ORD

Человек не терпит насилия!

Вы можете читать нас на следующих доменах:
ord-ua.info ord-ua.biz ord-ua.org

RSS Мифы Второй Мировой: О крупнейшем танковом сражении

Традиционно самым масштабным танковым сражением принято считать бой под Прохоровкой летом 1943-го. Но, на самом деле, крупнейшая в мире танковая битва произошла двумя годами ранее: в июне 1941-го в районе Броды-Дубно-Луцк. Если сравнить цифры, то Прохоровка явно уступает Западноукраинской танковой битве.

Сражение под Прохоровкой произошло 12 июля 1943 года. По официальным советским данным, в нем с обеих сторон сошлось 1,5 тысячи танков и САУ: 800 советских против 700 немецко-фашистских. Немцы потеряли 350 единиц бронетехники, наши — 300. Якобы после этой этого и наступил перелом в битве на Курской дуге.

 

Однако этот официоз ставили под сомнение даже многие советские исследователи. Ведь такой подсчет содержит явное передергивание. Действительно, в 5-й Гвардейской танковой армии генерала Павла Ротмистрова, которая в этот день контратаковала наступающие немецкие войска, было порядка 950 танков. Но что касается немцев, то примерно 700 танков и САУ было во всей немецкой группировке на южном фланге Курской дуги. А под Прохоровкой был только 2-й танковый корпус СС генерала ваффен-СС Пауля Хауссера — около 310 боевых машин.

 

Поэтому по уточненным советским же данным под Прохоровкой сошлось 1200 танков и САУ: чуть менее 800 советских против чуть более 400 немецких (потери при этом не уточнялись). При этом ни одна из сторон не достигла поставленной цели, но немецкое наступление объективно теряло темпы.

 

По совсем уж уточненным данным, в танковом сражении 12 июля под Прохоровкой участвовало 311 немецких танков и САУ против 597 советских (часть машин 5 ГвТА вышла их строя после 300-километрового марша). Эсэсовцы в этот день потеряли около 70 (22%), а гвардейцы — 343 (57%) единиц бронетехники. При этом свои безвозвратные потери во 2 ТК СС оценили всего в 5 машин! У немцев, что признавали даже советские военачальники, была лучше налажены эвакуация и ремонт техники. Из подбитых под Прохоровкой советских машин подлежали восстановлению 146.

 

Согласно российскому историку Валерию Замулину (заместитель по науке директора Государственного военно-исторического музея-заповедника “Прохоровское поле”), по решению Верховного Главнокомандующего была создана комиссия для расследования причин больших потерь, понесенных 5-й ГвТА под Прохоровкой. В отчете комиссии боевые действия советских войск 12 июля под Прохоровкой названы «образцом неудачно проведенной операции». Генерала Ротмистрова собирались было отдать под трибунал, но к тому времени общая обстановка на фронте изменилась — и все обошлось. Кстати, на исход битвы на Курской дуге большое влияние имела высадка англо-американский войск в Сицилии, после которой штаб 2 ТК СС и дивизия «Лейбшатнадрт» были отправлены в Италию.

 

А теперь вернемся на два года назад на Западную Украину — и сравним

 

Если сражение под Прохоровкой длилось всего один день, то Западноукраинское танковое сражение (определить его по какому-то одному региону — Волыни или Галичине — не говоря уже об одном населенном пункте, затруднительно), продолжалось неделю: с 23 по 30 июня 1941-го. В нем приняло участие пять мехкорпусов РККА (2803 танков) Юго-Западного фронта против четырех немецких танковых дивизий (585 танков) вермахта группы армий «Юг», объединенных в Первую танковую группу. Впоследствии в бой вступили еще одна танковая дивизия РККА (325) и одна танковая дивизия вермахта (143). Таким образом, в гигантском встречном танковом бою сошлись 3128 советских и 728 немецких танков (+ 71 немецкое штурмовое орудие). Таким образом, общее количество танков и САУ, участвовавших в Западноукраинском сражении — почти четыре тысячи!

 

Вечером 22 июня войска Юго-Западного фронта (самого мощной группировки советских войск на западной границе СССР) получили приказ «мощными концентрическими ударами механизированных корпусов, всей авиацией Юго-Западного фронта и других войск 5 и 6 армий окружить и уничтожить группировку противника, наступающую в направлении Владимир-Волынский, Дубно. К исходу 24 июня овладеть районом Люблин».

