ORD

Человек не терпит насилия!

Вы можете читать нас на следующих доменах:
ord-ua.info ord-ua.biz ord-ua.org

RSS Ренат Кузьмин и «дело мертвых киллеров»

 

 Все-таки, это совершенно разные вещи, «лабать» «Мурку» на «сходняке» у Яна Табачника или же «вешать лапшу» по поводу уголовных дел. В последнем Ренат Кузьмин явно не преуспел. Пятничный эфир у Киселева в очередной раз подвердил, что у нынешней власти с мозгами весьма туго. Вот и защищают эту власть то литературная плагиаторша Герман, то следственный плагиатор Кузьмин. О том, почему собственно, Кузьмин плагиатор, мы расскажем чуть позже. А пока прокомментируем наиболее забавные перлы светила украинского следствия – Рената Кузьмина.

 

Когда Кузьмина напрямую спросили, не боится ли он остаться в истории Украины этаким Вышинским, Ренат Равильевич ответил весьма странно, дескать Вышинский был не только прокурором, но и судьей, и даже министром иностранных дел. Странный какой-то ответ. То есть, в приниципе, лавры Вышинского Кузьмину не претят. Забавные у нас прокуроры, то, помнится Пискун говорил, что для него идеал – император Нерон, а почитатель Ницше и «Мурки» Ренат Кузьмин оказывается, не прочь остаться в истории украинским Вышинским.

Порадовал Кузьмин еще и заявлением о том, что дескать, в Европе у оппозиции «информационная монополия». Вот ведь как. А как же деятельность МИДа, СВРУ, мечтающего о кресле министра иностранных дел Прутника с его фондом, а как-же нанятые за серьезные деньги иностранные пи-ар компании? Ничего не получается? Все-равно не верят, что в Украине нет политических репрессий, нет поражающей воображение коррупции, нет узурпации судебной власти, нет сворачивания демократии? Надо же. Так может быть дело в том, что «информационная монополия» оппозиция заключается в том, что вранью нынешней власти в Европе просто никто уже не верит?

Впрочем, все это лирика. Кузьмин пришел на эфир вовсе не за этим. И даже не ради пиара. Скорее, для спасения собственной прокурорской шкурки. Кузьмину прежде всего нужно было убедить через этот эфир «папу» что его визит в Брюссель был чрезвычайно успешен. Для чего это нужно было доказать? Дело в том, что и сам визит был отчаянной попыткой Кузьмина оправдать собственную неэффективность в качестве «украинского вышинского». Оправдать, опять-таки, перед «папой». Потому что даже до «овоща» Януковича стало доходить, что состряпанное Кузьминым и Хорошковским уголовное дело проти Тимошенко, то самое, «газовое», на самом деле состряпано было настолько бездарно, что это стало очевидно зарубежным наблюдателям с первых же судебных заседаний. И что в результате этой служебной халатности Кузьмина и Хорошковского «папу» перестали принимать в Европе. Не менее идиотским оказалось и уголовное дело против Юрия Луценко. Уж очень сложно поверить, что оба этих дела не являются просто политической расправой над оппозицией. Собственно, ради того, чтобы спасти ситуацию и представить Тимошенко банальной уголовницей и был затеян брюссельский вояж Кузьмина. Вряд ли он, впрочем, надеялся, что ему удастся переубедить европарламентариев, но зато, вполне можно «навешать лапши» Януковичу, дескать нас услышали и это только начало.

Интересно то, что пытаясь доказать собственную профпригодность Кузьмин сам расследовать ничего не стал. Он тупо вытащил из нафталина уголовные дела времен Леонида Кучмы, которые также были абсолютно политически-мотивированными и сфабрикованными. Даже главный «козырь» о том, что убийство Щербаня якобы было оплачено со счета фирмы Лазаренко, был придуман не Кузьминым, а фальсификатором времен Кучмы – Николаем Обиходом. Почему, собственно, мы и говорим о «следственном плагиате».

Штука в том, что Кузьмин на самом деле никогда в жизни ничего не расследовал. Он как бы сразу родился руководящим прокурорским работником. С врожденным умением конвертировать уголовные дела в деньги и политической пронырливостью, граничащей с проституцией. То он у Черновецкого на подхвате был, то у Тимошенко должность генпрокурора выпрашивал, то с Ющенко боролся, теперь Ющенко защищает. То отравление Ющенко расследует громко, то вдруг замолкает. То Кучму на допрос вызывает, то опять – молчок. Хороший бизнес.

 

Но вернемся к делу об убийстве Евгения Щербаня. Скорее всего, Кузьмин надеется, что обстоятельства «раскрытия» этого дела уже все забыли и его запросто можно использовать по второму разу. Хотя и в первый раз от этого дела откровенно воняло «липой» и называли его «делом мертвых киллеров». Приводим текст материала 2005 года. Основная часть его написана была еще в 2003 году. И на вопросы, поднятые в статье, так никто и не ответил.

 

«Убийца Гетьмана ‘передумал’

 

Версии

 

В апреле 2003 года в статье “Дело мертвых киллеров” я высказала сомнение, что кровавые преступления, в том числе убийства Гетьмана, Щербаня, Брагина и других известных людей, действительно совершали неизвестные никому киллеры из так называемой “банды Кушнира”. И вот случилось то, что должно было случиться: Сергей Кулев, признавшийся в убийстве Вадима Гетьмана и осужденный на пожизненное заключение, отказался от своих показаний. Если учесть, что как минимум двое других преступников осуждены большей частью на основании его слов, у прокуратуры могут возникнуть проблемы.

 

 

Банда

 

Напомню хронику событий. В апреле прошлого года, апелляционный суд Луганской области приговорил к пожизненному заключению участников “банды Кушнира” – преступной группировки, обвиненной почти во всех резонансных преступлениях с 1994 по 2000 год. Следствие считает, что банда совершила 23 заказных убийства, в том числе народного депутата Евгения Щербаня, банкира Вадима Гетьмана и президента футбольного клуба “Шахтер” Ахатя Брагина. А платил бойцам сам Павел Лазаренко.

 

Суд признал пятерых подсудимых виновными в убийствах, разбойных нападениях и грабежах в Донецкой и Луганской областях и приговорил их к различным срокам лишения свободы от 11 до 15 лет. В частности, суд приговорил к 15 годам тюрьмы с конфискацией имущества Константина Никулина и Игоря Пушнякова; к 11,5 годам тюрьмы с конфискацией имущества Эдуарда Косыгина, к 11 годам тюрьмы с конфискацией имущества Николая Малахова и Сергея Володченко. Вадим Болотских – за убийство депутата Верховной Рады Евгения Щербаня и Сергей Кулев – за убийство главы Украинской межбанковской валютной биржи Вадима Гетьмана, а также Леонид Добробатько – за совершение убийств и разбойных нападений получили пожизненный срок. Всего подсудимых восемь – это те, кто еще жив. Остальные или мертвы, или в розыске.

 

Евгений Кушнир, объявленный главарем банды, умер в Донецком СИЗО 2 мая 1998 года – ровно через десять дней после убийства Гетьмана. Другой руководитель ОПГ – Анатолий Рябин – убит 31 октября 1997 года. Посредник между киллерами и Лазаренко Александр Мильченко, он же “Матрос”, умер 22 ноября 1997 года от “острого геморрагического панкреонекроза, цирроза печени”. Ключевой свидетель – старший оперуполномоченный УБОП Днепропетровской области майор милиции Александр Менчуковский, который вроде бы лично вышел на след Кушнира и его команды, умер в конце 1996 года.

 

Изюминка” следствия и “гвоздь судебной программы” – россиянин Вадим Болотских. По неофициальным данным был вывезен украинскими убоповцами из Москвы и переправлен на родину в багажнике автомобиля. Изначально планировалось, что Болотских расскажет о подготовке убийств президента ФК “Шахтер” Ахатя Брагина 15 октября 1995 года и депутата Евгения Щербаня 3 ноября 1996 года. Однако в самом начале судебного заседания он отказался давать показания о банде Кушнира

 

По материалам следствия банда под предводительством гражданина Израиля Евгения Кушнира, граждан Украины – Анатолия Рябина и Магомеда Алиева на протяжении 1994-1995 гг. систематически истребляла крупных бизнесменов Донецка с целью захвата их бизнеса, перераспределения в свою пользу финансовых потоков. Кроме этого, они застрелили президента банка “Юнекс” Якова Рогозина, руководителя “Данко” Александра Момота, ранили председателя донецкого отделения НБУ, нескольких высокопоставленных чиновников и крупных бизнесменов. Но по-настоящему “звездный час” настал для киллеров после знакомства с Павлом Ивановичем Лазаренко.

 

Обвинение убедило суд, что в 1996-1997 гг. Лазаренко заказал Кушниру убийства Щербаня и Гетьмана и перечислил ему со своего банковского счета $2,85 млн. Мотив следующий: обе жертвы были конкурентами премьер-министру в сфере бизнеса. Убийство конкурентов Павел Иванович якобы задумал давно, но не мог найти подходящих исполнителей в Днепропетровске. Выбрать именно Кушнира ему посоветовал вышеупомянутый уголовный авторитет “Матрос”, слышавший об успешной деятельности киллеров в Донецкой и Луганской областях. По словам свидетелей, выступавших в суде, летом 1996 года Павел Лазаренко лично встретился с третьим “сопредседателем банды” Магомедом Алиевым (“Магой”) за пределами Украины и предложил убить Евгения Щербаня за вознаграждение в два миллиона долларов. После этого они встречались еще раз в Киеве, в отеле “Националь”, где любят останавливаться высокие зарубежные гости и отечественные предприниматели. Не правда ли странное место для столь конфиденциальных переговоров?

 

Первоначально с Павлом Ивановичем контактировали Алиев и Рябин при посредничестве “Матроса”. После того, как 31 октября 1997 года Рябин был убит, а “Матрос” умер, 15 ноября 1997 года в Киев приехал сам Кушнир, и уже он стал вести дела. Интересная деталь: по свидетельству знающих людей, Женя Кушнир был просто мелким “золотишником” (работал ювелирных дел мастером в сфере бытового обслуживания Донецка). Он хорошо знал местную братву, приятельствовал даже с отдельными “ворами в законе” (например, Авцином, Эдуардом Брагинским-Чириком) и сам был готов “решить вопрос” обратившегося к нему за помощью, что охотно и делал. Но вот насчет того, чтобы убирать самых влиятельных людей региона, есть сомнения…

 

Во-первых, не совсем понятна цель, с которой Кушнир совершил 25 убийств и 17 покушений. Если это “перераспределение финансовых потоков”, как их можно перераспределить, оставаясь невидимкой? Другими словами, как можно собирать “дань” с местных бизнесменов и при этом оставаться вне поля зрения “агентов” конкурирующих банд?

 

Во-вторых, подозрительно, что в самый криминальный период постсоветской истории, когда ковался “стартовый капитал”, в специфическом Донецке образца в 1994-1996 годов никто не слышал о банде Кушнира как субъекте местного криминального мира. Он оставался таким себе невидимкой, методично уничтожая влиятельных людей. Не замечал его и наиболее авторитетный тогда человек – Ахать Брагин. И это притом, что Кушнир на протяжении года якобы трижды (!) покушался на Брагина (в том числе с применением гранатомета).

