ORD

Человек не терпит насилия!

Вы можете читать нас на следующих доменах:
ord-ua.info ord-ua.biz ord-ua.org

Восток vs Запад – альтернатива есть!

 

О дилеммах украинского выбора

 

Приближающиеся выборы несут в себе угрозу углубления раскола Украины. Вскоре паразитическая элита снова начнет в своих узкополитических интересах колоть Украину по линии Восток-Запад, играя на предрассудках населения того или иного региона.

 

Майдан в свое время мог бы стать прологом к победе евроинтеграционного пути. На определенном этапе это была победа не только Ющенко над Януковичем – это была победа в межрегиональном противостоянии, аналогичная той, которую северяне одержали над южанами в гражданской войне в США (1861-1865). Но этого не произошло. Вполне вероятно, что теперь Украину “качнет” в другую сторону… Очевидно, необходимо найти и предложить альтернативу такому положению дел. Иначе Украины, как государства в его нынешних границах, просто на долго не хватит.

 

Политики с такими предложениями не спешат. Между тем, такую альтернативу еще 70 лет предложил украинский эмигрант Юрий Лыпа – один из первых и, на сегодняшний день, один из наиболее значимых украинских геополитиков.

 

Справка

Юрий Иванович Лыпа родился 05.05.1900 г. в Одессе. В 1918-м – эмигрировал в Польшу, где в 1927 г. окончил медицинский факультет Познаньского университета. Занимался частной медицинской практикой в Варшаве. В то же время, активно писал для украинских эмигрантских изданий. По словам друзей, большинство пациентов Лыпы и не подозревали о его литературной и политологической работе.

Основы украинской геополитики изложил в трех работах: «Призначення України» (1938), «Чорноморська доктрина» (1940), «Розподіл Росії» (1941). Предисловие автора к последней книге датировано 22 июня 1941 г. Впрочем, война не оправдала ожиданий украинской эмиграции.

В 1943 г. Юрий Лыпа вернулся в Украину и стал врачом в УПА. 21.08.1944 г. был убит сотрудниками НКВД возле села Бунив Яворовского района Львовской области.

 

В ориентации на Восток или на Запад, в необходимости выбора между этими ориентирами, Лыпа видит вредную и враждебную Украине доктрину, наиболее подходящую для уничтожения Украины:

 

Прикладімо “схід-захід” до українського релігійного життя – і будемо мати релігійну війну, прикладімо “схід-захід” до політичних орієнтацій – і будемо мати вдячне поле до попису чужих агентів (поле деятельности для зарубежных агентов влияния. – Авт.) … будемо мати джерело українського пораженства, а не відчуття серединности.

 

По мнению Лыпы, Украина взяла слишком многое и от Востока и от Запада, чтобы выбирать между ними. Поэтому для нас более приемлема другая геополитическая ось – Север – Юг. Именно она является “підложжям” украинской государственности. С Юга в Украину пришло христианство, с Севера – варяжская династия.

 

Экспансию в южном – черноморском – направлении, выбрал сам народ в своих естественных устремлениях. В Причерноморье, Крым, на Северный Кавказ украинскую экспансию вели не только киевские князья и казачьи гетманы. Ее веками вел сам украинский народ в своих естественных устремлениях, ведомый своей интуицией.

 

Таким образом, к началу ХХ века сложились естественная южная граница Украины: северный берег Черного моря от устья Дуная до гор Кавказа. Впрочем, Лыпа предвидел, что государство должно защитить эти приобретения народа, иначе это украинское пространство может быть “заокруглено” соседями.

 

Экспансия на Юге, сдерживание на Севере – такой была украинская геополитика в продолжении многих веков.

 

Кстати, что касается северного направления, то наши гетманы от Хмельницкого до Мзаепы предъявляли царю претензии на Беларусь. А казацкий летописец Самийло Величко еще в 1710 г. отмечал, что территория казацко-руського народа распространяется, в частности, на Мстиславскую, Полоцкую, Витебскую земли “и вплоть до самого Вильно и Смоленска”. 

 

Обоснование своей доктрины Лыпа ищет не только в истории, но и в расположении плодородных земель, источников энергоносителей и полезных ископаемых. В этой связи он предрекал возникновение в Юго-восточных областях Украины нового политического центра (и, надо сказать, не ошибся!): 

 

Туди пливе хвиля українського активу. Найправдоподібніше, що й політичний центр нової України буде знаходитися в осередку цих теренів.

 

Особенно же геополитик проявлял внимание к транспортным коммуникациям:

 

Україна від початку існування осілого в ній населення і аж до нині була краєм, завжди зв’язаним з великими торгівельними магістралями. В будучині треба сподіватися скорше збільшення її значіння серед видатних геополітичних одностей світу.

 

Собственно, Украина изначально состоялась как транзитное государство. В этой связи Лыпа большое внимание уделяет готской экспансии в Причерноморье (IV-V вв.).

Ведь именно готы проложили главный торговый путь между Балтийским и Черным морями, который позже получил название “из варяг в греки”. Этот торговый путь – по рекам Днепр, Двина и Волхов – сыграл ключевую роль в становлении праукраинского государства. Возрастало его значение – соответственно, усиливалась роль Киева, как наиболее важного пункта на нем.