 

Учитывая соотношение сил (прежде всего, в танках, а также в артиллерии и в авиации), контрнаступление имело очень большие шансы на успех. Координировать действия Юго-Западного фронта прибыл лично начальник генштаба РККА генерал армии Георгий Жуков.

 

Для реализации задачи командование Юго-Западного фронта решило создать две ударные группировки: в каждой по три механизированных и одному стрелковому корпусу. Однако прорыв немецкой танковой группы заставил командующего фронтом генерала Михаила Кирпоноса отказаться от этого плана и отдать приказ перейти в контрнаступление, не дожидаясь концентрации всех сил. Танковые соединения вступали в бой разрозненно и без взаимной координации. В дальнейшем, приказы несколько раз менялись, из-за чего некоторые части совершали многокилометровые маршброски под ударами авиации противника.

 

Некоторые части в контрударе участия так и не приняли. Часть сил была отряжена прикрывать Ковель с брестского направления, откуда якобы также наступали немецкие танки. Но, как впоследствии стало ясно, разведка доложила совершенно не точно.

 

27 июня ударная группа 8 мехкорпуса под командованием бригадного комиссара Николая Попеля успешно контратаковал немцев в районе Дубно, нанеся противнику серьезные потери. Однако тут советские танкисты остановились и, в ожидании подкреплений, простояли два дня! За это время группа не дождалась поддержки и, в итоге, была окружена.

 

Интересно, что немецкие танковые и моторизованные дивизии, не смотря на советские танковые контратаки, продолжали наступление, как бы «убегая вперед». Во многом, тяжесть борьбы с танками РККА легла на пехоту вермахта. Однако и встречных танковых боев тоже хватало.

 

29 июля был санкционирован отход мехкорпусов, а 30 июня — общее отступление. Штаб фронта покинул Тернополь и переместился в Проскуров. К этому времени мехкорпуса ЮЗФ были практически уничтожены. В 22-м осталось около 10% танков, в 8-м и 15-м — около 15 %, в 9-м и 19-м — около 30%.

 

Член военного совета ЮЗФ корпусной комиссар Николай Вашугин, поначалу активно организовывавший контратаки, 28 июня застрелился. Остальные члены Военного совета предложили отступить за линию старой советско-польской границы (существовавшей до сентября 1939-го). Однако немецкие танки прорвали линию укрепрайонов на старой границе и вышли в тыл советским войскам. Уже 10 июля немецкие войска взяли Житомир…

 

Нельзя сказать, что в тех советские войска показали в тех боях полную несостоятельность. Именно тогда немцы впервые заговорили о превосходстве Т-34 и КВ, против которых были бессильны немецкие противотанковые пушки (их брали только 88-мм зенитки)…

 

Однако в итоге, разгром был полным. К 30 июня участвовавшие в контрнаступлении войска ЮЗФ потеряли 2648 танков — около 85 %. Что касается немцев, то Первая танковая группа за этот период потеряла порядка 260 машин (по большей части это не были безвозвратные потери).

 

Всего, Юго-Западный и Южный фронта за первые 15 суток войны потеряли 4381 танк (по данным сборника «Россия и СССР в войнах ХХ века: Потери вооруженных сил») из имевшихся 5826.

 

Потери Первой танковой группы к 4 сентября составили 408 машин (из них 186 — безвозвратные). Чуть больше половины. Однако, с оставшимся 391 танком и штурмовым орудием Клейст сумел к 15 сентября соединиться с Гудерианом и сомкнуть кольцо окружения вокруг Юго-Западного фронта.

 

Одна из главных причин поражения кроется в небывало больших небоевых потерях РККА. Например, небоевые потери в танках (оставленных из-за недостатка горюче-смазочных материалов, поломок, упавших с моста, завязших в болоте и т.п.) в разных дивизиях составили порядка 40-80%. Причем, это нельзя списать исключительно на плохое состояние якобы устаревших советских танков. Ведь новейшие КВ и Т-34 выходили из строя так же, как и относительно старые БТ и Т-26. Ни до, ни после лета 1941-го советские танковые войска не знали таких небоевых потерь.