 

Более того, по словам свидетелей, ценой за смерть Щербаня, которую Кушнир назначил Павлу Ивановичу через “Магу”, были “нехилые политические решения”: поменять главу областного СБУ, сменить руководство Азовского морского пароходства, помочь в приватизации Харцызского трубного завода и выделить кредит “Ровенькиантрацит”. Получалось, что, сидя в какой-то дыре и зарабатывая для вида копейки, эти ребята мыслили в масштабах миллиардов.

 

Кулев Сергея Кулева задержали весной 2001 года. Причем, можно сказать, произошло это случайно. 31 марта 2001 года он с товарищами отдыхал в одном из ночных баров Луганска. Официант пытался обсчитать их на сто гривен, разбушевавшийся Кулев стал стрелять из газового пистолета в местных вышибал и как зачинщик скандала попал в милицию. Затем было следствие и суд, который признал Кулева виновным в злостном хулиганстве и незаконном ношении оружия. С учетом имеющейся ранее судимости он был приговорен к трем с половиной годам заключения. Но вместо того, чтобы отправить на зону, его доставили в изолятор одного из областных УСБУ. Такое решение правоохранители приняли потому, что Кулев написал чистосердечное признание… в убийстве Вадима Гетьмана.

 

Кулев заявил на суде, что в убийстве принимали участие, кроме Валерия Пушнякова, Степан Ильченко и Валерий Тимохович (числятся в розыске, хотя, по неофициальной версии, их уже нет в живых), а также Сергей Володченко и Эдуард Косыгин (осуждены).

 

Вечером накануне убийства Пушняков якобы привез Ильченко на заранее снятую квартиру. Утром Кулев и Ильченко загримировались под женщин, оделись в женскую одежду, обувь и парики и поехали к дому Гетьмана. Кулев находился между вторым и третьим этажами на лестничной площадке, с которой через окно хорошо просматривался вход в парадный подъезд и на лестнице подходы к лифту. Когда по рации ему сказали: “Встречай, объект прибыл”, он спустился по лестнице, достал пистолет, зашел в лифт и начал стрелять, пытаясь попасть в область сердца своей жертвы. Первая пуля пролетела мимо. От второго и третьего выстрела Гетьмана развернуло лицом к убийце, отбросило на стенку лифта, и он начал оседать на пол. После этого Кулев сделал контрольный выстрел в висок.

 

Убив Вадима Гетьмана, Кулев вышел из подъезда и сел в машину, через сотню метров к ним подсел Ильченко, прикрывавший отход.

 

Примечательно, что Кулев сознался также в убийстве крупнейшего луганского авторитета и мецената Валерия Доброславского, известного под кличкой Доброслав, который в середине 90-х годов был фактическим хозяином всего региона. Его расстреляли из автоматов. Во время бойни вместе с Валерием Доброславским были убиты трое его охранников.

 

Так вот, по словам Сергея Кулева, причиной убийства криминального лидера было то, что от Павла Лазаренко к Кушниру могли прийти несколько сот тысяч долларов, но в Луганске все контролировал Доброслав, который не пропустил бы мимо себя такие деньги. Кулев живописно рассказывал, как он выследил жертву возле его же дома. Но специалисты признания убийцы считают просто выдумкой.

 

В Луганске долго недоумевали, как это Кулев и Пушняков, которые были по сравнению с такой крупной фигурой, как Доброслав, просто мелкими хулиганами и неудачниками, делавшими мелкие деньги на растаможке импортной селедки (ее продавал пенсионер – отец Пуха), могли иметь пересечение деловых интересов с хозяином региона.

 

Неубедительными выглядели и опасения признавшихся в убийстве Доброславского, что им придется делиться с ним “гонорарами” от Павла Лазаренко. Если верить этому, то по логике им легче было перестрелять половину Луганска, чем выехать в другой город и получить там деньги. Большинство луганчан все же связывают смерть Валерия Доброславского с более крупными делами, в частности, с его планами относительно приватизации Лисичанского нефтеперерабатывающего завода, а также наступлением “донецких” на соседнюю область.

 

К чему я все это рассказываю? К тому, что информация об отказе Кулева от признания в убийстве Гетьмана, является логическим продолжением дела “банды мертвых киллеров”. Уже известно, что убийца направил в Верховный суд ходатайство о пересмотре вынесенного в 2003 году приговора в порядке исключительного производства, в котором написал: “мой приговор должен быть пересмотрен, так как все дело сфабриковано”. Он пишет, что впервые ему предложили дать свидетельства о своей причастности к убийству Гетьмана в 2001 году в Житомирском СИЗО – там он находился как приговоренный к трем с половиной годам лишения свободы за хулиганство. Это сделали старший следственной группы Дробиняк и следователь Силин. “Они, каждый в отдельности, говорили, что нужно в государственных целях обвинить Лазаренко”, – пишет Кулев. Согласие дать свидетельства против себя Кулев объяснил “угрозами” его жизни и его семье, а также тем, что, находясь в тюрьме, он “ничем не сможет помочь”.

 

P.S.Конечно, верить этому письму Кулева, так же трудно, как и его показаниям. Но, с другой стороны, в том же Луганском суде сейчас слушается дело милиционеров, настропаливших бомжа Юрия Вередюка взять на себя вину за убийство Игоря Александрова. А затем, не исключено, и отравивших его, чтобы замести следы. Чтобы избежать подобного скандала на прокурорском уровне, дело банды Кушнира необходимо доследовать. Как говорится, лучше поздно, чем никогда. Тем более что отказ от показаний гражданина Кулева совпал во времени с появлением в телеэфире экс-премьера Павла Лазаренко, убеждавшего сограждан в своей невиновности и намекавшего на желание вернуться домой из негостеприимной Америки. А это уже большая политика…

 

Галина Моисеева»

 

Не правда ли, странно? Уголовное дело, в котором все организаторы мертвы, а исполнители отказываются от показаний. Мелкие воришки берущиеся за убийства членов властной верхушки страны и крупных криминальных авторитетов. Полный бред, который Кузьмин сейчас пытается продать за «свежак» Януковичу и всему миру за одно. Чего только не сделат двоечник, чтобы его не выгнали.

Спасибо форумчанам «ОРД» за напоминание об одном интересном факте. В тот же день, когда в донецком аэропорту расстреляли Евгения Щербаня, в Москве был убит его давний друг и деловой партнер Пол Тейтум. В Москве, накануне гибели обоих, проходила и их последняя встреча. Почему-то эта линия украинским следствием не отрабатывалась ни при Кучме, ни при Януковиче. Почему? Потому что при Кучме нужно было все резонансные преступления повесить на Лазаренко, а при Януковиче – те же дела повесить на Тимошенко. Удобно. И расследовать ничего не нужно. Тем более, если этого просто не умеешь делать. Вот только не стоит надеяться, на то, что в этот бред, к тому же, продаваемый вторично поверят нормальные люди что в Украине, что за ее пределами. Не стоит обольщаться. Это вы Януковичу можете режим “теплой ванны” включать, но вам его никто обеспечивать не будет.

На эфире у Киселева Кузьмин всячески пытался подчеркнуть, что не занимается политикой, что он «чисто» следователь и прокурор. Но, трехбуквенное сочетание ГПУ уже давно в народе расшифровывается как Главное политическое управление. А из Кузьмина, что показывает его деятельность, не вышло ни следователя, ни политика.

 

Станислав Речинский, «ОРД»

 

 В тему:

 

Доклад агентов ФБР о конфликте Умара Джабраилова и Пола Тейтума

Основные факты финансовых махинаций

Министерство юстиции США
Федеральное бюро расследований
20535, Федеральный округ Колумбия, г. Вашингтон
17 декабря 1996 г.
Убийство неустановленными лицами гражданина США Пола Эдварда Тейтума
3 ноября 1996 г. в г. Mocкве

Сотрудниками ФБР из своих источников была получена следующая информация: Компания Americom Business Centres, Incorporated была зарегистрирована в штате Флорида с уставным акционерным капиталом 25000 долларов США (стоимость одной акции — 0,01 доллара).

Штаб-квартира корпорации Americom находилась в г. Ирвине, штат Калифорния. Счета корпорации были открыты в банке First Interstate Bank (Suite 150, 650 Town Center Drive, Costa Mesa, California 92626, номер в Американской ассоциации банкиров: 122000218, номер счета: 360301159). Кроме того, у компании AMERICOM было открыто два счета (один — в банке AVO BANK, а другой — в “Диалог-банке” в Москве). Компания Americom Business Centres в Москве также имела офшорный счет в Barclays Bank International на острове Джерси (Library Place, St. Helier, Jersey, Channel Islands) для начисления зарплаты.

Вместе с российскими партнерами и группой “Radisson Hotel” Тейтум организовал совместное предприятие в гостиничном комплексе, стоимость которого исчислялась миллионами долларов, включавшем сеть магазинов, офисные площади и сам отель. Изначально российские партнеры в’СП были представлены организацией “Мосинтур”.

Российские партнеры получали 50 процентов прибыли от данного совместного проекта. Вторая половина приходилась на товарищество Radamer, в которое входили компания Radisson Hotel. (Moscow), получавшая 20 процентов от этой доли, и Americom Business Centres (Moscow), получавшая 80 процентов от половины прибыли. Кроме того, товарищество Radamer получало 4 процента с оборота в качестве платы за управленческие услуги и компенсацию за все рабочие расходы, включая маркетинговую поддержку из США. Помимо этого, выплачивались поощрительные премии за различные достижения и по итогам работы в течение года. С другой стороны, российские партнеры должны были получать арендную плату в размере 6 миллионов долларов в год.

Данный документ не содержит ни рекомендаций, ни выводов ФБР.

Он является собственностью ФБР и предоставляется Вашей организации во временное пользование. Ни данный документ, ни его содержание не могут распространяться за пределами Вашей организации.

Валовый доход от данного проекта составлял 55-60 миллионов долларов в год, а общая прибыль — 30-35 миллионов долларов в год. Размеры общих доходов покрывали все эксплуатационные и капитальные затраты. Все доходы поступали на рабочий счет, пока сумма средств на нем не достигала 300000 долларов. Все прибыли сверх этой суммы автоматически переводились на счет СП. Оплата обычных расходов осуществлялась через рабочий счет, но в то же время никакие платежи не могли быть произведены при отсутствии удостоверяющей подписи представителя СП (финансового директора, главного бухгалтера или генерального директора). Кроме того, в СП хранилась гербовая печать, которая должна была присутствовать на документах при осуществлении каждого платежа. Таким образом, СП “мертвой хваткой” держало под своим контролем рабочий счет.

Организационная структура СП предусматривала должности генерального директора, финансового директора и главного бухгалтера.

Генеральный управляющий и главный бухгалтер были как у компании Radisson, так и у компании Americom. Поступающие средства обычно направлялись на рабочий счет компании Radisson или компании Americom, и как только сумма средств на любом из этих счетов достигала 300000 долларов, остаток переводился на счет СП.

Часто имели место случаи, когда Radisson блокировал платежи, производимые компанией Americom своими кредиторам (особенно, во второй половине 1994 г.) Это создавало большие трудности для компании Spacec0m, совместного предприятия, созданного Тейтумом и фирмой Cable And Wireless, контролировавшей работу всех систем связи в гостиничном комплексе. Компания Radisson пыталась выжить Spacecom из здания гостиницы, чтобы прибрать к рукам высокодоходную деятельность по предоставлению услуг связи.

