий Карпенко, бывший главный редактор «Вечернего Киева»: «Итак, на национал-демократов правильные слова президента не произвели впечатления: они уже давно убедились, что он говорит одно, думает другое, а делаеть третье»19. Известный украинский писатель и журналист Леонид Капелюшный так характеризует Л.Кучму: «Последовательность, твердость убеждений, равное отношение к ближайшему окружению совсем не свойственны Леониду Даниловичу. Его стиль – непредсказуемость и собственная, никому больше не понятная мотивация выбора или действия. Если бы кто-то взялся проанализировать, что и как происходило

18 Вадим Рыжков. «После того как Кучма стал Президентом, меня «ушли» с работы, по сути, с «волчьим билетом». Коллега, посмевший критиковать Кучму, теперь работает сторожем, но ни о чем не жалеет. «День», №124, 10.07.1999. http://www.day.kiev.ua/101019/ 19 Віталій Карпенко. Виклики ХХІ віку. Політичні хроніки пером публіциста. Глава 2. Кучмізм без маски. http://ukrlife.org/main/karp/vyklyky2.htm.

с членами его команды образца 1992-1994 годов, то имел бы интересный материал для размышлений… Самое близкое окружение президента никогда не знало, на кого упадет немилость. Ни один киевский министр, ни один более-менее заметный чиновник, идя вечером с работы домой, не мог и не может быть уверенным, что следующим утром вернется в свой кабинет, а если возвращался, то не знал, не будет ли он к вечеру безработным»20. Вполне по-сталински! По мнению же К.Бондаренко, которое мы не можем не ценить в силу совпадения мнений его, как биографа, и того, чья биография им пишется, Л.Кучма поступал так, поскольку он «во многом наследовал брежневский стиль руководства». А одной из составляющих этого стиля было, опять же, согласно К.Бондаренко, следующее: «Брежнев вовремя понял один из основополагающих принципов политики: благодарность – собачья черта. Он в спешном порядке очистил свое окружение от тех, кто помог ему в октябре 1964 года прийти к власти путем аппаратного переворота. Более того: он начал окружать себя льстецами и посредственностями, на фоне которых выглядел достаточно убедительно». (К.Бондаренко, С. 32). То есть, благодарность В.Буднику, который вместе с М.Янгелем был основателем ОКБ «Южное», не вписывается в «брежневскую» логику поведения Л.Кучмы? А как же быть со всеми последующими его соратниками и сотрудниками, по отношению к которым высшей благодарностью было то, что они остались живы или перешли на такую работу, где могли безбедно готовиться к пенсии? Ведь если вписать в список всех тех, кто не получил соответствующей благодарности от сюзерена, то получится вполне внушительная компания тех, кто, если остался жив, составил костяк помаранчевой команды.

20 Капелюшний Л. Візантійський синдром: постімперські хроніки України в 100 000 слів. – К.: Факт, 2005. – С. 146.


4.06.2012 10:47 severyn nalyvayko

В случае же с В.Будником собака порылась, конечно же, не в ревности к государственным наградам. В 1959 году В.Будник вместе с коллегами получил звание Героя Социалистического труда из рук Н.С.Хрущева21. А Л.Кучма, тогда еще только готовившийся к выпуску со своего физтеха, во время Перестройки, сделавшей его директором «Южмаша», такого же Героя не получил! Поскольку, мол, Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С.Горбачев не успел подписать соответствующий указ! Н.Хрущев В.Буднику успел, а М.Горбачев Л.Кучме – нет! Но вернемся к исключительно показательной истории, связанной с В.Будником. В «справке» «Комсомольской правды в Украине» говорится: «Василий Будник родился 11 июня 1913 года в селе Семеновка Черниговской области. Руководил группой «Зоммерда» института «Нордхаузен» в советской оккупационной зоне Германии. Направлен в Германию членом комиссии по изучению немецкой ракетной техники (1945). Главный конструктор на заводе №586 – ныне «Южный машиностроительный завод» (Днепропетровск, 1951-1954). Первый заместитель главного конструктора Особого КБ №586 – ныне КБ «Южное» (Днепропетровск, 1954-1968). Заместитель руководителя Днепропетровского отделения Института механики АН УССР (1972-1980). Заместитель директора (1980-1988), главный научный сотрудник Института технической механики Национальной академии наук и Национального космического агентства Украины. Будучи заместителем Королева, принимал непосредственное участие в создании первых советских баллистических ракет» (Там же).

21 17 июня 1961 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за создание ракеты Р-14 (8К65) ОКБ-586 награждено вторым орденом Ленина, завод №586 награжден орденом Трудового Красного Знамени. М.К. Янгель награжден второй Золотой медалью «Серп и Молот», звание Героя Социалистического Труда присвоено А.М.Макарову, Н.Д.Хохлову, В.М.Ковтуненко, В.В.Грачеву, Н.Ф.Герасюте, И.И.Иванову, Л.Л.Ягджиеву, Д.Т.Смиюхе, М.Н.Лапшину. http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/kb-ujn/pril1.html