 

Учитывая, что количество пропавших без вести и отставших на марше бойцов тоже заметно превышало количество убитых раненых, то можно говорить о том, что красноармейцы порою просто разбегались, бросая технику.

 

Стоит взглянуть на причины поражения под углом сталинского постулата «кадры решают все». В частности, сравнить биографии командующего группой армий «Юг» фельдмаршала Герд фон Рунштедта и командующего Юго-Западным фронтом генерал-полковника Михаила Кирпоноса.

 

66-летний Рунштедт еще в 1907 году окончил Военную академию и стал офицером генштаба. В Первую мировую он был начальником штаба корпуса, в 1939-м командовал группой армий во время войны против Польши, в 1940-м — группой армий в войне против Франции. За успешные действия в 1940 г. (это его войска прорвали фронт и окружили союзников у Дюнкерка) получил звание фельдмаршала.

 

49-летний Михаил Кирпонос начинал лесником. В Первую мировую был фельдшером, в гражданскую — некоторое время командовал полком, затем занимал различные должности (от комиссара до начальника хозкоманды) в Киевской школе червоных старшин. В 1920-е окончил Военную академию им. Фрунзе, затем три года был начальником штаба дивизии и четыре года — начальником Казанского пехотного училища. Во время Финской войны был комдивом и отличился в боях за Выборг. В итоге, перескочив через несколько ступенек карьерной лестницы, он в феврале 1941-го — возглавил Киевский особый военный округ (самый большой в СССР), который и был преобразован в Юго-Западный фронт.

 

Советские танковые войска уступали панцерваффе в подготовке. Советские танкисты имели практику вождения 2-5 часов, тогда как немецкие — порядка 50 часов.

Что касается подготовки командиров, то немцы отметили крайне неумелое проведение советских танковых атак. Вот как писал о боях 1941-1942 гг. немецкий генерал Фридрих фон Меллентин, автор исследования «Танковые сражения 1939-1945 гг.: Боевое применение танков во второй мировой войне»:

 

«Плотными массами танки сосредотачивались перед фронтом немецкой обороны, в их движении чувствовалась неуверенность и отсутствие всякого плана. Они мешали друг дугу, наталкивались на наши противотанковые орудия, а в случае прорыва наших позиций прекращали движение и останавливались, вместо того, чтобы развивать успех. В эти дни отдельные немецкие противотанковые пушки и 88-мм орудия действовали наиболее эффективно: иногда одно орудие выводило из строя свыше 30 танков за час. Нам казалось, что русские создали инструмент, которым они никогда не научатся владеть».

 

Вообще, неудачной оказалась сама структура мехкорпусов РККА, которые уже в середине июля 1941-го были расформированы на менее громоздкие формирования.

 

Стоит также отметить факторы, на которые нельзя списывать поражение. Прежде всего, его нельзя объяснить превосходством немецких танков над советскими. О том, что в начале войны советские якобы устаревшие танки, в целом, не уступали немецким, а новые КВ и Т-34 превосходили танки противника, написано уже достаточно много. Никак нельзя объяснить советское поражение и тем, что во главе Красной армии стояли «отсталые» командиры-кавалеристы. Ведь немецкой Первой танковой группой командовал генерал кавалерии Эвальд фон Клейст.

 

Наконец, несколько слов о том, почему Броды-Дубно-Луцк уступили первенство Прохоровке.

 

Вообще-то, о Западноукраинской танковом сражении говорили и в советский период. Некоторые ее участники даже написали мемуары (особо следует выделить воспоминания Николая Попеля — «В тяжкую пору»). Однако, в целом, упоминали о ней вскользь, несколькими строчками: дескать, были контратаки, не имевшие успеха. О количестве советских таков ничего не говорилось, но зато акцентировалось на том, что они были устаревшими.

 

Такую трактовку можно объяснить двумя основными причинами. Прежде всего, согласно советскому мифу о причинах поражения в начальный период войны немцы, обладали превосходством в технике. Для убедительности, в советской истории о начальном периоде ВОВ сопоставляли количество всех немецких танков (и их союзников) с количеством только средних и тяжелых советских. Было принято считать, что красноармейцы останавливали немецкие танковые полчища лишь связками гранат, а то и бутылками с горючей смесью. Поэтому места для крупнейшего танкового сражения в 1941-ом в официальной советской истории ВОВ просто не было.