С 1993 г. в должности генерального директора СП работали следующие лица: натурализованный гражданин США Владимир Дрейцер (Vladimir Draitzer), Уве Кристиансен (Uwe Christiansen) и Умар Джебраилов, гражданин России и чеченец по национальности. Финансовым директором СП был подданный Великобритании Эндрю Стюарт Макдональд Рук (Andrew Stewart Macdonald Rooke). На должности главного бухгалтера СП работала И. Юкешева. В компании Radisson главным бухгалтером работал Иэн Роджерс (Ian Rogers), а главным бухгалтером компании Americom — Кэрол Макглафлин (Carol Mcglaughlin), которую сменил Харри Чохэн (Harry Chauhan). Генеральным управляющим компании Americom вначале был Алекс Онси (Alex Onsy), а затем — Эрик Кнапп (Eric Knapp). В компании Radisson генеральным управляющим работал Ричард Мэйсон (Richard Mason).

В компании Americom ключевыми сотрудниками были гражданин Канады Рамон Креспо (Ramon Ii Crespo 111), главный бухгалтер Кэрол Макглафлин, Эрик Кнапп И Фред Дикерман (Fred Dickerman). Кроме этого, двумя другими важными сотрудниками были И. Наваков (Новиков?), о котором не имеется дальнейшей информации, и Андрей Курилин, директор службы безопасности СП.

Приблизительно в четвертом квартале 1993 г. СП испытывало кризис с движенем денежной наличности, что привело к найму Эндрю Рука, который должен был найти внешние источники финансирования проекта. Приблизительно в то же время финансовые дела компании Амеricом как в Москве, так и в г. Ирвин, штат Калифорния, находились в полном беспорядке. Для исправления финансового положения был нанят новый главный бухгалтер, задачей которого было обеспечить жизнеспособность компании. Предполагается. что на корпоративный счет компании Амеricом и другие ее счета переводились средства из прибыли СП, полученной еще в 1992 г. Основными сотрудниками, участвовавшими в этих переводах средств, Были Кэрол Макглафлин, Рамон Креспо и Пол Тейтум. Деньги переводились на два счета в калифорнийских банках, один из которых — First Interstate Bank, а другой — First National Bank, находящийся через улицу от первого.

Когда Эндрю Рук узнал об этих переводах средств, между СП и Тейтумом произошел крупный конфликт, в результате которого Тейтум был выдворен из отеля компанией Radisson и российскими партнерами.

Приблизительно в июне-июле 1994 г. генеральным директором СП был назначен Уве Кристиансен, а Умар Джебраилов— его заместителем. Компания Rаdisson и СП приобрели полный контроль над финансами, поскольку в их распоряжении находилась гербовая печать, необходимая для заверения всех платежей. СП отказалось платить компании AMERICOM управленческие услуги, что, разумеется, привело к чрезвычайно враждебной атмосфере на заседаниях совета директоров, которые были весьма короткими. СП также отказалось возобновить все контракты с американскими сотрудниками компании Americom, в результате чего многие из них к настояшему времени вернулись в США.

Тед Салливан (Ted Sullivan), который был назначен новым директором по маркетингу, быстро подружился с ПОЛОМ ТЕЙТУМОМ и директорами СП. В то время казалось, что напряженность в отношениях между Тейтумом и СП начала спадать, хотя СП по-прежнему не открывало доступа к финансовым документам и не позволяло провести аудиторскую проверку. В это же время РУК участвовал в попытке получить средства через “МОСТ-БАНК”, чтобы вместе с Джабраиловым и другими российскими партнерами взять СП под свой контроль. Тогда же появмлись о том, что банк “Славянский” пытался перевести 2 миллиона долларов со счета СП в “ДИАЛОГ-Банке” на офшорный счет.

Приблизительно в то же время другие совместные предприятия, организованные Тейтумом в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде испытывали финансовые и кадровые трудности. Осуществление санкт-петербурского проекта с отелем “Палас”(Palace Hotel) затруднялось кадровыми проблемами, а для некоторых капитальных вложений, сделанных Тейтумом в начале исполнения проекта, ему пришлось использовать средства московского СП. Совместное предприятие, организованное с участием компании Americom’ Spacecom и партнеров из Нижнего Новгорода, также находилось в тяжелом положении в результате недостатка капиталовложений и отсутствия компетентного персонала.

Таким образом, в то время как Тейтум испытывал чрезвычайные финансовые трудности, пытаясь финансировать созданные с его участием другие совместные предприятия, его лишили выплат за управленческие услуги и компенсации за расходы, связанные с деятельностью СП. Приблизительно в то же самое время Джебраилов хотел.

чтобы СП открыло большое казино и ночной клуб в помещениях комплекса, которые изначально планировалось использовать под международный пресс-центр (Inteniational Press Conference Center). Тейтум активно возражал против открытия казино на территории комплекса, что привело к усилению враждебности между Джебраиловым и Руком с одной стороны и самим Тейтумом с другой.

Контакты между Джебрлиловым и Руком начались с того момента, когда РУК вел переговоры по пересмотру условий аренды Джебраилoвым площадей в гостиничном комплексе, на которых размещался его магазин “Даната”. Кроме данного магазина Джебраилов также участвовал во многих других коммерческих предприятиях, включая нефтяную компанию “Данако” в Москве, принадлежавшую братьям Джебраиловым. В конце концов РУК был нанят Джебраиловым для того, чтобы заниматься бухгалтерскими делами всех компаний. Через Джебраилова РУК был вовлечен и в другую незаконную деятельность в России, о чем имеютея следующие сведения:

1) РУК зарегистрировал название “Кремлевская водка” в России, перекупив право на его использование у другого российского владельца за 20-30 тыс. долларов США. Вероятно, что Джебраилов и РУК пытались вымогать средства у бельгийской компании “Кремлевская водка”, урожая разрушить дистрибуторскую сеть данной компании в России в случае неуплаты. В настоящее время марка “Кремлевская водка” зарегистрирована Руком и Джебраиловым по всей России.

2) Рук был партнером Джебраилова в компании DRM Consulting, деятельность которой осуществлялась из офиса, расположенного по адресу: г.Москва, Гранатный пер.,10, который часто посещался представителями “чеченской мафии”. РУК пытался зарегистрировать фирменное название Saint George Street для торговой части комплекса и попытался получить с СП плату за использование этого названия. Однако, эта попытка оказалась неудачной, так как главный бухгалтер СП не подписал ни одного из соответствующих платежных поручений.

3) Рук и Джебраилов владеют компанией Azzoro Management, зарегистрированной в Швейцарии и управляемой швейцарским адвокатом по фамилии Цоллер (Zoller). Данная компания используется Джебраиловым и Руком для того, чтобы переводить средства на офшорные счета. Джебраилов владеет собственностью в Монако и совершает частые поездки в Монако, Швейцарию и Чехию (Прагу).

4) У Джебраилова имелись связи в московской мэрии, и он находился в дружеских отношениях с женой Бориса Ельцина. Возможно, что через Джебраилова Рук якобы был нанят сотрудниками бывшего КГБ для того, чтобы проследить за средствами, как поступающими в Россию с зарубежных счетов, так и переводимыми из страны за границу. Кроме того, Рук также владеет долей в ночном клубе для гомосексуалистов “Три Обезьяны”.

5) Для ввоза и вывоза средств из России Рук и Джебраилов пользуются услугами курьеров. Один из близких друзей Рука по имени Евгений Жегелов (?) /Evgeny Jegelov/ может без труда выезжать в другие страны Европы, поскольку женат на француженке. Жена Рука также часто выезжает в Россию, выступая в качестве курьера.

По свидетельствам источников, “ходят слухи” что Джебраилов и Рук предлагали 25000 долларов США за убийство Тейтума. Однако никто не захотел выполнить этот заказ за такую низкую плату.

Умар Джабраилов

Личные счета в банке: Commerzbank
Мюнхен 5
BLZ 70040041
# 3461332
Djabrailov Umar
Barclays Bank
31 Avenue De La Costa
В Р 339 МС 98007
Monaco
Banque 12448
Guichet 61017
АСС. 7 65 051 8 01 86
И Jabrailov Смак.
Dr 5 Zoller.
Адвокат: тел. 41-1-2019141
факс 41-1-2019142
Через него осуществляются все финансовые операции “Д”, обладает полной информацией о махинациях ”Д”.

Фирмы: GULTM ESTATES ASORA MANAGEMENT
Принадлежат “Д”, контролирует фирмы Золлер, через эти фирмы осуществляются махинации. Фирмы имеют счета в швейцарских банках.

Информацию о переводах денег через эти фирмы можно получить в бухгалтерской документации СП и корреспондентских счетах Автобанка.

Обьяснить всю картину как “Д” пришел к власти в СП сложно.
Тейтум попросил “Д” помочь в борьбе с московскими властями в апреле 1994 года. “Д” согласился, но потребовал взамен пост в Дирекции СП, который он занял в июне 1994 года. С этого момента он настойчиво обходил все препятствия, мешающие ему стать генеральным директором, СП и он стал им в феврале 1995 года.

Основные факты финансовых махинаций

С августа 1994 года по настоящее время было заключено большое количество контрактов между СП и одной из фирм “Д”. Общая стоимость контрактов неизвестна, но можно утверждать, что “Д” получил более 2 миллионов долларов из СП незаконно. Эта вытекает из того, что “Д” участвует как инвестор в большом количестве строительных проектов и программах по реконструкции недвижимости в Москве с тех пор как он появился в СП. Единственным источником этих инвестиций было СП.

Первый контракт был заключен между СП, Asora Management и, очевидно, Мосэнерго. Этот контракт был подписан в августе 1994 года, во время отсутствия американского генерального директора Уве Кристиансена. Более чем 350 тыс. долларов были переведены в Швейцарию через счет СП в Автобанке. В дальнейшем перечисления были в сентябре и октябре 1994 года. Ни цента из этих денег не пошло на оплату реальных счетов. Все деньги истрачены разными частями на подарки и взятки, в том числе сотрудникам Москомимущества.

С августа 1994 года было еще несколько подобных контрактов, подписанных в середине 1995 года самим “Д”, когда он осуществлял, фактический контроль над СП.

В январе 1995 года “Д” предпринял меры по получению контроля над; взысканием долга СП Интуристу(который прекратил существование в 1991 году), который оценивался в 2 миллиона долларов. Он получил все, документы по этому долгу и уничтожил их. После этого он сделал новые “старые” документы, которые передавали права взыскания другой (уже офшорной) фирме. СП выплатило этот долг с января по апрель 1995 года.

В феврале 1995 года “Д” использовал пробелы в российском законодательстве о защите прав на интеллектуальную собственность и торговые знаки, присвоил права на торговый знак “Улица Св. Георга” — линия магазинов в гостинице Рэдисон. Документы были составлены соответствующим образом и с тех пор “Д” получал колоссальные платежи с этой торговой площади, составившие за период с 1991 по 1995 года 185.000 долларов США.

Проверка счетов СП покажет целый ряд небольших, платежей (до.3000 долларов США), перечисленных различным малым московским фирмам, так или иначе имеющим отношения к “Д”. Например, с февраля 1995 года, СП закупило определенное количество бензина у фирмы “Данако” (сеть бензозаправок “Д”), которого хватило бы, чтобы эксплуатировать пять автомобилей на протяжении нескольких лет. Тем не менее, в бухгалтерии отсутствуют документы на реальное получение бензина. Наряду с этим, СП оплачивало все зарубежные поездки “Д”.

Информация по некоторым из вышеприведенных эпизодов была сообщена в МВД в феврале 1995 года главным бухгалтером, которого я. рекомендовал СП зимой 1994 года. В результате предпринятых российским гражданином (Константин) действий, он был уволен из СП и подвергнут физическому нападению. Дважды в его квартиру проникали и искали что-то “неизвестные люди”. МВД оставило дело без внимания.

