ORD

Человек не терпит насилия!

Вы можете читать нас на следующих доменах:
ord-ua.info ord-ua.biz ord-ua.org

Убийство сына Плюща и другие истории

 

 

 

 

 

Украинское следствие и правосудие стало уродливым явно не сегодня. Достаточно вспомнить дела диссидентов советских времен и многочисленные судебные ощибки того времени. То, что происходит сейчас, имеет корни в нашем прошлом. В качестве примера мы расскажем об одном из первых «расстрельных» дел независимой Украины. Не так давно редакция получила письмо от Людмилы Борисовны Ивановой, матери человека, который якобы убил сына Ивана Плюща Вадима, был осужден и расстрелян. Цитируем письмо: «Помогите мне пересмотреть это кровавое дело в, которое произошло 15 лет назад, в Верховном суде Украины. 1, 2, 6 мая 2006 года по телеканалу К-1 шла передача «За глаза», в которой участвовал Иван Плющ. В конце передачи он рассказал ей, что когда однажды лечился в Феофании, встретил там человека, который сказал ему, что осудили и расстреляли человека, не причастного к убийству его сына. Это был народный заседатель, который участвовал в процессе над моим сыном (Бутрик или Пзнихиренко, фамилию Плющ не назвал).

В то время, когда убили его сына, Плющ занимал должность заместителя Председателя парламента Украины. Когда случилась эта трагедия, была поднята на ноги вся правоохранительная система страны. Искали убийц недолго. Не найдя их (а Плющ торопил их, боясь, чтобы не пострадала его репутация), остановились на моем сыне. Он показался следствию самым подходящим. Сын мой был знаком с Вадимом, он был у него реализатором по продаже дефицитных вещей, которые доставал Вадим. Он вел себя как хозяин Украины. Вадиму было все дозволено. Он возил молодых девушек за границу, зарабатывал на них валюту, которую отвозил отцу ( в то время это было запрещено). Он был морально и сексуально развращенным человеком, 8 томов следствия говорят о многом.

Его мама Надежда Дмитриевна перед судом просила моего сына Сашу не говорить о Вадиме ничего плохого, и пообещала сохранить ему жизнь. Но не сдержала своего слова и попросила Верховный Суд приговорить его к расстрелу.

У нас, родителей Александра возникли большие сомнения в ведении следственного разбирательства. Смена трех адвокатов, содержание в следственном изоляторе КГБ, как государственного преступника, ведения следствия республиканской прокуратурой и многое другое. Но обращаться за помощью было не к кому. Дело решалось в высоких инстанциях. Суд проходил по разработанному сценарию. Быстрота с которой был написан приговор – один день, это при восьмитомном деле, со множеством экспертиз и других материалов, подлежащих тщательной проверке. Мы посчитали, что приговор был написан заранее и его нужно было просто зачитать, ведь суд не обратил внимания даже на то, что основные свидетели по делу не явились в судебное заседание, что в деле обнаружилось множество странностей, которые необходимо было исследовать и устранить противоречия. Все это не помешало суду вынести смертный приговор. А следователи генеральной прокуратуры по особо важным делам Довгань И.М. и Гузырь В.П. обещали, что это будет показательный суд, с представителями общественности и прессы. Но увы, их не было.»

Такое вот письмо. Безусловно, к словам матери следует относиться с осторожностью, ей трудно поверить в то, что ее сын мог оказаться убийцей. Поэтому мы расскажем о том, уже подзабытом деле.

 

10 апреля 1991 года поздно вечером в Киеве, в доме по переулку Чекистов был убит сын первого зампреда Верховного Совета Украины Ивана Плюща. На теле Вадима Плюща было обнаружено «94 различных повреждения, возникших от 94 отдельных действий предметов». Было возбуждено уголовное дело № 60-245, которое было рассмотрено коллегией Верховного суда Украины во главе с председательствующей Завгородней А.Н.,  с участием прокурора Шевчука Н.Е., адвоката Мисевича О.З. и представителя потерпевшей Плющ Н. Д. в ее интересах адвоката Ковбасинской Г.В. рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению Иванова Александра Павловича, 25 мая 1963 года рождения, русского, со средним специальным образованием, женатого, имеющего на иждивении ребенка 1987 года рождения, военнообязанного, с июня 1990 года не работавшего, несудимого.

По ст.ст. 93 п.п. «а», «е», 142 ч.3 УК УССР

 

Коллегия установила:

 

«Используя доверительные товарищеские отношения с Плющом В.И., с целью лишения его жизни из корысти, 10 апреля 1991 года, около 19 часов, Иванов А.П, по телефону договорился о встрече с ним в его квартире. Приехав на автомашине «Жигули» к дому Плюща В.И., подсудимый с топором в сумке поднялся в указанную квартиру на 7 этаже, где тот проживал. В квартире Плющ В.И. потредовал немедленно возвратить 100 марок ФРГ, которые Иванов взял взаймы и своевременно не возвратил, как и долг в сумме 2000 рублей, при этом высказал намерение сообщить о долге его родителям, настаивал поехать с ним.