 

Еще одна причина умалчивания величайшей танковой битвы в том, что ее организовывал будущий маршал победы, а на тот момент начальник генштаба РККА Георгий Жуков. Ведь у маршала победы не было поражений! В этой же связи советская история ВОВ замалчивала операцию «Марс» — окончившееся провалом крупномасштабное наступление в конце 1942 г. на удерживаемый немцами Ржевский выступ. Действиями двух фронтов здесь руководил Жуков. Чтобы не пострадал его авторитет, эту битву свели к локальной Ржевско-сычевской операции, а о больших потерях знали по стихотворению Александра Твардовского “Я убит подо Ржевом”.

 

Апологеты маршала победы даже из катастрофы Юго-Западного фронта «лепили конфетку». Дескать, уже в первые дни вражеского вторжения Жуков организовал на Юго-Западном фронте контрудар силами нескольких механизированных корпусов. В результате операции план гитлеровского командования с ходу прорваться к Киеву и выйти на левобережье Днепра был сорван. Тогда неприятель понес немалые потери в боевой технике, что заметно снизило его наступательные, маневренные возможности.

 

При этом о первоначальной цели наступления (овладеть районом Люблина) говорили, что приказ отдали нереальный, основанный на переоценке своих войск и недооценке противника. А о загубленной танковой армаде предпочитали не говорить, лишь вскользь упоминая, что танки были устаревшими.

 

В общем, неудивительно, что танковое первенство отдали Прохоровке.

 

Дмитро Шурхало, для «ОРД»

 

Версия для печати

 

 

Комментировать

Комментарии - страница 1

15.11.2009 15:32 Прохожий

Насколько я припомирнаю, то из почти 200 Пантер перед Прохоровкой немцы потеряли еще на марше примерно 25% техники… Дальше читать было не интересно. Просто всем историкам, которые путают число выпущенных танков с числом дислоцированных, а также не различают штатный состав мехкорпуса и число принявших в бою танков — задуматься над таким простым вопросом: почему и СССР и Германия выпускали танки и самолеты тысячами, десятками тысяч (за один 1941 год наши выпустили 14тыс. самолетов, а немцы 10тыс.) то куда это все девалось? Если все время пишут, что к началу такого-то сражения у немцев было там 800 самолетов, а у наших допустим 300. Куда десятки тысяч советских и немецких самолетов и танков девались? Стоит подумать… :) Это ведь огромная куча барахла и металла…


15.11.2009 16:07 Александр

“Какая жаль” — до сего времени не создать единый, целостный документ о поражеии Красной Армии в первые дни Второй мировой войны. Когда читаешь книги, написанные Виктором Суворовым (Резун), то логичность его построения тех событий Второй мировой не вызывает неверия. И все же там что-то “не так”. Скорее всего, это “не так” связано с неучастием Резуна и его поколения в описываемых событиях. А ведь еще остались участники и свидетели ВСЕХ событий от 1941 и до настоящего времени. Ну почему же не вложить в основу исторических событий свидетельства этих людей! Пока еще не поздно.


15.11.2009 19:01 Дон-Басс

Тема сражения ОУН и бандеровцев с немецкими танками в Западноукраинском сражении нераскрыта. или автору хватает одного названия?


15.11.2009 21:13 Поляков

Наши родитеди, пережившие войну рассказывали мало про, что противоречило официальной истории, не будем их винить, это вина сталина-берии. но нашим детям это надо знать, чтобы ощутить ответственность за будущее.


15.11.2009 22:20 Перс

Дмитрик як завжды не правый. Было еще одно танковое сражение, кстати тоже на Западной Украине. По времени оно растянулось с 15 июля 1943 года по 1 апреля 1944 года. По продолжительности (не считая времени на отдых, лечение личного состава и обеденный перерыв) оно значительно больше чем два указанные украинским историком-науковцем на 243 дня. По территории передвижения войск оно занимает площадь как две сегодняшние Хранции. Техники бронетанковой там было около 9 тыс. единиц, если брать передвижения войск с запада на восток, с востока на запад, а также движения по диаганали. А если предположить теоритически возможное прибытие пополнения (которого так и не было), то количество единиц техники могло бы достигнуть 12 тысяч. Также заслуживает внимание тот факт, что в это же время на указанной территории находились подразделения УПА и они теоретически могли участвовать в этом сражении. В лесах в это время запросто могли быть подбытые танки как немецкие так и советские, и их могли очень просто восстановить оуновцы и использовать их в боевых действиях. Но эти факты еще не очень освещены украинскими науковцами и будем надеяться, что они этот пробел восстановят. Смогли ж они описать развитие украинского флота с времиен Киевской Руси до нраших дней (это не шутка, работа такая действительно есть).