1. “Д” с весны 1994 года участвовал в ряде таких инвестиционных проектов, как:
— магазины розничной торговли в “Рэдисон Славянская”;
— торговый и офисный комплекс напротив “Балчуг Кемпински” на Садовнической улице;
— Манеж;
— проект “Four Winds” (м.б. “На четырех ветрах”) напротив гостиницы “Палас”.

У “Д” никогда не было заслуживающих доверия источников законных доходов от розничной торговли. В этой связи встает вопрос, откуда у “Д” появились деньги для развития сети розничной торговли под собственным именем в “Рэдисон Славянская”, в конечном итоге приведшей к полному переоборудованию магазинов (в период с января 1994 г. по декабрь 1995 г. он в три раза увеличил сеть розрозничной торговли).

“Д” говорил, что ему необходимо изыскать 2 млн. долларов США с тем, чтобы поучаствовать в проекте напротив “Кемпински”. Он стремился заполучить все пространство, отведенное под розничную торговлю, для своих магазинов. Данный комплекс поражает обилием магазинов “Доната”, занимающих все торговое пространство. Как “Д” смог профинансировать этo?

Из этого можно заключить, что “Д” использовал средства из других, нежели его собственных, источников финансирования для:
— сети магазинов в “Рэдисон Славянская”;
— торгового и офисного комплекса напротив “Балчуг Кемпински”.

2. Было очевидно, что “Д” и г-н Гуськов (Председатель совета из Москомимущества) очень тесно вместе работали. Их отношения можно назвать дружескими. Несмотря на то, что невозможно подтвердить это документальными свидетельствами, можно уверенно, утверждать, что Гуськов незаконно получал деньги от СП, может быть из таких договоров как с Мосэнерго.

3. К сожалению неизвестна оффшорная компания, через которую “Д” получил ссуду “Интуриста”. Учитывая размер сделки, такая компания должна была бы находится в группе риска (что касается законности ее деятельности), на подобие “Channal Islands”.

4. “Д” удалось заполучить значительные денежные суммы за торговую марку “Saint George Street” (“Улица Святого Георга”) непосредственно от СП. Этому был положен конец бухгалтерией Америкома. Он получал, эти средства непосредственно от фирм, в чьем управлении находились магазины на “улице”, возможно в виде, наличной валюты, так как говорили, что доходы от магазинов, поступающие в Америком с января по декабрь 1995г., существенно упали.

Для “Д” было бы невозможным получить такие суммы легально, как в документации СП отсутствует какое-либо упоминание существенных выплатах за торговую марку.

5. “Д” регулярно восполнял расходы на свои поездки через бухгалтерию СП. Ввиду того, что СП не имело права на оплату расходов, подобные выплаты можно признать незаконными. В бухгалтерии СП должны содержаться документальные доказательства подобных выплат.

6. “Д” сказал, что Константин был в МВД с тем, чтобы сообщить об увиденном в СП. “Д” сказал, что его вызывали в МВД для объяснений его действий. Он был там и они удовлетворились его объяснениями. Объективного подтверждения этим вещам нет.

7. Почти в то же время, когда “Д” уволил Константина, позвонила женщина, представившаяся женой Константина. Она пребывала в истерике и кричала в трубку, что на ее мужа напали, а их квартиру вторглись неизвестные люди. По поводу этого “Д” сказал, чтобы никто не вмешивался и предупредил от контактов с Константином, если дорога, спокойная жизнь в Москве.

8. Ходило много слухов о том, что как “Т”, так и “Д”, то ли платили, то ли хотели заплатить кому-то, чтобы “убрать” друг друга. “Д”, на самом деле, говорил, что “Т” заплатил 25.000 долларов США, чтобы застрелить источника. Кажется мало правдоподобным, чтобы “Д” заплатил бы кому-то, чтобы застрелить “Т”, и абсолютно невероятным, что за 25.000 долларов США можно было бы организовать подобное убийство.

9. У “Д” никогда не было достойного источника законных доходов (часто он говорил, что ему не хватает денег и он одалживал их у своих “партнеров”).

Нет объективных сведений о какой-либо собственности “Д” за рубежом.

Прежде до 1994 года он арендовал виллу и апартаменты в Монако. Во время частых посещений Монако он останавливался на этой вилле со своими друзьями.

10. Вопрос непонятен, что такое объединение счета СП со счетами партнеров?

Говорили, что “Д” повлиял на закрытие самостоятельных банковских счетов в “Диалог-банке” с тем, чтобы все средства соединились в счетах СП, в Автобанке. Если это и произошло, то — после того, как источник ушел из СП.

Партнеры не имели счетов с СП. Поясните, пожалуйста.

11. Проект казино осуществился уже после ухода источника из СП. Изначально “Д” пробивал идею казино, но “Рэдиссон” всегда была против самой идеи. (Если бы “Т” был против казино, то только по причине того, что он знал, что “Д” получал бы с этого деньги).

12. В окружении “Д” время от времени появлялось несколько чеченцев. Некоторые из них были его родственниками, другие — нет. У источника не было ничего общего с этими людьми, и ничего неизвестно о их деятельности кроме того, что брату “Д” принадлежал бензиновый бизнес — “Данако”.

13. Стало известно от третьих лиц, после ухода источника из СП, что “Д” убедил “Рэдисон” пропускать все операции по кредитным картам через “Мост-банк”. Если бы это на самом деле имело место, “Д” получил бы комиссионные.

Ничего неизвестно по поводу банка ”Славянский”.

Некоторые общие замечания

С самого начала “Д” вел себя так, как будто следовал указаниям других людей. Его офис из-за постоянного потока посетителей, нуждающихся в его совете или помощи, зачастую представлял подобие вокзала. Иногда он выезжал в Московскую область или Монако для проведения деловых встреч. Способность “Д” выдерживать все атаки и давление американских партнеров СП представляется достаточным доказательством того, что он обладает хорошими связями в Москве.

Еще одна справка из “Базы данных” о Тейтуме-Джабраилове

Умар Джабраилов — 38 лет, родился в Грозном. Чеченец. Мусульманин. В Москве с 1973 года. В 1985 году окончил МГИМО, специальность — “международные экономические отношения”. В СП “Интурист-РадАмер Гостиница и Деловой Центр” с июля 1994 года — 1-ый зам.генерального директора, и.о.генерального директора. Рекомендован Московским правительством. Оклад в СП, включая все налоги, — 50 000 долларов в год без премий. Имеет собственный бизнес — фирму “Данако”: 4 работающих бензоколонки и 6 строящихся.

3 ноября в подземном переходе у Киевского вокзала прозвучала автоматная очередь. Убили американца Пола Тейтума. Человека, который всегда говорил о себе как о пионере западных инвестиций в Россию. И общественность подобный имидж его принимала. Этой смертью практически завершился скандал, более пяти лет длившийся вокруг гостиницы “Рэдиссон-Славянская” — первого российского СП.

Сборщик денег в 1985 году Россию посетила делегация Оклахомской Торговой Палаты. В ее составе был ничем не примечательный человек по имени Пол Тейтум. Скромный сборщик денег для республиканской партии штата Оклахома, он приехал в Россию с опытом работы на первую президентскую компанию Рональда Рейгана, недавно потерянным миллионом долларов, несколькими мелкими судебными исками, возбужденными кредиторами в родном штате, и талантом делать деньги из воздуха. Последний особенно актуален был именно в стране прибытия. “Я всегда чувствовал международные рынки, — вспоминал он позднее. — Это в общем-то была та вещь, которая изменила мою жизнь.” Уехал Тейтум из России с навязчивой идеей организовать собственный Деловой центр.

На Восток Чем он занимался следующие два года, история умалчивает. Однако уже в 1987 году у него была собственная фирма Americom Buisiness Centers, где он владел контрольным пакетом. А в 1989-м появились и партнеры: Americom слился с компанией Apollo Aquisition, которую возглавляли — Халдеман, руководивший штатом Белого Дома при Ричарде Никсоне (что-то вроде главы экс-президентской администрации), бизнесмен-международник Берни Ром и Роберт Шмидт, ставший потом заместителем председателя Института по контролю информации. Реализовать план создания грандиозного Делового центра в родной Оклахоме Тейтуму возможности не представилось из-за разразившегося в середине 80-х банковского кризиса.

Поэтому Деловой центр решено было организовывать в России. О чем 7 апреля 1989 года и был подписан первый протокол о намерениях между Госкоминтуристом СССР и американской стороной. Центр решено было делать на базе гостиницы “Славянская”. Американской стороне оставалось найти только партнера, имевшего опыт в эксплуатации гостиниц.

Мезальянс. И все было, в общем-то, замечательно. Но подводило одно обстоятельство — денег у Americom`а не было. Зато у Халдемана были тесные связи с корпорацией Radisson. Что-то она ему задолжала… После пристального и тщательного исследования трех крупнейших гостиничных корпораций — Marriott, Hilton и Radisson — выбор, разумеется, пал на последнюю. Americom и Radisson образовали компанию RadAmer, в которой каждой стороне принадлежало соответственно 80% и 20%. После чего и отправились в Россию.

Брачный контракт Союз предполагался своеобразный: RadAmer предоставлял концепцию и кредиты, а Госкоминтурист — новенькое (только что отстроенное) и готовое к эксплуатации здание гостиницы “Славянская”, оцененное в 60 миллионов долларов. Доли в совместном бизнесе распределились следующим образом: Госкоминтурист — 50%, RadAmer — 50% (Americom — 40% и Radisson — 10%). Уставной фонд — 6 миллионов долларов (по 3 с обеих сторон — российской и американской). Руководить компанией, то есть занимать высшие руководящие посты, должны были исключительно американцы. И договор об образовании первого, тогда еще советско-американского СП “Интурист-РадАмер Гостиница и Деловой Центр” был подписан. Сроком на 20 лет. Без права расторжения и изменения условий договора до окончания срока его действия.

Вот такие были пионеры Обещанные Тейтумом кредиты должны были поступить в течение 6 месяцев: 15 миллионов долларов — на закупку мебели, 4 миллиона — на закупку оборудования, 7 миллионов — на предпусковые расходы. А в реальности даже уставной фонд толком не был оплачен. Ни одной из сторон. Лишь Radisson внесла 300 тысяч долларов в целом от американской стороны. Видимо, в зачет долга Халдеману. Так как ни у Americom`а, ни у RadAmer`а денег по-прежнему не было. Обе фирмы, собственно, и были образованы исключительно для того, чтобы деньги зарабатывать. Но никак не вкладывать. Да и откуда взять, чтобы вложить? По данным уполномоченного банка компании RadAmer “Норвест Банк” (штат Миннесота, США), ее месячный баланс в 1992 году в среднем составлял всего 50 тысяч 449 долларов. Кто же предоставит такой компании миллионные кредиты? Да еще и для инвестиций в Россию. Тем не менее, отсутствие обещанных кредитов совершенно не мешало финансовому росту первого совместного предприятия. Равно как и приобретению имиджа пионера западных инвестиций Полом Тейтумом. “Мы выросли, начиная с 200 тысяч долларов в 1991 году, до 17 миллионов в 1994 году.