Поскольку Иванов А.П. заявил, что к родителям не поедет и его из квартиры не выпустит, Плющ В.И. взял для защиты имевшуюся в квартире шпагу.

Имея крупные суммы долга также другим лицам и не располагая средствами для их уплаты, с целью избавиться от долга Плющу В.И. и завладеть его имуществом, Иванов А.П. совершил разбойное нападение. Он нанес Плющу В.И. удар топором по  голове, подавив сопротивление, отобрал у него шпагу и стал ею бить потерпевшего.

В течение не менее получаса Иванов А.П. с особой жестокостью наносил удары топором и шпагой в различные части тела Плюща В.И., причинив колото-резаные и рубленые раны рук, груди, спины, ног, всего 94 ранения, царапин ,ссадин и кровоподтеков, из них 14 рубленых ран в области лба, левого и правого виска, теменной и теменно-затылочной области, повредив кости свода черепа, вещества головного мозга, от которых наступила смерть.

После совершения убийства Плюща В.И. подсудимый взял в квартире принадлежавшие Плющу В.И. фотоаппараты «Практика ЕЕ-2» стоимостью 655 руб.50 коп. и «Киев-19» — 300 руб., автомагнитолу «Санье» с 2 колонками – 632 руб., две импортного производства кожаные куртки – 1008 руб., всего на 2595 руб.50 коп. и сложил в сумку, которую дал ему ранее потерпевший. …Захлопнув на защелку дверь квартиры, Иванов А.П. с места происшествия скрылся.

В судебном заседании Иванов частично признал виновность, утверждает, что убил Плюща В.И. в драке.

Он показал, что 10 апреля после 19 часов приехал к дому Плюща В., поскольку он просил подвезти его на автомашине. С собой в квартиру взял сумку, в которой, кроме других предметов, находился топор. В квартире, дверь которой открыл Плющ В., снял кроссовки. В разговоре Плющ В. потребовал срочно возвратить ему 100 марок ФРГ, взятые им взаймы в декабре 1990 года. Марки, а также 2000 руб., которые взял у Плюща В. в долг в январе 1991 года, обязался отдать к 8 марта 1991 года. Далее Иванов показал, что он просил отсрочить уплату долга, но Плющ В. потребовал ехать к его родителям, чтобы сообщить о долге. В ответ он заявил Плющу, что из квартиры не уйдет и его не выпустит. В это время Плющ взял шпагу, а он достал из сумки топор.

Как пояснил Иванов, Плющ В. Ударил его кулаком в область правой брови. Перехватив руку Плюща В. Со шпагой, он стал наносить ему удары топором, затем колол шпагой. Не помнит, сколько нанес ударов потерпевшему этими орудиями.

В ванной смыл с себя кровь, тряпкой вытер кровь на полу. Снял с себя одежду, одел брюки, куртку, носки и туфли Плюща В. Свою одежду, испачканную кровью, топор положил в полиэтиленовый пакет, который взял на кухне. В сумку сложил две кожаные куртки черного и коричневого цвета, фотоаппарат «Практика», автомагнитолу с двумя колонками. Фотоаппарат «Киев-19» в квартире Плюща не брал. Дверь квартиры закрыл на защелку и ушел.

Спустя некоторое время, как показал Иванов, он приехал к брату Иванову К., вызвал его на улицу и отдал 200 рублей, заработанные при перевозке пассажиров. На обратном пути переоделся в свою одежду, а одежду потерпевшего, топор, свои окровавленные носки сложил в полиэтиленовый пакет и выбросил в воду Русановского залива. Поздно ночью постирал свою испачканную кровью одежду.

На следующий день, вечером, оставил у Линкова Г. сумку с похищенными у Плюща В. Предметами, а 12 апреля 1991 года по просьбе Линкова продал ему фотоаппарат «Практика –ЕЕ-2» и собственный «Киев-19» за 1500 руб. Из этих денег 1000 отдал долг Антрееву.»

 

Справка:

Плющ Вадим Иванович

 

20 лет. Образование высшее. Окончил Киевский государственный университет в 1984 году. Работал переводчиком на теплоходах в Черноморском пароходстве. В 1987 году возвратился в Киев. Работал методистом-переводчиком в Интурбюро. (Возможно, этим объясняется то, что Иванов сидел в СИЗО СБУ).Уволился в 1989 году. С тех пор фактически нигде не работал, пытался организовать торгово-посреднический кооператив «Максим», занимался изготовлением и продажей швейных изделий. Неоднократно в 1990-1991 годах выезжал в Польшу, занимался скупкой и перепродажей фотоаппаратуры, промышленных товаров, валютными операциями, в связи с чем имел обширный круг связей и знакомств. Не женат. Проживал в однокомнатной квартире.

(Сведения из справки от 17.05.91 г. Полученной Прокуратурой СССР).

 

(продолжение следует)

Станислав Речинский, «ОРД»

Версия для печати