16.11.2009 8:59 4 танкиста и сволочи

броня крепка и танки наши быстры! и бой пошли бандеровцы-танкисты!статья опередила своё время, лет через 25 будет и “третья”, главная, сила которая всех и победила))))


16.11.2009 9:04 Танки грязи не боятся

Перс, +1. Афтар такую куйну насочинял, выдергивая и передергивая события и факты. К примеру тот же Т-34 основной единицей мехкорпусов стал только с 42-го. А в 41-м, в котором автар насчитал стопиццот тысяс советских танков проигравших 3-м с половиной штукам немецких, массовой единицей был легкий танк, тот же БТ. Даже весной 42-го у советов всего было 4065 единиц из которых половина (1995) — легких. А у автора уже в 41-м 5тыщ единиц и немцы заговорили о превосходстве Т-34. На 1-е декабря 41-го всего у советов было 1730 танков, а не стопиццот тысяч, каким то чудом залетевших на ЗУ. А в июне 40-го всего 4 дивизии по 257 + отдельные бригады. Вообщем лень всю эту ахинею камментить подробно. Резюме: афтару читать мануалы (исторические материалы, а не надписи на заборах), в случае отказа — сделать живительную эвтаназию ввиду запущенной слоупочности и ФГМ.

З.Ы. И еще. Порадовало сноски автара на немецких генералов в подтверждение своего слопоумия. Тов. Кошкин И. очень метко резюмировал мемуары того же Меллентина, к которому афтар взывает.

Утерянные победы — 2. Выводы (И.Кошкин)

По мемуарам Гудериана, Миддельдорфа, Меллентина, Манштейна и Типпельскирха:

1). Нам мешал Гитлер. Гитлер был дурак. Немецкий солдат был рулез. Немецкий командир был как Великий Фридрих, но без порочных наклонностей.

2). Русские завалили нас мясом. Мяса у русских было много. Русский солдат — дитя природы, он ест то, что не сможет от него убежать, спит стоя, как конь и умеет просачиваться. Автор неоднократно был свидетелем того, как целые танковые армии русских просачивались сквозь линию фронта, причем ничто не выдавало их присутствия — казалось бы, еще вчера обычная артподготовка, бомбежка, наступление русских, и вдруг раз!!! - в тылу уже русская танковая армия.

3). СС иногда немного перебарщивало. То есть, если бы все ограничилось обычными грабежами, расстрелами, насилиями и разрушениями, которые иногда учинял германский солдат от избытка молодецкой силы, гораздо больше людей приняли бы новый порядок с удовольствием.

4). У русских был танк Т-34. Это было нечестно. У нас такого танка не было.

5). У русских было много противотанковых пушек. Противотанковая пушка была у каждого солдата — он прятался с нею в ямках, в дуплах деревьев, в траве, под корнями деревьев.

6). У русских было много монголов и туркмен. Монголы и туркмены, подкрепленные комиссарами, это — страшная вещь.

7). У русских были комиссары. Комиссары это страшная вещь. По определению. Большинство комиссаров были евреи. Даже жиды. Мы своих евреев, не по-хозяйски уничтожили. Гиммлер был дурак.

8). Русские использовали нечестный прием — делали вид, что сдаются, а потом — РРАЗ! и стреляли немецкому солдату в спину. Однажды русский танковый корпус, сделал вид, что сдается, перестрелял в спину целый тяжелый танковый батальон.

9). Русские убивали немецких солдат. Это вообще было страшное западло, ведь по честному, это немецкие солдаты должны были убивать русских! Русские все козлы, поголовно.

10). Союзники нас предали. В смысле, американцы и англичане.