Это действительно феноменальный рост”, — скажет он позднее, оценивая финансовое развитие своей фирмы. Несостоявшееся, но прибыльное СП Вместе с “феноменальным финансовым ростом” практически сразу же начались скандалы и недоразумения. Уже в ноябре 1991 года замминистра финансов РСФСР в письме, адресованном руководству СП, признал его несостоявшимся и поставил вопрос о ликвидации.

Федеральные власти обратили внимание на неоплаченный уставной капитал. После чего российская сторона быстренько внесла свои 3 миллиона долларов и даже выдала СП льготный кредит на 2,5 миллиона долларов. Компания RadAmer тоже внесла недостающие 2,7 миллиона в уставной фонд. Деньги к этому моменту уже появились: признанное Минфином “несостоявшимся”, СП “Интурист-РадАмер Гостиница и Деловой Центр” имело немалый оборот и приносило прибыль.

Не сошлись характерами И все было бы ничего, только вот американцы успели переругаться между собой. Умер Халдеман, Тейтум уволил Шмидта, а Ром ушел сам. И Radisson кстати вспомнила, что выдавала Americom`у какие-то кредиты. Которые, разумеется, не были возвращены. И потребовала перераспределить доли партнерства в RadAmer`е — в порядке погашения долга. Теперь у Americom`а, то есть у Тейтума, вместо 80% должно было быть 46%, а у самой Radisson — 54% вместо 20%. Разумеется, Тейтум не согласился. Разумеется, Radisson настаивала. Только вот Халдемана, чтобы разобраться с Radisson, уже не было. Но Тейтум не сдавался. Так что скандал принял вялотекущий характер.

Непреодолимые преимущества Быть может, конфликт и заглох бы со временем, но обнаружились разногласия и внутри российской стороны — между Госкомимуществом и Москомимуществом. Москва не поладила с федеральными властями. Победа осталась за столицей. И преемником Госкоминтуриста было признано Москомимущество. Успевшее поладить с Radisson. “На протяжении всей нашей деятельности у нас были хорошие отношения с Москвой”, — официально заявлял Том Польски. Пол Тейтум вновь остался в одиночестве. Но с некоторыми непреодолимыми для двух других участников СП преимуществами. По договору об СП американская сторона, представленная компанией RadAmer, имела больше прав. Составляли-то договор (то есть писали текст) американские юристы. К тому же, в самой компании он был старшим партнером. И как старший партнер контролировал все финансовые потоки. Что мешало дальнейшему развитию бизнеса. С точки зрения российской стороны и корпорации Radisson. А попросту — не давало возможности выкинуть Тейтума из СП.

Человек, который мешал всем Представитель центрального офиса корпорации Radisson в Миннесоте Том Польски в одном из интервью газете The Moscow Times, комментируя многолетний скандал, сказал как-то про Пола Тейтума: “Иногда все действительно кажется сюрреалистично. Все лишь ограничивается воображением того человека, с которым вы имеете дело. Все сводится к физическому присутствию”.

Чему же мешало “физическое присутствие” Тейтума? Например, приватизации гостиницы. Предложение приватизировать “Славянскую” сделал Мост-банк, предлагая тут же внести за нее 50 миллионов долларов. Оставшиеся 10 миллионов (гостиница, напомним, оценивалась в 60 миллионов долларов) готова была заплатить корпорация Radisson.

Аргументы были следующие: гостиница построена, а затем и доведена до международного класса на средства, выделенные из бюджета СССР, а также из заработанных самим СП денег. То есть доказывался факт, что обещанных инвестиций, собственно, не было. Поэтому оспаривались и права американцев. Но фокус с приватизацией не прошел: договор с американской стороной был заключен на 20 лет без права расторжения. Аннулировать его было нельзя. Нужно было искать компромисс. Radisson взялась за Тейтума всерьез. Так как именно он оказывался главной проблемой. В ход пошел весь арсенал методов и средств.

Умар. В чем Тейтума только не обвиняли. В финансовых махинациях, в нарушениях правил валютных операций, в нарушении визового режима, в незаконном проживании в гостинице. Даже уголовное дело против него возбудили. И суд вынес решение о принудительном выселении Пола Тейтума из “Славянской”, которую он (то есть компания RadAmer, где у него контрольный пакет) арендовал. Чтобы привести решение суда в исполнение — выселить старшего партнера из гостиницы, представители Radisson призвали на помощь московский ОМОН.

И, разумеется, выселили. И тут Тейтуму пришел на помощь его, по сути, клиент. По слухам, в “Славянской” арендовал помещение под магазин некий японец, у которого была жена чеченка. Японец умер, и супруга стала наследницей бизнеса. И призвала своих родичей помочь ей в управлении. Один из родичей откликнулся. Звали его Умар Джабраилов. Именно г-н Джабраилов и приютил у себя изгнанного из гостиницы Тейтума. Поддержка была своевременной и придала новых сил нашему американскому бойцу. Он подал встречный иск в суд и выиграл дело. После чего вновь вселился в “Славянскую”. Конфликт вновь зашел в тупик.

Примирение? Но компромисс, тем не менее, был найден. Чтобы удовлетворить всех — российскую и раздвоившуюся американскую стороны — решено было переизбрать руководство. Генеральным директором назначили американца, а его первым заместителем с правом подписи — русского. Чеченца Умара Джабраилова, рекомендованного московским правительством (в частности, департаментом внешних связей). К данной рекомендации прислушались. СП успело задолжать городу арендную плату в размере 6 миллионов долларов. А город вовремя об этом вспомнил. Так что кандидатура Джабраилова была утверждена на правлении единогласно. И все довольны? Не тут-то было.

Развод “по причине ненависти друг к другу” 1994 год, понятное дело, несколько отличался от 1990-го. Инвестиций теперь уже никто не ждал, и Тейтум, само собой, оказывался лишним. Да и зачем он, собственно? Делить прибыль? Связь с горластым, но нищим “пионером”, успевшим, как выяснилось, еще и провороваться, портила имидж. Да и 40% в совместном предприятии — лакомый кусок. И к концу 1994 года Radisson предъявила иск в суд Миннесоты на разрыв “всяческих связей” между нею и Americom. Суд иск удовлетворил. На основании того, что “стороны не способны продолжать отношения по причине ненависти друг к другу”.

Сорокапроцентное вето А единогласно избранный Джабраилов потихонечку подобрал все дело под себя. Заплатил долги городу, расторг старые договоры, заключенные с фирмами, дружественными Тейтуму, и подписал новые. Деньги стали поступать на счета СП. Успех Джабраилова был столь очевиден и заметен (в финансовом отношении), что решено было даже избрать его генеральным директором совместного предприятия. И Radisson не возражала. Но тут Тейтум вновь сказал свое веское сорокапроцентное слово и наложил вето на принятое решение. И Умар Джабраилов остался “и.о.”.

Жалобщик Война продолжилась. Тейтум писал письма в различные учреждения Москвы и России — от Минфина до Генпрокуратуры. Ответов не поступало. В жалобах были только эмоции — и никаких фактов. Тогда он стал адресовать свои письма непосредственно государственным чиновникам и политикам — Ельцину, Руцкому, Черномырдину, Хасбулатову и так далее. Жаловался на притеснения инвесторов, на недобросовестность партнеров и на нечестное ведение бизнеса. Но и отсюда ответов не поступало. До пионера ли политикам?

Он раздавал многочисленные интервью — всем газетам, какие только об этом просили. Журналисты профессионально радовались скандалу и публиковали сенсационные разоблачения. И никто, собственно, не обращал внимания на то, что сам Тейтум не говорил — при всей свое словоохотливости, — сколько именно инвестировал в России.

Сам же зашуганный и притесняемый всеми инвестор собирал газетные публикации и копии отправляемых в инстанции писем в папочку. Под названием “свидетельство о смерти”. Предчувствовал? Тогда почему не говорил, что ему угрожают?

Обжалованию не подлежит Письма, жалобы и общение с прессой желаемого результата не приносили. Ненавистный соперник по-прежнему оставался при должности, хоть и с обидной приставкой “и.о.”.

И, главное, при реальной власти. И тогда Тейтум сделал решающий ход — подал иск в Стокгольмский арбитражный суд о нарушениях условий договора российской стороной. Предполагаемый ответчик подал встречный иск — тоже в Стокгольмский арбитражный суд. О взыскании с компании Americom денежных средств, похищенных в результате финансовых махинаций. Суд состоялся, но решения, которое согласно процедуре принимается в течение месяца, Пол Тейтум не дождался.

Его убили в подземном переходе около Киевского вокзала. И бывшие партнеры вздохнули с облегчением. Досадное “физическое присутствие” было устранено. И искать убийцу никто не будет.

Когда одного из двух поссорившихся убивают, то мирные обыватели подозревают первым делом именно того, кто остался в живых. С и.о.генерального директора СП “Интурист-РадАмер Гостиница и Деловой Центр” Умаром Джабраиловым беседует обозреватель журнала ”Деньги”

Деньги”: У вас есть какие-нибудь предположения по поводу этого убийства? Все-таки это был ваш партнер?

Умар Джабраилов: Я не могу сказать, почему это произошло, потому что с этим человеком не общался почти два года. И не знаю, что привело к такому трагическому концу.

“Д”: Почему вы не общались?

У.Д.: Потому что не было смысла. У нас не соприкасалась работа. Да, он был партнером. Но не моим. Я человек назначенный. Я объясню вам структуру СП, и вы поймете, что я даже не должен был с ним общаться. Нет смысла мне объяснять, почему я с ним не общался. Он поливал меня грязью. Это была ложь, клевета. Я не принимал никаких действий от себя лично по отношению к нему. Я имею в виду, что не обращался ни в какие инстанции… А что касается СП, то я его защищал. Но защищал на уровне Стокгольмского арбитражного суда. Все я делал законно. А свои личные отношения с ним я не выяснял. Я считал это ниже собственного достоинства. Я почти три года назад помог, когда ему было тяжело. И все его дальнейшие действия не отвечают моим моральным представлениям о жизни и отношении к людям. Это предательство.

“Д”: В чем предательство?

У.Д.: Я просто помог ему чисто по-человечески. Когда г-н Дрейцер, соратник, друг личный этого Пола Тейтума, вынужден был оградить это здание от его посещений… Это именно он не пускал в гостиницу Тейтума. И вот когда он не пускал его… А до этого я уже был знаком с Тейтумом, можно сказать, шапочное знакомство. Было видно, что человеку тяжело. Так вот, он у меня дома жил. Ел со мной из одной тарелки, пользовался моим автомобилем, моими телефонами. Это было недели две. А потом человек, которого я приютил, когда меня назначили и решение о моем утверждении приняли все члены правления единогласно — в том числе и он поставил свою подпись… когда я разобрался во всех его махинациях, я ему сказал, что это дело не пройдет, что нельзя так делать. Ты приехал в страну, тебе разрешили делать здесь деньги — делать нужно честно. Фирма “Иском”, которая обеспечивала нам трафик телефонов международных — это наполовину была его компания. И они выставляли завышенные счета. Получалось, что он еще и на этом зарабатывал деньги.

“Д”: В этом и было предательство?

У.Д.: Тейтум хотел быть единоличным руководителем. Это американцы не пропускали его кандидатуру, а не мы, не русская сторона. До меня все тоже были плохие. Потому что люди узнавали, что происходит. Тейтум был учредителем. Он никакой ответственности перед законом не нес. Тем более перед российским. Он давал указания, к тому же еще и устные. А отвечать должны были исполнители. И Дрейцер тоже — когда стал исполнителем, то его тоже перестало это устраивать.