 

С установлением в Киеве норманнской династии (которая быстро ассимилировалась) начинается эпоха “великої торговельно-військової експансії українських земель”:

 

Три торгівельні магістралі мала держава київських великих князів. Найбільше знана з них – це путь “із варяг во греки”. Гречник – як зве його літописець… Взагалі, одним з головніших завдань київської держави було утримати в своїм володінні цю торговельну магістраль, найважливішу тоді на землях між Балтією і Уралом.

 

Друга путь, що схрещувалася з грецькою в Каневі, була Залозна путь, чи Залозник київського літопису. Сполучала вона Київ суходолом через Олешшя з Болгарією, уграми, нададріятичними державами, а також володіннями Візантії на Балканах.

 

Третя магістраль – Солона путь – ішла суходолом на південь, спочатку рівнобіжно до Гречника, а пізніш повертала на схід до Таврії, Дону й Волги.

 

Лыпа также отмечает, что “дві дочірні держави Києва – Великий Новгород над Балтією і Тмутаракань у дельті Кубані” были не только важными форпостами на этих путях, но и своего рода узловыми станциями, где пересекались “транспортные коридоры”.

 

Властиво, зміст кількасотлітньої експансії імперії Києва вкладається в здобування доступів до Руського (Чорного. – авт.) моря і в розвій головних торгівельних магістралей тих часів.

 

В данном контексте наиболее значимым было правление князя Святослава (964-972). Завоевания, совершенные этим “первым запорожцем”, привели к продолжению двух магистралей. Кроме того, разгромив Хазарию, он уничтожил конкурирующую торговую магистраль: 

 

Походом на Волгу й Закавказзя Святослав на кількасот років припізнює розвій Сандинавсько-Волзької магістралі, а тим самим припізнює й постання якоїсь визначної держави на цьому путі. Лише від XV-XVI ст. з розвоєм Московії ця магістраль набуває важливішого значення.

 

Друга серія походів Святослава – це продовження Залозника – походи на дунай, в глиб Балкан… Багатство цих країв і пожвавлена торгівля спокушали Святослава, цього українського Олександра Великого, до заснування нової столиці … у дельті Дунаю (Переяславець коло теперішньої Тульчі).

 

Впоследствии Богдан Хмельницкий, закладывая основы модерной украинской государственности, держал фронт на западе, балансируя между на оси Юг-Север: между Стамбулом и Москвою, а в последние годы жизни  – тяготел к союзу с Швецией. По этой же оси шла как транзитная, так и своя (чумацтво) торговля.

 

Не зможемо пояснити фінансової спроможності держави Хмельницького без запорозької скарбниці, опертої на використуванні чумацьких торгівельних магістралей.   Так само не зрозуміємо добре стратегічних, дуже прецизійних посувів великих князів (Святослава Завойовника), кошових (Іван Підкова) чи гетьманів, коли не візьмемо до уваги чумацької торгівельної стратегії.

 

Идя в ногу со временем (а местами даже заглядывая вперед), Юрий Лыпа отмечал важность становления автострад и воздушных маршрутов. Говоря о перспективах межконтинентального авиасообщения (которое в 1930-е еще проходило период становления) он предвидел важную роль Украины как транзитной страны между Европой и Китаем. В данном контексте он особо выделял Одессу и Крым.

 

Беручи українську геополітичну одність з лету літака, більше усвідомимо собі, що не багато речей в’яже цю одність виключно з Європою. З гирла Дніпра далеко ближчий до нас Єгипет, як Англія, а однаково віддалені Месопотамія, Німеччина, Москва та Італія.  

Коли переглядаємо сучасні повітряні лінії України, то мимоволі порівнюємо дуже довгу лінію Київ-Чернігів-Брянськ-Москва і дуже коротку гідропланову Одеса-Батум.

 

В контексте геополитических концепций Юрия Лыпы нынешние проблемы Украины отчасти можно объяснить переориентацией со “своей оси” Север-Юг на видение себя как моста между Востоком и Западом. Возможно, именно поэтому столь непропорционально большое внимание привлекает в себе нефтепровод Одесса-Броды. Ведь он пролегает по “извечной” украинской оси.

 

Однако Лыпа предостерегал от чрезмерного увлечения сугубо географическим фактором:

 

Самою географічною конечністю не можна окреслити перспектив… Мало мати догідні путі, ще треба мати відповідний характер, щоб використати ті путі.

 

Так, близость Атлантического океана сделала англо-саксов искусными мореходами, но близость Тихого океана не сделала таковыми китайцев.

 

Вообще, принципиальное отличие подхода Юрия Лыпы состоит в том, что он смотрит на Украину не через призму чужих концепций, а из нутра собственной нации. В этом контексте наработки Лыпы для нас интереснее, чем американца Бжезинского или россиянина Дугина. 

 

Что же касается нынешнего курса на интеграцию в европейские и евроатлантические структуры, то Юрий Лыпа (словно предвидя такое развитие событий) напутствовал потомков:

 

Європеїзм, західність лише як метода шукання свого “Я”, але ставання собою – як мета.

 

Дмитрий Шурхало, для “ОРД”

 

Версия для печати