ORD

Человек не терпит насилия!

Вы можете читать нас на следующих доменах:
ord-ua.info ord-ua.biz ord-ua.org

Донецкий клан: в начале «мокрых» дел

 

 

В интервью газете «Зеркало недели» премьер-министр Юлия Тимошенко достаточно интригующе оценила арест Бориса Колесникова: «Но раз уж Колесников арестован, то нужно решать, есть там состав преступления или нет. И тогда уже говорить, что это было: выборочное давление на «донецкую группу», или действительно со стороны Колесникова имело место нарушение закона. Но если это действительно было нарушение закона, то тогда в тюрьме должен быть далеко не один Колесников. И далеко не он должен быть первым.»

Выбор Колесникова действительно загадочен. Стоило ли начинать борьбу с коррупцией в высших эшелонах власти именно с «протестного» Донецкого региона? Не логичнее было бы начать, например, с «киевского клана», который не менее преступен и куда более опасен, чем клан донецкий? Да мало ли у нас вообще кланов, которыми можно заняться? Одна Киевская область чего стоит. Мы уж не говорим «за Одессу» или Днепропетровск. Но начали с Донецка. Однако, наверное, все объясняется намного проще. Да, вероятно, присутствовало некое «целеуказание». Но, позволим себе предположить, что цель была не одна. Властно-криминальные группировки у всех на слуху и не нужно быть специалистом, чтобы представить себе список «кандидатов на посадку». Однако, для «посадки» нужны основания. Заявления, свидетели, дела. Поди, посади Медведчука, с его армией адвокатов, купленных судей и прочих метастаз. Донецкие в этом смысле действовали всегда проще, не утруждая себя юридическими обоснованиями собственного беспредела. А тут еще и  потерпевший нашелся. Кстати, с потерпевшими и свидетелями все в порядке и их число постоянно пополняется, что радует. Но вернемся к высказыванию Юлии Владимировны. «В тюрьме должен быть далеко не один Колесников. И далеко не он должен быть первым». С этим нельзя не согласиться. В тюрьме действительно должен быть не один Борис Колесников. Серьезное «обследование» на предмет посадки должна пройти вся номенклатура Кучмы, включая тех, кто успел быстро сменить окрас. И Колесников в Донецке, конечно же, не первый «дон». По большому счету, он лишь «цветочек» на криминальном древе, которое взращивалось не один год. Взращивалось кровью и свинцом.

Беловоротничковый топ-менеджер «Люксовской» группировки Борис Колесников вероятно даже не знает, чьей кровью строилась банда, которая со временем успешно заменила собой областную власть. Вряд ли ему знакомы клички «Антип», «Бабела» или «Ваня Черный». Но, тем не менее, именно ради пришествия грядущего Колесникова они заряжали «стволы» и выезжали на «стрелки». Очень сложно проследить связь между такими уважаемыми и крупными предприятиями и организациями как Индустриальный союз Донбасса, «Регион», «Визави», АРС, Леман Коммодитес, Эмбролл-Украина, Данко, «Керамет» и каким-нибудь лидером ОПГ по кличке «Свинья». Но, тем не менее, она есть. И арест Колесникова, в какой-то степени, запоздалое, но возмездие и всем тем, кто до него терроризировал население Донецкого края.

 

История победившей преступности

 

Организованная преступность в Донецкой области возникла куда раньше, чем об этом заговорили в Москве не только правоохранители, но даже журналисты. В 1986 году в Донецке за совершение убийств и разбойных нападений были задержаны члены группировки, который возглавлял действующий сотрудник милиции Коновалов.  Связи Коновалова были весьма интересны. В частности, была выявлена крупная и разветвленная ОПГ, возглавляемая неким Ахатем Брагиным. Группировка уже тогда специализировалась на «вымогалове» в отношении нарождавшихся кооператоров и «цеховиков». Ближайшими соратниками Брагина были «Рябой» (Рябин), «Белый» (Морозов) и «Самсон» (Богданов). Уже в конце восьмидесятых группировка «держала» не только Донецк, но и многие города области. К началу девяностых годов группировка значительно разветвила свою структуру и существенно пополнилась за счет бывших спортсменов, промышлявших охраной «лохотронщиков», «наперсточников»  и карточных шулеров. В тоже время, одновременно с рэкетирским «движняком» в области активно работала и «черная масть». Воровское направление возглавляли такие граждане как «Свинья» (Фищук), «Ордели» (Долидзе), «Бек» (Джамалов), «Сява» (Галушкин), «Крымский» (Дутко), «Седой» (Минайлук) и другие. Воры также стремились контролировать коммерческие структуры, требуя свои 25, а иногда и более процентов. Следует заметить, что уже тогда началось размежевание донецкого криминалитета на несколько этнических групп – татарскую, еврейскую, кавказскую  и славянскую. До поры до времени это размежевание было весьма условным, но позже оно выльется в своего рода кастовое разделение донецкой преступности.