“Д”: Почему поссорились Тэйтум и “Рэдиссон”?

У.Д.: “Рэдиссон” и “Америком” сделали свою компашку, назвали ее “РадАмер” и поехали в Россию делать деньги. В России находят партнера — тогда Госкоминтурист был, сейчас стало Москомимущество. Договорились делать СП — по 50%. Договор — аж до 2009 года. На 20 лет. Так заключили, что условия договора до окончания срока его действия менять нельзя. Пока Тейтум орал об инвестициях, которые он вот-вот вложит в дело, “Рэдиссон” тихо делали деньги. Потом они не поделили доли и перегрызлись.

“Д”: А Госкоминтурист?

У.Д.: А “Интурист” квасил каждый вечер. Ему некогда он иностранные делегации принимает.

“Д”: Кто подписывал договор?

У.Д.: С российской стороны подписал ныне здравствующий и действующий президент “Интурист-холдинга” Коновалов, бывший руководитель Госкоминтуриста. Тогда не было опыта, знаний — поэтому так все… А договор, сам текст, составляли американцы. Создали компанию и пошли гулять по городу. Идут — здание стоит, которое принадлежит городу. И взяли его в аренду. За год арендная плата составляет 1 миллион долларов. Это небольшая плата, если принимать во внимание что здесь 60 000 квадратных метров. Тейтум на протяжении полутора лет проводил идею, что СП не могло выплатить городу около 10 миллионов долгов — арендную плату. А мы в течение года закрыли все долги. Я каждый день здесь работал. Все было специально запутано, чтобы не разобраться. Я просто отсек все договоры, по которым деньги отсюда уходили. Прекратил все ненужные капитальные затраты. Деньги стали поступать на счета СП. Для него это было катастрофой, потому что выявилось, что это была его махинация. Он пытался подойти неформально, поговорить — мол, давай будем что-то делить. Я вообще на эту тему с ним не разговаривал. Мне это неприемлемо.

“Д”: Какой оборот у СП? И какова прибыль?

У.Д.: Оборот СП в год около 60 миллионов долларов. А прибыль небольшая- порядка 6 миллионов в год. Очень много съедают налоги.

“Д”: Теперь вы станете генеральным директором СП?

У.Д.: После того, как было сделано предложение утвердить меня официально, Пол Тейтум встал на дыбы. И с тех пор он ни разу не пришел на заседание правления. На тот момент нельзя было без его подписи. Сейчас уже будет можно.

“Д”: Потому что…

У.Д.: Нет, не потому что с ним вот… А просто пройдет суд в Стокгольме — будет решение.

“Д”: После суда фирма “Америком” перестанет быть партнером СП?

У.Д.: Просто давно пора перерегистрировать СП. В ТОО или АО. Привести в соответствие с законами. Многое ведь поменялось. И права вето вообще в цивилизованном обществе не должно существовать. А то получается, если одна сторона не согласна, то решение не проходит.

“Д”: Когда вы узнали, что его убили?

У.Д.: Меня не было в гостинице, я был в гостях. Я приехал минут через сорок и мне сразу сказали.

“Д”: Вы почувствовали облегчение?

У.Д.: Для меня это был шок. Не столько потому — я честно скажу — что его убили. А потому что я понял — хотят от меня избавиться. Это логика вещей. Этот человек по жизни доставлял мне лично много тяжелых моментов. Очень тяжелых. Он испортил мою репутацию в России. И в гораздо большей степени — за границей. Образ меня, как его врага из чеченской мафии, создан. Накануне убийства появляются в американских газетах публикации, в которых говорится о том, что чеченская мафия славится и отличается заказными убийствами. Потом убивают Пола Тейтума. А кто самое заинтересованное лицо — Джабраилов. И он как раз чеченец. Потому что они на слово верят всему тому, что пишется. Для них русские, которые зарабатывают деньги, — некультурные, без манер, с хамским поведением. Это деньги мафии — наркотики, проституция и оружие. Вот тот облик, который выгоден сейчас для Запада. А “Ньюсуик” писал (цитирует): “Спецслужбы американского правительства, которые вовлечены в расследование и в работу против российских преступных группировок, занимались Джабраиловым достаточно долгое время. Но достаточной информации, чтобы приписать к одной из известных мафиозных структур, у них не было достаточных оснований”.

“Д”: Но в любом случае в выигрыше сейчас российская сторона, то есть — вы.

У.Д.: А я не говорю об СП. Я говорю вообще о России. Они хотят представить нас дураками — что мы заабатываем деньги газом и нефтью. А на это много ума не надо. Это антироссийская, антирусская политика, которая проводится в жизнь. Тем более, я — чеченец. Очень удобно это разыграть. Они специально убили, потому что они считали, что убив его, они автоматически избавляются от меня. И рассказать можно невероятные истории — чеченская мафия, коррупция.
“Д”: Кто — они?

У.Д.: Активно пошла какая-то программа против меня. Спецслужб западных. Тут же появились какие-то бывшие цэрэушники — это мое мнение, потому что я тоже имею право рассуждать. Сами знаете, как это можно все раздуть. Это все связано с антироссийской финансовой политикой. Но пока они просчитались, пока у них не получается. Я должен был доказать всему миру, что здесь творится Бог знает что и что мы можем что-то сделать. Я удовлетворен — мы доказали. Хотя бы тем, что заплатили все долги.

Сотрудники РУВД Западного округа Москвы, расследующие дело об убийстве американского бизнесмена Пола Тейтума, совладельца совместного предприятия “Интурист РадАмер — гостиница и деловой центр”, задержали подозреваемого в организации этого преступления некоего Ахабадзе. Правоохранительные органы основной причиной убийства Тейтума считают то, что он оказался в центре конфликта между московскими и федеральными властями за право управлять пятизвездочными гостиницами столицы, в том числе ”Рэдиссон-Славянской”.

Гостиница “Славянская” была сдана в эксплуатацию в ноябре 1990 года. Специально для управления ею было создано СП “Интурист РадАмер — гостиница и деловой центр”. Его учредителями выступили Госкоминтурист (50% уставного капитала) и американская компания RadAmer. Последняя была учреждена компаниями Americom, которой руководил Пол Тейтум, и лидером мирового гостиничного бизнеса — компанией Radisson, которой были переданы права на управление гостиницей. Americom должна была создать на базе гостиницы американский деловой центр. Договор о создании СП был заключен на 20 лет, а его уставный капитал составлял $6 млн. Сейчас российской долей СП владеет МКИ.

Наследие американца. Расследование дела Пола Тейтума идет довольно успешно. Правоохранительные органы задержали по подозрению в организации убийства некоего Ахабадзе. В поле зрения Генпрокуратуры России он попал полгода назад, когда было возбуждено уголовное дело по факту вымогательства у американца $1 млн. После убийства Тейтума дело прекратили, но Ахабадзе задержали на 30 суток: следователи заявили, что располагают некими данными о его причастности к организации убийства. Однако скорее всего Ахабадзедля начала постараются обвинить в вымогательстве, хотя он утверждает, что Тейтум был ему должен. Внимание следствия привлек также тот факт, что за три месяца до убийства Тейтума конфликтовавший с американцем гендиректор СП “Интурист РадАмер — гостиница и деловой центр” Умар Джабраилов был задержан для выяснения личности в Монако на яхте в компании известного вора в законе по кличке Петрик. Следователи было подумали, что Джабраилов и Петрик обсуждали, как поступить с Тейтумом. Но Джабраилов предположения следствия опроверг, сказав, что о Петрике много слышал, но лично никогда не встречался: “Только жену его Беллу хорошо знаю”. Помимо этого следователи указывают на связь между убийствами Пола Тейтума и депутата Верховной Рады Украины Евгения Щербаня. Его расстреляли в донецком аэропорту за несколько часов до смерти американца. Прилетел Щербань чартерным рейсом из Москвы с серебряной свадьбы Иосифа Кобзона, которая, кстати, гуляла в гостинице “Рэдиссон-Славянская”. Там Тейтум и Щербань виделись в последний раз. Отношения были настолько доверительные, что Щербань перечислил со своей украинской фирмы в стокгольмский международный арбитражный суд 600 тыс. крон в качестве оплаты пошлины за иск Тейтума к руководству СП “Интурист РадАмер — гостиница и деловой центр”. Познакомились они в 1992 году. Щербань тогда был заместителем директора украинского концерна “Атон”, который возглавлял бывший лидер либеральной партии Украины и советник премьер-министра Украины Игорь Маркулов. Не без помощи Тейтума американские банки дали “Атону” кредит в $50 млн под гарантию украинского правительства. Деньги возвращены не были, долг погашало правительство. Возбудили уголовное дело, Маркулов скрылся, а Щербань унаследовал его должность. Следствие также изучает материалы уголовного дела, возбужденного в Нижнем Новгороде. Пол Тейтум “кинул” своих партнеров на полмиллиона долларов. В Санкт-Петербурге он взял на полгода в долг у своих партнеров, неких чеченцев, еще $700 тыс. и также тянул с возвратом. Кроме того, Тейтум вел бурную личную жизнь, и один из его друзей даже как-то сказал ему: “Женщины тебя погубят”. В распоряжении правоохранительных органов оказался богатый материал для работы в виде многочисленных заявлений Тейтума. С октября 1994 года американец жаловался на угрозы. В основном они исходили от Умара Джабраилова. “Как-то в октябре 1994 года Джабраилов заметил, что своими действиями, направленными против московских властей, я создаю угрозу своей жизни, — писал Тейтум. — Я тогда нанял охрану”. Американец был уверен, что настоящая угроза исходила от московских властей, которые хотели “выкинуть” из СП неугодного иностранца. По мнению Тейтума, чеченец Джабраилов был поставлен на эту должность именно с этой целью.
Сам Джабраилов категорически это отрицает. Кстати, у московских властей, в особенности у Москомимущества (МКИ), был повод недолюбливать американца. По мнению московских чиновников, из-за Тейтума СП “Интурист РадАмер” задолжало городским властям за аренду гостиницы и долевую прибыль $80 млн. К тому же в затянувшемся конфликте за право управлять пятизвездочными отелями столицы между федеральными и московскими властями американец был на стороне Госкомимущества: их интересы совпадали.

Незаконные сделки. Напомним, что после распада СССР и ГКИ и московские власти начали делить столичную недвижимость. Разразился скандал. 19 марта 1992 года Юрий Лужков издал распоряжение, которым по сути признал Москомимущество правопреемником Госкоминтуриста. МКИ получил в управление доли в совместных предприятиях, которые занимались эксплуатацией гостиниц.

Версия для печати

 

 

Комментировать

Комментарии - страница 3

27.11.2011 12:07 Ветеран третьей мировой

Кузьмин далеко не создал какой то прецедент. Разглашение тайны следствия Генпрокуратурой Украины практикуется давно. И они даже пробили это в УПК Украины, что следователь, мол, может предать огласке ту информацию, которую считает нужной предать огласке. И уж если они предали огласке слух, то теперь держись судья, который не переведет этот надуманный слух в доказательство. Судьи на сегодняшний день запуганы Генпрокуратурой, шо клоуны в 30-х годах. Ими дергают за ниточки, как куклами. Кукловодом является ГПУ! Вспоминаю в моем деле полугодичной давности…Обращаю внимание судейской коллегии, что в материалах дела есть документы с грифом “СЕКРЕТНО”! Судьи устремляют взгляд в сторону прокурора. Тот отвечает. Да нет там ничего секретного! И суд продолжается, как ни в чем не бывало. При этом ни прокурор ни судьи не имеют хотя бы элементарного допуска по форме 2. Не говоря уже об адвокатах и свидетелях. От СБУ — ноль реакции, как будто это так и надо! О времена, о нравы. Все похеряно.