16.11.2009 10:01 ВиАгРа

Началу коренного перелома положила битва под Москвой! Кто в это сумлевается? Да никто… Окончательно перелом наступил в битве за Сталинград! Тоже сомнений нет… А вот что делали и немцы и наши войска с декабря 1941 (Битва за Москву) до декабря 1942 (Сталинградская битва). Шой — то я нигде не встречал. Может мне кто-нибудь из присутствующих здесь критиканов пояснит? Ведь трындеть — не мешки носить…


16.11.2009 12:01 м-в

Танки грязи не боятся, а потому к 22 июня 1941 года в войска было отправлено 1066 танков Т-34. Юмор при обсуждении трагической войны неуместен.


16.11.2009 12:57 Днепр Дмитрий

К 22 июня 1941 года в войска было отправлено 1066 танков Т-34[12]. 1 июля 1941 года постановлением № 1 Государственного комитета обороны план выпуска танков Т-34 на заводе № 183 и СТЗ значительно увеличен, дополнительно привлекается горьковский завод № 112 («Красное Сормово»). Принимаются меры по оптимизации производственных цепочек. Так, например, если в июне 1941 года заводом № 183 было сдано представителям военной приёмки 170 танков Т-34, то в июле — 209, а в августе — 266 боевых машин. -Викпедия


16.11.2009 14:59 **

Воевали М-В Езжай в Харьков посмотри сколько там братских могил . А после до Волги отступали . Ты получше поищи. А потом от Сталинграда и Воронежа и пр до Берлина


16.11.2009 15:00 **

М-В прошу прожения это для Виары


16.11.2009 22:58 Танки грязи не боятся

2м-в. А где ты увидел йумор? А?! Все серьезно. Обсуждается статья нового последователя Кульчицкого. Приводятся факты. И о численности мехкорпусов на момент ВОВ и о их качественном составе. Хотим развернутую дискуссию? Их есть у мя. По меньшей мере, лет 6 уже увлекаюсь бронетанковыми войсками всех стран мира. ГДЕ ЙУМОР? Я его увидел только в статье слоупока. Насколько понял — это такой метод терь на ОРД (по крайней мере данного глубокоуважаемого афтара) — поржать и потроллить. В резюме того же Кошкина — йумора нет. Есть сарказм. Но он еще мягко описал. Кто читал мемуары — поймет. Остальные тихо идут в сад. Ну так что, освоим историю становления и развития броневых лошадок? В т.ч. и их участие в ВОВ? Борюсь формата камментов не хватим, но попробовать можно…


16.11.2009 23:47 Обыватель

Танки грязи не боятся — похоже, ты кроме истории СССР ничего не читал, и что хуже, читать не хочешь.


17.11.2009 0:17 Корнет Плетнев

Паапрашу не забывать, что танкисты РККА имели боевой опыт Испании, Хасана, Халкин-Гола, Польши, Финляндии.


17.11.2009 0:24 Мои деды воевали

В бытность когда ветеранов было еще много, в личных разговорах с ними не для пионерских линеек о том как выиграли войну, они отвечали очень часто “выиграли чудом”. Господи, сколько нашему народу, нашим дедам пришлось вынести на своих плечах. И что они за всё это сейчас получили? То, что было, то было, уже не исправить, хотя конечно важно знать правду и понять почему. Но то, то сейчас…. Будь прокляты вовеки веков Кравчуки, Ющенки, Тимошенки прочие Януковичи. Их даже хорониьь в украинской земле грех.


17.11.2009 11:13 Какие некоторые умные

Более всего удивляет привязка некоторых неадекватных товарищей боёв под Бродами и УПА. По принципу студента, который на экзамене по зоологии знал только про блох. Раз на територии Западной Украины значит есть УПА. А по сути, ведь Тигры с пушкой 88 мм КВ и 34 перебивали легко. Лишь после Курской дуги стали масово запускать в войска ИСы. А до того, основным тяжёлым танком был КВ. И зверобоев — ИСУ-152 было не много. Так что потери вполне оправданы. Во встречном танковом бою, учтите, не оборонном, без засад, в чистом поле, естественно лучше бронированные, более дальнобойные тигры, с отборными, опытными эсэсовскими экипажами перебивали 34 и КВ. Кстати, читая современные, а не советские, воспоминания танкистов, например Лоза “Танкист на иномарке”, Драбкин с его интервью с ветеранами “Я дрался на Т-34”, все отмечают выучку немецких танкистов. Один из них вспоминал, что под Веной видел учебный центр панцерваффе, с такими тренажёрами, что в Красной Армии в помине не было. Даже в самый тяжёлый 45 год при нехватке лётчиков, ни один пилот люфтваффе, с налётом менее 100 часов не отправляли в боевой вылет. Задавили количеством и это обидно. А под Бродами, действительно технику угробили ещё на марше, кроме того, в бой вступали с колёс, по частям. Результат на лицо.