В 1991 году новосозданным УБОПом (еще не носящим такого названия) были выявлены и поставлены на учет наиболее активные ОПГ области. Их оказалось на удивление много. В одном Донецке их насчитывалось девять, в Мариуполе – три, в Макеевке, Шахтерске, Горловке, Краматорске и Константиновке по две, в Артемовске, Енакиево, Славянске, Селидово, Доброполье, Ясиноватой, Харцызске и Торезе по одной. Было очевидно, что такому числу ОПГ на территории области очень скоро станет невыносимо тесно и начнется большая война. Победит в ней группировка Ахатя Брагина. Но он не успеет этому порадоваться.

Брагин был весьма умным человеком и умел совмещать в своей группировке казалось бы, несовместимые манеры «движняка» и воровские «понятия». У Брагина и Рябина до середины 1992 года были хорошие контакты с уголовными авторитетами того времени – «ворами в законе» «Культяпым» (Фролов), «Красюком» (Мазуркевичем), «Полтавой» (Дрибный), «Целкой» (Авциным), «Чириком» (Брагинским) и другими. Но отношения эти обострились к 1992 году, к началу большого донецкого беспредела.

«Люксовскую» группировку зачинал вовсе не татарин Ахать Брагин, а еврей Яков Кранц. Он был основателем акционерного предприятия «Люкс», которое сначала занималось как и все банальным «купи-продай», но затем стало стремительно расширять сферу своей деятельности и наращивать обороты. Одно время Кранц и Брагин мирно сотрудничали в качестве предпринимателя и его «крыши». Но в ноябре 1992 года Кранца убивают, а место директора «Люкса» занимает Брагин. Именно Брагин начал консолидировать вокруг «Люкса» криминальные структуры региона. В его нарождающуюся империю вошли такие авторитеты как Мартиросян, Антипенко, Морозов, Ханча, Щербина, Данилов, Троянов, Пеньковцев, Васильев, Шпортюк, Соломко, Колмыков.

В тоже время начал формироваться «еврейско-кавказский» клан, имевший поддержку «пиковых» воров в законе. В конце 1992 года, начале 1993 в Донецке началась большая война. По свидетельствам очевидцам, выстрелы и взрывы звучали на улицах Донецка чуть ли не ежедневно, убийства в криминальной хронике газеты были регулярны как сводки Совинформбюро.

Из крупных лидеров ОПГ в 1993-94 годах были убиты Джамалов, Акопян, Фролов, Бимбат, Брагинский, Дворный, Минайлук, Дудко. Происходят неудавшиеся покушения на убийство Брагина и Богданова. Уничтожается множество крупных бизнесменов области, таких как председатель МП «Пегас» Бухман, директор МЧП «Тимур» Толебаев, вице-президент АО «Моздок-ЛТД» Гледов, директор СП «Универсал-Импекс» Лашин, директор МП «Эдельвейс» Бузаров, президент АО «Данко» Момот, депутат ВР Евгений Щербань, генеральный директор СП «Металлург» Абрамзон, председатель Шахтерского горисполкома Шелудько и другие.

После убийства Фролова и Брагинского за пределы Украины уезжают их ближайшие «сотрудники» — крестный по воровской линии Фролова – Мазуркевич, Чарфас, Рябин, Кушнир, Стельмашенко, Череватенко, Галсятн, Мизевич и другие.

В бандитской войне одержала победу «Люксовская» группировка Брагина. И хотя выстрелы в Донецкой области будут постоянно звучать еще до 1998 года, и будут убиты и сам Брагин, и братья Богдановы, и Рябин с Кушниром, именно «Люкс» станет тем экономико-властно-криминальным конгломератом, который превратит Донецкую область в криминальную автономию Украины.

(продолжение следует)

Станислав Речинский, “ОРД”

Версия для печати