Если господ из СБУ заинтересует этот момент, то назову и номер аркуша и тома и номер справы!


27.11.2011 12:31 До 30 символов

Судьбу Тимошенко точно предсказывает польский эксперт

Известный историк и политолог из Варшавского Национального Университета, профессор Анджей Шептицкий уверен, что Юлия Тимошенко может винить лишь себя одну в той ситуации, в которой оказалась. «Жадность и страсть захватить все и сразу, стремление к власти любой ценой – все это сыграло решающую роль в процессе заката политической карьеры Тимошенко», – отмечает политолог.

По его словам, Юлия Владимировна сделала достаточно зла Украине и даже не суть важно, сколько она присвоила денежных средств, сколько то, как экс-премьер развалила оранжевую команду. «Противостояние Тимошенко – Порошенко было лишь началом, а то как в команду БЮТ влились олигархи Кучмы и пришли люди из мира криминала – это середина пути. В Польше таких, как Тимошенко не судят, они сами уходят с политической арены при первой же угрозе. В Украине ситуация куда сложнее, здесь народ еще верит в идеалы демократии и судорожно рвется в Европу. После разброда и шатаний в команде Ющенко, Тимошенко сознательно шла на конфликт, дабы перебрать на себя электорат бывшего президента. До чего это довело Леди Ю? До того, что и тысячи человек не может собраться в ее поддержку в силу разуверенности в словах и облике политика и всей фракции. Тимошенко не имела права играть столь мощным народным доверием, которое имела», – подытожил Анджей Шептицкий. * http://globalist.org.ua/shorts/87195.html


27.11.2011 13:06 Смышленный - ветерану...

От-молодца, что сослался на УКП, положения которого, во-первых нужно знать и правильно понимать. А зачем “хенералу” думать? Во-вторых, в этой части они и противоречат Конституции, например, статье 62, по которой имеется свжайшее (от 20 октября т.г.) Решение N12-рп2011, правда применимое в перспективе “мурчатами” только к Кучме. есть еще и статья 32 Конституции (прямого действия), которую применяют коррупционеры только к своему семейству (собирание..использование…и распространение конфиденцинформации о лице без ее согласия…), прикрываясь тем же Убого-провинциальным коксодоном, невзирая на наличие ответственности за разглашение… (ст.7 ГК) признанной Решением КС N8-рп2003 (дело N1-9 от 10.11.2003). Да о чем далее говорить, если все дела оконченные прокурорскими “следственно-оперативными группами”, мягко говоря, сомнительны даже для несведущего в юриспруденции человека. А ведь люди то по ним сидят! И сидеть будут, поскольку так ОН СКАЗАЛ?! Жалко не Тимошенко (она давно заслужила то, к чему сама же и пришла), а то беззаконие и произвол, который творится в государстве. Как говорится — ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО!!!


27.11.2011 15:37 М.Алекс

Из всех коментарий, ближе к истине комметы ХАБИБУЛИНА, только не могу согласиться, что Бога нет! По грехам приемлем Господи!..Я прелагаю провести эксперимент; каждый день ставьте в православной церкви свечки за здравие Генерального Атмана уголовников Украины Витька Пшонки, и уверяю вас, что результаты будут незамедлительными!…Его даже не нужно придавать Анафиме, просто молитесь… “От публичной полемики, которая должна продолжаться не менее 10 000 лет, небо не обвалится, рыбы будут плавать, а травв не перестанет рости”(МАоЦзедун)


27.11.2011 16:12 Випадковий

Щось не все гаразд з проглянутими коментарями. Усі “поливають сміттям” правоохоронців і суддів за упереджене ставлення та поширення неперевіреної інформації, що не є ще навіть доказом. Водночас, ці ж особи викривають та поширюють інші данні, невідомо де і як здобуті, що дорівнює “пліткам”. Навіть стосовно Тимошенко розголосили, наприклад, діагноз захворювання, отртиманий звісно, що неправомірним шляхом та поширили його, на що має право тільки вона сама. Про це ж тлумачить і Закон України “Про захист персональних даних”? Адже є приклад, коли “найгуманніший у світі” Печерський суд визнав дії щодо розголошення лікарняного запису (на звернення доречі простого позивача) — протиправним дійством і винні були покарані. Чому ж за цих обставин, неправими вбачаються тільки Кузьміністи? За Конституцією ж, як твердять “правдолюби”, усі рівні? І ще, складається небезпідставне враження, що сайт атакується одним, двома або трьома “коментаристами” під різним ліком (псевдонімом). Чесно — не цікаво. Бувайте здорові, живіть довго зі сподіванням на покращення!


27.11.2011 16:16 Словянин

Кузьмин-молодец і ГВП. Де ви? Дайте відповідь. Чи вам платять погодинно, а субота і неділя вихідний? Ляпати язиком можна, а вступити в полеміку? Поясніть, чи має право злодій злодія судити через державні суди, чи тільки злодійські. Це Кузьмин і Тимошенко.


27.11.2011 20:17 Прохожий

Тут вот товарищ 26.11.2011 10:42 не может никак понять, зачем Речинский борется против сегодняшней бандитской власти, это же опасно?

К сожалению, большое количество людей живут в мире по волчьим законам,- кто сильней , тот и прав при любых вариантах. Они живут в своем замкнутом мире и верят в то, что можна делать все что угодно, и все зависит от только от них. Они не верят, что в Мире все очень умно устроено , и МИР стремится к Справедливости и Гармонии. Каждый человек в этом мире выполняет определенную, поставленную ему Свыше (от БОГА) задачу, и есть люди , на которых возложена задача охранять Мир от лжи и зла. Одни это делают с помощью пера , другие — с помощью слова, третьи …, но все они, выполняют свое предназначение в жизни — бороться с несправедливостью. Во времена СССР таких называли “правдолюбцами” и садили в психиатрические больницы. Сейчас таких людей начали называть зазомбироваными и т д. К числу таких Великих Правдолюбцев можна отнести Георгия Гонгадзе, который навеки в истории Украины оставил большой след, как Борец за Справедливрсть. Так вот , эти Правдолюбцы практически лишены страха, и напугать их просто невозможно, — это своего рода фанатики Правды. Что они за это получают взамен ? - Поверьте — отсутствие страха и уверенность, что Твоя жизнь в руках БОГА — это очень много. А теперь сравните свои жизни , — товарищи любители ПР и зла, — вы каждый день просыпаетесь , и думаете, не повяжет ли СБУ при поолучении взятки, не захочет ли партнер по бизнесу, кинуть и забрать вашу долю, как там ребенок, не попадет ли под машину, не заболеет ли раком, и тд.и тд. Но поверьте, — если человек поддрживает бандитов и работает на них, то тогда включается механизм Возмездия , основным орудием которого является “СЛУЧАЙ” и “Проклятие потерпевшего”. Проанализируйте жизни тех , кто работает и защищает неправду и зло , — в их жизни очень часто встречаются несчастные случаи и серьезные проблемы со здоровьем родных, многие из них уже похоронили детей и внуков ( а это одно из самых страшных наказаний). А что касается “Проклятие потерпевшего” , то оно работает очень хорошо на судьях,- если судья выносит несправедливый приговор невинному человеку, то этот человек в порыве отчаяния и обиды элементарно сведет в могилу такого судью за пол года, но следует отметить, если проклатие исходит не справедливо — то оно неработает. Также этот метот эфективно работает и против бандитов, когда они нападают на жертву, жертва может также защищаться таким образом, если это не кармический случай возмездия. Так что товарищи любители ПР, бандитов и зла , бегите в Церьковь, исповедуйтесь — и живите ЧЕСТНО , поверьте , так Ваша Жизнь будет куда счастливие , даже если в кармане у Вас будет пусто.


27.11.2011 22:34 Ирынюк Анатолий

…ни чего нового Кузьмин не рассказал,не раскрыл ни какой тайны следствия:о такой версии убийства Щербаня подробно рассказывали в документальном фильме “Дело 64-4453” (2004г ТРК “Альтернатива” показанного на Первом нац).А чо Юльку тогда не называли,а только Пашу Лазаренко-не принципиально:”Мы говорим Партия-подразумеваем Ленин!”Лучше б это был художественный фильм,и вопросов не было б-художник так видит…


27.11.2011 22:38 дух

Все обвинения в причастности Лазаренко да и Юли к убийствам Щербаня и и Гетмана основываются на показаниях подсадного свидетеля Маринкова Игоря Викторовича. Этого пидараса приняли менты на перевозке оружия. Но что бы не париться у деда Лукьяна он заявил на следствии что знает о обийстве Гетмана очень много. Чекисты сразу пригрели у себя столь важного свидетеля, приставили Альфу его охранять. И там он свидетельствовал все что ему говорили следаки.


28.11.2011 0:11 Ирынюк Анатолий

“Жена похищенного Вадима Болотских не позволила замять дело о милицейском произволе.”