Суховата справочка. Да и мемуаристы наши не очень поспешают расцветить ее близкими к исторической достоверности красками. Здесь для введения в тему «высококипящих компонентов» мы остановимся на «совпадении» мнений биографа (К.Бондаренко) и его героя (Л.Кучмы). В этом случае оно достигает, чуть ли не точности плагиата. Л.Кучма в книге «Украина – не Россия» пишет про «Днепропетровский автомобильный завод»: «Почему решили перепрофилировать завод? Сразу после войны руководство СССР признало, что работы, проводившиеся в Германии по жидкостным ракетам, вполне перспективны, и специально созданному КБ во главе с С.П.Королевым была поручена разработка отечественных ракет. Ракеты Р-1, Р-2 и Р-5М были созданы и успешно испытаны, после чего их серийное изготовление было поручено днепропетровскому заводу, кадры которого пополнили ракетчиками из Москвы и большим отрядом молодых специалистов. И вот тут произошло самое интересное. Энтузиасты конструкторского отдела завода не удовлетворились отведенной им ролью и инициативно разработали и представили военному ведомству проект своей ракеты. Она выгодно отличалась от первых моделей (уже освоенных и выпускавшихся заводом) своими боевыми и конструктивными качествами» (с. 329-330) (К этому дается сноска, которую мы ниже прокомментируем). А К.Бондаренко в книге про Л.Кучму пишет: «Сразу же после войны на стол Сталину легла докладная записка, в которой речь шла о секретных разработках, проводимых в Германии во время нацистского режима, в частности оружия типа V-2 и V-3. Последнее так и не поступило в серийное производство, однако жидкостные ракеты были признаны перспективным видом вооружения. В конце 1940-х советские конструкторы во главе с Сергеем Королевым разработали и испытали ракеты Р-1, Р-2 и Р-5М, после чего Днепропетровскому автозаводу было поручено наладить их выпуск для нужд совет


4.06.2012 10:54 severyn nalyvayko

ской оборонки. Но заводские конструкторы предложили свой вариант ракеты, выгодно отличавшийся конструкторскими и боевыми качествами» (с. 15-16). Но вернемся к сноске 96, показывающей, что есть вещи, которые биографам нельзя доверять бесконтрольно: «Этими новыми качествами были: высококипящие компоненты топлива, позволявшие ракете долго пребывать в заправленном состоянии, полностью автономная помехозащищенная система управления и более высокая стратегическая дальность стрельбы», – говорит Л.Кучма (с. 544). А вот, что пишет его биограф К.Бондаренко: «Например, были предложены высококипящие компоненты топлива, позволявшие ракете долгое время пребывать в заправленном состоянии, полностью автономная помехозащитная система управления и более высокая стратегическая дальность стрельбы» (с. 16). Как видим, ракетчику Л.Кучме стоило бы вычитывать за историком К.Бондаренко его бездарный пересказ воспоминаний заказчика. У ракетчика Л.Кучмы правильно написано: «Она (ракета – Ред.) выгодно отличалась от первых моделей (уже освоенных и выпускавшихся заводом) своими боевыми и конструктивными качествами. 96. Этими новыми качествами были: высококипящие компоненты топлива, позволявшие ракете долго пребывать в заправленном состоянии, полностью автономная помехозащищенная система управления и более высокая стратегическая дальность стрельбы» (с. 544). А что мы читаем у «штафирки» К.Бондаренко: «Но заводские конструкторы предложили свой вариант ракеты, выгодно отличавшийся конструкторскими и боевыми качествами. Например, были предложены высококипящие компоненты топлива, позволявшие ракете долгое время пребывать в заправленном состоянии, полностью автономная помехозащитная система управления и более высокая стратегическая дальность стрельбы» (с. 15-16). Стоит ли после подобного рода «списывания» доверять К.Бондаренко толкование слов своего заказчика? Ведь «конструктивные качества» существенно отличаются от «конструкторских качеств», так же, как «помехозащищенная система управления» отличается от «помехозащитной системы управления». Не нужно быть ракетчиком, чтобы это сообразить. Но, как говорится, издательский процесс иногда существенно опережает редакторский! Уж, не на это ли, по рассказам К.Бондаренко, обижался тот, биографию кого он писал? Вернемся же к тем «безвестным» – в изложении Л.Кучмы, Г.Коржа и К.Бондаренко – энтузиастам, предложившим такое, что на Днепропетровском автомобильном заводе появилось Особое конструкторское бюро ОКБ-586. Мы рассказываем об этом для того, чтобы читателю стало понятно, что некоторые недомолвки биографа могут быть очень значительными умолчаниями, в результате чего образ некоего персонажа может приобрести такие героические черты, что М.Горбачев окажется чуть ли не злодеем, не успев подписать «героического» указа! Примеров более чем достаточно, поэтому не будем выбирать из них самые показательные, а возьмем наугад. Рассказывая о Днепропетровском физтехе, на котором учился Л.Кучма, Г.Корж сообщает: «В 1956 году группа молодых ученых предложила разработку новой ракеты. И в Днепропетровске было создано Особое конструкторское бюро, главным конструктором которого был назначен знаменитый Михаил Кузьмич Янгель» (с. 10). Это когда же М.К.Янгель стал знаменитым? Можно подумать, что в 1956 году, всего через три года после смерти Сталина, кто-то мог позволить себе сообщить даже родственникам о том, что он вообще-то разрабатывает «новые ракеты», а уж вынесение имени М.К.Янгеля за стены специального – ибо «Особого!» – заведения каралось незамедлительно. Надо же, какая демократия в послевоенном СССР: «молодые ученые» посовещались насчет ракеты, а им тут же суперсекретного, но уже знаменитого Янгеля


Комментировать