17.11.2009 13:40 1717

Предыдущему. Ты прав. Советская техника отличалась от немецкой, в первую очередь пригодностью к массовому производству, т.к. осознание рассчётного срока живучести её в бою позволяло производить её с низкой степенью доработки и доводки, и пригодность к эксплуатации в тяжёлых условиях. В плане огневых качеств даже 75 мм орудие Пантеры по еффективности (за исключением более слабого фугасного действия) было не хуже 100 мм орудия, устанавливаемого на Т-34 и Ис-2 на завершающем этапе войны, не говоря уже о 88 мм немецком орудии. Профессионализм вояк вермахта был несравнимо выше. Старый полковник-отставник рассказывал, что немецкий наводчик танкового орудия был натаскан на прицеливание через ствол в случае повреждения штатного прицела, с учётом поправок. Советский солдат своим мужеством и самоотверженностью компенсировал низкий уровень боевой поднготовки, просчёты и откровенную дурость генералитета и партийных руководителей. Чего стоит только запрет Мехлиса во время обороны Крыма в 42 от Манштейна отрывать окопы полного профиля и его требование сосредоточить на ограниченом участке обороны огромную массу живой силы и техники, которая была просто раздавлена авиацией о артогнём противника. После этого Сталин не повесил своего зама по ГКО Мехлиса за яйца, как не повесил другого своего зама по ГКО Жукова за Ржев в 42, который мало того, что просрал главное стратегическое направление удара немцев, но бессмывленно положил пол-миллиона Иванов, Мыкол, Ибрагимов.


17.11.2009 14:08 Просто

В связи с тем, что экипажи 34-рок при появлении Тигра просто покидали свой танк, был издан приказ гласивший, что экипаж полностью выживший при гибели машины подлежит расстрелу. Тигр обладал такой поражающей дальностью стрельбы, что 34-ке было не реально вступать с ним в бой, Тигр просто расстреливал в дым 34-ку на большой дальности, сам оставаясь для неё недосягаемым. После появления такого приказа экипаж покидал машину за исключением одного человека, который свой гибелью реабилитировал остальных. А то, что в начале войны у немцев было танков на много меньше ем у СССР и эти танки были в основном лёгкие, это факт.


17.11.2009 18:35 Контрабандист

Не хочу ввязываться в споры,поэтому приведу лишь сухие цифры : Летом 1941 года у немцев было (Игорь Шмелев “История танка” М.1996г.) Pz-I — 180 Pz-II — 746 Pz-III — 965 Pz-IV — 439 самоходка на базе Pz-III — 250 трофейные чешские танки : 35(t)- 149 38(t) — 623 командирская танкетка на базе Pz-I(без башни) - 230.

у Советского Союза на тот момент : КВ и КВ-2 — 711 Т-34 — 1400 БТ -7500 Т-26 — 10000 тяжелые бронеавтомобили(с пушкой 45-мм)БА-6,БА-10,БА-11 — 3000 Цифры говорят сами за себя.Добавлю только,что захваченные летом 1941г.Т-26 прошли всю войну(1945 г.включительно) в рядах германских танковых войск. А,на вооружении Финляндии,трофейные советские Т-26 состояли до 1961 года ! И немного про боевой опыт.Немецкий.В Польше — весь блицкриг одна неделя,затем штурм Варшавы.В апреле 1940 немцы захватили Данию и Норвегию.10 мая 1940 началась война против Франции.20 мая немецкие танки вышли к Па-де-Кале.Дальше,война на море и в воздухе против Великобритании.А в апреле 1941 — вторжение в Югославию и Грецию.Захватили быстро и развернули гарнизоны.Где хваленный опыт боевых действий ? Советские войска.1939 г.- прорыв мощной полевой обороны японской армии в Монголии и долговременной оборонительной полосы в Финляндии(в зимний период)!


Комментировать