Новые Известия, № 63 , 11 апреля 2001 г. Евгения Рубцова. Статья. Просто Мария. “Новые Известия” уже писали о загадочном исчезновении молодого москвича Вадима Болотских (“Похищение по-милицейски?”,14 октября 2000 г.). Майской ночью прошлого года он ушел по вызову в местный опорный пункт милиции и больше не вернулся. Его жене, Марии Чашиной потребовался месяц, чтобы разыскать Вадима в киевском следственном изоляторе. Почти год она убеждала следователей различных прокуратур, что ее муж не просто исчез, а был похищен и вывезен на Украину сотрудниками наших же правоохранительных органов. На днях Генпрокуратура наконец возбудила уголовное дело по факту похищения и незаконного вывоза российского гражданина на территорию соседнего государства. В 1996 году Вадим Болотских ездил на Украину погостить к друзьям. Примерно в это время в аэропорту Донецка произошло громкое убийство — у трапа собственного самолета был расстрелян бизнесмен, депутат украинского парламента Евгений Щербань. Как и многие заказные убийства, это дело превратилось в очередной “висяк”, все исполнители которого на сегодняшний день переселились в мир иной. По неизвестным причинам четыре года спустя после страшного убийства в Донецке Болотских попал в поле зрения украинских правоохранителей, которые сумели подбить российских блюстителей правопорядка на визит к Вадиму домой. Поздним вечером 17 мая прошлого года к Вадиму Болотских подошли на улице пять человек и, представившись работниками МУРа, предложили пройти в местное отделение милиции. Присутствовавшая при этом Мария Чашина попросила неизвестных предъявить документы. Те отказывались, ссылаясь на конфиденциальность беседы. После долгих препирательств Чашиной все же удалось записать фамилию одного из оперативников — им оказался некто И.А.Коваленко. Болотских ушел с муровцами, затем вернулся за паспортом и… исчез. Маша кинулась на поиски мужа в ту же ночь. В отделении милиции, куда девушка добралась только после полуночи, ни Вадима, ни ночных визитеров уже не было. Маша поехала в МУР — оказалось, что Коваленко там никогда не числился. В милиции, по словам Маши, над ней долгое время смеялись, как над обманутой и покинутой женой, и отказывались принимать заявление о пропаже Вадима. Но стоило девушке узнать, что Коваленко работает в Главном управлении по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП), и подать заявление в Нагатинскую межрайонную прокуратуру с просьбой проверить правомочность действий сотрудников этого управления, как позвонил сам Вадим. Маша с удивлением вспоминает, как сухо разговаривал с ней любящий муж: “Он сказал, что с ним все в порядке. Где находится, не уточнил, но… попросил забрать заявление”. Маша пообещала, но в прокуратуру идти не спешила. Жалобу она не забрала и после второго звонка Вадима, сказав, что успокоится, только когда он вернется домой. Через несколько дней позвонил некто Курбатов и представился адвокатом Вадима, предоставленным ему Генпрокуратурой Украины. На вопрос о том, каким образом Болотских оказался в киевском СИЗО, украинские правоохранители невозмутимо ответили, что Вадим сам пришел и написал явку с повинной. Однако в своем заявлении он опровергает эту информацию. “Люди в камуфляжной форме посадили меня в “Волгу” с затемненными стеклами и дали выпить какое-то спиртное, видимо, со снотворным, так как я вскоре уснул, — пишет Вадим. - Проснулся я уже в “Форде” с украинскими номерами. По прибытии в тюрьму меня заставили написать заявление о добровольной сдаче”. В чем же “каялся” россиянин Вадим Болотских перед украинскими следователями? Не зря в начале публикации упоминалось об убийстве депутата Евгения Щербаня. Вскоре после инсценированной явки с повинной Вадима Болотских киевская газета “Сегодня” обнародовала заявление Генпрокуратуры Украины о новых обстоятельствах в деле о покушении на депутата. Согласно этому заявлению, в заказе на убийство подозревается экс-премьер государства Павел Лазаренко, который, как известно, скрылся с большой суммой казенных денег в США. Если эта версия будет доказана, то у Украины появятся серьезные основания требовать экстрадиции бывшего премьера. Думается, что при таком раскладе Вадиму Болотских отведена роль основного свидетеля, способного назвать имя заказчика. Стоило Маше нанять мужу другого адвоката, как сразу отменили все свидания с ним (кстати, до сих пор на все запросы о свиданиях Маша получает письменные отказы). Когда же Вадим отказался от первоначальных показаний, сделанных, согласно его заявлению, под физическим и психологическим давлением, его отправили в Житомир, где Болотских находится по сей день. По словам адвоката Вадима, перемещение подзащитного нарушает процессуальные нормы: если следствие ведет Генпрокуратура Украины, то и содержаться Болотских должен в Киеве. Видимо, не все в этом деле так гладко, как хотелось бы украинской прокуратуре. Даже такая малость, как уже цитировавшаяся публикация в киевской газете “Сегодня”, вскрывает это. В статье утверждается, что единственный выживший из группы киллеров, покушавшихся на депутата Щербаня, вместо гонорара получил пулю в спину. Жена Вадима утверждает, что за десять лет совместной жизни никогда не видела у мужа ран на спине, да и из той пресловутой поездки на Украину он вернулся, как говорится, живым и здоровым. “Самое ужасное в этой истории — это безразличие нашей милиции и прокуратуры, — говорит Мария Чашина. — У меня сложилось ощущение, что дело всячески пытались замять. Полгода я писала, звонила, обивала пороги следователей, прежде чем Генпрокуратура заинтересовалась похищением моего мужа и начала проверку фактов и опросы свидетелей. На мой взгляд, не столь важно, виновен ли в чем-то Вадим, а важно похищение само по себе. Российского гражданина выкрали сотрудники российских же правоохранительных органов, которые, казалось бы, призваны его защищать”. По мнению компетентных юристов, Мария Чашина абсолютно права в своих заявлениях. Действительно, существуют прецеденты, когда правоохранители выдавали преступников, чья вина была полностью доказана, своим соседям из стран СНГ. Это делалось в обход юридических норм. Но факт незаконной передачи не афишировался, а им никто и не интересовался. С Болотских, видимо, решили поступить по старой привычке, но не учли, что у него очень уж бойкая жена. По ее словам, не было ни повестки, ни постановления об аресте, ни конвоя с украинской стороны, поэтому она и забила тревогу. Благодаря настойчивости Марии Чашиной Нагатинская межрайонная прокуратура возбудила розыскное дело по факту исчезновения Вадима Болотских. Правда, губоповцы на допросы не являлись. Прошлой осенью, опять же благодаря упорству Марии и движения “За права человека”, делом пропавшего москвича занялась Генпрокуратура РФ. Проверка ни шатко ни валко продолжалась почти полгода, но все же закончилась возбуждением уголовного дела по статье 126 УК РФ (похищение человека). Ген-прокуратура передала все документы в Южную окружную, где недавно начались допросы как свидетелей, так и подозреваемых. На Украине же в последнее время страсти вокруг Лазаренко улеглись — теперь у местных правоохранителей “в фаворе” нынешний вице-премьер. Но и Болотских упускать, видимо, просто так не собираются. В последний приезд Марии Чашиной в Киев, по ее словам, следователь ей заявил: “Вы думаете, что Путин заступится за какого-то Вадима?”. Думается, что ради провозглашенной диктатуры закона и президенту не грех заступиться за рядового россиянина.”


28.11.2011 21:40 bad

Отдыхающему от суеты

Кузьмин действительно самый тупой в прокуратуре.


28.11.2011 23:19 Ирынюк Анатолий

“….Любопытен комментарий самого Евгения Александровича по этому поводу: “Ведется планомерное ослабление коммерческих предпринимательских сил региона.

Серия убийств, произошедших у нас в Донбассе, полностью подтвердила мой прогноз. Я вижу третью силу, которая пытается столкнуть два региона — днепропетровский и донецкий, которые очень сильно влияют на экономическую и политическую жизнь страны.

Сегодня просто пытаются использовать премьер—министра Павла Лазаренко, стравливая Донецкую и Днепропетровскую области под “благовидным” предлогом “нейтрализации донецкого клана”.

Если надо, то Евгений Щербань, внутри которого, как утверждают его друзья, всегда была стальная пружина, мог быть и жестким. Так, однажды он в гневе бросил реплику: “Заповедь нашей команды: зарабатывать честно. Но регион грабят другие. Вот мы и заявили: мы здесь хозяева!..”

Кстати, для понимания личности Евгения Щербаня, так и для нашего расследования необходимо вспомнить еще один эпизод. Процитируем воспоминания Иосифа Кобзона: “У меня первого ноября 1996 года была серебряная свадьба. Я пригласил Женю (Щербаня. - Авт.). Накануне он звонит, поздравляет. Я говорю: “Ну что ты, Женя, прилетаешь?” — “Да, Иосиф Давыдович. Даже несмотря на то, что мне угрожают”.

И семейство Щербаней прилетело в Москву. Подарили чете Кобзонов серебро. Самому же виновнику торжества, которое проходило в гостинице “Рэдиссон—Славянская”, эта донецкая семья запомнилась вот какой: “Помню Женю с Надюшей в каком-то приподнятом настроении. Они фотографировали всех и фотографировались со всеми. Я еще, проходя, смеясь сказал: “Женька! Ты где столько пленок достал, что всю ночь напролет фотографируешь?” А он говорит: “Хорошая память будет!”

Близкие друзья Евгения Александровича рассказывали, что незадолго до гибели он что-то предчувствовал. Однажды в семье обронил фразу, что если до конца 1996 г. будет все нормально, то и дальше все пойдет по накатанной”. …”Донецкая мафия.Антология”


28.11.2011 23:59 Работяга

И для кого Юля, Паша и киллеры поляну расчистили? Кто после убийств получал финансовые потоки?


29.11.2011 0:12 Ирынюк Анатолий

“…Как заявляют следователи Генеральной прокуратуры Украины, после ухода с поста премьера Павел Иванович не умерил свои аппетиты и буквально через месяц после отставки в августе—сентябре 1997 года через Мильченко-Матроса предложил Кушниру новое дело. На этот раз Лазаренко захотел устранить Александра Волкова, который в то время занимал пост помощника Президента Украины. Во исполнение достигнутого соглашения и для финансирования подготовки заказанного преступления Павел Иванович дал указание своему помощнику Петру Кириченко перечислить 150 тысяч долларов на указанный им банковский счет, что и было сделано. 26 сентября Евгений Кушнир стал богаче на 150 тысяч. Эти деньги, согласно материалам следствия, были перечислены со счета компании Orphin S.A.№024/10/61310/00 в польском банке American Bank in Poland (Варшава) на личный счет Кушнира №70-50.569.441 в австрийском банке Raiffeisen Zentralbank Osterreich AG (Вена). (Обвинительное заключение (ОЗ) по делу № 64-4453, т.1, стр.274.) Деньги пошли на дело: был закуплен необходимый арсенал, который состоял из АКМ калибра 7,62, одного подствольного и трех обычных гранатометов. Той же осенью за домом Волкова в Осокорках была установлена чуть ли не круглосуточная слежка. В декабре 97-го Лазаренко назначил Кушниру личную встречу. Как свидетельствуют материалы дела, они встретились на германском курорте в Баден-Бадене, где Павел Иванович заказал Кушниру еще одно убийство. Мишенью был выбран Игорь Бакай, который занимал должность первого заместителя председателя Государственного комитета нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности. Как считают следователи Генпрокуратуры, Бакай мешал Павлу Ивановичу просто как конкурент на энергетическом рынке, а цена, которую экс-премьер предложил за его устранение, равнялась почти пяти миллионам долларов. Волкова было решено оставить на закуску и за отдельную плату. Кушнир согласился, правда, выдвинул и свои условия: Лазаренко должен был ежемесячно перечислять на один из счетов по сто тысяч долларов. Однако здесь отлаженная машина дала сбой: в конце декабря милиция получила информацию о готовящихся покушениях. Узнал об этом и Волков, который обратился по этому поводу к Павлу Ивановичу. О чем говорили эти большие люди, остается загадкой, но уже в начале 1998 года, 9 января, Лазаренко снова встретился с Кушниром. На этот раз, согласно материалам дела, для рандеву был выбран Будапешт, где криминальный авторитет и бывший премьер пытались выяснить, откуда пошла утечка информации. Лазаренко принял решение и дал указание Кушниру приостановить подготовку убийств до установления источника, который «сплавил» информацию о предстоящих покушениях. Как утверждают следователи, Павел Иванович не отказывался от намерений покончить с Волковым и Бакаем, просто решил это дело на время отложить. Следователи считают, что Лазаренко выполнил бы задуманное, если бы его не арестовали. (ОЗ по делу №64-4453, т.1, стр. 275.)


30.11.2011 15:23 Ирынюк Анатолий

А.Кужель (“УП”)

“- А, что по-вашему, стоит за попыткой привязать Тимошенко к убийствам Евгения Щербаня и Вадима Гетьмана? - На самом деле, это, конечно, уже глупость. То, что Лазаренко был в этом заинтересован – это понятно, потому что шел жесткий передел рынка — то, что и сейчас происходит. А Тимошенко это не нужно было. Они ей абсолютно не мешали. Они к ней достаточно спокойно относились, нормально общались. Тимошенко и Лазаренко – это уже тогда было не одно и то же. В тот период Юля уже создавала свою “Батькивщину”, их пути разошлись. Помню по “Итере” только один разговор с покойным Женей Щербанем. Я была тогда в следственной комиссии по ЕЭСУ, прилетела в аэропорт и встречаю Женю из Лондона. Говорю: “Женька, ты мне обещал дать материалы по “Итере”. А Женя меня обнял и говорит: “Сашенька, я очень хочу, чтобы ты была жива”. Через две недели его убили…”


Комментировать